Библиотека

а знаете ли вы, что…
Перекрестные связиМир, описываемый Стивеном Кингом в своих произведениях, характерен множеством перекрестных связей между различными книгами, что делает его более реальным для читателя. В нашем каталоге публикуется информация о подобных взаимосвязях между различными произведениями Стивена Кинга.
на правах рекламы
цитата
Наверное в жизни каждого из нас есть что-то такое, что для нас имеет первостепенное значение, о чем
необходимо поведать миру; вот только пытаясь сделать это, мы сталкиваемся с неожиданным
препятствием: то, что нам кажеться важнее всего на свете, немедленно теряетсвой высокий смысли, облеченное в форму слов, становиться каким-то мелким, будничным.
Стивен Кинг. "Труп"

Елена Аронова (Колганова)
Стивен Кинг: совершенный реалист. "Кэрри"

Есть писатели, которые настолько точно показывают ту или иную сторону нашей жизни, что их творчество можно охарактеризовать как современный реализм. К таким авторам относится Стивен Кинг.

Конечно, общепризнанно, что Кинг – «король ужасов», а фантастика и хоррор к реализму если и имеют отношение, то весьма условное. Тем не менее, на мой взгляд, романы «Кэрри» и «Нужные вещи» (в других переводах - «Самое необходимое», «Необходимые вещи») - лучшие образцы социального реализма.

«Кэрри» - одна из первых книг Стивена Кинга, вышла из печати в 1974 году, роман «Нужные вещи» относится к более зрелому этапу творчества писателя, создан на 17 лет позже. Однако у них немало общего. Главным образом, то, что в этих книгах отражена актуальная проблема возможностей развития человеческой личности в условиях серьезных жизненных испытаний, а собственно элементы фантастики и ужаса в обоих романах представлены по минимуму – ровно настолько, чтобы оставаться в рамках жанра.

Главная героиня романа «Кэрри» - девочка-старшеклассница по имени Кэриетта Уайт (Кэрри). Она представляет собой хорошо знакомый каждому из нас тип изгоя общества, подвергаемого остракизму за непохожесть на других, неумение соответствовать принятым неписаным канонам поведения.

Кэрри – нескладная, неуклюжая, полноватая девушка, вечно попадающая в нелепые ситуации, например, когда на службе в церкви «шов на старой полосатой юбке расходится вдоль молнии с таким звуком, будто кто-то громко подпустил ветра. Кэрри, которая никогда не может поймать мяч, даже когда он летит ей прямо в руки, и всегда влетает в сетку на волейбольном поле. Кэрри, которая на втором году средней школы споткнулась на уроке современного танца, растянулась на полу и отколола зуб. Кэрри, у которой чулки всегда со стрелками, или бегут прямо на глазах, или вот-вот побегут . Кэрри, у которой всегда влажные пятна под мышками…» Кто из читателей не встречал таких людей в детском саду, в школе, в университете, на работе? Известно, с каким презрением и злыми насмешками к подобным личностям обычно относится коллектив. Кэрри Уайт не стала исключением. Ее детские и юношеские годы вместили всевозможные издевательства, вроде: «давай стянем у Кэрри простыню в летнем лагере христианской молодежи, и я нашла ее любовное письмо к Бобби Пикетту, давай размножим его и всем раздадим, и давай спрячем где-нибудь ее трусы, и давай сунем ей в туфли змею, и топи ее, топи… Кэрри, которую в прошлом году звали пудингом, а в этом — мордой... Вот Билли Престон мажет ей волосы ореховым маслом, когда она уснула на занятиях. А сколько ее щипали, ставили ей подножки, когда она шла к доске, сбрасывали ее учебники со стола… Или тот случай, когда ей в сумку подсунули скабрезную открытку…»

Самое интересное, что в таких случаях поведение окружающих – что пятилетних, что тех, кому за сорок, - идентично - как метко выразился Кинг устами одного из персонажей – Сью Снелл: «Почти никто так и не осознает, что действительно делает кому-то больно. Люди не становятся лучше — только умнее. Они не перестают отрывать мухам крылышки, а лишь придумывают себе гораздо более убедительные оправдания. Многие говорят, что им жаль Кэрри Уайт… — но никто из них не понимает, каково это — быть на ее месте каждый день, каждую секунду. Да им в общем-то и наплевать». Роман Стивена Кинга – об убийственном человеческом равнодушии, о зреющих внутри каждого скрытых силах (не в мистическом смысле).

Содержание романа в двух словах: у шестнадцатилетней Кэрри начинается первая менструация в раздевалке школьного спортзала, и, видя это, одноклассницы во главе с известной своими хулиганствами Кристиной Харгенсен (Крис) смеются над несчастной девушкой и бросаются в нее гигиеническими средствами. Позже администрация школы определяет им наказание в виде дополнительных занятий, а заводиле Крис запрещено посетить выпускной вечер. Охваченная чувством мести Харгенсен со своим криминальным дружком Билли на выпускном балу обливает свиной кровью Кэрри и ее спутника Томми. Это становится последней каплей, переполнившей чашу терпения Кэрри – девушка дает жесткий отпор окружающим – тем, кто над ней издевался, и тем, кто оказался на пути. Жизненная ситуация? На все сто. Правда, здесь Кинг вплетает единственный элемент фантастики – главная героиня романа обладает способностью к телекинезу (перемещению предметов на расстоянии, не прикасаясь к ним), с помощью которого и расправляется с обидчиками, уничтожив весь город. Но детали неважны – какая разница, жертва усилием мысли взрывает бензоколонки или берет в руки кухонный нож и набрасывается на притеснителей? Смысл один – то, что зреет глубоко внутри, однажды прорвется наружу, и тогда бессмысленно ждать пощады.

Показателен такой персонаж, как Сьюзен Снелл. В одной из первых сцен романа девушка представляется такой же, как ее одноклассницы, – видя растерянность Кэрри, вместе со всеми кричит ей грубые слова и совершает издевательские действия. Однако вскоре становится ясно, почему автор сделал Сью одной из ключевых героинь книги. В отличие от остальных девочек из класса, Снелл склонна к самоанализу – по сути, это великий дар. С первых же своих действий она чувствует, что совершает нечто уродливое, противное человеческой природе. Девушка пытается слиться с массой, забить в себе это чувство: «В мозгу ее вспыхивала неоновым светом и, не переставая, крутилась, как заклинание, одна только мысль: Ничего плохого здесь нет в самом деле ничего плохого здесь нет в самом деле ничего плохого… Она еще вспыхивала и светилась, успокаивая и обнадеживая…» Истинный облик Снелл виден и в отзывах о ее некрасивом поступке школьной учительницы: «Мне казалось, подобные выходки не в ее характере», - и парня, с которым девушка встречается: «Совсем на тебя не похоже…» По этой же причине и Кэрри в финале романа оставляет Сьюзен в живых. Снелл – единственная из класса, кто терзается мыслью о собственной подлости по отношению к Кэрри. Более того, пытаясь искупить вину, она идет на самопожертвование – упрашивает своего парня Томми составить пару Кэрри на школьном выпускном балу, и совсем не расстраивается, что сама пропустит праздник.

Образ Сью в романе является наиболее сложным и неоднозначным. Если Кэрри Уайт и Кристина Харгенсен в восемь и в шестнадцать лет остаются неизменными: одна – типичной жертвой, другая – не менее типичной хищницей, то на примере Снелл автор показывает процесс развития личности. До случая с глумлением над Кэрри в раздевалке спортзала Сьюзен была обычным подростком: училась, общалась с подругами, встречалась с самым популярным парнем школы, с ним у нее неоднократно были интимные отношения. Но, несмотря на это, Снелл – еще ребенок. И вдруг она начинает думать. Переосмысливать свою жизнь – прошлую и будущую, пытаться определить значение тех или иных событий, наконец, понять себя. Почему она начала встречаться с Томми: потому что влюблена или увлечена? И приходит к выводу: «неважно — результат тот же самый». Она и ее парень – самая красивая и популярная пара школы? А на самом ли деле они такие выдающиеся? «И почему-то ей вдруг подумалось в порыве горечи и презрения, что в каждой средней школе каждого провинциального городка белой Америки есть точно такая же пара, как они». Сьюзен не хочет быть серой, банальной, «как все», с волосами в бигуди, проводя «долгие часы за гладильной доской перед бестолково мелькающей в телевизоре рекламой, пока муженек надрывается в каком-то безликом офисе». Вдруг она понимает, что, возможно, всё так и будет, и далее ее ждет «вступление в Ассоциацию родителей и преподавателей, а затем, когда доход вырастет до солидной пятизначной суммы, в загородный клуб; бесконечные пилюли в желтых круглых оболочках, чтобы как можно дольше сохранить прежние девичьи размеры и как можно дольше уберечься от вторжения маленьких противных чужаков, которые гадят в ползунки и истошно зовут на помощь в два часа ночи». И девушка чувствует, как «словно противная, пугающая родственница приходит тревога… Оказывается, за их теплым, уютным кругом света топчутся какие-то темные тени…»

В душе Сьюзен происходят неуловимые изменения. Она чувствует, что оказалась в замкнутом кругу своих ошибок и заблуждений, но как выйти из него - еще не знает. Переломный момент в развитии самосознания Снелл наступает в той же раздевалке школьного спортзала, после того, как учительница отчитывает старшеклассниц за их подлый поступок с Кэрри и сообщает о наказании недопуском на выпускной вечер. Главная заводила и хулиганка Крис Харгенсен в бешенстве:

— Ей это так не пройдет! — Она открыла наугад чей-то шкафчик, схватила чужие кроссовки и швырнули их через всю раздевался. — Я ей еще припомню! Черт бы ее побрал! Зараза! Я ей устрою! Если мы все откажемся…

— Заткнись, Крис, — сказала Сью и с удивлением услышала в своем голосе тяжелые, безжизненные нотки взрослости. — Заткнись, ради Бога.

Неслучайно Сьюзен чувствует, что стала взрослой. Впервые она поступает наперекор явному лидеру, выражает мнение, противоречащее общепринятому. И, что важнее, впервые девушка берет на себя ответственность за свой поступок, находит в себе силы для того, чтобы принять наказание как должное. Таким образом, Сью переступает порог, за которым заканчиваются детские игры и начинается серьезная жизнь.

Многие подростки считают, что достижение определенного возраста или начало половой жизни автоматически означают взросление. Однако Кинг на примере Сью Снелл показывает, что человек становится взрослым, когда учится понимать значение своих действий, их последствий, признавать свои ошибки и выполнять над ними работу, чего бы это ему ни стоило. Когда перестает бояться открыть для себя и окружающих свой подлинный внутренний мир.

Романы Стивена Кинга хороши тем, что есть в них внутренняя логика - неразрывная связь между причиной и следствием. Мать Кэрри Уайт придерживается учения одной из псевдохристианских сект. Женщина убеждена, что половая жизнь и все, что с ней связано, – зло, которое надо немилосердно заглушать, выбивать из своей семьи. Но вместе с тем в разряд «зла» попадает еще многое – Маргарет нещадно бьет и жестоко наказывает Кэрри за робкую дружбу с Томми, за радость от покупки красивого платья для выпускного вечера, и не допускает никакой душевной теплоты, никаких простых человеческих отношений. И здесь мы видим извращение изначальной идеи религии в сектантской интерпретации. Ведь, по-христиански, Бог – это великая, всепрощающая, милосердная любовь, и ничего кроме любви. А с точки зрения сектантов, Бог карающий и беспощадный, и Маргарет ведет себя так же – без тени жалости и снисхождения.

Сцены диалогов Кэрри и ее матери – пожалуй, самые сильные в романе. В них отчетливо виден накал отчуждения между родными.

— Почему ты ничего мне не сказала? — плачет Кэрри (имея в виду менструальный цикл). — Я так испугалась, мама… А девчонки смеялись надо мной и бросали в меня всякие…

«Пока она говорила, мама приближалась, и вдруг ее рука — твердая, мозолистая, мускулистая — мелькнула в воздухе, словно гибкая лоза, и наотмашь хлестнула Кэрри по щеке. Зарыдав в голос, Кэрри упала на пол в дверях гостиной.

— …а Бог создал Еву из ребра Адама, — закончила мама, глядя на нее из-за стекол очков своими огромными, словно очищенные яйца вкрутую, глазами, и ударила ее ногой.

Кэрри закричала.

— Вставай, женщина, и будем молиться. Будем молиться Господу за наши слабые, грешные женские души!..

— Мамочка! — кричала Кэрри. — Мама, ну послушай, пожалуйста. Я не виновата».

Мать, считающая себя истинно верующей христианкой, не находит в своей душе главного, без чего немыслимо христианство, - любви, теплоты, сочувствия и сопереживания ближнему. Ведь кто для матери ближе, чем дочь? В одной из следующих сцен Кэрри просит у мамы разрешения пойти на школьный выпускной бал:

«И пожалуйста, пойми, мама, что мне пора уже… начинать ладить с людьми, пытаться, во всяком случае… Я — не такая как ты. Да, я смешная — вернее, это в школе так думают. Но мне это не нравится. Я хочу попытаться стать нормальным человеком, пока не поздно…»

В ответ на робкую просьбу девочка получает чай, выплеснутый матерью ей в лицо, и исполненные злобы слова:

- Дьявольское отродье. Сатана… Похоть и распущенность, искушение плоти…

Апогея отношения матери и дочери достигают в конце романа, когда миссис Уайт намеревается лишить жизни Кэрри и ранит ее ножом, а та, будучи сильнее, убивает Маргарет. Одно вытекает из другого – ложное учение о Христе порождает заблуждения о том, что же считать грехом. Эти заблуждения не позволяют любить ближнего и растить своего ребенка в мире, любви доброте. А где нет мира, любви и доброты – там поселяется лишь смерть.

То же можно сказать и о Крис Харгенсен и ее парне Билли Нолане. Крис, выражаясь по-современному, - гопница из «золотой молодежи», Билли – уличная шпана. Облив свиной кровью Кэрри на выпускном вечере, парочка едет в отель, где расставляются все точки над i. Каждый отчетливо понимает, что другой ему больше не нужен.

«Между нами все кончено, Билли», - заявляет Крис.

«На черта ты мне теперь сдалась?» - думает Билли.

На первый взгляд, может показаться, что такой поворот обусловлен преобладанием сексуальной составляющей их отношений: получив желаемое, молодые люди не испытывают потребности в продолжении романа. Однако у Сьюзен Снелл и Томми секс также играет важную роль, но эта пара после нескольких интимных свиданий не расстается. Более того, когда Сью делится с Томми своими переживаниями по поводу страданий Кэрри и в порыве искреннего раскаяния просит его пригласить несчастную девушку на выпускной бал, что парень ей отвечает?

— Я тебя люблю, — ответил Томми. Сью удивленно подняла глаза.

Он сказал это ей впервые.

Отношения Томми и Сьюзен построены на созидании. Они вместе пытаются дать моральную оценку поступку Снелл и других девушек в раздевалке спортзала, стремятся понять чувства Кэрри и найти этический выход из ситуации. Недаром признание в любви звучит не до или после первого секса, а лишь тогда, когда Томми отчетливо видит нравственную красоту Сью.

Так же поддерживают друг друга Крис и Билли, но не в созидании, а в разрушении - в осуществлении плана мести. А отношения, построенные на ненависти, пусть не друг к другу, а к третьему лицу, нежизнеспособны. Харгенсен и Нолан обнажили друг перед другом уродство своих душ, и после этого уже трудно оставаться вместе.

На мой взгляд, роман Стивена Кинга «Кэрри» стоило бы включить в школьную программу по литературе: проблемы, поднятые в нем, актуальны как никогда.

наверх...


 

случайная рецензия
Хе-хе, прочла эту книгу аж зимой 99-го. и до сих пор "под впечатлением". Это был первый и единственный раз после выхода из детсадовского возраста, когда меня напугало нечто, описанное в книге. Куда там всяким вампирам и оборотням, когда "такие люди в стране советской есть"...Энни то есть. Мда. Сильная книжечка...авторам популярных романов с продолжениями стоит поостеречься таких вот дамочек - Энни))))
Lecter jr
на правах рекламы
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика