Warning: Missing argument 3 for GetSources(), called in /var/www/u1238823/data/www/stephenking.ru/fanfics/index.php on line 743 and defined in /var/www/u1238823/data/www/stephenking.ru/fanfics/index.php on line 351
Владимир Калашников. Чего мы не знаем о Стиви - Фэнфики - Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга
Стивен Кинг.ру - Фэнфики
а знаете ли вы, что…

НаградыПолный список литературных премий, полученных Стивеном Кингом за свои произведения (а также перечень номинаций), доступен в разделе "Награды"!

цитата
...если бы желания были свиньями, магазинные полки ломились бы от бекона.
Стивен Кинг. "Мареновая Роза"
Владимир Калашников
"Чего мы не знаем о Стиви"
2007
Страница: 1 2 3 4  < предыдущая | следующая >


больной женщины, в качестве предупреждения, чтобы поскорее отсюда убралась. В супермаркете
целой толпой принести в жертву добренькому методистскому богу маленького мальчика. Или на
городском собрании проголосовать за то, чтобы отдать другого маленького мальчика убийце на
воспитание. Я видывал вещи хуже, ещё хуже, - те, что вытворяли жители таких вот маленьких
городков.
В больших городах всё иначе. Оставим в стороне заброшенный Детройт и утонувший Новый
Орлеан. Они уже не в счёт. Для тех кто не интересуется историей, и даже не смотрит шоу по
национальным каналам, объясню. В первом толпы ниггеров разгромили всё, что можно было
разгромить, белым мистерам это не понравилось, и они собрались и уехали. Буяны вдруг
обнаружили, что никто не намерен приводить улицы в порядок, и что оставшиеся в городе
предоставлены сами себе. Да, это было лучшим вариантом для всех. Люди другого из двух
откинутых нами заперлись от наводнения в стадионе, построенном правительством в качестве
лагеря для беженцев, на случай войны с Советами. Несколько десятков умерло от жажды. Эти
хмыри точно не читали книги мистера Стивена Эдвина Кинга, ни одной из его книг, иначе сумели
бы напиться из той огромной лужи, что плескалась за циклопическими стенами, и даже достали
бы по здоровому кусу мяса - угадайте, откуда?
В мегаполисах вроде Города Ангелов или Сан-Франциско можно ненавидеть толпу, целую
толпу. Но эта ненависть не задерживается ни на ком определённом. Толпа меняется, она течёт
между домов, подобно фекалиям, выплеснувшимся из канализационного люка. Она вбирает в себя
новые элементы и выплёвывает прежние, впрочем, ненадолго - до утра, или до сумерек. У неё
отвратительное свойство: вбирать в себя почти всех. Те, кто сопротивляются ей, те, кого она не
может поглотить, ненавидят её архетип. Но не отдельных людей. Это - удел маленьких городков.
Касл-Рок, Дерри, Литтл-Толл-Айленд…
Здесь все знают всех, в лицо. И туда же плюют. Здесь ненависть растёт вместе с человеком,
накапливается с младенчества. Ведь обидевший не спускается в метро с толпой, он продолжает
жить тут, на соседней улице или в соседнем доме. Здесь каждый ненавидит других. А я ненавижу
их всех за этот их гной в душах, за низменность чувств, если можно этим словом называть то
дерьмо, которое плещется в их убогих сердцах.
Обиды накапливаются. И иногда их становится так много, что плотина из отчуждения и
безразличия трескается. Тогда какой-нибудь клерк заявляется в контору с винчестером, а двое
подростков проносят в школу «Узи» и устраивают что-то вроде массовой казни, а прежде чем
застрелиться, оставляют «сюрпризы» спецназу - минируют трупы. А потом с телеэкранов говорят
- мистер Кинг виноват! Он написал книги «Дорожные работы» и «Ярость». Он спровоцировал
преступления!
Я не знаю, что произошло в колорадской средней школе. И никто не знает - полиция скрыла
факты от общественности. Но я чувствую, что случилось там на самом деле. Двое подростков из
Колумбины, Эрик Харрис и Дилан Клеболд, они просто решили отомстить. Об этом говорят и те
крохи информации, что просыпались между пальцами федеральных маршалов. Бедные Эрик и
Дилан, их дамба треснула от основания до гребня. Что им пришлось вытерпеть, чтобы потом так
отомстить? На ум приходит только, как на протяжении многих лет, с начальных классов, их
насиловали и те, кто сидел рядом, за партами, и те, кто стоял у доски, с указкой. Всякое может
быть… Люди способны на любые мерзости.
Чего я только не придумывал в ненависти к человеческой массе. «Проект Стрела», срань-
хорьки, обычные мобильники, пришедшие в город вампиры… Многократно в своих книгах я
опустошал эти маленькие дрянные людские гнёзда, а иногда и весь остальной мир заодно.
Я окружил себя достойными людьми. Жаль, они были тоже выдуманы. Баннерман, Майк
Андерсон, Алан Пэнгборн. Некоторые из них умирали - потому что хорошие люди тоже умирают
и, к сожалению, чаще, чем плохие. Но если мои герои и уходили из жизни, то уходили достойно.
Опять словесная река увлекла мою лодчонку чёрт знает куда. Вернёмся к тому, что я должен
рассказать (хоть я это и рассказывал уже, в одной маленькой вещице, даже не помню, как писал
её, зато в памяти хорошо отпечаталось, что тогда я принял «валиум» и запил флакончиком
«скоупа». Мятное дыхание, дьявол его побери…).
Начнём с травки.
Мать не захотела её курить. И причиной этого было то мещанское скудоумие, что заставляло
её ходить в церковь по воскресеньям и взирать с благоговением на кресты всевозможных мастей.
И чем крест был ближе к натуральной величине, чем достовернее были изображены муки 33-ёх
летнего мужчины на нём, тем больше было её благоговение. Нет, травка не для неё, пускай её
курят те счастливые от осознания собственной свободы (в основном, о родителей), волосатые
парни в разноцветных лохмотьях, слоняющиеся вокруг кампуса при свете луны. Нелли Рут
Пилсберри Кинг будет стоически переносить приступы, сводимыми челюстями она будет
зажёвывать фильтры обычных сигарет - лишь поглядев на следы от зубов на окурках, мы с братом
поняли, что она испытывает. У нас ведь в семье испокон веку принято справляться со своими
проблемами в одиночку.
Тому, что могло бы усмирять боль, мать предпочла химические препараты. Конечно, ведь не
может в такой официальной ампуле, за этикеткой с такими медицинскими названиями, находиться
тяжёлый наркотик?
Если он одобрен государством к употреблению больными с онкологией - может.
Только вот выписывали обезболивающие неохотно, и их никогда не хватало. «Пациент не
должен приобрести привычку…» Они не хотели понимать, что мать просто не успеет привыкнуть.
А может при взгляде на меня у этих чиновников возникало подозрение, что ампулы не доходят до
больной? Скорее всего, они так и считали. Но тогда мои вены были чисты (впрочем, если бы мать
заболела позже на несколько лет, чинуши не ошиблись бы). Хоть я и был в то время пропойцей и
нариком, опуститься до того, чтобы воровать лекарства умирающей матери было слишком даже
для меня. По мелочам - придти в стельку пьяным к постели отходящей, и потом, на поминальную
службу - да, но не такое…
Она очень тяжело болела. И очень страдала. Кровотечения, из «женских» мест, то
усиливались, то почти проходили. Не знаю, выдержал бы мистер Кинг, если бы вдруг у него из
члена стала капать кровь. Но с женщинами такое случается каждый месяц. Вид крови из того
места был матери привычен. Про боли этого же сказать было нельзя.
И хорошо ещё, что мать не мучила нас, как обычно мучают своих родственников тяжело
больные или умирающие люди. Я слышал о таких эпизодах… Вспомнить хотя бы то, что
рассказывала мать, чтобы повеселить нас с Дэвидом, когда мы ещё были маленькими.
Свекровь Джоанны, её старой подруги откуда-то с острова у побережья штата Мэн, Кора
Стенхоуп, леди восьмидесяти лет, страдала психическим заболеванием. А может, притворялась?
Чтобы помучить Джоанну, которую если и можно было невзлюбить, так только за бесконечное
терпение.
Представьте себе такую картинку. Кадр, если хотите, - быть может, вы больше привыкли к
фильмам.
Джоанна держит старую Кору над толчком, таким же старым, таким же пожелтевшим от
времени толчком. И повторяет, снова и снова повторяет: «Э-э, э-э». Джоанне почти сорок, у неё до
сих пор нет детей, нет и никакого шанса на их появление - ведь в жизни Джонаса, её мужа, есть
только мать. И всё. Жена попала в дом случайно, так случайно, что никто, пожалуй, не сможет
сейчас вспомнить, как это произошло. У Джоанны нет детей, но на сороковом году жизни она
наконец-то узнала эти волшебные слова, что нужно повторять маленькому ребёнку, когда «кака»
не лезет из попки. Эти слова, они являются архетипом, они общие для всего человечества,
интонации, с которыми их произносят, тоже сходны. Зачем нужен эсперанто, когда можно
общаться на языке «э-э» и «пи-пи»? Но Кора будто с другой планеты, волшебные слова не
действуют на неё. И будто инопланетянин, пытающийся вступить в контакт, старая леди тоже
начинает повторять «Э-э, э-э». «Ну ты дуйся, Кора, дуйся!» говорит Джоанна, мягко потряхивая
свекровь над толчком, словно надеясь что-то вытрясти в зев желтоватых керамических челюстей.
«Э-э, э-э!» «Я не умею, я не умею», говорит Кора. «Я забыла, как».
Общий язык не найден. Уставшая Джоанна опускает свекровь в кресло, и та с недовольным
видом начинает прихорашиваться - поправлять платье, волосы. Старая жеманница… Джоанна
хмуро смотрит на неё и уходит.
Она оставляет дом совсем ненадолго, чтобы съездить в лавку Майка и Хэтча за свиными
отбивными. Но за эти полчаса дома Кора успевает приготовить ей сюрприз.
Старая леди вымазала дерьмом кухню, столовую, все три спальни. Вонючая коричневая
жижа размазана по мебели, втёрта в плетёные кресла. На обоях следы ладошек и коричневые
полосы. Только поклеили после прошлого раза… Единственное чистое и не вонючее место во
всём доме это чердак. И Джоанна понимает, что сегодня будет ночевать там. Но ляжет поздно -
пока экскременты свежие, их проще отмывать. Но прежде всего нужно отмыть саму старуху,
сменить ей штаны, - Кора будет отпускать ядовитые замечания и всячески пытаться вывести её из
себя, - постирать платье и кофту.
В долбаной старухе пропали задатки массажистки, думает Джоанна в какой-то момент.
Наверное, в тот, когда выливает уже шестое корыто с грязной водой. И почему проклятая Кора
Стенхоуп шесть десятков лет назад не сбежала на Гавайи? Надо было ей выскочить замуж за
болвана-фермера и выродить на свет Божий туповатого Джонаса…
По дому бродит Джонас, ему не спится в одиночестве. Иногда он поднимается по лестнице к

Страница: 1 2 3 4  < предыдущая | следующая >


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
Читала рецензию Мандарина на Стрелка.Та же самая ситуация,не понравилось."Извлечение троих" читала невнимательно,через страницу.Это был не тот Кинг,к которому я привыкла.Решила перечитать "Стрелка" через три года,от нечего делать.Проглотила эти две книги за день,на следующий побежала за продолжением.Теперь я фанатка ТБ,перечитывала ее раз пять.Это единственное произведение,где я оплакивала(буквально!!!)всех погибших героев,особенно Ыша-храбреца из Срединного мира.Однозначно-это лучшее произведение Кинга.
Труп невесты



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика