Warning: Missing argument 3 for GetSources(), called in /var/www/u1238823/data/www/stephenking.ru/fanfics/index.php on line 743 and defined in /var/www/u1238823/data/www/stephenking.ru/fanfics/index.php on line 351
Михаил Павлов. Тьма между звезд - Фэнфики - Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга
Стивен Кинг.ру - Фэнфики
а знаете ли вы, что…
ПерсонажиКаталог раздела "Персонажи" содержит около полутора тысяч "карточек" персонажей различных произведений Стивена Кинга. По многим произведениям собраны полные списки действующих и упомянутых в них лиц.
цитата
In this world, you have to pay as you go. Usually a lot. Sometimes all you have.
Михаил Павлов
"Тьма между звезд"
2008
Страница: 1 2 3  < предыдущая | следующая >
  • Название: Тьма между звезд
  • Год создания: 2008
  • Основан на произведениях/фильмах:
  • Конкурсы:
  • Рецензий читателей: пока нетРецензии читателей на фэнфик "Тьма между звезд"
  • Загрузить в виде файла:
    Загрузить ff2008_31.pdf



9
Вулканические взрывы крови и гноя...
Вопли ликующей боли...
Поля, засыпанные расчлененными трупами...
Кто-то думал, что с Этим можно сражаться...
Разложение...
Погибли все и гибнут до сих пор!
Зачем трахать, если можно убить?
Ибо Смерть вечна, как вечна Пустота и Тьма меж звезд...
Стервятники, в ужасе разлетающиеся от груд мертвых тел и падающие еще в полете...
Зачем нам трахать тебя, если мы можем убить тебя?
Сотни глоток кричат...
Тебя и твоего мужа.
Гнев, страх, яркий свет...
Бессмыслица топора...
Ибо Смерть вечна!
Смешение, смещение, разрыв...
Тебя и твою дочь.
Раны... Рвота...
Разложение мысли...
Кто-то пытался убежать...
Ты гниешь...
Зачем же трахать, если можно убить?!
Сотни улыбок, с которых стекает кровь...
Вы гниете...
Волны, вспышки, грохот...
Тишина.
Шаги.

10
Кевин поднял глаза вверх. Над ним было небо, исчерченное двумя черными пальцами
фабричного дыма. Низко пролетал четырехкрылый самолет, волоча за собой какой-то
длинный рекламный плакат. Кевин рывком встал, по всей коже выступил пот, и взгляд на
мгновение померк... Темная болотная слабость... Ладонь оперлась о сырую кирпичную стену,
через несколько секунд Кевин вздохнул и огляделся, не веря себе. Он стоял в каком-то
узеньком переулке, и два здания (какие высокие!) будто напирали на него с двух сторон.
Впереди слышались пронзительные гудки автомобилей, шелест молчаливо спешащих толп,
крики газетчиков... "О, Боже, это Нью-Йорк..." - понял Кевин и вновь евда не упал. К горлу
подкатила тошнота, но это не было обычной тошнотой, подумал Кевин, это было оно,
жидкая рука...
Он совсем не помнил, как покинул поезд и, тем более, забрел сюда. Какой это вобще
район? Ведь Нью-Йорк огромен... Бруклин? Может быть, Бронкс? Кевину раньше не
приходилось посещать Большое Яблоко, он вообще боялся больших городов... Но теперь ему
стало по-настоящему страшно. Стали приходить воспоминания о жутком горячечном бреде
прошлой ночи. Он вспомнил, что на утро кто-то сидел на соседней койке в одном с ним купе.
Незнакомец словно спал, свесив голову на грудь, закутавшись в какие-то мешковатые
обноски. Словно спал, да?.. Но Кевин уже знал, что сосед мертв, как мертва брошенная
марионетка. Зачем Кевин смахнул с незнакомца нахлабученную на глаза кепку? Кепка упала
на колени, человек не двинулся, не поднял головы, он и в правду был мертв. И еще это была
женщина. Кевин только теперь осознал, что на голове у него нет его шляпы, с ним нет его
вещей, нет товара. И не это было самым плохим...
Где-то в глубине себя самого он все время слышал бормочущий хриплый голос.

11
Кевин О'Молли, мужчина тридцати девяти лет, американец, уроженец тихого города
Гранд-Айленд в штате кукурузных листьев, как называют Небраску, пять последних лет
отдавший низкооплачиваемой работе коммивояжера, брел по грязной улице Нью-Йорка,
вдыхал зловоние Нью-Йорка и думал о своей жене и детях, их у него было семеро. И они по-
настоящему ждали его, он это чувствовал. Впервые за свою жизнь Кевин, почувствовал своих
детей. И захотел к ним. Он плакал. Он сквернословил, пытаясь заглушить голос, рычал,
вскрикивал. Плакал как ребенок. Потому что уже понимал, что не может вернуться домой.
Нет, сэр. Только не он.
Эта тварь в нем, она не была разумна. Она сводила с ума, это точно, но и сама была
сумасшедшей. Дьявол, это была самая суть безумия! Болезнь, которой страдал не столько
мозг, сколько сама реальность. Но у этой штуки были и желания. Она хотела, чтобы Кевин
шел. Куда угодно! К примеру, к родным, по которым он внезапно так заскучал... Возможно,
оно само и вытащило на свет Божий любовь Кевина к своей семье, чтобы заставить его идти.
Впрочем, у него были и иные методы принуждения. Например, боль.
И Кевин сгибался оттого, что что-то разрывалось в животе. Его ребра выворачивались,
кожа сползала с лица, нечем становилось дышать, яички сами собой сжимались, как в
тисках... Кевин шел, но шел не туда, куда хотело его безумие... Безмозглая тварь не понимала,
зачем и куда, знала только, что ее обманывают, потому что это знал Кевин. Она читала его
мысли, но едва разбиралась в них. О, она ненавидела его мысли, она давила их, как червей...
А они расползались, прятались...
Он не хотел такой участи для своих детей.
Не хотел!
Нет, сэр. Только не он.
Уже расползалось багряное пятно заката, Кевин стоял наШестьдесят первой улице и
задирал голову, высматривая окончание гигантского здания с множеством окон. Отель
"Дельфин". Нечто, засевшее в Кевине с прошлой ночи, затаилось. Оно и хотело сюда и нет.
Там было много людей, это хорошо, но и что-то было не так... Был какой-то подвох...
Улыбаясь, как улыбался Девид Кмиревич перед тем, как размозжить голову о ступени на
лестнице борделя, Кевин двинулся к швейцару, стоящему у дверей. День в Нью-Йорке
сильно изменил и без того не слишком-то обеспеченный вид Кевина О'Молли: дешевое
пальто ободралось, брюки были замараны в грязи по колени, встрепанные волосы,
искусанные в кровь губы, растянутые в наполненной каким-то зловещим счастьем улыбке.
Совершенно ясно, что швейцар в роскошной черной с золотом форме должен был преградить
наглецу путь. И он преградил. На секунду. А потом отпрянул, белый как мел, с дрожащим
ртом. Фуражка слетела с его головы от резкого движения и плюхнулась в лужицу. Швейцар
не заметил этого, продолжая глядеть на незнакомца выпученными глазами. Кевин прошел
мимо него и в первый и последний раз коснулся дверей отеля "Дельфин", распахивая их
перед собой.

12
Тусклый желтый свет отраженного от обоев заходящего солнца покрывал его с головы до
пят. Он лежал не раздеваясь на оранжевом покрывале большой двуспальной постели в
спальне номера, который был ему не по карману. Ему просто нужно было спрятаться. И
поспать. Последние годы он стал страдать бессонницей, что, впрочем, не удивительно для
мужчины его возраста. Словом, работая коммивояжером и торгуя швейными машинками, он
всегда возил с собой упаковку снотворного. Тоже, кстати, весьма дорогое удовольствие, да и
результат весьма эфемерный. Такой сон не приносил отдохновения, но все же был сном.
Конечно, Кевин никогда не клал таблетки в пальто, они всегда были в одном из его старых
чемоданов. Вещи утеряны, а снотворное оказалось во внутреннем кармане пальто. Одному
Богу известно, как.
Теперь пустая упаковка лежала на прикроватном столике, рядом с полупустым кувшином
для воды.

13
Разложение...
Зачем трахать, если можно убить?
Смердящие трупы богов...
Течение, водоворот, желтое болото...
Живые камни, живые реки, живая пустота...
Кровь на алтарях...
Сопротивление, преодоление, разрушение...
Безумие на алтарях...
Каждая частица твоего тела желает лишь одного - распасться.
Искажение...
Заперт! Заперт! Клетка!
Ты гниешь...

14
С комнатой что-то происходило.
Бестия выползла из Кевина и превратилась в кровать, а кровать стала трепещущим
оранжевым языком, исходящим слюной. Оно текло дальше, пропитывая собой ковер,
заставляя двигаться каждую ворсинку. В каждой ворсинке была отдельная бессмысленная
жизнь, и Кевин чувствовал это, ибо безумие тащило его сознание за собой. По стенам
пробегали мягкие тошнотворные судороги, там под обоями угадывались очертания больших
(с руку величиной) личинок, они шевелились, переползая вслепую со стен на потолок и
обратно. В гостинной оседал письменный стол, рывками уходя в жидкий чавкающий пол. На
все это глядели пустые картины. На них ничего уже не изображалось, просто сменяющиеся с
морганием цвета: зеленый, желтый, оранжевый, красный, черный, желтый, желтый...
Кевин уже не мог думать о своих детях. Он не помнил их.
Он хотел только одного: встать и убежать отсюда. Рассеять это зло повсюду, плевать.
Главное, чтобы его стало меньше в нем, хоть на каплю. Да, каплю... Яростно желтого цвета
яда... Капля кислоты, прожигающая сосуд, стол, подставленную ладонь... Что-то
вдавливается в мысли, мелко шевеля миллионами крохотных ножек, волочащих тяжелое
белесое тело...
И внезапно Кевин увидел издалека оставленный дом. Его дом. Его жену. Его семерых
детей. Коснулся каждого взглядом, каждого назвал по имени. И тело его, отравленное
смертельной дозой снотворного, прекратило, наконец, жить.

15
Высокие темно синие волны поднимались и опадали. Хотя нет, не опадали. Волны
двигались, поднимались, но не меняли своего расположения по отношению к борту парохода.
Волны замерли в движении. И это было гнусно, потому что волны были нарисованными.
Ветра не было. Невдалеке стояла женщина, чем-то смутно знакомая, и глядела вдаль, где
темнело мертвое штормовое небо. Мужчина средних лет блуждал по палубе, как пьяный,
бормоча под нос чьи-то имена.
Девид Кмиревич больше не улыбался. Он все понял. Даже если оно выйдет из тебя, оно
никогда не выйдет из тебя. Даже если ты выйдешь из него, ты никогда не покинешь его.
Девид слышал, как где-то скрежещет ключ, и щелкает замок. Кмиревич махал руками и
кричал, пытаясь предупредить. Сейчас все проснется, сейчас все задышит. Сейчас все станет
умирать. Сейчас придет оно, что-то действительно страшное.
Тихо закрылась дверь. В номере 1408 появился новый постоялец.

Кевин О'Молли

Страница: 1 2 3  < предыдущая | следующая >
© Михаил Павлов, 2008


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
Шедевр.Паралель к "Долорес Клейборн"(видимо Кинг изначально задумывал написать обе книги с проведенной между ними нитями смысла),я даже подумал что это два разных мира, как в "Талисмане" и героиня (черт,забыл имя) "Игры" и Долорес две половинки одного целого.
ZOMBI



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика