Warning: Missing argument 3 for GetSources(), called in /var/www/u1238823/data/www/stephenking.ru/fanfics/index.php on line 743 and defined in /var/www/u1238823/data/www/stephenking.ru/fanfics/index.php on line 351
Екатерина Андреева. Горемыка - Фэнфики - Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга
Стивен Кинг.ру - Фэнфики
а знаете ли вы, что…

НаградыПолный список литературных премий, полученных Стивеном Кингом за свои произведения (а также перечень номинаций), доступен в разделе "Награды"!

цитата
Мухи уже облепили тела Куджо и шерифа Баннермэна, мужа Виктории и отца Кэтрин. Это были демократические мухи - они не делали различий между псом и полицейским.
Стивен Кинг. "Куджо"
Екатерина Андреева
"Горемыка"
2010
Страница: 1 2 3 4  < предыдущая | следующая >


Вообще, время работало на него. Кости срастались, ожоги заживали.
А Павел надеялся, надеялся и ждал.


8

И дождался!
Однажды днем Энни навестил участковый. Вернее, участковая-женщина. Повод был пустяковый – кто-то из соседей - не цыганского происхождения - нажаловался на кошек. Или на жестокое обращение с ними. У многих вид был совершенно жуткий, а по округе они бродили фактически стаями. И не трудно было догадаться, чьи это кошки.
До этого никто не приходил, ни разу. И Энни, услышав стук в дверь, предусмотрительно заткнула ему рот тряпкой и примотала руки скотчем к спинкам кровати (наручники были одни, и истрачены на ногу). Поскольку действовала она второпях, получилось некачественно. Павел умудрился освободить рот и принялся звать на помощь.
Не слушая отговорки о пьяном сожителе, милиционерша отодвинула Энни и вошла в комнату.
- Эй, да это же Павел Шелехов! Мой любимый писатель! Вы пишете про Горемыку, я ее обожаю. Я сразу узнала вас по фото. Павел, вы в розыске. Так, Вилкина, - она повернулась, вытаскивая из-за пояса наручники.
- Берегись! – заорал Павел. Но было поздно. Участковая поплатилась за свой непрофессионализм. Оглушенная бейсбольной битой, затем она получила по горлу острым ножом.
Павел в шоке наблюдал, как она хрипела и корчилась в луже крови, потом затихла. Вместе с ним равнодушно наблюдали кошки.
- Посмотри, что ты наделал, - сказала Энни ледяным тоном. Выглядела она совершенно невозмутимой.


9

Энни уволокла труп и отмыла следы крови. Затем исчезла на пару часов.
Когда она, вернувшись, вошла в комнату к Павлу, в руках у нее был кошмарного вида секатор. Острый.
- Я вынуждена тебя наказать. Этим я обычно кастрирую котов. Теперь придется опробовать инструмент на тебе.
- Не надо, Энни. Я все понял и больше так не буду. Подумай, я просто не смогу писать после такой травмы. – Павле старался говорить спокойно, без паники в голосе. И смотреть ей прямо в глаза.
- Почему же, писать ты как раз сможешь прекрасно. А вот кое-что другое – нет. А я так надеялась этим заняться, когда ты поправишься! То есть, сейчас и речи быть не может, я слишком на тебя злюсь. Но, когда закончишь книгу, тебя ожидает награда.
Павел опешил. Раньше она даже не намекала на романтические отношения. Ни слова о сексе. Он подозревал, что Энни сперва в него влюбилась, и благодарил бога, что она никак это не показывала. Мысль о сексе с ней вызывала у него приступы тошноты. Он предпочел бы любой, самый тяжелый перелом. Но навсегда лишиться члена – это слишком.
Энни продолжила.
- Поэтому я решила, что кастрировать тебя не буду. А в качестве наказания ампутирую палец на левой руке. Сопротивляться бесполезно, ты знаешь.
Она положила секатор на стол, достала из кармана шприц. Склонилась над ним и молниеносно воткнула иглу в предплечье. Достала из другого кармана деревяшку, сунула ему в зубы.
- Прикуси это. Чтобы наказание принесло пользу, я вколола не обезбаливающее, а парализатор. Через десять минут приступим.
«Наказание» прошло успешно. Она откусила большой палец секатором, залила рану спиртом и… прижгла раскаленной железякой!
Боль была невыносимой. Павел потерял сознание, под аккомпанемент мерзкого кошачьего мява.


10

В последующие дни мучения продолжились – и физические, и моральные. Павел не бунтовал, печатал книгу. Но для себя решил – все, надо выбираться любой ценой.
И наконец ему повезло. Вернее, дело было не только в везении. Всю операцию Павел тщательно спланировал и подготовил.
- Энни, книга почти закончена! – торжественно объявил он однажды вечером, когда Энни сидела перед телевизором. - Через час будет поставлена точка в последней главе! Но у меня просьба, чтобы все получилось, мне требуются тишина и одиночество. Не могла бы ты…
- Чудесно! – обрадовалась Энни. В последние дни Павел вел себя как паинька и усыпил ее бдительность. – Хорошо, я ухожу, и вернусь через час.
- И еще… Может, ты ненадолго выпустишь кошек? Они отвлекают и мешают сосредоточиться.
Энни задумалась. О таком он никогда не просил. Но кошки действительно сегодня были чрезвычайно активны. Кивнула: мол, так и быть. Удалилась, вместе со своими зомбированными кошками, и Павел приступил к первой фазе освобождения. Он вытащил из пишущей машинки опробованную заранее проволочную детальку, перегнулся вперед, к ноге, и принялся ковыряться в наручнике. Он долго тренировался, и сегодня наступил час икс. Механизм обязан был поддаться! Павел нервно прислушивался к звукам за дверью и, стараясь не паниковать, упорно ворочал проволочкой в замке. И вот наручник щелкнул, расстегнулся.
Павел накинул одеяло на ноги, сложил стопочкой заранее напечатанные листы (концовка уже была дописана, и какая!) и стал ждать.
Часов в комнате не было, но чувство времени у Павла здорово обострилось за эти дни. По его подсчетам, час почти прошел.
Шаги… Открылась дверь, вошла Энни.
- Все готово. Не могу дождаться, когда ты прочитаешь. Ты знаешь, Энни, твое мнение очень важно для меня.
Энни смущенно улыбнулась.
- Я уверена, конец будет отличный! Горемыка вспомнила своего мужа, правда? Стой! Не говори, я хочу сама прочитать!
Павел протянул ей пачку, и, как бы случайно, выронил. Листы разлетелись по полу. Энни бросила на Павла укоризненный взгляд, но ничего не сказала – настроение у нее было просто замечательное. Нагнулась, чтобы собрать листы. И тут Павел изо всех сил огрел ее машинкой по затылку!
Энни покачнулась, но не упала. Повернулась к нему, пошатываясь.
- Ах ты скотина!
Набросилась с кулаками.
Павел ударил ее машинкой в лицо. Затем еще раз. Энни обмякла, рухнула на пол. Выбрался из кровати и пополз к дверям, оглядываясь (встать на ноги он по-прежнему был не в состоянии, попробовал – и взвыл от боли). Хорошо, что она не притащила кошек назад, как он и надеялся. Ползти меж этих непредсказуемых тварей по полу, по их территории, было бы опасно. Хотя вряд ли они были опаснее, чем Энни. Оказался в прихожей. Тут была пара кошек, но они вяло дремали. Одна приоткрыла глаза, зашипела, но не сдвинулась с места. Павел добрался до входной двери, приподнялся, опираясь на косяк. Дернул за ручку. Черт, заперто! Ну конечно! Как он мог забыть про ключи! Пополз назад в комнату, принялся рыться в карманах у Энни. И только он нащупал ключи, как она очнулась. Треснула его по ноге, вцепилась в горло.
Дальнейшее Павел помнил смутно. Они дрались, катаясь по полу. Каким-то образом Павлу удалось одержать верх, снова оглушив ее. Он выполз в прихожую, кое-как одолел замок на входной двери, упал на крыльцо. Глаза заливала кровь. Переломы жутко болели. Тошнило. Он чувствовал, что вот-вот потеряет сознание.
Стояли сумерки, и темнота быстро сгущалась. Улица пустовала, ни единого человека. Кирпичные цыганские дома прятались за высокими заборами. На дороге ни одной машины. Павел попытался закричать, но получился лишь сдавленный хрип. Дышать вообще было тяжело – Энни чуть его не придушила.
Он пополз от дома, стараясь не отключиться. Надо было поскорее добраться до людей. Энни могла очнуться в любой момент.
Невдалеке вроде бы показалась чья-то фигура. Или просто тень? Павел пополз быстрее, пытаясь кричать, но безуспешно. Фигура, пошатываясь, двигалась в его направлении. Какой-то алкаш, ну да наплевать – сейчас он был рад кому угодно. Они поравнялись, прямо посреди дороги, на проезжей части. В сером сумеречном свете Павел разглядел изодранные, в пятнах, юбку и рубашку. Шея… с ужасным черным шрамом. Лицо – опухшее, в кошмарных ссадинах и кровоподтеках, фактически месиво. Свалявшиеся волосы. И похоже, в волосах земля, земля и грязь на лице... Стеклянный взгляд. Участковая!
- А-а-а… Э-у… - нечленораздельно произнесла она, покачиваясь. Потянулась к нему руками…
Павел потерял сознание.


11

Очнулся он на больничной койке. Белый потолок. Окно, за окном светло, солнечно. Чистая небольшая палата. У кровати – система жизнеобеспечения. В руку воткнута капельница.
Тут что-то запиликало, и в палату вошел молодой врач.
- Наконец-то вы очнулись, Павел, - сказал он, улыбаясь. Быстро взглянул на показания приборов.
- Где я?
- Вы в больнице, не волнуйтесь. Теперь все будет хорошо. Переломы срастаются, раны заживают. Там ваша жена, она третьи сутки ночует в больнице. Позвать ее?
Бывшая жена, ну надо же! Значит, она точно к нему вернется! Павел ощутил какую-то солнечную радость. И огромное облегчение. Но все же… Неужели все позади, хэппи-энд?
- Так позвать?
- Нет… То есть да… Доктор, скажите сначала, а как я попал в больницу? То есть где меня нашли? Случайно не знаете?
- Случайно знаю. Это целая история. К вам еще придут из милиции – с вопросами. Нашли вас, когда некая Анна Вилкина пыталась закопать вас на свалке, кстати, не так далеко от отсюда. Вас привезли к нам, а ее в психиатрическую больницу. Так что бояться вам нечего. Анна Вилкина раньше работала у нас медсестрой. Можно сказать, знаменитая на всю больницу личность. В психиатрической с ней тоже хорошо знакомы. Ну так что, я зову вашу жену?
Павел улыбнулся и кивнул.
- Учтите, ненадолго.
Похоже, врач знал, что Павел Шелехов известный писатель. Хотя вряд ли читал его книги.
Произошло счастливое воссоединение с женой, поцелуи, слезы… На принесенный ею сотовый начали звонить друзья, коллеги из издательства, с телевидения. Потом его осмотрел врач, последовали какие-то уколы, процедуры. День пролетел быстро.
Павлу не верилось, что кошмар позади. В голове вертелись почему-то мысли о Горемыке, о последней книге, оставшейся в «доме ужаса», и он жалел, что книга никогда не увидит свет… Как ни странно, ему понравилось ее писать, и понравился результат. А концовка была просто гениальной, шедевр черного юмора. Хотя для сериала пришлось бы переделать…
Глаза слипались, Павел медленно проваливался в сон…

Страница: 1 2 3 4  < предыдущая | следующая >
© Екатерина Андреева, 2010


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
как бы это выразиться - видимо "улыбнуло"
Cat_Ush



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика