Стивен Кинг.ру

а знаете ли вы, что…
ТелепрограммаВ разделе "Телепрограмма" еженедельно публикуется программа телетрансляций сериалов и фильмов, снятых по произведениям Стивена Кинга!
на правах рекламы
цитата
...Сколько прекрасных вещей получаешь, когда жить осталось совсем немного...
Стивен Кинг. "Ловец снов"

Приветствуем вас, Странник сети! В данном разделе Вы сможете узнать, откуда Стивен Кинг берет идеи для своих произведений!
Если у Вас есть информация относительно происхождения идей книг, не упомянутых ниже, напишите нам!

 

"Мы - писатели и потому никогда не спрашиваем друг у друга, где мы берем идеи. Мы знаем, что не знаем."
Стивен Кинг. "Как писать книги"

Романы, повести Рассказы
  • "1408"
  • "Бабуля"
  • "В комнате смерти"
  • "Все предельно"
  • "Все, что ты любил когда-то, ветром унесет"
  • "Всемогущий текст-процессор"
  • "Грузовик дяди Отто"
  • "Двигающийся палец"
  • "Долгий Джонт"
  • "Дом на Кленовой улице"
  • "Дорожный ужас прет на север"
  • "Завтрак в "Кафе Готэм"
  • "Здесь тоже водятся тигры"
  • "Знаете, они классно играют"
  • "Извините, номер верный"
  • "Кадиллак Долана"
  • "Конец всей этой мерзости"
  • "Короткая дорожка миссис Тодд"
  • "Люди десятого часа"
  • "Мой милый пони"
  • "Не выношу маленьких детей"
  • "Ночная смена"
  • "Ночной летун"
  • "Обезьяна"
  • "Оставшийся в живых"
  • "Плот"
  • "Посвящение"
  • "Последнее расследование Амни"
  • "Протока"
  • "Рожать придется дома"
  • "Секционный зал номер четыре"
  • "Смерть Джека Хамильтона"
  • "Теория домашних животных: постулат Л.Т."
  • "Человек в черном костюме"
  • "Четвертак, приносящий удачу"
  •  

    Романы, повести
    "Безнадега" Роман

    Откуда взялась идея: Стивен придумал идею для Безнадеги в 1991-м, когда перегонял автомобиль своей дочери через страну. Он проезжал через г.Руфь, шт. Невада - маленький городок, выглядевший полностью вымершим. Он немедленно подумал: "Они все мертвы". И затем - "Кто убил их?". Его "Голос" тут же откликнулся: "Шериф убил их всех". В 1994-м, во время промотура "Бессонницы", который он совершал на мотоцикле, Стивен решил развить эту идею.

    Время: 1991г.
    Источник: официальный сайт

    наверх

    "Библиотечная полиция" Повесть

    Откуда взялась идея:
        "В то утро, когда началась эта история, я сидел и завтракал со своим сыном Оуэном...
        ...Оуэн оторвался от спортивного раздела газеты только дл того, чтобы спросить меня, не собираюсь ли я сегодня заглянуть в торговый центр - для школьного сочинения ему нужна была книга...
        ...сын имел в виду одну из тех книг, которые просто так в магазине не встретишь...
        ...Я посоветовал Оуэну воспользоваться местной библиотекой, имевшей прекрасную репутацию, так как был уверен, что уж там-то нужная ему книга наверняка найдётся. Однако мой отпрыск недовольно буркнул что-то в ответ. Я разобрал всего пару слов, которые сразу привлекли моё внимание. "Библиотечная полиция" - вот что он сказал.
        Я отложил свою половину газеты ... и попросил Оуэна сделать мне любезность - повторить сказанное. Парень упирался, но я стоял на своём. Наконец он признался, что библиотекой пользоваться не любит из страха перед Библиотечной полицией. То есть, поспешно добавил мой сын, он прекрасно знает, что никакой Библиотечной полиции в природе не существует. Просто, насколько я понял, давали о себе знать давние детские страшилки, угнездившиеся в глубинах подсознания. Оуэну было лет семь или восемь, когда тётя Стафания, оказывается, поведала ему историю о Библиотечной полиции, и страх перед ней оказался на редкость живучим.
        А вот меня рассказ сына привёл в восторг. Ведь и я в детстве панически боялся Библиотечных полицейских – безликих и свирепых дяденек, - которые безо всяких там шуточек могли вломиться к тебе домой, если вовремя не вернуть взятые в библиотеке книги. История сама по себе скверная… а что, если книги эти отыскать не удастся? Что тогда? Что сделают с тобой эти громилы? Что заберут взамен пропавших томиков? Я уже давно не вспоминал Библиотечную полицию (хотя лет шесть или семь назад обсуждал эту тему с Питером Штраубом и его сынишкой Беном). Но вот теперь все вопросы, что я задавал себе в далёком детстве, все мои детские страхи снова возвратились ко мне.
        В последующие три или четыре дня я постоянно ловил себя на том, что размышляю о Библиотечной полиции, и вскоре у меня стали появляться первые короткие наброски вот этого повествования. Нередко замыслы рождаются у меня именно подобным образом, но, как правило, я их «вынашиваю» намного дольше, чем в данном случае. Как бы то ни было, начав работу над романом, который так и назвал – «Библиотечная полиция», - я ещё не слишком ясно представлял, во что это всё выльется. Порой даже казалось, что из-под моего пера выйдет нечто забавное, наподобие деревенских кошмариков, которые так удачно лепил Макс Шулман. В конце концов, разве сама идея не забавна? Ну только подумайте – Библиотечная полиция! Чушь какая!...
        ... Выстраивая этот роман, я постепенно вспомнил и осознал: когда-то, давным-давно, в глубине души я боялся заблудиться в лабиринте стеллажей книгохранилища, боялся, что меня не заметят в тёмном углу читального зала и запрут на всю ночь, боялся седовласую старушку-библиотекаршу в пенсне и с почти безгубым ртом … И конечно же я панически боялся Библиотечную полицию.
        В итоге мою новую рукопись постигла та же судьба, что и "Кристину". Написав каких-то тридцать страничек, я заметил, что юмор быстро улетучивается, а ещё страниц двадцать спустя повествование уже вело меня по мрачным дебрям подземелья, в которых я так часто блуждал, но самые сокровенные закоулки его до сих пор так и не исследовал. В конце концов мне удалось найти человека, которого я так долго разыскивал, и даже, набравшись храбрости, заглянуть в его безжалостные серебристые глаза. Я попытался набросать его портрет и показать тебе, мой Верный читатель, но не уверен, что мне это удалось.
        Дело в том, что, когда я его рисовал, мои руки – как ни совестно в этом признаваться – тряслись от страха".

    Время: -
    Источник: Стивен Кинг. "Библиотечная полиция" ("По поводу "Библиотечной полиции")

    наверх

    "Буря столетия" Сценарий

    Откуда взялась идея:
        "...иногда я просто не могу вспомнить, как набрел на тот или иной роман или рассказ. В этом случае зерном вещи оказывается скорее образ, нежели идея, ментальная фотография настолько сильная, что она в конце концов вызывает к жизни характеры и события - как ультразвуковой свисток, говорят, заставляет отозваться всех псов округи. И для меня вот что еще является истинной загадкой творчества: истории, которые появляются без предшественников, приходят сами по себе. "Зеленая миля" началась с образа огромного негра, который стоит в тюремной камере и смотрит, как приближается расконвоированный заключенный, продающий сладости и сигареты со старой металлической тачки со скрипучим колесом. "Буря столетия" также родилась из образа, связанного с тюрьмой: такой же человек (только не черный, а белый) сидит на нарах у себя в камере, подтянув под себя ноги и положив руки на колени, и не мигает. Это не джентльмен и не тот хороший человек, которым оказался Джон Коффи в "Зеленой миле"; это человек крайне плохой. Может быть, вообще не человек. Каждый раз, когда моя мысль к нему возвращалась (за рулем машины, в кабинете окулиста в ожидании закапывания в глаза, или хуже того - ночью во время бессонницы при выключенном свете), он был все страшнее и страшнее. Все так же сидел на нарах и не шевелился, но был каждый раз чуть страшнее. Чуть меньше похож на человека и чуть больше на.., скажем, на то, что было под этой внешней оболочкой.
        Постепенно повествование стало разворачиваться от этого человека.., или чем бы он там ни был. Человек сидит на нарах. Нары в камере. Камера в задней части магазина-склада островного городка Литтл-Толл-Айленд, который я иногда мысленно называл "Остров Долорес Клейборн". Почему в магазине-складе? Потому что общине столь малой, как Литтл-Толл-Айленд, полицейский участок не нужен - нужен только кто-то, кто по совместительству выполняет обязанности констебля - занимается, скажем, буйными пьяницами или укрощает рыбака с плохим характером, который не прочь поучить кулаком собственную жену. Так кто же будет этим констеблем? Конечно же, Майк Андерсон, владелец и рабочий "Магазина-склада Андерсона". Вполне приличный мужик, и отлично справляется с пьяными или вспыльчивыми рыбаками.., но что он будет делать, если столкнется с чем-то по-настоящему страшным? Например, с таким, как злобный демон, который вселился в Ригана в "Экзорцисте"? Когда появится что-то, что будет просто сидеть в импровизированной тюремной камере Майка Андерсона, глядеть и ждать...
        Чего?
        Как чего - бури, конечно. Бури Века. Такой бури, которая полностью отрежет Литтл-Толл-Айленд от материка, оставив его справляться собственными силами. Снег красив, снег смертоносен, снег - это занавес вроде того, которым маг скрывает ловкость своих рук. Отрезанный от мира, скрытый снегом, мой призрак-страшилише (у меня уже установилось для него имя - Андре Линож) может натворить много вреда. И хуже всего - даже не покидая своих нар, где сидит, подобрав ноги и обняв колени.
        До этого я мысленно дошел в октябре-ноябре девяносто шестого: плохой человек (или, быть может, чудовище под маской человека) в тюремной камере, буря посильнее той, что полностью парализовала северо-восточный коридор в середине семидесятых, община, предоставленная собственным силам. Меня , пугала задача воссоздания всей общины (такое я уже делал в двух романах - "Жребий Салема" и "Необходимое за действительное", и это адская работа), но манили возможности. И еще я знал, что дошел до момента, когда надо либо писать, либо потерять эту возможность. Мысли более завершенные - другими словами, большинство из них - могут держаться довольно долго, но повествование, возникшее из одинокого образа, существующее почти целиком лишь в потенции - вещь куда менее стойкая."

    Время: -
    Источник: Стивен Кинг. "Буря столетия" (Введение).

    наверх

    "Глаза дракона" Повесть

    Откуда взялась идея: "Хотя я написал уже тринадцать романов к тому времени, как моя дочь достигла такого же возраста, она не читала не одну из них. Она любила меня, но не испытывала никакого интереса к моим вапирам, упырям и подкрадывающимся грязным тварям. Однажды ночью, в нашем доме в западном Мэне, я сел, чтобы написать эту историю, впоследствии названную "Салфетки". В конце концов, история была рассказана и Наоми взяла законченную рукопись с отмеченным недостатком энтузиазма. Этот взгляд потихоньку менялся к восторженному интересу и история похитила ее. Это было круто, когда она подошла ко мне позже, обняла и сказала, что в истории была только одна неправильная вещь - то, что она закончилась."

    Время: -
    Источник: официальный сайт

    наверх

    "Долгая прогулка" Роман

    Откуда взялась идея: В начале 60-х теле- и радиостанции по всей стране организовывали 50-ти мильные прогулки. Стивен говорит: "Я помнил об этом. У меня не было машины, когда я писал эту книгу. Я везде путешествовал автостопом. Тем не менее, я не завершил мой 50-ти мильный маршбросок - я "выпал" после 20-ти миль."

    Время: -
    Источник: официальный сайт

    наверх

    "Зеленая миля" Роман

    Откуда взялась идея:
    "...иногда я просто не могу вспомнить, как набрел на тот или иной роман или рассказ. В этом случае зерном вещи оказывается скорее образ, нежели идея, ментальная фотография настолько сильная, что она в конце концов вызывает к жизни характеры и события - как ультразвуковой свисток, говорят, заставляет отозваться всех псов округи. И для меня вот что еще является истинной загадкой творчества: истории, которые появляются без предшественников, приходят сами по себе. "Зеленая миля" началась с образа огромного негра, который стоит в тюремной камере и смотрит, как приближается расконвоированный заключенный, продающий сладости и сигареты со старой металлической тачки со скрипучим колесом..."

    Время: -
    Источник: Стивен Кинг. "Буря столетия" (Введение).

    наверх

    "Из бьюика 8" Роман

    Откуда взялась идея:
    "Весной 1999 года я вел машину из Флориды, где мы с женой зимовали, обратно в Мэн. На второй день пути я остановился возле сельской заправки сразу после въезда в Пенсильванию, такое милое старомодное место, где к твоей машине подходит человек, заливает бензин и спрашивает, как жизнь и за кого ты болеешь в чемпионате Америки.
        Этому я сказал, что жизнь вполне, а болею я за "Дюка". Потом я зашел за здание, направляясь в туалет. Рядом со станцией пробегал ручеек, вздувшийся от таяния снегов, и я, выйдя из туалета, прошел чуть вниз по склону, усыпанному выброшенными ступицами колес и деталями двигателей, чтобы поближе посмотреть на воду. На земле еще кое-где лежал снег. Я поскользнулся и стал сползать к обрыву. Ухватившись за выброшенный двигатель, я остановился, не успев всерьез начать падение, но, вставая, сообразил, что мог слететь до самой воды, и меня бы унесло. Невольно я задумался: если бы так вышло, когда бы позвонил в полицию штата заправщик, если бы моя машина, новенький "линкольн", так и осталась стоять перед бензоколонкой? Вернувшись к дороге, я имел два приобретения: мокрую от падения задницу и колоссальную идею новой вещи...
        В ней таинственный человек в черном пальто - похоже, не человек, а какое-то чужое существо, неловко замаскированное под человека, бросает машину перед маленькой бензозаправкой в глубинке Пенсильвании. Машина похожа на старый "бьюик-специал" конца пятидесятых, но это не больше "бьюик", чем обладатель черного пальто - человек..."

    Время: весна 1999 года.
    Источник: Стивен Кинг. "Как писать книги".

    наверх

    "Кладбище домашних животных" Роман

    Откуда взялась идея:
    ""Кладбище домашних животных" выросло из горя моей дочери, когда ее любимого кота Смаки переехало машиной на хайвее возле нашего дома..."

    Время: -
    Источник: Стивен Кинг. "Буря столетия" (Введение).

    наверх

    "Кристина" Роман

    Откуда взялась идея: "Однажды ночью, подъезжая к дому, я обратил внимание на то, что число на одометре моей машины изменилось с 9.999,9 на 10.000. Я задумался о том, как развивался бы сюжет рассказа об одометре, который движется в обратном направлении. Я подумал, что машина, вместо того, чтобы стареть, могла бы молодеть и, в конце концов, просто распасться на комплектующие части. На следующий день я начал работать над этим рассказом. Я думал, что это будет забавная короткая история в стиле "Американского Граффити" (American Graffiti). Вместо этого получился довольно объемный сверхъестественный роман о друзьях, подругах и... Кристине."

    Время: -
    Источник: официальный сайт

    наверх

    "Кэрри" Роман

    Откуда взялась идея:
    "Во время учебы в колледже мой брат Дэйв летом подрабатывал уборщиком в средней школе Брунсвика - своей бывшей альма-матер. Однажды я там тоже проработал часть лета...
        ...Как-то раз мне пришлось отскребать ржавчину со стен туалета для девочек. Я оглядывал помещение с заинтересованностью юного мусульманина, попавшего на женскую половину дома. Комната была точно такая же, как для мальчиков, и при этом совсем другая. Писсуаров, конечно, не было, зато были два металлических ящика на стенах - без надписей и совсем не того размера, что для бумажных полотенец. Я спросил, что в этих ящиках. "Писькины затычки, - сказал мне Гарри. - Для определенных дней месяца".
        И еще душевые, не так, как у мальчиков, были снабжены перекладинами с розовыми пластиковыми занавесками. Чтобы душ можно было принять в уединении. Я заметил эту разницу вслух, и Гарри пожал плечами:
         - Наверно, девочки больше стесняются раздеваться.
        Мне как-то вспомнился этот день, когда я работал в прачечной, и мне представилось начало повести: девочки моются в душевой, где никаких тебе ни занавесок, ни уединения. И тут у одной из них начинаются месячные. Только она про это не знает, и остальные девочки - шокированные, потрясенные, заинтересованные - бросаются к ней с гигиеническими салфетками. Или тампонами, как назвал Гарри эти писькины затычки. Она начинает кричать. Сколько крови! Она думает, что умирает, что товарки над ней насмехаются, пока она истекает кровью... она реагирует... она отбивается... только как?
        Мне до того случилось читать в журнале "Лайф" статью, полагавшую, что по крайней мере некоторые сообщения о полтергейсте могут объясняться проявлением телекинеза - так называется перемещение предметов силой мысли. Были признаки, допускающие предположение, что такая сила может проявляться у людей молодых, особенно у девочек в ранний период созревания, как раз перед первой...
        Ух ты! Две отдельные идеи - подростковая жестокость и телекинез - сошлись воедино и дали мне идею вещи".

    Время: После окончания университета, во время работы в прачечной.
    Источник: Стивен Кинг. "Как писать книги".

    наверх

    "Куджо" Роман

    Откуда взялась идея: Весной 1977-го Стивен забирал свой мотоцикл у механика, который жил в глухих окрестностях Бриджтона, шт. Мэн:
        "Я забирал оттуда свой байк, и только я это сделал, как из сарая, рыча, вышел огромный сенбернар. Тогда вышел механик, Джо Кембер, и он выглядел почти как те парни из "Приговора" (Deliverance). Я пятился и жалел, что не сидел на своем мотоцикле, когда парень сказал: "Не волнуйся, он не кусается". Я потянулся погладить пса, но тот кинулся на меня. Парень подскочил к собаке и сказал "Сидеть, Гонзо" (или как там было его имя) и сильно ударил по спине. Собака взвизгнула и села. "Гонзо прежде никогда не вел себя так", - сказал механик, - "Я думаю, ему не понравилось твое лицо". И это стало центральной сценой книги, перемешанной со старыми "Фильмами Недели", сделанными специально для телевидения, которые показывались на ЭйБиСи. Я подумал, а что, если бы вы оказались в ситуации, которая была бы продолжением данной сцены. Это было бы законченным телевизионным фильмом. Там могла бы быть одна съемочная площадка, всего одна комната. Вы даже могли бы не менять угол съемок. Так что, там было одно маленькое место… и им стал Пинто Донны... и все последовало из этой ситуации - большой пес и Пинто".

    Время: весна 1977г.
    Источник: официальный сайт

    наверх

    "Лангольеры" Повесть

    Откуда взялась идея:
        "Истории приходят ко мне в голову в самое разное время и в самых неожиданных местах: в машине, под душем или когда лениво глазеешь на собравшихся на вечеринке, стоя с бокалом в руке. Пару раз сюжеты для моих будущих произведений рождались во сне. Мне не свойственно садиться за письменный стол, когда рождается интересный сюжет. У меня нет специальной записной книжки, куда бы я заносил свои мысли. Мне постоянно что-нибудь приходит в голову, но только незначительный процент идей представляет собой какую-то ценность. У меня в голове, как в компьютере, имеется специальный файл, в котором я храню наиболее интересные идеи. Неудачные идеи саморазрушаются, как какая-нибудь пленка в центре управления полетом перед началом очередного космического путешествия (знакомый сценарий, не правда ли?). С хорошими сюжетами такого не происходит. Время от времени я заглядываю в этот файл, чтобы поискать что-нибудь заслуживающее внимание, и почти всегда откапываю несколько неплохих сюжетцев с четко прослеживаемым центральным образом.
        Что касается "Лангольеров", то их центральным образом была женщина, закрывающая рукой трещину в пассажирском авиалайнере.
        Я повторял себе, что незачем браться за этот сюжет, поскольку ничего не смыслю в гражданской авиации. Однако стоило мне очередной раз войти в файл, как женщина была тут как тут. Дело дошло до того, что через некоторое время я начал ощущать запах ее духов (это были L'Envoi), видел ее зеленые глаза, слышал ее прерывистое дыхание испуганного человека.
        Однажды ночью, уже засыпая, я понял, что эта женщина - дух.
        Вспоминаю, как я тут же сел, свесив босые ноги с дивана на пол. Включил свет. Некоторое время сидел, ни о чем не думая. Разве только мое второе "я", энергичная личность внутри меня, которая выполняет всю работу, развило бурную деятельность, то есть расчищало рабочее место от всякого хлама, подготавливая все необходимое для предстоящих творческих буден. На следующий день я - или он - засел за письменный стол..."

    Время: -.
    Источник: Предисловие к повести "Лангольеры"

    наверх

    "Мертвая зона" Роман

    Откуда взялась идея:
    "Роман "Мертвая зона" возник у меня из двух вопросов: может ли вообще политический убийца быть прав? И если да, можно ли сделать его главным героем романа? Положительным героем? Эти идеи вызвали к жизни политика с опасной нестабильностью, как мне казалось - человека, который карабкался по политической лестнице, показывая миру веселое честное лицо парня из народа, очаровывая избирателей тем, что отказывался играть по обычным правилам игры..."

    Время: -
    Источник: Стивен Кинг. "Как писать книги".

    наверх

    "Мизери" Роман

    Откуда взялась идея: "Мизери" вдохновил рассказ Эвелин Вауг под названием "Человек, который любил Диккенса": "Это пришло ко мне, когда я клевал носом во время перелета Нью-Йорк - Лондон на Конкорде. Рассказ Вауг был про мужчину в Южной Африке, который был пленником вождя, влюбленного в истории Чарльза Диккенса и заставлял мужчину читать их ему. Я подумал о том, что было бы, если бы этим пленником был сам Диккенс."

    Время: Начало восьмидесятых годов, во время поездки в Лондон.
    Источник: официальный сайт

    "В начале восьмидесятых годов мы с женой ездили в Лондон - комбинация деловой и развлекательной поездки. В самолете я заснул, и мне приснился сон о популярном писателе (может, это был я, а может, и нет, но уж точно это не был Джеймс Каан), попавшем в когти психически больной поклонницы, живущей на ферме где-то у черта на куличках. Это была женщина, одинокая из-за развивающейся мании преследования. В сарае она держала кое-какую живность, в том числе любимую хрюшку Мизери. Ее назвали в честь сквозной главной героини дамских романов-бестселлеров автора. Из этого сна мне яснее всего запомнились слова, сказанные женщиной писателю - у него была сломана нога, и он был заперт в задней спальне, как пленник. Я записал это на солфетке от коктейля компании "Америкен Эйрлайнз", чтобы не забыть, и засунул в карман. Потом где-то я салфетку потерял, но почти все записанное помню.
        Говорит серьезно, но никогда не смотрит прямо в глаза. Крупная женщина, вся плотная, полное отсутствие брешей. (Что бы это ни значило; я ведь только что проснулся). "Нет, сэр, это не была злая шутка, когда я назвала мою свинью Мизери. Прошу вас так не думать, сэр. Нет, я так назвала ее в духе почитания своего кумира, что есть самая чистая на свете любовь. Вам должно быть приятно".

    Время: Начало восьмидесятых годов, во время поездки в Лондон.
    Источник: Стивен Кинг. "Как писать книги".

    наверх

    "Нужные вещи" Роман

    Откуда взялась идея: "Я полагаю, что я был одним из немногих людей в Соединенных Штатах, которые думали, что восмидесятые были по настоящему забавны. Это было десятилетие, в которе люди решали, по крайней мере, как минимум некоторое время, что жадность это хорошо и лицемерие было лишь просто другим средством жизни. Это было последнее "ура" сигаретам, небезопасному сексу и всем видам наркоты. Это была пора заключительного распада Поколения Любви и Мира, ухода Большого Копа что, я думаю, было причиной для смеха... либо плача.
        Я думал об этом, когда возвращался домой с баскетбольной игры, и мои мысли были сосредоточены на Джиме и Тамми Фэй Баккере из ПиТиЭл Клаб. Мне пришло в голову, что в восьмидесятые на все была навешена своя ценовая бирка, что десятилетие было буквально распродажей столетия. И заключительными вещами в списке были честь, честность, чувство собственного достоинства и скромность.
        Ко времени, когда я добрался до дома, я решил вернуть восьмидесятые в маленький городок, в лавку под названием "Нужные вещи" и... посмотрите, что из этого вышло. Я велел себе сделать все это легким и сюрреалистичным, как если бы я все время думал про конуру Баккера, оборудованную обогревателями и водопроводом, и тогда все будет о'кей. И вот, что из этого вышло. На книгу было немного положительных отзывов. Большинство критиков либо не поняли, либо не оценили шутку. Тем не менее, читателям она понравилась, а это для меня главное."

    Время: -
    Источник: официальный сайт

    наверх

    "Оно" Роман

    Откуда взялась идея: "В 1978-м моя семья жила в Боулдере, шт. Колорадо. Однажды, когда мы возвращались после обеда в пиццерии, наш новый AMC Matador буквально потерял коробку передач. Чертова штуковина выпала на Перл-стрит. По настоящему трудно стоять посередине занятой улицы, глупо улыбаясь, в то время как люди изучают ваш хренов автомобиль и большую, замасленную штуковину лежащую под ним. Двумя днями позже часов в пять вечера позвонили из агентства по продаже автомобилей.
        Все в порядке - я могу забрать машину в любое время. Агентство находилось тремя милями далее. Я подумал о том, что нужно вызвать такси, но решил, что неплохо будет просто прогуляться. Агентство AMC находилось в индустриальной зоне, находившейся в пустынной полосе, в миле от ленты фаст-фудов, бензоколонок, которые отмечают восточный угол Боулдера.
        Узкая неосвещенная дорога вела к этой заставе. К тому времени, как я добрался к этой дороге, уже смеркалось - в горах сумерки наступаю очень быстро - и я осознавал, что я был один. Через четверть мили по этой дороге, встретился деревянный мостик - горбатый и странно старомодный. Я прошел по нему. Я был одет в ковбойские ботинки со стоптанными каблуками и звуки, который они издали на досках, звучали как глухие удары. Я подумал о сказке про трех козлят и представил, что если бы внизу находился поджидающий меня тролль: "Кто идет по моему мосту?". Внезапно я захотел написать роман о настоящем тролле, сидящем под настоящим мостом.
        Я остановился и подумал о Марианне Мур, что-то о "настоящих жабах в воображаемых садах", которые стали у меня "настоящими троллями в воображаемых садах". Хорошая идея как йо-йо - может повиснуть на конце строки, но не умереть, а только заснуть. Обычно она возвращается обратно в вашу ладонь. Я забыл о мосте и тролле, когда забирал мою машину и подписывал бумаги, но они вернулись ко мне в следующие два года.
        Я решил, что мост может быть некоторым символом, точкой старта. Я начал думать о Бангоре, где я жил, о городе со странным каналом, разделяющим его, и решил что мостом может быть город, если под ним что-то скрывается. Что находится под городом? Туннели. Сточные трубы. Ах! Прелестное местечко для тролля! Тролли должны жить в канализации!
        Прошел год. Йо-йо оставался внизу своей резинки, спал, а затем он вернулся обратно. Я начал вспоминать Стратфорд, шт. Коннектикут, где я жил одно время, будучи ребенком. В Стратфорде была библиотека, в которой взрослая и детская библиотеки соединялись коротким коридором. Я решил, что коридор также был мостом, на котором каждый ребенок-козленок должен подвергаться риску - ловушке взросления.
        Приблизительно шесть месяцев я раздумывал о том, как такая история могла развиваться, о том, как мог быть воссоздан эффект рикошета от перемешивания историй о детях и взрослых, которыми они стали. Как-то, летом 1981-го я понял, что я должен написать о тролле под мостом, или же оставить его всего лишь неодушевленным ОНО навсегда."

    Время: 1978г.
    Источник: официальный сайт

    1. Сцена затопления Барренса
    Откуда взялась идея: Реальная история произошедшая со Стивеном Кингом и его братом Дэйвом.
    "Наша новая квартира на третьем этаже была на Уэст-боард-стрит. В квартале вниз по холму, неподалеку от универмага "Теддиз" и напротив магазина строительных материалов "Барретс", располагался сильно заросший пустырь, на дальнем конце - свалка и рельсы посередине. Туда я часто возвращаюсь в своем воображении, этот пустырь снова и снова всплывает под разными именами в моих книгах. В "Оно" дети называют его Пустырем, мы его называли джунглями...
    ...Дэйв был отличным братом, но слишком умным для своих десяти лет. Из-за своих мозгов он всегда попадал в беду, и в какой-то момент (наверное, после того как я подтерся ядовитым плющом) он сообразил, что имеет смысл звать в компанию братца Стива, когда в воздухе пахнет паленым. Дэйв никогда не просил меня поддержать все его проказы, часто блестящие - он не был ни ябедой, ни трусом, - но были случаи, когда он просил меня разделить ответственность. Потому мы и влипли оба, когда Дэйв запрудил ручеек, текущий через джунгли, и залил приличный кусок внизу Уэст-боард-стрит...".

    Время: Детство.
    Источник: Стивен Кинг. "Как писать книги".

    2. Сцена c холодильником
    Откуда взялась идея: из сна.
        "Иногда, сны приходят очень вовремя. Когда я работал над романом "Оно", который был по-настоящему длинной книгой, сон помог мне в переломный момент. Я вложил много времени и усилий в идею относительно способности закончить эту огромную, длинную книгу. Когда я работаю на чем-нибудь, я вижу книги, законченные книги. И, в определенном роде, идея книги уже находится в ней самой. Я не затрачиваю много усилий на то чтобы придумать идею, я только выкапываю идею из песка, как будто это древний артефакт. Фокус состоит в том, чтобы извлечь без повреждений из этого предмета как можно больше, сведя повреждения к минимуму. Конечно же, вы всегда повреждаете его - я имею ввиду, что вы никогда не получаете идею полностью, такой какая она есть, но, если вы действительно были осторожны (или же если вы удачливы), то вы сможете благополучно откопать большую ее часть.
        Когда я нахожусь в процессе работы, я никогда не знаю, какой у книги будет конец, я не знаю, что выйдет из-под моего пера в результате. У меня есть идея, указывающая на направление, в котором я хочу (или же надеюсь), чтобы история развивалась в дальнейшем. Но в целом, я подобен хвосту бумажного змея. Я не ощущаю себя змеем, или ветром, который его надувает - я только хвост змея. И если я знаю, когда я приземлюсь, что со мной происходит или произойдет сегодня, завтра и послезавтра, то я счастлив. Но в целом, я подобен хвосту бумажного змея. Я не ощущаю себя змеем, или ветром, который его надувает - я только хвост змея. И если я знаю, когда я приземлюсь, что со мной происходит или произойдет сегодня, завтра и послезавтра, то я счастлив.
        Так вот, в конце концов, я добрался до точки, после которой уже не видел, что впереди. С каждым днем я приближался все ближе к месту, где должна была появиться одна из моих героев, маленькая девочка (я не думаю о них, что они хорошие герои, или что они плохие герои, это просто мои герои), и где остальные должны были ее найти.
        Я не знал, что с нею произойдет. И это чрезвычайно нервировало меня. Ведь этот путь не вел к завершению книги. Внезапно вы оказываетесь в точке, где нет ничего - это как внезапно лопнувшая струна, в результате чего вы не можете получить приза. У меня было готово уже 7 800 страниц, и я уже не мог остановиться. Помню, что как-то ночью я ложился в постель, повторяя про себя: "Я должен найти идею! Я должен найти идею!" Я заснул, и мне приснилось, что я оказался на автомобильной свалке, на которой моя история застопорилась.
        Очевидно, что я был девочкой. Никакой другой девочки во сне не было. Там был только я. И на этой свалке была куча старых холодильников. Я открыл один и увидел этих тварей среди ржавых полок. Они были похожи на макаронины и подрагивали на ветерке. Затем одна из них расправила крылья, вылетела и села мне на руку. Стало тепло, как от укола новокаина или чего-то подобного, и цвет тельца твари стал меняться с белого на красный. Я понял, что тварь обезболила место укуса, и принялось высасывать мою кровь. Тут они все начали вылетать из холодильника и садиться на меня. Это были пиявки, напоминающие макароны. И они раздувались. Я проснулся и был очень напуган. Но я был также просто счастлив, поскольку теперь я знал, что должно произойти. Я взял сон и описал его в книге. Просто бросил его в книгу, совершенно ничего не изменив."

    Время: -
    Источник: Наоми Ипель. "Сны писателей".

    наверх

    "Секретное окно, секретный сад" Повесть

    Откуда взялась идея:
        "В один прекрасный день поздней осени 1987 года, пока все эти мысли еще в беспорядке роились в моем сознании, я зашел в нашу прачечную, чтобы бросить в стиральную машину грязное белье. Эта прачечная представляет собой маленькую комнатку, и – по случайному любопытству – я остановился у одного из двух окон.
        Мы жили в этом доме уже одиннадцать или двенадцать лет, но прежде я ни разу не удосужился выглянуть из этого окна. Причина очень проста: окна расположены на уровне пола, и обычно к ним невозможно подобраться из-за сушилки или корзины с грязным бельем. На этот раз я все-таки преодолел эти препятствия и выглянул наружу.
        Из окна видна небольшая кирпичная арка, которая соединяет дом и летнюю беседку. Это место я видел практически каждый день.., но точка, с которой я смотрел на него теперь, была новой. Моя жена расставила на арке около дюжины горшков с растениями, полагаю, для того, чтобы они могли хоть немного глотнуть раннего ноябрьского солнца, и в результате получился симпатичный маленький садик, который был виден только мне. Фраза, пришедшая мне в тот момент, была, конечно, названием истории.
        Мне показалось, что это удачная метафора тому, чем день и ночь занимаются писатели – особенно писатели, работающие в жанре фэнтези. Сидеть за печатной машинкой или с карандашом в руке – вовсе не физический акт: с точки зрения духовной деятельности это можно сравнить с наблюдением из забытого всеми окна за совершенно обычными вещами, но с другой, новой точки зрения. Работа писателя в том и заключается, чтобы внимательно смотреть из этого окна и сообщать о том, что он там – под своим углом зрения – видит.
        Случается так, что окно разбивается. Думаю, именно это – более чем что-либо другое – является содержанием данной истории: что происходит с бдительным наблюдателем, когда разбивается окно между реальностью и нереальностью и стекла разлетаются во все стороны?"

    Время: 1990г.
    Источник: Примечания автора к повести "Секретное окно, секретный сад".

    наверх

    "Смиренные сестры Элурии" Роман

    Откуда взялась идея:
        "Если у меня и есть главное произведение жизни, так это ... семитомная сага о Роланде из Гилеада и его поисках Тёмной Башни – оси существования. В 1996-м или в 1997 году Ральф Вичинанца (временами агент и менеджер, ведущий мои дела, связанные с публикацией произведений за рубежом) спросил, нет ли у меня желания написать повесть о юности Роланда для большой антологии фэнтези, которую готовит Роберт Силверберг. Я дал предварительное согласие. Однако ничего путного в голову не приходило. Я даже собирался отказаться от этой затеи, но однажды утром проснулся с мыслями о "Талисмане", о большом павильоне, в котором Джек Сойер впервые видит королеву Долин. В душе (там мне всегда думается лучше всего… наверное, он у меня ассоциируется с маткой) я начал представлять себе такой же павильон, со стенами в лохмотьях... в нём женщин. Призраков. Может, вампиров. Смиренных сестёр. Построить сюжет, основываясь на этом центральном образе, оказалось не так-то просто. Впрочем, возможности были: Силверберг просил повести, а не рассказы, было где развернуться, но всё равно пришлось поломать голову. События, имеющие отношения к Роланду, требовали много слов, тянули на эпос. Повесть эта хороша тем, что можно не знать содержания ... романов о Тёмной Башне, чтобы насладиться ею".

    Время: 1996 или 1997г.
    Источник: Предисловие к повести "Смиренные сёстры Элурии".

    наверх

    "Судьба Иерусалима" Роман

    Откуда взялась идея:
        "Cейчас я могу припомнить что-то около пяти-шести по-настоящему ужасных кошмаров за всю мою жизнь (что совсем не плохо, если вспомнить, что она перевалила за 44). Но я не могу забыть один чрезвычайно плохой сон, приснившийся мне в возрасте девяти-десяти лет.
        Это был сон, в котором я поднялся на холм, на котором стояла виселица. Вокруг виселицы летали птицы. На ней висел человек. Он умер не из-за сломавшейся шеи, а от удушения. Я мог это сказать, потому что его лицо было все фиолетовое и опухшее. И, как только я подошел близко к нему, он открыл глаза, протянул свои руки и схватил меня.
        Я проснулся в своей кровати, крича, вытянувшись в струну. Мне было жарко и холодно одновременно, и я был весь в мурашках. Мало того, что я не мог заснуть в течение нескольких последующих часов, я не мог заставить себя выключить свет в течение нескольких недель. Я до сих пор могу видеть это с той же ясностью, как тогда, когда это произошло.
        Годы спустя, я начал работать над "Судьбой Иерусалима". Я знал, что история должна быть про вампира, который приехал в Соединенные Штаты из-за границы. Я хотел поселить его в страшный старый дом. Я уже продвинулся достаточно далеко в моих мыслях в нужном направлении. И когда я примеривался к дому с привидениями, то внезапно, каким-то образом, которым ваш мозг находит решение, парень, работавший в моем мозгу в творческом отделе, спросил меня: "Ну, а как насчет того кошмара, который у тебя был в возрасте восьми или девяти лет? Сработает?" Я вспомнил кошмар и подумал "Да, он великолепен!"
        Я превратил мертвеца в парня по имени Хьюби Марстон, который владел плохим домом, и в значительной степени пересказал историю из сна в красках романа..."

    Время: - .
    Источник: Наоми Ипель. "Сны писателей".

    наверх

    "Тело" Повесть

    1. Эпизод с пиявками
    Откуда взялась идея: реальная история.
        "В повести "Тело" есть эпизод, когда несколько мальчишек оказываются покрытыми пиявками. Подобное на самом деле как-то произошло со мной (в этой повести много подобного материала, являющегося, по сути, пересказом реальных историй, которые были лишь немного доработаны). Я вместе с моими друзьями вошел в водоем в полутора милях от дома, где я тогда жил. Когда мы вышли, то все оказались покрыты этими малышками. Я не помню, снились ли мне тогда в связи с этим кошмары, но, конечно же, я увидел кошмарный сон с пиявками годы спустя..."

    Время: Детство.
    Источник: Наоми Ипель. "Сны писателей".

    наверх

    "Темная половина" Роман

    Откуда взялась идея: "В "Темной половине" я пытался ответить на вопрос "Где вы берете свои идеи?". Я думаю, что внутри у большинства писателей скрывается другая личность. Хотя, она не обязательно темная и не обязательно занимает целую половину. Я подумал, что это было бы забавно - написать историю о писателе, чья муза полностью вырывается на свободу. Здесь была одна проблема - я не знал как закончить историю. Затем, день спустя я ехал в мой офис и увидел огромную стаю ворон, достаточную для того, чтобы закрыть собой все небо, взлетевшую "как один". Они заставили меня подумать о поэме Говарда Лавкрафта под названием "Психопомы", о птице, которая была эмиссаром смерти и переносила посыльного между страной населенной смертными и потусторонним миром. В тот же момент, я понял, как распорядиться Джорджем Старком - все, что я должен был сделать - это поехать домой и начать работу."

    Время: -
    Источник: официальный сайт

    наверх

    "Туман" Повесть

    Откуда взялась идея: реальные события.
        "..."Туман" я написал осенью 1976 года для сборника новых произведений, который готовил мой агент Кирби Маккоули. Маккоули двумя или тремя годами раньше выпустил еще одну книгу, которую назвал "Страшилки". В мягкой обложке. Новую книгу предполагалось выпускать в переплете, то есть проект стоил куда больших денег. Назвал он ее "Темные силы". Кирби хотел получить от меня рассказ или повесть и проявил не только настойчивость, но и... дипломатичность. Последнее, насколько я понимаю, и отличает действительно хорошего агента. Я не мог ничего придумать. Чем больше я думал, тем больше усилий тратилось попусту. Я уже начал подозревать, что встроенная в мою голову машина, пишущая короткие рассказы, или остановилась на ремонт, или безнадежно сломалась. А потом случилась гроза, описание которой вы можете найти в этой повести. Над Длинным озером в Бриджтоне, где мы жили в то время, разверзлись хляби небесные, и я настоял на том, чтобы мое семейство спустилось вместе со мной вниз (хотя мою жену зовут Табита. Стефани - имя ее сестры). Поездка в супермаркет (мы отправились туда на следующий день) также нашла место в повести, хотя мне и не пришлось ехать в компании такой одиозной личности, как Нортон: в реальной жизни в летнем коттедже, куда я поселил Нортона, живут очень приятные люди, доктор Ралф Дрюз и его жена.
        В супермаркете моя муза внезапно вернулась ко мне - случилось это, как всегда, без предупреждения. Я стоял в центральном проходе, выбирая приправу для хот-догов, когда перед моим мысленным взором возникла большая доисторическая птица, прокладывающая путь к мясному прилавку; сшибая банки с ананасовым компотом и бутылки томатного соуса. К тому времени, как я и мой сын Джо встали в очередь в кассу, я уже обдумывал историю о людях, пришедших в супермаркет за покупками и оказавшихся в западне: супермаркет осадили доисторические животные. Я подумал, что получится неплохо: эдакий вариант "Аламо" в постановке Берта И. Гордона. Половину повести я написал тем же вечером, вторую - на следующей неделе. Кирби просил рассказ, а не повесть, но написанное мною ему понравилось, и он включил ее в книгу. Я же поначалу относился к "Туману" скептически, пока полностью не переписал повесть. Особенно меня не устраивала сюжетная линия, связанная с Дэвидом Дрэйтоном (он спал с Амандой и так и не узнал, что случилось с его женой). Я решил, что здесь выбран самый легкий путь. Но, переписывая повесть, я поймал нужный ритм, который и сохранил до последней страницы. "Туман" удался мне лучше, чем многие другие повести ("Способный ученик" из "Четырёх сезонов" - особенно удачный пример свойственной мне болезни: литературной слоновости).
        Ключом к этому ритму стало сознательное использование первой фразы, которую я просто выдрал из блестящего романа Дугласа Фэйрбейрна "Стрельба". Эта фраза стала для меня квинтэссенцией всей повести, эдаким заклинанием из учения "дзэн". Должен отметить, что мне также очень по душе метафора, посредством которой Дэвид Дрэйтон дает понять, что его возможности имеют свои пределы; понравилось мне и то, что повесть динамична и вызывает веселые улыбки: вы словно смотрите ее, обняв за плечо подругу (друга). И без труда можете представить себе вторую серию."

    Время: -.
    Источник: Примечания автора к сборнику "Команда скелетов"

    наверх

     

    Рассказы
    "1408" Рассказ

    Откуда взялась идея:
    "... Каждый писатель, работающий в жанре "ужастиков", должен написать как минимум по одному рассказу о похоронах заживо и о Комнате Призраков в Гостинице. Это моя версия последнего рассказа. Необычность его состоит в том, что я не собирался доводить его до логического завершения. Написал три или четыре страницы в качестве части приложения к своему "учебнику" "Как писать книги", чтобы показать читателям, как изменяется рассказ от первоначального наброска ко второму. Главным образом мне хотелось привести конкретные принципы, которыми я руководствуюсь при создании своих произведений. Но случилось нечто очень приятное: рассказ соблазнил меня и я дописал его до конца. Я думаю, что у разных людей разные страхи, и вариаций последних не счесть (я вот не понимаю, почему у некоторых мурашки бегут по коже при упоминании перуанских бумслангов, но ведь бегут). Так вот, этот рассказ пугал меня, пока я его писал. Первоначально он появился как часть аудиокниги, которая называлась "Кровь и Дым", и аудио напугало меня больше, чем рукопись. Напугало до смерти... ".

    Время: -.
    Источник: Предисловие к рассказу "1408"

    наверх

    "Бабуля" Рассказ

    Откуда взялась идея:
    "...Наша семейная троица вернулась в штат Мэн, чтобы мама могла присматривать за родителями в их преклонные года. Бабуле было под восемьдесят, была она жирной гипертоничкой, почти слепой. Дедуле было восемьдесят два, иссохший, мрачный, он иногда разражался утиным кряканьем, которое могла понять только мама. Она дедулю называла "Батяня"".

    Время: Детство.
    Источник: Стивен Кинг. "Как писать книги".

    наверх

    "В комнате смерти" Рассказ

    Откуда взялась идея:
    "Это рассказ в стиле Кафки о комнате для допросов в южноамериканской вариации ада. В таких рассказах человек, которого допрашивают, обычно выкладывают всё, что знают, после чего его убивают или он сходит с ума. Я хотел написать такой же рассказ со счастливым концом, каким бы нереальным он ни казался. И вот что из этого вышло".

    Время: -
    Источник: Послесловие к рассказу "В комнате смерти"

    наверх

    "Все предельно" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Однажды ни с того ни с сего перед моим мысленным взором возник образ молодого человека, ссыпающего мелочь в щели канализационной решётки рядом с небольшим аккуратным домиком, где он жил. И больше ничего, но образ этот был таким чётким и странным, что мне пришлось написать рассказ об этом молодом человеке. Писался он легко, без единой запинки, подтверждая мою теорию, что рассказы – артефакты: они не создаются нами (то есть мы не можем ставить их себе в заслугу), мы лишь откапываем, что создано ранее".

    Время: -
    Источник: Предисловие к рассказу "Всё предельно"

    наверх

    "Все, что ты любил когда-то, ветром унесет" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Я люблю водить машину, и особенно нравится мне ехать по бесконечно длинным прямым, как стрела, автострадам, когда по обе стороны от дороги ничего, кроме прерий, а до ближайшего мотеля миль сорок или около того. Ванные и туалеты этих придорожных мотелей сплошь исписаные граффити, попадаются среди них загадочные и непонятные. И вот я начал собирать эти изречения – записывать в блокнот, который постоянно ношу при себе. Одни попадались, как я уже упомянул, на стенках туалетов и телефонов-автоматов, другие скачивал из Интернета (там есть два или три сайта, посвящённых исключительно такого рода надписям), а потом, наконец, придумал рассказ, где их можно употребить. Вот и получилась история про Альфи Зиммера. А уж как получилась, судить вам. Хочу сказать одно: мне далеко не безразличен её главный герой, страшно одинокий человек; от души надеюсь, что всё у него будет хорошо. В первом варианте так оно и было, но Билл Бьюфорд из журнала "Нью-Йоркер" предложил сделать более неопределённый финал. Возможно, он прав, однако единственное, что мы можем сделать для Альфи Зиммера, это молиться за него всем миром".

    Время: -
    Источник: Послесловие к рассказу "Все, что ты любил когда-то, ветром унесет"

    наверх

    "Всемогущий текст-процессор" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Возьмем, к примеру, "Всемогущий текст-процессор". Не лучший рассказ из написанных мною, не из тех, что может рассчитывать на получение литературной премии. Но не такой и плохой. Забавный. Я месяцем раньше приобрел свой первый текст-процессор (большой такой "Уэнг", и попрошу оставить при себе ваши, несомненно, остроумные комментарии) и все еще выяснял, что он может делать, а чего - нет. Особенно меня зачаровывали клавиши "Убрать (Delete)" и "Вставить (Insert)", позволяющие забыть о зачеркивании и вставках на полях.
        В один из дней я сильно отравился. Что такого, это может случиться с каждым. Все, что не держалось во мне, выходило с обоих концов, по большей части со скоростью звука. К вечеру мне стало совсем плохо. Бил озноб, поднялась температура, суставы распухли. Желудок крутило, болела спина.
        Эту ночь я провел в спальне для гостей (благо ее отделяли от туалета четыре ступеньки вниз). Спал с девяти вечера до двух ночи. Проснувшись, понял, что больше мне не уснуть. Встать я не мог, слишком ослабел. Вот я лежал и думал о моем текст-процессоре и клавишах "Вставить" и "Убрать". И мне в голову пришла мысль: "А ведь будет забавно, если кто-то печатает предложение, потом нажимает клавишу "Убрать", и то, о чем шла речь в предложении, исчезает из жизни?" С этой мысли начинались практически все мои рассказы: "А ведь будет забавно, если..." И хотя многие из них достаточно страшные, среди них нет ни одного, не вызвавшего у читателя в каком-то месте улыбки, как бы ужасно этот рассказ ни заканчивался.
        Вот я и начал придумывать, что можно убрать с помощью клавиши на клавиатуре текст-процессора, и у меня в голове сложился рассказ. Я наблюдал, как какой-то тип (для меня это всегда мистер Икс, до той поры как я начинаю печатать рассказ и должен дать ему имя) убирает висящие на стене картины, кресла в гостиной, Нью-Йорк, идею войны. Потом я решил, что не мешало бы ему что-то и вставить, ввести в мир с помощью другой клавиши.
        Следующей пришла мысль: а не дать ли ему стерву жену, которую он сможет убрать и заменить хорошей женщиной? С тем я и заснул, а наутро проснулся в полном здравии. Отравления как не бывало, а вот идея осталась. Этот рассказ я написал, хотя вы увидите, что получился он не таким, как я представлял себе ночью. Ну да это обычное дело."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Команда скелетов"

    наверх

    "Грузовик дяди Отто" Рассказ

    Откуда взялась идея: реальные события.
        "Грузовик настоящий, как и дом. Идея эта родилась в тот день, когда я поехал покататься на машине. Она мне понравилась, поэтому рассказ я начал писать, как только вернулся, и через несколько дней поставил последнюю точку."

    Время: -.
    Источник: Примечания автора к сборнику "Команда скелетов"

    наверх

    "Двигающийся палец" Рассказ

    Откуда взялась идея: -
        "мои любимый тип рассказа, где события происходят просто потому, что они происходят. В романах и кинофильмах (за исключением тех, где главные роли играют такие артисты, как Сильвестр Сталлоне и Арнольд Шварценеггер) вам приходится объяснять, почему происходят события на экране. Позвольте мне тоже сказать вам что-то, друзья и соседи. Я терпеть не могу объяснения, почему что-то произошло, и мои усилия в этом направлении (такие, как фальсифицированный ЛСД и возникающие в результате изменения в ДНК, из-за которых у Чарли Макги появляется талант к пирокипезу в романе "Воспламеняющая взглядом") не слишком удачны. Однако в действительной жизни очень редко встречается то, что кинопродюссры называют в этом году "сквозной мотивацией", - вы заметили это? Не знаю, как обстоит дело у вас, но никто не выдал мне брошюру с наставлениями. Я работаю как привык, стараясь сделать все, что от меня зависит, зная, что мне никогда не удастся выбраться из всего этого живым, но все-таки стараюсь не слишком испортить дело.
        В рассказах автору иногда все еще разрешается сказать: "Это случилось. Не спрашивайте меня почему". Рассказ о бедном Хауарде Митле и есть именно такой рассказ. Мне кажется, что его усилия справиться с пальцем, высовывающимся из сточного отверстия раковины умывальника во время телевикторины, создают идеальную метафору, показывающую, каким образом мы справляемся с неприятными сюрпризами, которые ставит перед всеми нами жизнь: опухоли, несчастные случаи, иногда происходящие кошмарные совпадения. У короткого рассказа есть уникальная возможность ответить на вопрос: "Почему плохие события происходят с хорошими людьми?" Ответить следующим образом: "Надоело - не спрашивайте". В рассказе, где происходят фантастические события, этот мрачный ответ, по-видимому, удовлетворяет нас. В конце концов, это может быть главным моральным достоинством жанра: в лучшем случае он может открыть окно (или ширму в исповедальне) на реальные аспекты наших смертных жизней. Это не вечное движение... но все-таки не так уж плохо, верно?"

    Время: -.
    Источник: Примечания автора к сборнику "Ночные кошмары и фантастические видения"

    наверх

    "Долгий Джонт" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "..."Долгий Джонт" предназначался для "Омни", который отказался от этого рассказа, и совершенно справедливо, так как науки в нем явно недоставало. Бен Бова предложил написать рассказ о колонистах, добывающих воду из-под земли, вот я и использовал эту идею в предлагаемом варианте рассказа."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Команда скелетов"

    наверх

    "Дом на Кленовой улице" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "...Насколько помню, есть ещё только один рассказ, который я написал, отталкиваясь от реальной картины: "Дом на Кленовой улице", и вдохновил меня чёрно-белый рисунок Криса ван Оллсберга..."

    Время: -
    Источник: Предисловие к рассказу "Дом на Кленовой улице"

    наверх

    "Дорожный ужас прет на север" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "... Как ни странно, у меня действительно есть картина, описанная в этом рассказе. Моя жена увидела её, подумала, что она мне понравится (во всяком случае, я на неё отреагирую), и подарила... на день рождения? На Рождество? Не могу вспомнить. Зато помню, что никому из троих наших детей она не глянулась. Я повесил её в своём кабинете, и они заявляли, что глаза водителя следовали за ними, когда они пересекали комнату (когда мой сын Оуэн был совсем маленьким, он говорил то же самое про портрет Джима Моррисона). Мне нравятся истории о картинах, которые меняются, вот я в конце концов и написал рассказ о своей картине..."

    Время: -
    Источник: Предисловие к рассказу "Дорожный ужас прёт на север"

    наверх

    "Завтрак в "Кафе Готэм" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Как-то в Нью-Йорке я заглянул в один приятный ресторан. В зале метрдотель показывал семейной паре столик. Мужчина и женщина о чём-то спорили. Метрдотель перехватил мой взгляд и очень цинично подмигнул мне. Я вернулся в гостиницу и написал рассказ. Работал три дня, ни о чём другом не думал. Конечно же, меня интересовал не безумный метрдотель, а леденящие души отношения между разводящимися мужем и женой. По-своему эта парочка безумнее метрдотеля. Куда как безумнее."

    Время: -
    Источник: Предисловие к рассказу "Завтрак в "Кафе Готэм"

    наверх

    "Здесь тоже водятся тигры" Рассказ

    Откуда взялась идея: реальные события.
        "Мою первую учительницу в начальной школе в Стратфорде, штат Коннектикут, звали миссис Ван Бурен. Мы ее жутко боялись. Полагаю, если бы пришел тигр и съел ее, я бы пожал ему лапу. Сами знаете, какие они, эти дети."

    Время: детство.
    Источник: Примечания автора к сборнику "Команда скелетов"

    наверх

    "Знаете, они классно играют" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "...в этой книге по крайней мере два рассказа посвящены городам, которые главные героини называют "странными маленькими городами". "Знаете, они классно играют" относится к их числу, как и "Сезон дождя". Найдутся читатели, которые сочтут, что я "посещаю" "странные маленькие городки" слишком часто. Они обратят внимание на сходство между этими двумя рассказами и моим более ранним рассказом "Дети кукурузы". Сходство действительно есть, но разве это значит, что "Знаете, они классно играют" и "Сезон дождей" представляют собой перепев собственных произведений? Это деликатный вопрос, причем такой, на который каждый читатель должен ответить сам, но мои ответ отрицательный.
        Мне кажется, что существует большая разница между писательской деятельностью в ее традиционных формах и самокопированием. Возьмите другой пример, из музыки блюзов. По сути дела, при исполнении блюзов существуют только две классические последовательности аккордов при игре на гитаре, и эти две последовательности в общем походят одна на другую. А теперь ответьте мне на следующий вопрос: если Джон Ли Хукер исполняет почти все, что написал, в ключе Е или в ключе А, означает ли это, что он делает все автоматически, повторяя одно и то же снова и снова? Множество поклонников Джона Ли Хукера (не говоря уже о поклонниках Бо Диддли, Мадди Уотерс, Фьюрри Льюис и других великих музыкантов) будут утверждать, что это не так. Дело не в ключе, в котором вы играете, скажут эти любители блюзов, дело в душе, которая поет.
        То же самое и здесь. Существуют типичные рассказы ужасов, выделяющиеся с ясностью столовых гор в пустыне. Дом с привидениями, мертвецы, возвращающиеся из могил, странный маленький городок. Дело не в том, о чем там идет речь, если вы понимаете, о чем я говорю. Это по своей сути литература нервных окончаний и мышечных рецепторов, и как таковые это рассказы о том, что вы испытываете. Толчком к тому, чтобы написать рассказ, явился тот факт - сам по себе ужасный, - что многие исполнители рок-н-ролла ушли из жизни в молодом возрасте или при странных обстоятельствах (вот истинный кошмар для страховых компаний). Порой юноши и девушки находят это романтичным, но здесь есть и темная сторона, прячущийся в тени смертельный, ядовитый змий. Именно это я и пытался выразить в рассказе, хотя, по моему мнению, события там развиваются только на протяжении последних шести или восьми страниц."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Ночные кошмары и фантастические видения"

    наверх

    "Извините, номер верный" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Помните, как я начал говорить миллионом страниц раньше, о "Хотите верьте, хотите - нет!" Рипли? Так вот, "Извините, номер верный" едва ли не часть этого. Мне пришла мысль написать "телевизионную пьесу" однажды вечером но пути домой, после того как я купил пару ботинок. Это пришло мне в голову как озарение, полагаю, потому, что телевизионный вариант кинофильма играет такую важную роль. Я написал сценарий, почти не отличающийся от того, что опубликован в этой книге, в два приема. Мой литературный агент на Западном побережье - тот, что заключает договоры о фильмах, - получил его в конце недели. В начале следующей недели Стивен Спилберг прочитал его, думая включить в телевизионную серию "Поразительные истории", которую он тогда снимал. Однако Спилберг отклонил сценарий. Они стремились включить в телесериал более оптимистические фильмы, сказал он, и тогда я отправил его моему хорошему другу, человеку, с которым я давно сотрудничал, Ричарду Рубинштейну. В то время он выпустил телесерию под названием "Истории с темной стороны", которая передавалась по нескольким телеканалам. Не скажу, что Ричард воротил нос от счастливых окончаний - по-моему, он любит хеппи-энд, как и все остальные, - но, с другой стороны, он никогда не отказывался от мрачных сценариев. Именно он в конце концов снял фильм по роману "Кладбище домашних животных" ("Кладбище домашних животных" и "Тельма и Луиза", по-моему, единственно заметные фильмы, созданные в Голливуде, которые с конца семидесятых годов кончаются смертью главного героя и остальных действующих лиц).
        Ричард купил права на сценарий в тот же день, когда прочитал его, и запустил в производство спустя одну или две недели. Еще через месяц он показал фильм по телевидению... если память мне не изменяет, в качестве премьеры сезона. Фильм по-прежнему остается одним из тех, на которые было затрачено самое короткое время от запуска в производство до демонстрации по телевидению. Вариант, включенным в эту книгу, между прочим, является моим первым наброском, более длинным и подробным, чем окончательный сценарий, на который по финансовым соображениям пришлось изготовить лишь два набора декораций. Он включен в эту книгу как пример иного типа рассказа... иного, но тем не менее заслуживающего внимания не меньше других."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Ночные кошмары и фантастические видения"

    наверх

    "Кадиллак Долана" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "...полагаю, что ход мыслей, который привел меня к этому рассказу, очевиден. Я ехал в своей машине по шоссе через одно из тех кажущихся бесконечными мест, где ведется ремонт дороги. Вдыхал пыль и смрад расплавленного асфальта и выхлопных газов и не отрывал взгляда от задней части одного и того же фургона с наклейкой на бампере "Я ТОРМОЖУ, ЧТОБЫ ПРОПУСТИТЬ ЖИВОТНЫХ" на протяжении - в моем восприятии - лет девяти. Вот только на этот раз передо мной ехал не фургон, а большой зеленый "кадиллак". Когда мы медленно проезжали мимо того места, где в вырытую яму укладывали огромные отрезки труб, я подумал - отчетливо это помню, - что в такую трубу может поместиться даже такой большой автомобиль, как этот "кадиллак". Мгновение спустя у меня в воображении твердо закрепился замысел "Кадиллака Долана", полностью оформленный, так что текст будущего рассказа не изменился впоследствии ни на йоту.
        Это не значит, что рассказ родился так уж легко, вовсе нет, скорее наоборот. Еще никогда на моем пути не вставало столько препятствий технического характера. А теперь я хочу сообщить вам то, что журнал "Ридерз дайджест" любит называть "личной точкой зрения". Несмотря на то, что мне нравится думать о себе как о литературном варианте Джеймса Брауна (самозванец, "работающий больше всех человек в шоу- бизнесе"), на самом деле я исключительно ленив в тех случаях, когда речь заходит о технических деталях и исследованиях, необходимых для того, чтобы написать литературное произведение. Тут меня много раз подкалывали за мои промахи читатели и критики (точнее и унизительнее всех Эйбрам Дейвидсон, пишущий для газеты "Чикаго трибюн" и публикующий свои рассказы в журнале "Фэнтэзи энд сайенс фикшн"). Взявшись за "Кадиллак Долана", я понял, что на этот раз нельзя просто что-то состряпать, потому что весь замысел рассказа основывается на разного рода научных деталях, математических формулах и физических постулатах.
        Если бы я открыл эту неприятную истину раньше, прежде чем успел написать примерно пятнадцать тысяч слов о судьбе Долана, Элизабет и ее мужа, напоминающего своим характером героев Эдгара По, то, без сомнения, отложил бы рассказ в ту часть моего архива, которая именуется "незаконченные произведения". Но мне не удалось обнаружить это раньше, я не хотел прекращать работу над рассказом и потому сделал единственное, что пришло мне в голову: обратился за помощью к старшему брату.
        Дэйв Кинг - человек, о котором мы, жители Новой Англии, говорим "хорошо сработан". Чудо-ребенок с подтвержденным коэффициентом интеллектуальности свыше 150 проскочил среднюю школу, словно на ракете, и тут же был принят учителем математики в среднюю школу Брунсуика, после того как сумел закончить колледж в восемнадцать лет. Вы найдете сходство с Дэйвом в рассказе "Конец всей этой мерзости" в образе Бау-Вау Форноя, гениального брата человека, от имени которого ведется повествование. Многие отстающие по алгебре ученики были старше его. Дэйв был самым молодым человеком, избранным в члены городского самоуправления в штате Мэн, и в двадцать пять лет стал мэром. Он обладает поистине энциклопедическими знаниями, это человек, который знает кое-что почти обо всем.
        Я объяснил ему по телефону трудности, с которыми столкнулся. Через неделю прибыл пакет из плотной бумаги, и я открыл его дрожащими руками. Я не сомневался, что брат послал мне всю информацию, в которой я нуждался, но был в не меньшей степени уверен, что она не принесет мне никакой пользы: почерк у брата ужасный.
        К вящей радости, я обнаружил в пакете видеокассету. Когда я вставил ее в видеомагнитофон, то увидел на экране своего брата сидящим перед столом, покрытым слоем грунта. Пользуясь несколькими игрушечными автомобилями, Дэйв поведал мне все, что требовалось, включая эту удивительно зловещую информацию относительно траектории снижения. Дэйв также объяснил мне, что герой моего рассказа будет вынужден использовать снаряжение, применяемое при ремонте дорог, для того, чтобы похоронить "кадиллак" Додана (первоначально он делал это вручную), и дал подробные указания, как заводить без ключей эти огромные машины, которые местные дорожники обычно оставляют на праздники на месте ремонта. Эти указания были очень точными... говоря по правде, слишком точными. Мне пришлось изменить их так, что если кто-то попробует завести машину в соответствии с указаниями, приведенными в рассказе, то потерпит неудачу.
        И последнее относительно этого рассказа: закончив его, я испытывал к нему чувство ненависти. Он так и не был опубликован ни в каком журнале. Я просто положил его в одну из картонных коробок с неудавшимися старыми рассказами, которые я храню в коридоре за дверями своего кабинета. Через несколько лет Херб Йеллин, который публикует превосходные небольшие издания, являясь главой "Лорд Джон пресс", написал мне и спросил, не смогу ли я предоставить ему для публикации малым тиражом один из моих рассказов, желательно не публиковавшийся раньше. Поскольку мне нравятся издаваемые им книги - они маленькие и оформлены с поразительным вкусом, а некоторые исключительно эксцентричны, - я пошел в коридор, который называют "Коридором судьбы", и принялся копаться в коробках, стараясь найти что-то подходящее.
        Я наткнулся на "Кадиллак Долана", и снова время проделало свою работу - рассказ понравился мне гораздо больше, чем раньше. Когда я послал его Хербу, он с энтузиазмом согласился на публикацию. Я отредактировал рассказ, кое-что изменил в нем, и он был опубликован "Лорд Джон пресс" ограниченным тиражом, около пятисот экземпляров. Я снова отредактировал его для публикации в настоящей книге, и мое мнение о нем настолько изменилось, чти я поставил его на первое место. По крайней мере его можно отнести к числу рассказов ужасов с безумным рассказчиком и описанием похорон живого гангстера в пустыне. Но этот рассказ вообще-то принадлежит не мне - его настоящими авторами являются Дэйв Кинг и Херб Йеллин. Спасибо, ребята."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Ночные кошмары и фантастические видения"

    наверх

    "Конец всей этой мерзости" Рассказ

    Откуда взялась идея: Несомненный прототип Бобби Форноя - брат Стивена Кинга, Дэйв.
    "Дэйв был отличным братом, но слишком умным для своих десяти лет. Из-за своих мозгов он всегда попадал в беду , и в какой-то момент (наверное, после того как я подтерся ядовитым плющом) он сообразил, что имеет смысл звать в компанию братца Стива, когда в воздухе пахнет паленым. ...Общая ответственность и была причиной того, что мы чуть не погибли, когда воплощали в жизнь его потенциально смертельный школьный проект.
        Наверное, это было в пятдесят восьмом. Я учился в центральной начальной школе, а Дэйв - в средней Стратфордской. Мама работала в прачечной, где была единственной белой леди в разношерстной группе гладильщиц. Этим она там и занималась - совала просытни под гладильный каток, когда Дэйв построил свой Научный Проект.
        Мой старший брат был не из тех ребят, кто довольствуется черчением блок-схем на миллиметровке или строительством Дома Будущего из кубиков конструктора, - Дэйв стремился к звездам. Этот проект назывался "Супер-дупер электромагнит Дэйва". У моего брата всегда была слабость ко всему, что "супер-дупер", и к тому, что носит его имя. Эта последняя привычка породила и "Горчичник Дэйва", до которого мы скоро дойдем.
        Первый вариант "Супер-дупер электромагнита" был совсем не супер-дупер; может, он вообще не работал - я точно не помню. Зато он на самом деле был взят из настоящей книги, а не из головы Дэйва. Идея была такая: намагничиваешь плотницкий костыль, натирая его об обычный магнит. Как говорила книга, магнитный заряд костыля будет слабым, но его хватит поднять несколько железных опилок. После этого надо будет намотать вокруг костыля витки медного провода, а концы провода присоединить к клеммам батарейки. В книге говорилось, что электричество усилит магнетизм и можно будет поднять куда больше опилок.
        Но Дэйв в гробу видал поднимать какие-то дурацкие железные опилки. Он хотел поднимать машины, железнодорожные платформы, может, даже военные транспортные самолеты. Дэйв собирался порезвиться на всю катушку, планету сдвинуть с орбиты.
        Вот супер, так супер!
        У каждого из нас была в создании "Супер-дупер электромагнита" своя роль. Делом Дэйва было его построить. Мое - испытать. Малыш Стиви Кинг, ответ Стратфорда Чаку Ягеру.
        В варианте Дэйва надо было обойтись без этой занюханной батарейки (все равно она уже подсела, еще когда мы ее купили в скобяной лавке, как резонно заметил он), заменив ее настоящим током из стенной розетки. Дэйв срезал провод с лампы, которую кто-то выбросил на свалку с прочим мусором, ободрал изоляцию до самой вилки и обернул свой намагниченный костыль витками голого провода. Потом, сидя на полу нашей кухни, он протянул мне "Супер-дупер электромагнит" и призвал выполнить свою часть работы - воткнуть вилку.
        Я заколебался - надо отдать мне должное, - но маниакальный энтузиазм Дэйва мне было долго не выдержать. Я воткнул розетку...

        ...В конце концов снова появился свет, и грузовик с монтерами уехал. Нас не схватили, и мы дожили до зари следующего дня. Дэйв решил, что вместо "Супер-дупер электромагнита" можно построить "Супер-дупер глайдер". А мне он пообещал, что первым на нем проедусь я. Классно было бы, правда?"

    Время: Детство.
    Источник: Стивен Кинг. "Как писать книги".

    наверх

    "Короткая дорожка миссис Тодд" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Настоящая миссис Тодд - моя жена. Вот уж кто при малейшей возможности сокращает путь. И та дорожка, о которой идет речь в рассказе, действительно существует. Она сама эту дорожку и нашла. Иной раз Табби и впрямь молодеет, хотя я надеюсь, что не похож на Уэрта Тодда. Стараюсь не походить на него. Мне очень нравится этот рассказ. Он меня веселит. А голос старика успокаивает. Не так уж часто удается написать рассказ или повесть, возвращающие тебя в прошлое, когда все, что ты писал, казалось новым и открывающим новые горизонты. Именно такие чувства я и испытывал, когда работал над "Миссис Тодд".
        И последнее - все женские журналы отказались от публикации этого рассказа, два - из-за строчки, в которой говорилось о том, что женщина, справляя малую нужду, обязательно должна присесть на корточки, если не хочет, чтобы моча попала на ноги. Редакторы этих журналов то ли полагали, что не женское это дело - писать, то ли не хотели лишний раз напоминать своим читательницам об этой физиологической особенности человеческого организма. В третьем журнале, "Космополитэне", заявили, что рассказ печатать не будут, поскольку главная героиня слишком великовозрастна, чтобы заинтересовать основную группу их читательниц.
        Оставляю это утверждение без комментариев, разве что скажу, что рассказ взяли в "Редлук". Благослови их, Господи."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Команда скелетов"

    наверх

    "Люди десятого часа" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Летом 1992 года я гулял по центру Бостона, пытаясь отыскать по адресу дом, который никак не мог найти. В конце концов я нашел его, но прежде нашел сюжет для рассказа. Я искал дом примерно в десять утра и, проходя по улицам, заметил группы людей, собирающихся перед каждым дорогим высотным зданием. С социологической точки зрения эти группы были необъяснимы. Там стояли плотники, дружески беседующие с бизнесменами, швейцары, разговаривающие с элегантно причесанными женщинами в модной деловой одежде, рассыльные, болтающие с секретаршами.
        Я пытался разгадать, что это за группы - о существовании которых Курт Воннегут даже не подозревал, - в течение примерно получаса, как вдруг меня осенило: для определенного класса городских жителей Америки привычка превратила перерыв на кофе в перерыв на курение. В дорогих зданиях теперь курение запрещено. Американцы совершают, спокойно и ничуть не волнуясь, самую поразительную перемену в двадцатом столетии, мы очищаемся от старой вредной привычки и делаем это, не привлекая особого внимания. В результате возникают очень странные зоны социологического поведения. Те, кто не в состоянии отказаться от своей старой вредной привычки - в названии рассказа они именуются "людьми десятого часа", - составляют одну из них. Этот рассказ был написан всего лишь в качестве развлечения, но я надеюсь, что он демонстрирует нечто интересное о волне перемен, которые, по крайней мере временно, воссоздали некоторые аспекты отдельных, но равных условий, существовавших в сороковые и пятидесятые годы."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Ночные кошмары и фантастические видения"

    наверх

    "Мой милый пони" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "В начале восьмидесятых годов Ричард Бахман прилагал массу усилий, чтобы написать роман под названием (нетрудно догадаться, полагаю) "Мой милый пони". Это был роман об убийце-одиночке но имени Клайв Баннинг, которого нанимают, чтобы он собрал группу мыслящих, как и он, психопатов и убил во время свадьбы несколько видных представителей преступного мира. Баннинг со своей группой выполняет задание, превращая свадьбу в кровавую бойню. Но затем его обманывают те, кто нанял, и начинают истреблять членов группы одного за другим. В романе описываются усилия Баннинга избежать катастрофы, виновником которой был он сам.
        Книга оказалась неудачной, написанной в несчастливое время моей жизни, когда многое получалось у меня очень хорошо и потом вдруг все с грохотом рухнуло. Во время этого периода Ричард Бахман умер, оставив после себя два отрывка: почти законченный роман "Путь Мэшина" под его псевдонимом Джордж Старк и шесть глав книги "Мой милый пони". Как литературный душеприказчик Ричарда, я переделал "Путь Мэшина" в роман под названием "Темная половина" и опубликовал его под собственным именем (тем не менее я признал в нем вклад Бахмана). "Мой милый пони" я выбросил и мусорную корзину... за исключением короткого отрывка, где Баннинг, ожидая начала своего нападения на свадебную церемонию, вспоминает о том, как мальчишкой дедушка его "инструктировал", поведав о пластичной природе времени. Когда я нашел этот отрывок - поразительно законченный, почти готовый рассказ, не нуждающийся в дополнительной обработке, - мне показалось, что я нашел розу, растущую на мусорной куче. Я сорвал эту розу с чувством глубокой благодарности. Рассказ превратился в одно из хороших произведений, написанных мной в течение того очень неудачного года.
        "Мой милый пони" был впервые опубликован в слишком дорогом (и слишком разукрашенном, по моему скромному мнению) издании, выпущенном Музеем Уитни. Позднее этот рассказ был опубликован в слегка более доступном (но по-прежнему слишком дорогом и слишком разукрашенном, как я считаю) издании Альфредом А. Кнопфом. А вот здесь я с удовольствием вижу отредактированный и ставший более ясным - как ему, наверное, и следовало быть с самого начала - еще один вариант рассказа, который чуть лучше других."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Ночные кошмары и фантастические видения"

    наверх

    "Не выношу маленьких детей" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "...этот рассказ относится к тому же периоду, что и большинство рассказов сборника 1978 года "Ночная смена". Как и почти все они, он был первоначально опубликован в журнале "Кэвалиэр". И не был включен в сборник в свое время потому, что мой редактор Билл Томпсон не хотел делать книгу слишком "громоздкой". Так иногда говорят редакторы писателям, когда им нужно немного сократить объем, иначе цена книги резко увеличится. Я предложил убрать рассказ "Нечто серое", но Билл не согласился и настаивал на том, чтобы исключить "Не выношу маленьких детей". Я уступил ему и внимательно прочитал этот рассказ, прежде чем включить его в настоящий сборник. Он мне очень понравился - немного напоминает рассказы Брэдбери конца сороковых и начала пятидесятых годов, - дьявольского Брэдбери, наслаждавшегося детьми-убийцами, зловещими хозяевами похоронных бюро и подобными героями. Эти рассказы могли понравиться только тем, кто обожал повествования о склепах. А если говорить серьезно, "Не выношу маленьких детей" - это кошмарная шутка безо всякой социальной значимости. Что и нравится мне в рассказе."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Ночные кошмары и фантастические видения"

    наверх

    "Ночная смена" Рассказ

    Откуда взялась идея:
    "На праздник Четвертого июля фабрика закрылась на неделю. Работавшие на Варумбо более пяти лет получили на этот срок оплаченный отпуск. Тем, кто еще пяти лет не проработал, была предложена работа в команде, которой предстояло вычистить фабрику сверху донизу, включая подвал, который уже лет сорок никто не трогал. Я бы, наверное, согласился, но все места оказались заняты раньше, чем десятник добрался до школьников, которые все равно в сентябре слиняют. Когда на следующей неделе я вернулся на работу, один из ребят в красильне мне сказал, что я много чего упустил - классно было. "Крысы там в подвале здоровенные, как кошки, - сказал он. - Да что там, есть и размером с собаку".
        Крысы размером с собаку! Вау!
        В последний семестр моего обучения в колледже как-то мне случилось в свободный вечер припомнить этот рассказ о крысах в подвале фабрики - размером с кошку, да черт побери, даже с собаку, - и я начал писать рассказ под названием "Ночная смена". Это было просто чтобы скоротать весенний вечер, но через два месяца журнал "Холостяк" купил рассказ за двести долларов."

    Время: Последний год учебы в школе Лисбон Фоллз.
    Источник: Стивен Кинг. "Как писать книги".

    наверх

    "Ночной летун" Рассказ

    Откуда взялась идея:
    "Иногда второстепенное действующее лицо в романе привлекает внимание автора и отказывается исчезнуть в небытие, настаивая, что он может еще кое-что сказать и сделать. Ричард Диз, главный герой рассказа "Ночной летун", является именно таким персонажем. Первоначально он появился в романе "Мертвая зона" (1979). Там он предлагает Джонни Смиту, обреченному герою этого романа, работу в качестве медиума в своем ужасном таблоиде "Взгляд изнутри", продающемся в супермаркетах. Джонни сбрасывает его с крыльца дома своего отца, и мне казалось, что на этом все завершится. Но вот он снова появляется в моей книге.
        Подобно большинству моих рассказов, "Ночной летун" первоначально был шуткой, желанием позабавиться - вампир с лицензией пилота, позволяющей ему управлять частным самолетом, - как это удивительно забавно. Но постепенно вместе с ролью Диза рассказ рос. Я редко понимаю своих героев, в равной степени редко понимаю жизни и сердца реальных людей, которых встречаю каждый день. Но я сумел понять, что иногда возможно прокладывать курс их возможных действий, подобно тому как штурман прокладывает курс корабля на своих картах. Когда я работал над рассказом "Ночной летун", я начал проникать во внутреннюю суть человека глубоко одинокого, который, кажется, каким-то образом подводит итог некоторым ужасным и запутанным особенностям нашего так называемого открытого общества последней четверти столетия. Диз является по сути своей человеком, ни во что не верящим. Его встреча с Ночным летуном в конце рассказа напоминает слова Джорджа Сефериса, использованные мной в "Судьбе Салема". Там он говорит о колонне правды, в которой есть дыра. В последние дни двадцатого столетия это кажется совершенно справедливым, и "Ночной летун" - это рассказ о том, как один человек обнаруживает такую дыру."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Ночные кошмары и фантастические видения".

    наверх

    "Обезьяна" Рассказ

    Откуда взялась идея: реальные события.
        "Четыре года назад я ездил в Нью-Йорк по делам. И возвращался в отель после встречи с издателями в "Новой американской библиотеке", когда увидел парня, продающего обезьянок на улице. Целый отряд зверьков стоял на сером одеяле, которое он расстелил на углу Пятой авеню и Сорок четвертой улицы, все они дергались, корчили рожицы и чем-то звенели. Меня они очень напугали, и, шагая к отелю, я размышлял почему. И решил, что они напомнили мне даму с ножницами, ту самую, что в один из дней отрезает нить жизни каждого из нас. С такими вот мыслями я и написал этот рассказ прямо в номере отеля."

    Время: -.
    Источник: Примечания автора к сборнику "Команда скелетов"

    наверх

    "Оставшийся в живых" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Однажды я задумался о каннибализме, потому что такие, как я, иногда задумываются над этим, и моя муза в очередной раз облегчилась у меня в голове. Знаю, сколь неприлично это звучит, но лучшей метафоры предложить не могу, без разницы, покажется она кому-то изящной или нет: более того, я всегда готов дать ей слабительное. Так или иначе, я начал думать о том, сможет ли человек съесть самого себя, а если сможет, то сколь много съест до того. как случится неизбежное. Идея показалась мне слишком уж мерзкой и отвратительной, так что не один день я лишь обдумывал ее, ничего не записывая, полагая, что ничего из нее не выйдет. Однако, когда моя жена спросила, над чем я так радостно смеюсь (мы как раз ели на террасе гамбургеры), я решил, что стоит попробовать.
        В то время мы жили в Бриджтоне, и я провел час или около того, беседуя с Ралфом Дрюзом, ушедшим на пенсию доктором, который жил в соседнем доме. Сомневаясь поначалу, что такая идея может реализоваться (годом раньше, в связи с другим рассказом, я спрашивал его, может ли человек проглотить кошку), он все-таки признал, что какое-то время человек может питаться самим собой: как и любой материальный объект человеческое тело является источником энергии. Тогда я спросил насчет шока от череды ампутаций. Его ответ: с минимальными изменениями приведен в первом абзаце рассказа.
        Наверное, Фолкнер никогда не написал бы ничего подобного, не так ли? А я вот пишу."

    Время: -.
    Источник: Примечания автора к сборнику "Команда скелетов"

    наверх

    "Плот" Рассказ

    Откуда взялась идея: реальные события.
        "Я написал этот рассказ в 1968 году под названием "Плот". В 1969 году я продал его в журнал "Адам", который, как и многие женские журналы, платил не после принятия рассказа, а после публикации. Мне обещали двести пятьдесят долларов. Весной 1970 года, в половине первого ночи, возвращаясь домой на белом "форде-пикапе" из "Юнивесити мотор инн", я наехал на стойку охранявшую перекресток, на котором днем сделали разметку. Краска высохла, но никто не удосужился убрать стойки до наступления темноты. Я незамедлительно впал в дикую ярость, столь свойственную подвыпившим студентам. И решил покружить по городу Ороно, собирая стойки, чтобы наутро оставить их у полицейского участка с запиской, что претендую на медаль, поскольку спас от поломок многочисленные глушители и выхлопные трубы автомобилей местных жителей.
        Я собрал сто пятьдесят штук, прежде чем в зеркале заднего обзора замигали синие огни.
        Мне никогда не забыть выражения лица ороновского копа, когда он, насмотревшись на лежащие в автомобиле стойки, спросил меня: "Сынок, эти оградительные стойки твои?"
        Стойки забрали в участок, вместе со мной. И остаток ночи я провел на попечении города Ороно, столь любимого составителями кроссвордов. Месяцем позже я предстал перед окружным судом Бангора по обвинению в краже. Адвокатом на процессе выступал я сам и, должен отметить, выставил своего клиента круглым идиотом. Отделался я штрафом в двести пятьдесят долларов, которых у меня, естественно, не было. Деньги предлагалось заплатить в течение семи дней. В противном случае меня ждало тридцатидневное пребывание в местной тюрьме. Я, наверное, смог бы занять эти деньги у матери, хотя мне с трудом удалось бы объяснить, что побудило меня собирать эти стойки (собственно, причина была одна - выпивка).
        Хотя в произведениях не принято использовать такой прием, как deux ex machina, потому что в существование богов из машин никто не верит: я заметил: в реальной жизни они таки появляются. В моей такой бог объявился через три дня после того, как судья наложил на меня штраф. И прибыл он в образе чека из журнала "Адам" на сумму двести пятьдесят долларов. Гонорара за рассказ "Плот". Вот тут я понял, до чего приятно получить яичко к Христову дню. Я немедленно обналичил чек и заплатил штраф. Решив при этом стать убежденным трезвенником и объезжать оградительные стойки по широкой дуге. Насчет трезвости я, конечно, погорячился, но, можете мне поверить, со стойками более в конфликт не вступал.
        И вот что еще. "Адам" платил только за публикацию, деньги я получил, следовательно, рассказ был напечатан. Но экземпляр журнала мне не прислали, я так и не увидел его на полке газетного киоска, хотя регулярно туда наведывался, протискиваясь между похотливыми старичками, пролистывающими фривольные журналы.
        А тут еще выяснилось, что рукопись утеряна. Вспомнил я об этом рассказе тринадцать лет спустя, в 1981 году. Я тогда находился в Питсбурге, где шла доработка сценария телевизионного цикла "Ужасы Стивена Кинга", и ужасно скучал. Вот и решил восстановить этот рассказ. Основная идея осталась, разумеется, прежней, но в мелочах наверняка что-то изменилось. Так или иначе, если кто-то прочитал первоначальную версию, если у кого-то сохранился экземпляр журнала, я буду очень признателен за ксерокопию моего рассказа. Даже за открытку с подтверждением того факта, что я не псих. Рассказ мог появиться в "Адаме", в "Адаме за квартал" или в "Адаме на ночь" (название не из лучших, но тогда у меня были лишь двое брюк да три смены нижнего белья, нищим выбирать не приходится, но лучше печататься в "Адаме", чем в "Веселых лесбиянках", доложу я вам). Я просто хочу убедиться, что рассказ этот был опубликован где-то еще, помимо "Мертвой зоны"."

    Время: -.
    Источник: Примечания автора к сборнику "Команда скелетов"

    наверх

    "Посвящение" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "На протяжении многих лет, с того самого момента, когда я встретил теперь уже скончавшегося знаменитого писателя, имени которого я не буду называть, меня беспокоил вопрос о том, почему некоторые исключительно талантливые люди оказываются при личном общении такими подонками - развратниками, похотливо щупающими женщин, расистами, насмешливыми поклонниками элиты или жестокими шутниками. Я не утверждаю, что все исключительно талантливые или знаменитые люди именно таковы, но мне довелось встречать достаточно людей, которые относятся к такой категории - включая этого несомненно великого писателя, - чтобы поставить вопрос, почему подобное происходит. Рассказ "Посвящение" представляет собой попытку в моем понимании ответить на такой вопрос. Попытка оказалась неудачной, но я по крайней мере сумел выразить свое беспокойство, чего в данном случае достаточно.
        Политически это не совсем правильный рассказ, и мне кажется, что многие читатели - те, что хотят дрожать от страха, читая все о тех же старых знакомых - призраках и демонах, способных лишь вызывать улыбку, - будут в ярости, прочитав его. Я надеюсь на это. Хотя я занимаюсь писательской деятельностью уже достаточно долго, но не думаю, что готов занять место в кресле-качалке. Рассказы в "Ночных кошмарах и сновидениях" относятся большей частью к тому разряду, который критики называют рассказами ужасов, а такой рассказ - это что-то вроде злой собаки на свалке, которая укусит тебя, если ты подходишь слишком близко. Думаю, собака укусит. А разве я должен за это извиняться? Разве вероятность того, что тебя укусят, не является причиной, по которой ты взял в руки эту книгу? Я именно так и считаю. И если вы будете думать обо мне как о своем старом добром дяде Стиви, кем-то вроде Рода Стерлинга конца двадцатого века, я попытаюсь укусить еще больнее. Иными словами, мне хочется, чтобы всякий раз, когда вы входите в мое царство, вы были испуганы чуточку больше прежнего. Я хочу, чтобы вы не знали, как далеко я зайду и как поступлю дальше.
        Теперь, после того что я сказал, разрешите мне кое-что прибавить. Если бы я действительно считал, что "Посвящение" нуждается в защите, я не согласился бы на его публикацию. Рассказ, который не способен сам себя защитить, не заслуживает публикации. Битву выигрывает Марта Роузуолл, скромная уборщица, а не Питер Джефферис, известный писатель, и это должно дать понять читателю или читательнице, кому я симпатизирую.
        Ах да, еще одно замечание. Теперь мне кажется, что этот рассказ, впервые опубликованный в 1985 году, был пробным наброском для романа под названием "Долорес Клейборн" (1992)."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Ночные кошмары и фантастические видения"

    наверх

    "Последнее расследование Амни" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "...несомненно, напоминает предыдущие произведения и является стилизацией под "Расследование доктора Уотсона", но этот рассказ стремится к большему. Мне очень нравились произведения Реймонда Чандлера и Росса Макдоналда, после того как я познакомился с ними в колледже. В то же время мне представляется поучительным и немного пугающим то обстоятельство, что Чандлера продолжают читать и спорят о нем, тогда как весьма популярные романы Макдоналда о Лью Арчере стали сейчас малоизвестными остатками прежней читательской культуры. Ими интересуются лишь любители, принадлежащие к небольшому кругу энтузиастов чтения произведений о "черной жизни". По моему мнению, именно язык этих романов разжег мое воображение; он открыл передо мной совершенно новый взгляд на вещи, так страстно взывающий к воображению и сердцу одинокого молодого человека, которым я был в то время.
        Кроме того, это стиль, который поразительно легко копировать, как это узнали полсотни писателей за последние двадцать или тридцать лет. В течение длительного времени я старался избегать стиля Чандлера, потому что я не мог для чего-нибудь его использовать... не знал, что им сказать в тоне Филипа Марло, что было бы моим собственным.
        И вот в один прекрасный день я смог. "Пишите о том, что знаете", - говорят нам мудрые старые парни, нам, бедным космическим останкам, которые тащатся в хвосте Стерна и Диккенса, Дефо и Мелвилла. Для меня это означает преподавать, писать и играть на гитаре, хотя не обязательно в данной последовательности. Что касается моей собственной писательской карьеры и судьбы, тут я вспоминаю фразу, произнесенную Четом Аткинсом во время передачи "Границы города Остина". Он посмотрел на аудиторию, после того как пару минут безуспешно пытался настроить гитару, и сказал: "Мне понадобилось двадцать пять лет, чтобы понять, что я не слишком хорошо играю на гитаре, но к этому времени я стал слишком богат, чтобы бросить это занятие".
        То же самое случилось и со мной. Создается впечатление, что у меня такая судьба - постоянно возвращаться в этот "странный маленький городок" - будь то Царство Рок-н-ролла, штат Орегон, Гэтлин, штат Небраска, или Уиллоу, штат Мэн. Снова и снова делать то, что я делаю сейчас. Вопросы, которые преследуют и мучают меня, отказываясь полностью покинуть мое сознание, таковы: кто я такой, когда сажусь писать? кто вы, если уж говорить о вас? что на самом деле происходит в перечисленных местах и почему? имеет ли это какое-то значение?
        Итак, с этими вопросами в голове я нахлобучил на себя свою шляпу Сэма Спейда, закурил сигарету "Лаки страйк" (выражаясь метафорически в настоящее время) и начал писать. Результатом стал рассказ "Последнее расследование Амни", и из всех рассказов в этой книге он нравится мне больше всего. Здесь он публикуется впервые."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Ночные кошмары и фантастические видения"

    наверх

    "Протока" Рассказ

    Откуда взялась идея: реальные события.
        "Младший брат Табби, Томми, служил в береговой охране. База его находилась на востоке, в районе Джонспорт-Билз, штат Мэн. В тех краях основная работа береговой охраны заключалась в замене аккумуляторов на больших буях да спасении идиотов контрабандистов, которые терялись в тумане или напарывались на скалы.
        Там много островов, на которых живут люди. Он рассказал мне о настоящей Стелле Фландерс, которая жила и умерла на острове. То ли Свином острове, то ли Коровьем. Вспомнить не могу. Но в названии точно присутствовало какое-то животное.
        Я не мог ему поверить.
        - Неужели она даже не хотела побывать на материке? - спросил я.
        - Нет, она до самой смерти не хотела пересекать Протоку, - ответил Томми.
        Термин "протока" я раньше не слышал, и Томми объяснил, что он означает. Он также рассказал о шутке ловцов омаров насчет широкой и длинной Протоки между Джонспортом и Лондоном, и я вставил ее в рассказ. Первоначально он был опубликован в журнале "Янки" под названием "Поют ли мертвые?", тоже хорошим названием, но, поразмыслив, я решил вернуться к первоначальному."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Команда скелетов"

    наверх

    "Рожать придется дома" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "...это, возможно, единственный рассказ в книге, написанный по заказу. Джон Скипп и Крейг Спектор ("Свет в конце", "Мост" и несколько других хороших "романов ужасов") задумали создать антологию рассказов, повествующих о том, что произошло бы, если бы зомби Джорджа Ромеро из его трилогии о мертвецах ("Ночь мертвецов", "Рассвет мертвецов", "День мертвецов") захватили мир. Этот замысел загорелся в моем воображении, подобно римской свече, и в результате появился на свет рассказ, действие в котором происходит недалеко от берегов штата Мэн."

    Время: -
    Источник: Примечания автора к сборнику "Ночные кошмары и фантастические видения"

    наверх

    "Секционный зал номер четыре" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Думаю, на каком-то этапе своего творческого пути каждый автор "ужастиков" должен коснуться погребении заживо, потому что люди этого действительно боятся. Когда мне было лет семь, самым страшным телесериалом по праву считался "Альфред Хичкок представляет", а самой страшной серией "АХП" (в этом все друзья полностью со мной соглашались) стала та, где Джозеф Коттен сыграл человека, получившего травмы в автомобильной аварии. Травмы такие тяжёлые, что врачи сочли его мёртвым. Они даже не смогли прощупать пульс. И уже собирались провести посмертное вскрытие, хотя он был жив и заходился внутренним криком, короче, та серия, где он выжал из себя единственную слезу, чтобы дать им знать, что жив. Это очень трогательный момент, но трогательность – не из моего репертуара. Поэтому, когда я задумался над рассказом на эту тему, в голову пришла мысль о другом (может, более современном?) методе коммуникации. Вы прочитали о нём выше. И наконец, о змее: сомневаюсь, что существовала ползучая тварь, названная учёными перуанским бумслангом, но в одном из своих детективов о мисс Марпл дама Агата Кристи упомянула африканского бумсланга. Мне так понравилось это слово (бумсланг – не африканский), что я вставил его в свой рассказ."

    Время: -
    Источник: Послесловие к рассказу "Секционный зал номер четыре"

    наверх

    "Смерть Джека Хамильтона" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Мальчишкой я упивался байками о жизни гангстеров эпохи Великой депрессии, возможно, интерес этот был подогрет замечательным фильмом Артура Пенна "Бонни и Клайд". Весной 2000 года я перечитал книгу Джона Толанда "Дни Диллинджера", и меня страшно растрогала история, как подручный Диллинджера, Гомер Ван Митер, сидя в исправительной тюрьме Пендлтон, научился ловить мух на ниточку. Мучительная смерть Джека Гамильтона по прозвищу Ред – достоверный факт. История о том, что произошло в доме Дока Баркера, чистой воды вымысел... Или миф, если вы предпочитаете это слово. Лично я предпочитаю."

    Время: весна 2000г.
    Источник: Послесловие к рассказу "Смерть Джека Гамильтона"

    наверх

    "Теория домашних животных: постулат Л.Т." Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Полагаю, если бы меня попросили назвать любимый рассказ этого сборника, я бы остановился на "Л.Т.". Побудительным мотивом к его написанию стала, насколько я помню, колонка "Дорогая Эбби", в которой Эбби высказалась в том смысле, что подарка хуже домашнего животного просто не может быть. Она исходила из следующего соображения: во-первых, домашнее животное и новый хозяин могут не сойтись характерами, а во-вторых, на хозяина возлагается нелёгкий труд по кормлению животного два раза в день и уборке за ним вторичных продуктов как в доме, так и на улице. Насколько я помню, она писала: "Подарить домашнее животное может только тот, кому совершенно безразличны как интересы животного, так и человека, который получает такой подарок". Я думаю, тут она перегнула палку. Жена на моё сорокалетие подарила мне собаку, и Марло (корджи, ему сейчас четырнадцать лет и у него только один глаз) с тех пор является уважаемым членом нашей семьи. Пять лет у нас одновременно с ним жила довольно-таки безумная сиамская кошка Перл. Наблюдая за взаимоотношениями Марло и Перл (пожалуй, их следовало охарактеризовать как настороженное уважение), я и задумал рассказ о семье, в которой домашние животные вносят свою лепту в и без того сложные отношения между мужем и женой. Я помню, какое удовольствие получал, работая над этим рассказом, и если ко мне обращаются с просьбой почитать что-нибудь, я всегда выбираю "Л.Т.", точно зная, что на его чтение требуется пятьдесят минут. Люди смеются, читая рассказ или слушая меня, и мне это нравится. Ещё больше мне нравится смещение акцентов с юмора на грусть и ужас в конце рассказа. Это происходит совершенно неожиданно, читатель или слушатель совершенно к этому не готов, а потому эмоциональное воздействие многократно усиливается. А для меня эмоциональное воздействие – главный критерий. Хочу, чтобы вы смеялись или плакали, читая написанное мною... или смеялись и плакали одновременно. Другими словами, я хочу тронуть ваше сердце. А если вы хотите чему-то поучиться – идите в школу".

    Время: -
    Источник: Предисловие к рассказу "Теория домашних животных: постулат Л.Т."

    наверх

    "Человек в черном костюме" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Мой любимый рассказ Натаниэля Готорна называется "Молодой Гудмен Браун". Считаю, что он входит в десятку лучших рассказов, написанных американскими писателями. "Человеком в чёрном костюме" я отдаю дань уважения этому произведению и его автору. Что же до частностей, то могу сказать следующее: как-то я разговорился с одним своим приятелем, и тот сказал, что его дед поведал ему одну странную историю. И что будто бы его дед верил – действительно верил, - что видел в лесу Дьявола, давно, ещё в начале двадцатого века, когда дед моего знакомого был маленьким мальчиком. Дед рассказывал, что Дьявол вышел из леса и заговорил с ним, и выглядел вроде как обыкновенный человек. Но тут вдруг мальчик заметил, что у этого человека из леса красные, как огонь, глаза и что от него пахнет серой. Тогда деду моего друга пришла в голову мысль, что если Дьявол поймёт, что он раскусил его, то тут же убьёт. Поэтому он продолжал болтать с ним, а затем, улучив удобный момент, просто удрал. Вот и получился у меня из этой истории рассказ. Писать его было не слишком весело, но я не сдавался. Дело в том, что порой рассказ так и просится, так и кричит диким голосом, чтобы его написали, и заткнуть ему глотку можно лишь одним путём – сесть и написать. Думаю, что конечный продукт мало чем отличается от навязших в зубах фольклорных историй, и уже конечно, до моего любимого рассказа Готорна ему далеко, как до звезды. И когда в «Нью-Йоркер» вдруг предложили опубликовать его, я был просто потрясён. А уж когда он получил первый приз на Конкурсе лучшего короткого рассказа имени О’Генри, я был просто убеждён, что там что-то перепутали (что, впрочем, не помешало мне с благодарностью принять этот приз). И отзывы читателей были самыми положительными. Так что этот рассказ лишний раз свидетельствует о том, что зачастую писатели являются худшими судьями собственных произведений".

    Время: -
    Источник: Послесловие к рассказу "Человек в черном костюме"

    наверх

    "Четвертак, приносящий удачу" Рассказ

    Откуда взялась идея:
        "Осенью 1996 года я пересекал Соединённые Штаты от Мэна до Калифорнии на своём "харлей-дэвидсоне", проводя в различных книжных магазинах встречи с читателями в рамках рекламной кампании романа "Бессонница". А наибольшее впечатление произвёл на меня вечер, когда в Канзасе я сидел на ступеньках брошенного магазина и наблюдал, как солнце садится на западе, а полная луна восходит на востоке. Я подумал о сцене из "Повелителя приливов" Пэта Конроя, когда происходит то же самое, и ребёнок, потрясённый этим зрелищем, кричит: "О мама, пожалуйста, повтори!" Позже, в Неваде, я остановился в ветхом отеле, где горничные, застилая кровать, оставляли на подушках жетоны для игральных автоматов на сумму в два доллара. И прямоугольник плотной мелованной бумаги с надписью типа: "Привет, я – Мэри, удачи вам!" Там мне в голову и пришла эта история. Я её сразу и написал, на почтовой бумаге с логотипом отеля."

    Время: осень 1996г.
    Источник: Предисловие к рассказу "Четвертак, приносящий удачу"

    наверх


    © Подборка материала, Дмитрий Голомолзин, Лиланд Гонт, Li, Pibl, Matthew, Мария Иванова, 2004-2006, 2014
    © Перевод, Дмитрий Голомолзин, 2005
    случайная рецензия
    Книгу яксожалению не читал,но фильм оставил во мне неизгладимое впечатление и является одним из моих самых любимых фильмов Кинга.
    Юрий
    на правах рекламы
    ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
    ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
    Яндекс.Метрика