Warning: Missing argument 3 for GetSources(), called in /var/www/u1238823/data/www/stephenking.ru/fanfics/index.php on line 743 and defined in /var/www/u1238823/data/www/stephenking.ru/fanfics/index.php on line 351
Екатерина Андреева. Горемыка - Фэнфики - Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга
Стивен Кинг.ру - Фэнфики
а знаете ли вы, что…
ИспытанияОценить свои знания книг Стивена Кинга вы можете в разделе "Испытания"! Вас ждет почти два десятка различных испытаний - от погружения во "Вселенную Темной Башни", до проверки общих знаний о любимом авторе ("Фэн или не фэн?")...
цитата
Она снова начала рыдать. Слезы служили ей обороной, так же как матери защитой: нежное оружие, которое парализует и превращает доброту и нежность в неизбежные прорехи в вышей обороне.
Стивен Кинг. "Оно"
Екатерина Андреева
"Горемыка"
2010
Страница: 1 2 3 4  < предыдущая | следующая >


Так тянулось уже с неделю.
- Не могу же я вечно злоупотреблять вашим гостеприимством! Давайте назначим дату, когда я отправлюсь домой, - убеждал Павел.
И, к своей безграничной радости, он сумел уговорить ее! «Датой» назначили эфир последней серии «Горемыки». Договорились, что затем она купит книгу, Павел оставит автограф – и получит долгожданную свободу.
События в сериале набирали скорость. Вот Горемыка уже в больнице, готовится к донорству. Последней серии Энни ожидала с нетерпением. Но развязка поразила ее так, как Павел и представить себе не мог. Да уж, к смерти любимой героини Энни оказалась не готова.


5

Несмотря на жуткую болтливость, сериал Энни всегда смотрела молча.
Просмотр последней серии исключением не был. Энни сидела рядом с кроватью Павла, уставившись на экран, ловя каждое слово героев. Павел задремал, то ли монотонное бормотание телевизора его усыпило, то ли в еде опять было снотворное, - Энни почему-то часто «лечила» его таким образом.
Проснулся он от воплей, кошачьих и человеческих, и от грохота. Энни носилась по комнате из угла в угол, натыкаясь на котов и расшвыривая их ногами. Кошаки шипели, мяукали, некоторые взмывали в воздух, поддетые ногой, и с глухим стуком шлепались на пол. Энии хватала все, что под руку подвернется – миски, ложки и вилки со стола, подушки, пульт от телевизора - и швыряла об стены.
- Как ты мог! Как ты мог, урод! Ты убил ее!
В первый момент Павел даже не понял, что она обращается к нему. Раньше она всегда была с ним «на Вы». И никогда Павел не видел ее такой разъяренной.
Ее волосы были всклокочены, глаза налились кровью, лицо перекосила злобная гримаса. Вот она оказалась у его кровати, на этот раз с чайником в руке. Из чайника шел пар.
- Как ты мог! Паршивый убийца!
- Но, Энни, это же просто кино. На самом деле никто не умер. Не надо так переживать.
- Заткнись! Как ты смеешь! Для тебя это кино, да? Книжка? Игрушка? Я жила ее жизнью! Жизнью Мэри Горемыки! Для меня она настоящая! Ты не просто ее убил, ты убил меня!
- Энни, я очень сожалею! Но ты же знаешь, в жизни тоже такое бывает! В настоящей жизни Маша действительно могла умереть. И ведь она принесла себя в жертву, умерла достойно. Ты должна ей гордиться.
- Но она могла и выжить! Ты убил ее! Сейчас ты у меня «умрешь достойно»! – И в ярости она плеснула из чайника ему в лицо!
Павел инстинктивно закрылся руками, но опоздал. Кипяток ошпарил щеку, лоб, нос, попал и на плечо, и на руки. Павел закричал от боли, затряс головой.
- Видишь, что ты наделал! – заорала Энни, бросила чайник на стол и выскочила из комнаты.
Павел стиснул зубы, стараясь не кричать. Было очень больно. И он, конечно, встать с кровати не мог.
Хлопнула входная дверь – Энни ушла из дома.


6

Энни отсутствовала несколько часов. Вернулась глубокой ночью. Вошла в комнату, ничего не говоря. Павел весь напрягся, готовясь защищаться. Был уверен – она решила его прикончить. Но Энни просто обработала ожоги. Молча. Так же молча вышла.
Весь следующий день она не проронила ни слова, не смотря на все попытки Павла завязать разговор. Как обычно, кормила, перевязывала его, выносила утку, вкалывала обезбаливающее. Лицо ее было непроницаемо, как каменная маска.
К вечеру ее настроение переменилось. Она зашла в комнату, как обычно, к началу сериала, но телевизор не стала включать – ни к чему, раз сериал закончился.
- Я знаю, что ты должен сделать, чтобы искупить свою вину, - сказала она ровным, спокойным тоном. – Ты напишешь продолжение. Мэри Горемыка должна жить. Не знаю, как ты это сделаешь, думай сам. Но пиши быстро, моего терпения надолго не хватит.
С этими словами она резко размахнулась и ударила его по загипсованной ноге, ударила со страшной силой. Павел взвыл от дикой боли, перед глазами потемнело. Энни подождала, пока он придет в себя, и спокойно продолжила:
- Сюжет должен быть правдоподобным. Чтобы никаких там: а утром она проснулась, живая и здоровая. Ты согласен? – она угрожающе замахнулась.
- Да, да, я напишу! – прохрипел Павел. Спорить с сумасшедшей было бесполезно. – Но… Как я буду работать? Мне нужен мой ноутбук. Может, ты отпустишь меня ненадолго, я съезжу за ним…
Энни расхохоталась, кошмарным, булькающим смехом.
- Ты держишь меня за дуру?
И, так же внезапно, кулак опустился на его вторую ногу!
Павел снова взвыл, проваливаясь в темную пещеру боли. Энни развернулась и вышла.
Вскоре она вернулась и бросила на кровать ноутбук, грязный и переломленный пополам.
- Твой ноутбук вылетел через лобовое стекло. Я сразу же пробовала включить его. Не работает.
- Еще бы, конечно не работает, - согласился Павел. – И что…
Она нетерпеливо перебила:
- У меня есть старая пишущая машинка. Дедушкина. Сейчас принесу. И поторопись, я не смогу ждать долго.
- Мне печатать сейчас? Ночью?
- Да, сейчас!
Минут через десять она вернулась с допотопной пишущей машинкой и пачкой бумаги. Организовала импровизированное рабочее место, усадив его с подложенной под спину подушкой и взгромоздив на кровать странноватую конструкцию, нечто среднее между доской и столиком.
Когда машинка оказалась перед ним, а Энни на секунду отвернулась, Павел схватил машинку (тяжелая, черт!) и изо всех сил ударил Энни в плечо. Вернее, он метил в плечо… но промахнулся. Почувствовав что-то, она вовремя отпрянула в сторону.
- Ах ты ублюдок! – она вырвала машинку (с легкостью – видимо, Павел совсем ослабел за эти дни),. Затем размашистым шагом вышла из комнаты, явно сдерживая кипящую ярость.
«Удивительно, что она мне не врезала», - подумал Павел.
Тут Энни влетела обратно, с бейсбольной битой в руке.
«Откуда у нее бита?» - проскользнула мысль.
И бита обрушилась на него! Он попытался увернуться, отгородиться. Не помогло – бита состыковалась с плечом, выбивая сустав. Раздался омерзительный хруст. Удивительно, но Павел умудрился не заорать, он стиснул зубы прокусывая губу до крови.
- И как я буду печатать? – просипел он.
- Ничего, справишься одной рукой! Теперь ты понял, что я не шучу? Надо было сразу это сделать, как со второй ногой! Ты заслужил!
Она бросила биту под стол и вышла.
«Со второй ногой? Так вот почему обе ноги в гипсе! Сломала мне вторую ногу в первый же день, пока я был без сознания! Зачем?! Боялась, что сбегу?» - боль мешала думать, но одно он теперь ясно понимал – она куда более чокнутая, чем он представлял. И всегда была такой!
В итоге, Энни вернулась, на этот раз совершенно спокойная. Вправила ему вывих плеча, и любезно согласилась перенести начало писательской работы на завтра.
- Вижу, ты понял, что надо слушаться, - сказала она. – Учти, это мелочь по сравнению со всем остальным, что я могу с тобой сделать.


7

Потянулись нескончаемые дни работы над книгой. Истинного рабского труда, как мысленно называл это Павел, грустно усмехаясь. Справляться одной рукой (хорошо хоть, правой) было нелегко, но постепенно он в этом поднаторел. Хуже было с идеями. Энни требовала, чтобы все было правдоподобно. И чтобы скорость была не менее двух глав в день. Больше она Павла не била, но если считала, что он не справляется, «не держит темп», как она выражалась, то изобретала разные садистские наказания. Могла «забыть» дать обезболивающее. Не принести вовремя утку (правда он ни разу еще не обделался, но бывал на грани, и помучился хорошенько). Один раз заставила выпить стакан кошачьей мочи – буквально влила ему в горло.
Зато, если он скармливал ей достаточно новых страниц о Горемыке, на восторги не скупилась. Даже взяла за правило вознаграждать его «вкуснятинкой» - как правило, тортиком собственного приготовления и сомнительного вкуса.
Парадоксально, но писать Павлу нравилось. Сам не заметил, как втянулся, увлекся сюжетом. «Я прирожденный писатель, однозначно», - думал он.
Как ни ненавидел Павел «Горемыку», мысль с продолжением оказалась интересной. Он подсознательно расценивал это, как вызов. Просто описывать приключения было легко, но вот с правдоподобным воскрешением из мертвых – хотя бы относительно правдоподобным, – с этим возникали сложности.
Сперва он придумал гениальное, на его взгляд, решение – Горемыка не умерла, а впала в кому от укуса пчелы. Поскольку врачи считали, что шансов у нее все равно нет, они ошиблись с диагнозом. Горемыку похоронили заживо, но муж не находил себе места, его мучили предчувствия. Тело вовремя откопали. Горемыка пришла в себя, но состояние было ужасным, плюс амнезия. Отправили на реабилитацию в швейцарскую клинику (не забываем, муж баснословно богат), и т.д., и т.п. С медицинской точки зрения – бред сивой кобылы, но полностью в стиле предыдущих книг. Павел очень надеялся, что Энни понравится. Но она этот вариант отмела сразу.
- Нет, полная чушь! Я медсестра, я знаю, такое невозможно! Мэри бы давным-давно задохнулась в гробу.
В итоге Павла все-таки осенило. Горемыку выкопали и перезахоронили на магической свалке, о которой было известно лишь избранным. После чего она восстала из мертвых и вернулась домой. Абсолютно здоровая, но с полной амнезией.
Для Павла (и любого другого) такое развитие сюжета автоматически переносило книгу из разряда мелодрам в разряд фантастики и фэнтези. Но Энни восприняла всерьез, и ей очень понравилось.
- Амнезия, как это верно! – подтвердила она. – Мои кошечки потом тоже мало что помнят… ну, после возвращения.
Павел с ужасом думал, что произойдет, когда он закончит книгу. Энни его не отпустит, он в этом не сомневался. Что дальше? Убьет? Заставит писать еще и еще? (Читать ей явно нравилось меньше, чем смотреть сериал, но на безрыбье и рак рыба…)
Но надежды он не терял. Известный писатель, все равно же начнут искать как следует! Пока, похоже, думают, что скрывается специально – ну, мало ли там, завел молоденькую любовницу и завис с ней на Гавайях… да просто ушел в запой. Но время идет, и искать его будут.

Страница: 1 2 3 4  < предыдущая | следующая >
© Екатерина Андреева, 2010


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
А Нунену надо было соглашаться сразу, когда Мэтти предлогала.
А книга, очень даже, неплохая!
Dimonich



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика