[an error occurred while processing the directive] [an error occurred while processing the directive]
Темная Башня.ру
 
[an error occurred while processing the directive]
Стих первый. Раскол
Автор перевода: Максим Богдашкин (Уран)

1

    "Как долго будет действовать магия?"
    Никто не ответил Роланду и он был вынужден повторить свой вопрос еще раз, глядя в ту часть комнаты священника, где сидел седовласый Хэнчик из Мэнни и Кантаб, женатый на одной из его многочисленных внучек. Мужчины держались за руки, как это принято в Мэнни. Только что старший из них потерял внучку, однако горечь отсутствовала на его невозмутимом лице.
    Около Роланда, с устало опущенными руками сидел смертельно бледный Эдди Дин. Скрестив ноги, на полу расположился Джейк Чемберс. Он тихонько спрятал за пазуху Ыша - своего маленького говорящего зверька - раньше бы малыш не допустил такого обращения с собой, но за сегодняшний день он был сильно напуган. Оба, Эдди и Джейк, были забрызганы кровью. Та, что была на рубашке Джейка, принадлежала его другу Бенни Слайтмэну. Эдди был в крови внучки Эйзенхарта, бывшей когда-то Маргарет из Красного Пути. Все находящиеся в комнате выглядели очень уставшими, однако Роланд был совершенно уверен в том, что этой ночью им не удастся отдохнуть.
    Из города неподалеку доносились взрывы фейерверка - праздник был в самом разгаре. Однако им было не до веселья. Бенни и Маргарет погибли, Сюзанна сбежала куда-то воспользовавшись дверью между мирами.
    - Хэнчик, я прошу тебя, ответь: как долго будет действовать магия?
    Старик пригладил седую бороду.
    - Роланд, Стрелок из Гилеада, я не могу ничего утверждать. Сила, удерживающая дверь в пещере, находится вне моей власти. Ты же знаешь!
    - Что ты предлагаешь? И почему ты так думаешь?
    Эдди показал свои трясущиеся руки. Они были все испачканы, со следами запекшейся крови под ногтями. - Да, ответь нам, Хэнчик - сказал он упавшим голосом, какого еще ни разу не слышал Роланд. - Скажи, я умоляю.
    Розалита, служанка отца Каллахана, внесла поднос с чашками и графином дымящего ароматного кофе. В отличие от других, она успела сменить грязную и окровавленную одежду на домашнее платье, однако где-то в глубине ее глаз затаился страх. Служанка в полной тишине разлила кофе по чашкам. Роланд заметил это, когда взял кофе - маленькая полоска крови на тыльной стороне ее правой руки. Чья? Бенни или Маргарет? Он не знал. Да и это было уже не важно. Волки разбиты. Вернутся они в Калья Брин Старгис или нет, теперь зависело от ка. А им необходимо было заняться поисками Сюзанны Дин, которая пропала сразу же после боя, прихватив Черный Тринадцатый.
    - Ты спрашиваешь про этот грот? - уточнил Хэнчик. - Да, святой отец - утвердительно ответил Роланд - И про силу магии.
    Отец Каллахан взял чашечку кофе, кивнул девушке и улыбнулся в знак благодарности. Он говорил мало с тех пор, как они вернулись от этой пещеры. На коленях у него лежала книга "Салемс-Лот" человека, о котором он никогда не слышал. Странно было, что Дональд Каллахан был там - в книге. Он жил в городе, о котором рассказывается в ней, и принимал участие в описываемых там событиях. Изумленный священник уже искал фотографию автора, ожидая увидеть собственное изображение, смотрящее на него с обложки (примерно таким, как он выглядел в далеком 1975 году, когда происходили эти события). Однако ни на обороте, нигде фотографии не оказалось - только краткая заметка об авторе. Жил в штате Мэн. Был женат и это его вторая книга - первая, судя по отзывам критиков - удалась, если верить цитатам на обороте.
    - Чем сильнее магия, тем дольше ее действие - Кантаб вопрошающе посмотрел на Хэнчика.
    Хэнчик в ответ утвердительно хмыкнул.
    - Магия и волшебство - суть одно целое, - сказал он - история которого окутана великой тайной. - Затем, помолчав, продолжил. - Они наследие прошлого.
    - Эта дверь открывалась в разных пространствах и во многих временах в том мире, откуда пришли мои друзья, - заявил Роланд. - Мне необходимо опять открыть ее. Возможно ли это?
    Они подождали, пока Хэнчик и Кантаб что-то вполголоса обсудили. Мэнни - известные путешественники. Если кто-то и знал ответы на вопросы Роланда и мог им помочь, это могли быть только Мэнни.
    Кантаб почтительно склонился перед стариком - дином Калья Красного Пути и что-то прошептал. Ни один мускул не дрогнул на лице Хэнчика. Затем он что-то прошептал в ответ.
    Эдди хотел было вскочить, однако Роланд предупредил это движение, среагировал на доли секунды быстрее - он заметил, что Эдди готов взорваться и удержал друга за плечо. Эдди подчинился. "По крайней мере, на какое-то время этого хватит" - подумал Роланд.
    Приглушенное обсуждение продолжалось около пяти минут, остальные в это время молчали. Шум торжества отвратительно действовал на Стрелка, что уж тогда говорить об Эдди.
    Наконец, Хэнчик похлопал Кантаба по щеке и посмотрел на Роланда.
    - Мы думаем, что это возможно - он вынес вердикт. - Слава Богу! - буркнул Эдди. Затем громче: "Наконец-то! Слава Богу! Собираемся, вперед! Встретимся у Восточной Дороги".
    Однако Мэнни отрицательно замахали руками: Хэнчик при этом выглядел огорченным, но решительным, а глаза Кантаба округлились от ужаса.
    - Мы не пойдем наверх к Пещере Голосов в темноте - пояснил старик.
    - Но мы должны! - вспылил Эдди. - Неужели вы не понимаете - речь идет не о том, как долго будет держаться магия, а о том, успеем ли попасть в нужное время по ту сторону двери! Там время идет быстрее и не известно, когда Сюзанна родит ребенка. Возможно, прямо сейчас! А этот ребенок может оказаться кем угодно: Мессией или настоящим монстром.
    - Послушай, мой юный друг - начал Хэнчик - и пойми меня, день уже на исходе, а подниматься в темноте к Пещере Голосов - удел сумасшедших.
    И правда, никогда еще день так быстро не проходил, как песок утекает сквозь пальцы. Недавно только светало - они сражались с Волками на самой заре нового дня; затем праздновали победу над монстрами и оплакивали потери (коих, надо заметить, было немного). Затем заметили пропажу Сюзанны и пошли по ее следам к пещере. Когда они возвращались к Восточной Дороге, солнце уже было на другой половине неба. Большинство горожан со спасенными ими детьми покидали их группу, возвращаясь с победой к себе домой. Остались лишь Хэнчик и его соратник Кантаб, но к тому времени, когда они вернулись в дом священника, солнце уже начало клониться к горизонту.
    "Неплохо бы ночью поспать, после всего того, что мы сегодня пережили" - подумал Роланд. Он не знал, радоваться ему или огорчаться, но сейчас необходимо было выспаться - это точно.
    - Я понимаю - процедил Эдди сквозь зубы и Роланд почувствовал, как тело молодого человека дрожит от напряжения - его рука все еще лежала на плече Эдди.
    - Даже если мы сами решим подняться на гору, мы не сможем убедить других пойти с нами - продолжал Хэнчик.
    - Ты же их дин! -
    - Ты не в первый раз так меня называешь. Хоть это не наше слово и я могу только догадываться о его значении, мне кажется, что ты прав. Обычно люди Мэнни прислушиваются к моим словам и, хочу заметить, понимают, чем вам обязаны. За оказанную помощь мы готовы сделать для твоего ка-тета все возможное. Но Мэнни не пойдут на гору в полную призраков пещеру ночью. - При этом Хэнчик уверенно покачал головой - Нет, на это они не согласятся.
    - Молодой человек, Кантаб и я можем вернуться к Кра-тен Красного Пути незадолго до полной темноты. Мы призовем людей собраться около Церкви - мы всегда собираемся здесь, чтобы никто не забыл и не перепутал место встречи. - Он мельком глянул в сторону Каллахана: "Прощу прощения, если я могу обидеть вас этими словами".
    Каллахан рассеянно кивнул, не отрывая взгляда от странной книги которую он продолжал вертеть в руках. Она была в защитной пластиковой обложке, как нечто, представляющее собой особую ценность. На обороте почти стерлась цена $950. Роман какого-то молодого писателя. Каллахан все время задавал себе вопрос, что такого ценного в этой книге. Если бы они столкнулись с автором - Калвином Тауэром, он бы обязательно спросил об этом. И это было бы только начало большому количеству вопросов.
    - Мы объясним, что вам нужно и посмотрим, кто вызовется помочь добровольно. Из шестидесяти восьми мужчин Кра-тен Красный Путь, я думаю большинство - может, за исключением четырех-пяти человек - согласятся помочь. Объединив их силу мы создадим мощный хеф. Кажется так вы это называете? Хеф? Объединение, союз?
    - Да, мы называем это Слиянием Рек - объединение жизненных сил членов ка-тета. - ответил Роланд.
    - Но вы не сможете поместить всех этих людей у входа в пещеру - возразил Джейк. - Места не хватит, даже если половина из них сядет на плечи другим.
    - В подобной эквилибристике нет необходимости - ответил Хэнчик. - Самых могущественных мы поместим внутри пещеры. Остальным необходимо будет выстроиться вдоль дороги взявшись за руки и отвесом к отвесу (отвесы и магниты - магические предметы Мэнни). Они будут там уже завтра до полудня - я лично займусь этим.
    - За ночь мы любой ценой должны собрать все магниты и отвесы - сказал Кантаб. - Он сконфуженно и с опаской взглянул на Эдди. Было заметно какую страшную боль сейчас испытывал юноша. Он был стрелком и если сильно разозлить, мог здорово настучать по голове.
    - Потом будет поздно - приглушенно сказал Эдди. Он посмотрел в изможденные глаза Роланда. - Завтра может быть слишком поздно, исчезнет магия или нет.
    Роланд только хотел что-то произнести, как Эдди движением руки остановил его: "Прошу тебя, только не говори "ка". Если ты опять скажешь "ка", клянусь, у меня совсем съедет крыша". Роланд промолчал.
    Эдди подошел к двум Мэнни, сидящим в темных плащах. "Вы ведь не уверены в том, что магия может ослабнуть? Возможно то, что было открыто сегодня, завтра закроется навсегда. И при этом никакие магниты и отвесы созданные Мэнни не смогут открыть эту дверь".
    - Ты прав - ответил Хэнчик. - Однако твоя женщина пронесла с собой магический шар и, чего бы ты ни боялся, Срединному и Крайнему мирам лучше поскорее от них обоих избавиться.
    - Я готов продать душу дьяволу, лишь бы они ко мне вернулись - в сердцах воскликнул Эдди.
    Присутствующие были шокированы таким заявлением. Даже Джейк пожелал бы, чтобы Эдди взял свои слова обратно. В этом мире существовали силы огромной мощи, желающие помешать выполнению их задания. Темные силы. Черный Тринадцатый был предметом их стремлений. Все может быть использовано как светлыми, так и темными силами, а шары Колдовской Радуги обладают собственными, присущими только им, зловещими способностями… и больше всех - Черный Тринадцатый. Возможно, больше всех остальных, вместе взятых. Даже, когда Он находился в их руках, Роланд старался держать шар подальше от взглядов членов ка-тета. Магический шар способен уничтожить разбитого горем Эдди или подчинить его своей власти за считанные минуты.
    - Если бы у камня был рот, он бы пил - сухо заметила Роза. Окружающие от неожиданности вздрогнули. - Эдди, вопросы о магии неуместны. Вспомни дорогу к пещере и представь, что пять дюжин стариков, таких как Хэнчик - а некоторые их них слепы, как кроты - пытаются вскарабкаться по ней в темноте. Ты сам еле увернулся от падающего валуна, и даже чуть было не сорвался вниз.
    Эдди неохотно кивнул. Роланд видел, что он изо всех сил пытается смириться с тем, чего не в силах изменить.
    - Сюзанна Дин - стрелок - сказал Роланд. - Будем надеяться, она сможет позаботиться о себе.
    - Я не думаю, что она сейчас способна на это - ею руководит Миа - ответил Эдди. - Это ребенок Миа и она будет доминировать, пока ее дитя не родится.
    Роланд вдруг на мгновение почувствовал, что его осенило, как это бывало и раньше на протяжении многих лет - он был абсолютно уверен в своей правоте: "Миа - Мать может иногда овладевать сознанием Сюзанны, однако она не способна полностью подчинить ее".
    Каллахан наконец оторвался от потрясшей его книги: "Почему нет?".
    - Потому что это не ее мир - ответил Роланд. - Это мир Сюзанны и если они не смогут найти способ сосуществовать, они обе могут погибнуть.

2

    Хэнчик и Кантаб вернулись к Мэнни Красный Путь, чтобы объяснить собравшимся старикам (преимущественно, мужчинам) свой план, как они могут помочь стрелкам, разгромившим Волков Кальи.
    Роланд и Роза подошли к ее небольшому домику, стоявшему уединенно на склоне холма. Прежде опрятный и аккуратный, сейчас он представлял собой жалкое зрелище - большая его часть была в ужасном состоянии. Посреди полуразрушенного амбара, отголоском прошлого, стоял молчаливый страж Энди - робот-посыльный (имеющий помимо этого кучу других функций).
    Сначала Розалита медленно и полностью раздела Роланда. Когда он остался в чем мать родила, т.е. совершенно ни в чем, она достала из маленького шкафчика специальные масла и растянулась подле него на кровати. Кошачьим маслом девушка смазала раны Стрелка, нежной, как взбитые сливки, источающей едва уловимый аромат массой - самые чувствительные части его мужественного тела. Они занимались любовью. Их взгляды встретились (вид случайной глупости, носящей судьбоносный характер), когда они любовались на цветы фейерверка, то появляющиеся в темном небе над Кальей, то исчезающие в толпе, среди пьяных криков поселенцев.
    - Спи - нежно прошептала Рози. - Я больше не увижу тебя, ни завтра, никогда. Ни меня, ни Эйзенхарта или Оуверхолсера, никого в Калье.
    - У тебя было видение? - удивился Роланд. Его голос звучал спокойно и немного игриво, но даже в те моменты, когда он находился глубоко в ее темноте, когда трахал Розу и она извивалась на нем в экстазе, беспокойные мысли о Сюзане не покидали его ни на секунду. Один из членов его ка-тета был потерян! Даже если ничего более не произошло, этого было достаточно, чтобы он не мог спокойно отдыхать.
    - Нет - ответила девушка. - Но я чувствую, как и любая другая женщина, когда ее мужчина собирается уйти.
    - Я для тебя… Я твой мужчина?
    Она пристально посмотрела на него. "Да, ненадолго, но ты был моим. Скажешь, что я ошибаюсь, Роланд?"
    Он покачал головой. Это было здорово снова быть мужчиной своей женщины, пускай даже ненадолго, только на один божественный вечер.
    Она поняла, что он это чувствовал, и выражение ее лица смягчилось. Она нежно погладила его по небритой щеке. "Мы же здорово провели время, правда?"
    - Конечно, моя маленькая леди.
    Она легонько коснулась его правой руки, затем медленно опустила ладонь на бедро: "Как поживают твои раны?"
    Ему не хотелось врать этой девушке: "Паршиво".
    Она кивнула, затем обняла левую руку, которой он отбивался от злобных омаров "А здесь как?"
    - Все в порядке - сказал он, хоть и почувствовал некоторую боль. Обманщик, не мог дождаться, когда же наконец можно будет уйти.
    - Роланд - сухо произнесла Розалита.
    - Да?
    Она невозмутимо посмотрела на него. Роза все еще держала его левую руку, легонько поглаживая ее.
    - Заканчивай поскорее со своими делами.
    - Это твой совет?
    - Да, лапочка. Пока твои дела не покончили с тобой.

3

    Эдди сидел на ступеньках заднего входа в дом отца Каллахана, когда наступила полночь. Позже поселенцы назовут этот день Днем Битвы у Восточной Дороги - так он и войдет в историю (а затем превратится в миф… обрастет кучей выдуманных историй - станут говорить, что весь мир сплотился для участия в битве). Звуки, доносящиеся из города постепенно нарастали, шумиха становилась все возбужденнее - Эдди всерьез заинтересовался, не случилось ли пожара на главной улице. Волновался ли он? Нет, ни капли, это его совсем не интересовало. Пока Роланд, Сюзанна, Джейк, Эдди и три женщины - Сестры Орисы, как они себя называли - дрались с Волками, остальные жители Кальи убрались в городок или разошлись по рисовым полям на берегу реки. Однако, еще долго, десять или может быть пять лет они будут рассказывать друг другу о том, как в один осенний день, ничего не страшась, стояли плечом к плечу со стрелками.
    Это было не так и какая-то часть его знала, что это не так, но никогда ранее он не чувствовал себя таким беспомощным, сломленным, потерянным и поэтому никому не нужным. Он убеждал себя не думать о Сюзанне, не думать, где она сейчас... может быть ее демоническое дитя уже на свободе… он постоянно ловил себя на мыслях о ней. Она перенеслась в Нью-Йорк, в этом он был совершенно уверен. Но в какой Нью-Йорк? Где люди запрягают лошадей в двуколки и с газовыми фонарями по обочинам дорог или туда, где за рулем такси на анти-гравитационной подушке сидели роботы компании NCP ("North Central Positronics").
    А висках бился вопрос: "Жива ли она еще?"
    Эд был бы рад убежать от этих размышлений, однако его разум был неумолим. Он представлял ее где-то в канаве на окраине города, в грязной трущобе на задворках Альфа-сити с вырезанной на лбу свастикой и плакатом
    

"ПРИВЕТ ОТ ДРУЗЕЙ ИЗ ОКСФОРД-ТАУНА"
,
    висящим на ее шее.
    Дверь, что находилась за его спиной, тихо открылась. Эдди услышал приглушенное шарканье босых ног и еле различимое постукивание коготков по полу (его слух становился острее, тренируясь, как и остальные умения профессионального убийцы). Это был Джейк со своим маленьким зверенышем - Ыш, как он его называл.
    Мальчик присел рядом, расположившись в старом кресле-качалке отца Каллахана. В руках он держал Ругер - револьвер, который он прихватил с собой (попросту, украл), убегая из дома. Тогда он сработал чисто, без крови. Абсолютно. Эдди улыбнулся, хотя в появлении двух друзей не было ничего смешного.
    - Что, не можешь заснуть, Джейк
    -Дя-а - проворковал Ыш и завалился у ног мальчика, положив мордочку между лапок.
    - Нет - ответил Джейк. - Я думаю о Сюзанне - он на секунду замолчал - и Бенни.
    Эдди знал, что это правда - мальчишка видел собственными глазами, как его друга разорвало на части. Конечно, он думал именно о своем друге - убеждал себя Эдди, однако он все же почувствовал укол ревности, как будто Джейк больше беспокоился о его, Эдди Дина, жене.
    - Это все пацаны Тавери! - вдруг резко произнес Джейк. - Им не стоило поднимать панику и бежать. Побежали и Фрэнк сломал лодыжку. Если бы не он, Бенни сейчас был жив. - Затем, очень тихо, почти одними губами добавил: "С-сука Фрэнк… тупица… Тавери".
    Эдди не хотел оставаться безучастным, он коснулся рукой волос мальчика. Тот сильно оброс. Ему просто необходимо помыться и постричься. Мама, ему нужна мама, которая заботилась бы о мальчике, а он мог бы защищать ее. Но здесь нет мамы, по крайней мере, нет мамы для Джейка.
    Удивительно. Успокаивая ребенка, Эдди почувствовал себя лучше. Не то чтобы намного лучше, но чуть-чуть.
    - Пусть покоится с миром - произнес он. - Сделанного не вернуть.
    - Ка - горько промолвил Джейк.
    - Ка-ка… кха - не поднимая мордочки, повторил Ыш.
    - Аминь! - усмехнувшись вторил другу мальчик и сам поразился своей холодности.
    Он вытащил Ругер из самодельной кобуры и посмотрел на него. "Ругер уже проходил однажды через дверь, потому что этот револьвер с другой стороны. Так объяснил Роланд. Некоторое наше оружие, возможно, тоже пройдет в эту дверь. Ведь мы не полезем в Тьму. А если нет, то надо оставить оружие у Хэнчика, чтобы он приберег его до нашего возвращения".
    - Если мы будем в Нью-Йорке - сказал Эдди - там будет полно пушек, на любой вкус.
    - Только не таких, как у Роланда. Черт, я надеюсь, его револьвер пройдет в эту дверь, потому что в некоторых мирах, я думаю, таких пушек нет.
    Эдди тоже так думал, однако он не стал говорить об этом вслух. Тем временем, фейерверк в городе прекратился. Все успокоилось. Наконец-то успокоилось. Завтра обязательно будет еще больший праздник - на весь день. Продолжая сегодняшние гуляния пить будут меньше, зато более осмысленно. Роланд и его ка-тет будут приглашены, как почетные гости. Если боги всего сущего будут милостивы и дверь откроется, они скорее всего уйдут. Будут преследовать Сюзанну, искать ее. Нет, не преследовать. Искать.
    Как будто прочитав его мысли (а он мог это делать - у него была очень развитая способность чувствовать мысли других людей), Джейк сказал: "Она еще жива".
    - Откуда ты знаешь?
    - Мы бы почувствовали, если б ее не стало.
    - Джейк, ты можешь… узнать, о чем она сейчас думает?
    - Нет, но…
    Он не успел закончить, как глубоко под землей раздался невероятный грохот. Крыльцо сначала резко поднялось, а затем ушло вниз, как утлое суденышко во время шторма. Из кухни донесся звук грохочущей посуды, схожий с тем, как стучат зубы в лютый мороз. Ыш, вскочив с нагретого местечка, жалобно заскулил. Его забавная лисья мордашка выражала сейчас крайнюю степень ужаса, а ушки были прижаты к маленькой головке. В гостиной отца Каллахана что-то упало и разбилось.
    Эдди решил было, что Джейк убил Сюзанну просто сказав, что она "жива". Глупо, но это первое что пришло ему в голову.
    Тряхнуло сильнее. Так, что на окнах перекосились рамы, и стекла разлетелись вдребезги. В темноте раздался мощный взрыв. Эдди еле устоял на ногах. Позади, сжимая его запястье, стоял ошеломленный Джейк. Эдди схватил револьвер Роланда и, мгновение спустя, они были готовы отразить атаку неизвестного врага.
    Однако это был последний толчок, после которого грохот глубоко под землей стал затихать. Крыльцо замерло под ногами.
    Там, где проходил Луч - везде вдоль него - люди просыпались и удивленно оглядывались, что же произошло. Улицы Нью-Йорка опустели, был слышен лишь вой сигнализаций припаркованных недалеко автомобилей. На следующий день газеты сообщат о небольшом землетрясении: "в некоторых домах разбиты окна, жертв и разрушений нет". В самом деле, всего лишь движение земной коры… Джейк широко раскрытыми глазами смотрел в спину Эдди. Пытался прийти в себя, собраться, наконец, с мыслями. Из двери у них за спиной, в светлых кальсонах до колен, показался Каллахан. Золотое распятие на его груди тускло мерцало в темноте.
    - Это же было землетрясение, правда? - едва выбежав, спросил он. - До этого, меня так тряхнуло лишь однажды - в северной Калифорнии, но в Калье никогда.
    - Черт побери, это было гораздо больше, чем просто землетрясение. - Эдди указал на восток. Там, за линией горизонта, взрывами молчаливой артиллерии полыхали осколки зеленых молний. Внизу скрипнула дверь уютного гнездышка Розалиты и громко захлопнулась. Роланд и Розалита вместе поднимались вверх по холму. Было похоже, что одевались они в большой спешке - оба босые, Розалита лишь в прозрачной ночной сорочке, едва скрывающей от нескромных взоров мужчин ее упругое тело и Стрелок в старых потертых джинсах. Эдди, Джейк и Каллахан пошли им навстречу. Роланд внимательно рассматривал угасающее зеленое зарево. Там, на востоке, их ждал Тандерклеп, дворец Алого Короля и, на самом краю, на острие Крайнего мира - Темная Башня.
    "Если", - подумал Эдди. - "Если она там".
    - Джейк сказал, если Сюзанна умрет, мы об этом узнаем. Будет знамение - пролепетал Эдди. - А затем произошло это - он указал на последствия землетрясения вокруг - выбитые окна, разошедшиеся в разные стороны ставни, взрытая местами земля на лужайке у дома отца Каллахана. Казалось все собаки посходили с ума - такой разноголосый лающий хор доносился доносился из городка, однако никого из жителей не было видно. Наверное, добрая половина из них просто проспала все произошедшее. Сон пьяных победителей. - Но ведь со Сью ничего не произошло? Ничего, правда?!
    - Нет, определенно, нет.
    - Это же не наш? - перебил Джейк. - Ведь тогда потери были бы намного ужаснее.
    Роланд кивнул.
    Роза испуганно посмотрела на юношу. - Мальчик, не наш что? Что ты имеешь ввиду? Это было не землетрясение, верно!?
    - Да… - Роланд помедлил - Раскол Луча. Еще одного из Лучей, поддерживающих Башню - основу всех времен и миров - больше не существует.
    Даже в тусклом мерцающем свете фонаря было видно, как лицо Розалиты Мунос побелело. Она перекрестилась:
    - Луч! Одного из Лучей… Нет! Скажи, что это не так!
    Эдди подумал, что это ему напомнило одно давно забытое поражение известной бейсбольной команды. Тогда, какой-то маленький мальчик тоже умолял: "Джо, скажи, что не так!"
    - Я не могу, - ответил ей Роланд - потому что это так.
    - А сколько там Лучей? - спросил Каллахан.
    Роланд кивнул Джейку:
    - Расскажи, что ты знаешь, Джейк из Нью-Йорка - говори и будь честен.
    - Шесть Лучей соединяют двенадцать Порталов - по два на каждом Луче - начал Джейк. - Двенадцать Порталов находятся на двенадцати концах Суши. Роланд, Эдди и Сюзанна начали свои поиски от Портала Медведя и подобрали меня на пути от этого Портала к Ладу.
    - Шардик… Медведя звали Шардик! - сказал Эдди, глядя на последние, редкие молнии за горизонтом.
    - Да, его звали Шардик - продолжил Джейк. - Мы и сейчас находимся на этом Луче. В точке пересечения Лучей стоит Темная Башня. По другую сторону от Башни… ? - прося помощи, он посмотрел на Роланда. Тот в свою очередь, глянул в сторону Эдди Дина.
    Эдди, то ли не видел этого взгляда, то ли решил его проигнорировать - однако Роланд настойчиво прокашлялся.
    - Мы следуем по Дороге Медведя, Путь Черепахи… - начал Эдди с отсутствующим выражением лица. - Я не знаю, почему это так важно, но по другую сторону пролегает Путь Черепахи. Далее он продекламировал:

"Представь ЧЕРЕПАХУ огромных размеров:
На панцире - Суша и мысль не быстра.
Мы все в ее власти по воле Добра".

С этого места Розалита продолжила:

"Носитель Истины, любовь венчает с долгом,
Стремится к Суше, так же, как к Воде.
В делах великих, помнит обо мне".

    
    - Не совсем так, как этому с пеленок учили меня и моих друзей,- заметил Роланд - но почти похоже. По форме и по содержанию.
    - А еще, если это важно, Большую Черепаху зовут Матурин - вспомнил Джейк.
    - Ты не знаешь, который из Лучей Расколот? - внимательно глядя на Стрелка, спросил Каллахан. Роланд затряс головой. - Все что я знаю, что Джейк прав - это не наш Луч. Случись такое, в живых не осталось бы ничего на сотни миль вокруг. Или на тысячи миль, кто знает!? Птицы падают с неба в огне…- Армагеддон - прошептал священник.
    - Мне не знакомо это слово. Я говорю о большой смерти и больших разрушениях. Возможно, это только что произошло где-то, вдоль Луча, соединяющего Рыбу и Крысу.
    - Ты уверен в этом - тихо спросила Роза.
    Роланд утвердительно кивнул. Однажды ему довелось пройти через это - тогда пал Гилеад и их цивилизации, как он понял потом, наступил конец. Тогда был уничтожен один из шести Лучей и, скорее всего, он был не первым, который подвергся нападению. После гибели Гилеада, Роланд был вынужден скитаться со своими друзьями: Катбертом, Аленом, Джеми и другими из их ка-тета.
    - Сколько же лучей осталось поддерживать Башню? - пытался добраться до правды Каллахан.
    Впервые Эдди заинтересовало что-то еще, кроме поисков пропавшей жены. Он, можно сказать, внимательно слушал Роланда. Да и могло ли быть иначе? В конце концов, это был самый важный вопрос. Говорят, что все, абсолютно все следует Лучу и, хотя на самом деле, все подчинено Башне - все же, Лучи поддерживают ее. И если их, вдруг, уничтожить…
    - Два - ответил Роланд. - Я бы сказал, их должно быть, по крайней мере, два. Этот Луч проходит через Калья Брин Старгис и пересекается с другим. Бог знает, сколько они еще продержатся. Даже без действий Разрушителей, я сомневаюсь, что они в состоянии долго поддерживать Башню. В любом случае, нам следует поторопиться.
    Эдди напрягся. - Если надо, мы продолжим поиски без Сюзи.
    Роланд раздраженно прервал его:
    - Без нее нам не видать Башни. Я точно знаю - без младенца Миа нам туда не добраться. Все во власти ка и, как было принято говорить в моей стране: "У ка нет ни сердца, ни разума".
    - Вот с этим я согласен - выдохнул Эдди.
    - У нас может возникнуть еще одна проблема - заявил Джейк.
    Эдди неодобрительно взглянул на него:
    - Нам не нужна еще одна проблема.
    - Я понимаю, но… если вход в пещеру завалило во время землетрясения? Или… - Джейк помедлил, затем произнес то, чего он боялся на самом деле. - Или пещера полностью разрушена?
    Руки Эдди выстрелили как пружина и схватили Джейка за ворот рубашки:
    - Не смей так говорить. Не смей даже думать об этом.
    Только сейчас они услышали голоса, доносившиеся из городка. Роланд решил, что, скорее всего, народ снова собирается вместе. Да уж, размышлял он дальше, этот день, а теперь и эту ночь будут помнить в Калья Брин Старгис не одно тысячелетие. Только бы Башня выстояла.
    Эдди отпустил рубаху Джейка и, смахнув пылинки, похлопал его по плечу. Он натянуто улыбнулся и вздохнул.
    Роланд обратился к Каллахану: "А что, Мэнни будут собираться до утра? Ты их знаешь лучше, чем я".
    Каллахан в ответ только пожал плечами. - Хэнчик - человек слова. Но вот послушают ли его остальные, особенно после того, что произошло… этого, Роланд, я, увы, не знаю.
    - Лучше бы ему это удалось. - мрачно заметил Эдди. - Для него же лучше.
    Вдруг Роланд, Стрелок из Гилеада предложил: "Кто будет играть в "Гляделки"?" Эдди недоверчиво взглянул на него.
    - Надо же нам как-то скоротать время до рассвета - объяснил Стрелок.
    Розалита выигрывала кон за коном, бесстрастно, как заметил Джейк, записывая мелком результаты каждой партии на глиняной табличке. Казалось, она совсем не рада своим победам. Наконец, уже не в первый раз, он подавил в себе желание прочитать ее мысли. Мальчик решил, что было бы ошибкой применять это умение без веских оснований - все равно, что подглядывать, как она раздевается или занимается любовью с Роландом.
    На северо-востоке начинало светать (в этом мире Солнце всходило именно на северо-востоке) и Джейк понял, что мысли Розалиты заняты тем же, что не дает покоя и ему. Наверное, каждого из них, где-то в глубине души терзали тревожные мысли о последних Лучах.
    Они все время ждали уничтожения одного из Лучей, а может сразу обоих. Всегда. Когда преследовали Сюзанну или пока Роза готовила обед. Даже, когда оплакивали погибшего во время стычки Бенни Слайтмена, думали только об этом: осталось только два. Разрушители день и ночь пожирают Лучи, они уничтожают все без остатка.
    Сколько осталось до того момента, когда все сущее исчезнет? И как это произойдет? Услышат ли они страшный грохот падающих гигантских камней? Может, небо разверзнется, как рвется гнилое тряпье, и потоки чудовищных тварей из Тьмы устремятся на землю? Будет ли время послать их к черту или все закончится в мгновение ока? Есть все-таки загробная жизнь или и Рай, и Ад будут уничтожены после падения Темной Башни, навсегда вычеркнуты из истории Вселенной?
    Он обратил взор на Роланда и про себя взмолился: "Роланд, спаси нас!"
    В ответ пришло скупое (во всяком случае, лучше, чем ничего): "Если смогу".
    - "Гляди!" - прервала их мысленный диалог Розалита и открыла карты. У нее был старший расклад - "Волшебная палочка", и сверху лежала Смерть.

КЛИК: Кам-кам-каммала
Этот парень с пушкой.
Покорен он красотой -
Сразу стал послушным.

ОТКЛИК: Кам-кам-каммала
Покорила так легко.
Сын родится без отца,
Но ребенку все равно.

Оставить свой отзыв о переводе Форум
Проголосовать за перевод Форум
Другие переводы...


© Перевод Максим Богдашкин (Уран), 2004
© Дизайн Дмитрий Голомолзин, 2004

[an error occurred while processing the directive] [an error occurred while processing the directive] [an error occurred while processing the directive] [an error occurred while processing the directive]