Библиотека

а знаете ли вы, что…
Иллюстрации фэновВ разделе "Иллюстрации фэнов" вашему вниманию предложено более двухсот иллюстраций к различным произведениям Стивена Кинга. У вас есть возможность выставить свою оценку каждой из опубликованных работ.
на правах рекламы
цитата
Maybe, he thought, there aren’t any such things as good friends or bad friends - maybe there are just friends, people who stand by you when you’re hurt and who kelp you feel not so lonely. Maybe they’re always worth being scared for, and hoping for, and living for. Maybe worth dying for, too, if that’s what has to be. No good friends. No bad friends. Only people you want, need to be with; people who build their houses in your heart.
Stephen King. "It"
Robert Browning

Роберт Браунинг (1812-1889)
(ROBERT BROWNING)

Чайльд Роланд к Темной Башне пришел
(CHILDE ROLAND TO THE DARK TOWER CAME)

"- Я не поклоняюсь никакому Богу, - ответил Роланд.
- Я поклоняюсь Башне, а ей молиться не нужно."
(Стивен Кинг, "Темная Башня")

не лги мне, бродяга, с глазами злобными!
змеиный обман на твоих губах...
не лги мне, старик, сединой убеленный,
услышу ли истину в этих словах?
уже ли я жертва, тобой уловленная?

чего ты достигнуть хочешь, калека?
какую ловушку ты скрыл во лжи?
и скольких странников этого света
ты повстречал на недобром пути,
угрюмый могильщик с лицом скелета?

стремишься ли ты свернуть меня в сторону,
отправить на смерть по дороге зла?..
но в голосе хриплом, как карканье ворона
я слышу два слова: Башня и Мгла
и вижу долину - бескрайнюю, ровную.

я долго скитался под небом огромным,
надежда моя превратилась в тень...
боюсь я, что сердце, в пути истомленное
умрет в ликованье, достигнув стен,
и вдруг разорвется, счастьем сломленное.

да, был мертвецом я уже вполовину,
бежало несчастье за мной вослед.
не жаждал ли я скорейшей кончины?
не ждал ли, когда же померкнет свет,
и сгинут тревоги в Землях Срединных?

я ждал... вопрошая судьбу беспросветную:
когда успокоюсь, когда усну?
когда же мой гроб, украшенный лентами,
опустят в подземную тишину...
но вот позвала меня Башня Заветная.

я долго страдал. и теперь, в одиночестве,
стою я, с миром один на один...
я, слышавший множество ложных пророчеств,
не лучший из рыцарей. страхом томим...
что будет наградой - позор или почести?

и я повернул непослушные ноги
от злого бродяги, от лживых глаз,
в безрадостный край уводила дорога,
и сумерки вдруг опустились на нас,
выглядывал месяц зверем голодным...

меня окружали поля необъятные,
и все, что оставил я позади,
сейчас показалось прогулкой приятной,
сбором цветов в летней степи...
я шел к горизонту, в закате распятому.

я клятву даю, что не видел ранее
и в самых своих безумных снах
столь бедной земли и природы израненой...
увижу ли землю еще в цветах?
лишь стелется низко трава без названия...

природа кричала в лицо неистово:
иди и смотри, иль глаза закрой!
лишь судный огонь пламенем чистым
излечит меня, мешая с золой...
но к этому дню путь ведет неблизкий.

и в чертополоха колючих зарослях,
и в черных стволах, и в ветвях сухих
я видел надежду, что здесь осталась,
но в сердце зимы зов ее затих,
и в ночи ночей песнь ее оборвалась...

травою больною едва прикрытая,
лишь кровью питаясь, живет земля...
и вот, вижу я: на тяжелых копытах
стоит лошаденка, не видя меня,
и жалко поводит боками избитыми...

табунщик рогатый ту лошадь пестовал,
углями кормил, поил огнем.
он драл ее кожу кнутом железным,
и демон ходил за тем табуном,
свой шлем увенчав хвостом отрезанным.

я бога не знал, но упал на колени.
как воин, пред боем просящий вина
молил ниспослать забытье-сновидение,
хоть искру, хоть каплю тихого сна
о днях дорогих, о далеком времени...

о, Катберт, о друг мой! - я звал в отчаянье,
ты помнишь ли эти славные дни?
лицо, словно ангелом светлым изваянное,
склонилось ко мне и пропало вмиг,
как легких теней на воде дрожание...

златой Гилеад над холмами высится
флаги трепещут, ликует народ:
"вон Катберт стоит, самый юный из рыцарей!..".
но сцена меняется - ап! - и вот
крики "предатель!" и гневные лица...

и точится меч над главою склоненной,
и коршун кричит, и молчит душа.
и взмахом одним воздух рвет раскаленный
жестокий палач, страшный суд верша...
о Катберт, мой Катберт лежит, рассеченный...

уж лучше испить мне мое настоящее,
чем прошлое то с тоской вспоминать!
я взгляд обращаю к дороге, лежащей
в пустыне, что взгляд не способен объять.
в пустыне миров, бесконечно длящейся...

внезапно, как змей, из засады кусающий,
река преградила дорогу мне,
бурлило течение с силой пугающей,
кружились воронки на илистом дне.
я долго смотрел на злобу кипящую.

как в мелкой душе подлость спит великая,
так речка казалась потоком зла.
намокшие ивы склонились низко,
неспешно река мимо них текла,
на мутной воде - ни луча, ни блика.

ступил я в нее на ногах нетвердых,
я, воин без страха, но страхом объят.
и виделись мне под водой лица мертвых,
и слышалось мне, как дети кричат,
о, бедные дети, в воронках черных!

хоть сердце стенало, не вел я бровью,
к концу подходил мой недолгий брод...
но берег другой был пропитан кровью,
и чьи-то следы вели хоровод...
и ужас глядел глазами совьими.

долго еще в непроглядной ночи
виться знаменам и лукам - петь.
рыцари света смыкали здесь очи,
воины мрака нашли здесь смерть -
увидел я страшную битву воочию.

на север от поля того в фарлонге
железный остов горизонт прервал -
машина, которую создали боги,
железо, что, верно, демон ковал...
кто бросил ее на пустынной дороге?

тянулись голые земли в молчании,
болота-нарывы и тут и там
сочились не гноем - злым отчаяньем,
я шел, спотыкаясь, по черным камням,
без снов, без надежд, без стремлений, без чаяний.

единственный дуб, склонивший голову,
скрипел на ветру, ни жив, ни мертв,
зияло дупло в его теле полом,
как в крике предсмертном раскрытый рот,
мелко тряслись его ветви голые.

от цели своей в том краю подгорном
я дальше стоял, чем в начале пути.
но птица с небес опустилась огромная,
крылом указуя, куда идти -
немой проводник с опереньем черным.

о тьма, расступись! в фиолетовой дали
как призрак явился туманный излом.
холмов силуэты манили и звали:
иди, а сомненья оставь на потом!
и пальцами-пиками тучи хватали...

познал я секрет моего несчастия -
мой рок был подобен плохому сну,
что снился давно, и теперь кончается,
открылась ловушка - и я иду.
и сердце стучит, разрываясь на части.

догадка пронзила стрелой звенящей -
вот место, что видел в недавних снах!
лежали холмы быками спящими,
покоилось небо на их рогах,
и ястреб кружил в высоте пьянящей.

творцом неизвестным со скалами спаяна,
как смерть неотвратна, как полночь - темна,
стояла, из серого камня изваяна...
стояла недвижно.... стояла... ОНА.
как мелок перед нею путник израненный!

и ночь расползалась ледышкой тающей,
мне чудилось - солнце опять встает.
сквозь тучи прорвался закат умирающий -
лучи заиграли на шпилях ЕЕ...
я руки протягивал к стенам сверкающим.

как сто колокольчиков враз зазвенели,
послушны движеньям невидимых рук.
тяжелый набат, невесомые трели
смешались в единый торжественный звук -
то смех барабана, то слезы свирели.

я слушал бы вечно ангелов, певших
про всех, кто не смог дойти до конца,
про славных героев, в пустошь сошедших,
но помнивших лик своего отца...
к мечте прикоснуться, увы, не успевших.

я видел их всех - и друзья и подруги
стояли вдоль линии темной стены.
к груди приложил я горячие руки,
и рог стародавний достал из сумы...
рванулись к вершинам трубящие звуки,

мой рог вековое молчанье вспорол:
"Чайльд Роланд-стрелок к Темной Башне пришел!"

наверх


© Перевод sylvanelf, 2004

 

случайная рецензия
Кинга читал много. Он очень разный.Но эта книга шедевр творчества! Не могу оторваться - давно такого не было. Мне 40 лет, а как пацан переживаю. Прочтите - не пожалеете, серьёзно.
Бельведер
на правах рекламы
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика