Перейти к содержимому



Книги, которые изменяют человека



Ответов в теме: 3

#1 Unnamed

    Приходящий

  • Приходящие
  • *
  • 2 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 04 Февраль 2014 - 09:33:51

Я приветствую здешних обитателей.

Я мистик. Я так смотрю на Мир практически столько, сколько я себя помню, и по сей день мое познание продолжает изменять меня. Я намерен пройти по этому пути настолько далеко, насколько я смогу. Я иду туда, куда меня притягивает Сила, и сейчас она привела меня к вам.

Я обнаружил, что для изменений хорош опыт. Причем неважно, обыденный он или фантастический, реальный или виртуальный. Важно, что он переживается, посредством чего он усваивается, делается частью меня самого, формирует мою интуицию. Такая вот духовная алхимия. Когда я вызываю духов у костра в полуночном лесу, брожу по кладбищу в поисках склепа давно погребенного князя или покидаю пределы своего тела, мой опыт ограничен местом и временем. Кроме того, его достижение трудоемко – к развалинам, где жил тот же князь, мне довелось добираться довольно долго. Книги расширяют мой опыт, дают мне возможность смотреть тысячью глаз, прочувствовать, пережить в одной жизни жизнь многих. Опыты, потребовавшие бы в реальности много времени и трудов, становятся легко доступными уму. Стоит мне лишь взять в руки книгу, как для меня откроются двери в чудные миры.

Переход в миры Стивена Кинга имеет свой оттенок. Начав с обыденного мира, ситуация постепенно изменяется и выходит за грани. Оттуда мир виден уже иначе. Человек начинает усматривать стоящее за событиями, заставляющее их происходить, видеть единство странного, таинственного и обыденного. Он начинает понимать, что повседневный мир таит иные возможности, что самые обычные вещи могут выводить за рамки. Его обыденный опыт становится частью чего-то большего.

Наш учитель рассказывал: «Мы установили границы и определили неведомое как нечто, скрытое от человека, одетое, возможно, устрашающим образом, однако находящееся все-таки в пределах человеческой досягаемости. Неведомое в свое время становится известным. Непостижимое, с другой стороны – это неописуемое, немыслимое, неосуществимое. Это что-то такое, что никогда не будет нам известно, однако это что-то есть там – ослепляющее и в то же время устрашающее в своей огромности. Есть простое правило большого пальца, позволяющее сделать это различие. Перед лицом неведомого человек предприимчив: свойство неведомого – вселять в нас чувство надежды и счастья. Человек чувствует себя крепким и оживленным – даже опасения, которые оно вызывает, содержат что-то многообещающее. Мы увидели, что человек выявляет свои лучшие качества перед лицом неведомого. Когда за неведомое принимается непостижимое, результаты разрушительны. Люди чувствуют себя опустошенными, запутавшимися, ужасная подавленность овладевает ими: их тело теряет тонус, их разум и трезвость блуждают, так как у непостижимого совершенно отсутствуют энергетизирующие эффекты. Оно за пределами человеческой досягаемости и в него не следует вторгаться по глупости или даже с предосторожностями. В этом случае следует быть готовыми заплатить неимоверную цену за легчайший контакт с ним».

Еще для меня в этом есть очень личный момент. До того, как Учение изменило меня, я чувствовал страх. Но, в то же время, многие мои страхи, в особенности те из них, которые относились к чему-то сверхъестественному, привлекали меня своей таинственностью и казались ведущими к чему-то очень интересному и важному, причем важному лично для меня. Возможно, позволяющему мне глубже познать самого себя. Теперь я знаю, что я должен смиренно принять свою природу, какой бы она ни была. Наш учитель говорил, что наше искусство это нахождение равновесия между ужасом от того, что ты человек, и восхищением от того, что ты человек.

Также для меня чтение некоторых эпизодов Кинга немного похоже на решение дзэнских коанов. Я читаю их, продвигаясь в понимании и останавливаясь и откладывая книгу на будущее, когда не могу вместить его в себя.

Итак, я пришел сюда, потому, что я ищу то, что вызывает ужас, сводит с ума, выводит за пределы. Я редко читаю художественную литературу, а вот вы можете подсказать в каких книгах мне стоило бы поискать то, что мне нужно.

Спасибо.
«Человек знания – это тот человек, что правдиво пошел по пути учения. Человек, который без спешки и без мешканья пришел к раскрытию секретов знания и силы настолько далеко, насколько смог».
Дон Хуан Матус

#2 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 5 985 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 08 Февраль 2014 - 16:13:18

Изображение
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей

#3 Unnamed

    Приходящий

  • Приходящие
  • *
  • 2 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 08 Февраль 2014 - 20:53:12

Спасибо. Я буду наблюдать за тем, как будут развиваться события. Я заметил, что в последнее время я не только продолжаю быть вовлеченным в странные совпадения, но и некоторые люди, с которыми я сталкиваюсь, неожиданно играют для меня определенную роль (например, указывают мне направление поиска). Надпись я тоже видел года полтора назад. Я тогда где-то на протяжении месяца схоронил трех родных/коллег. Идя на очередные похороны и срезав путь к кладбищу, я неожиданно наткнулся на примерно так же, как это сообщение, написанное на стене мое имя. Это меня не обрадовало. И вот теперь судьба дает мне очередной намек, который я приму к сведению.
«Человек знания – это тот человек, что правдиво пошел по пути учения. Человек, который без спешки и без мешканья пришел к раскрытию секретов знания и силы настолько далеко, насколько смог».
Дон Хуан Матус

#4 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 5 985 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 05 Ноябрь 2015 - 03:36:02

Романы Айн Рэнд

В США одним из побочных следствий экономического кризиса – точнее, правительственных мер по борьбе с ним – стал резкий рост продаж книг Айн Рэнд, защитницы неограниченного капитализма как самого морального общественного устройства. Ее роман «Атлант расправляет плечи», вышедший в 1957-м, уже два года не покидает списки бестселлеров, при – том что Институт Айн Рэнд ежегодно распространяет 400 тысяч его бесплатных экземпляров. В 2011 году должна выйти его экранизация, в которой главную роль сыграет, сначала говорили, Анджелина Джоли (сама поклонница Рэнд), теперь говорят, что Шарлиз Терон. Но дело не столько в широте, сколько в глубине влияния Рэнд – один за другим бизнесмены и финансисты признаются, что ее книги когда-то открыли им глаза.

Настоящее имя Айн Рэнд – Алиса Розенбаум. Она родилась в Петербурге в 1905 году в семье преуспевающего фармацевта; после революции Алиса училась в университете, откуда была «вычищена за буржуазное происхождение», и в Государственном техникуме киноискусства – и ходила в кино на голливудские фильмы, в которых сильнее, чем любой актер, ее восхищал силуэт Манхэттена – «разум и мораль, воплощенные в стали и бетоне». В 1926-м она сумела уехать из СССР в Чикаго к родственникам, а оттуда – в Голливуд. Здесь она становится Айн Рэнд – имя было придумано по образцу псевдонимов ее любимых кинозвезд. Явившись в Голливуд, она начала статисткой (и сразу же, в первом своем фильме «Царь царей», убедила режиссера перевести ее из группы нищих в группу аристократов), но быстро стала сценаристкой. О своем советском опыте она написала роман «Мы, живые» (1936), в котором девушка Кира любит рокового лишенца и ради него спит с роковым же чекистом, мечтает бежать из «проклятой страны» и гибнет, застреленная советским пограничником. В книге слышен голос поклонницы Ницше и Зинаиды Гиппиус: Рэнд упрекала советскую власть не за то, что та кровавая, а за то, что серая, не за то, что та убивает, а за то, что «запрещает живым жить». (Книга тривиальная и слабая, но мало где еще так наглядно описана изнурительная, безысходная жизнь лишенцев в 1920-е годы.)

В США роман не имел успеха, но был экранизирован в 1942-м в муссолиниевской Италии. Не имела успеха и ее вторая книга – повесть «Гимн», антиутопия в духе замятинских «Мы», изображавшая коллективистский ад, в котором люди не знают слова «я» и каждый говорит о себе «мы», пока главный герой заново не открывает «великое слово EGO». Мир чужого – советского или вымышленного – коллективизма американцам оказался неинтересен.

Успех пришел к Рэнд, когда она написала роман «Источник» (1943) о том, что и современная Америка все ближе к коллективистскому аду: героические творцы страдают, а паразитирующие на них слабаки торжествуют. Из своего советского опыта Рэнд вынесла не только ненависть ко всем формам коллективизма, но и советскую по сути веру в то, что общество делится на производительный класс и паразитов. Рэнд просто поменяла ярлыки местами и назвала двигателем мира не рабочих, а творцов-предпринимателей, а паразитами – всех остальных. Главный герой романа, архитектор Говард Рорк, бескомпромиссно защищает свои идеи от всех паразитов – заказчиков, чиновников, газетчиков; когда его проект искажают при строительстве, он взрывает здание. Если в первых двух романах Рэнд пыталась написать книгу «как положено», то в «Источнике» она смело отбросила литературные правила и сочинила что-то вроде смеси комикса и памфлета – сама она эту смесь называла «новаторская мысль в новаторской форме». Критика у книги была уничижительная, но читатели ее раскупили в поразивших издателей количествах.

Многие читатели почувствовали, что за романом стоит какая-то цельная – и крайне необходимая им – философия, и умоляли Рэнд ее изложить. Вокруг Рэнд образовался кружок поклонников, строгостью порядков напоминавший секту. Этому кружку Рэнд и зачитывала черновики романа «Атлант расправляет плечи», в котором изложила в «новаторской форме» свое «новаторское учение» – «объективизм», по формулировке самой Рэнд сводящееся к тому, что «человек – это героическое существо, нравственно оправданной целью жизни которого является собственное счастье, самой благородной деятельностью – созидательный труд, а бесспорным абсолютом – разум». Этическим выводом из этого учения оказывается клятва, которую приносят положительные герои романа: «Клянусь своей жизнью и любовью к ней, что никогда не буду жить для кого-то другого и не попрошу кого-то другого жить для меня». Следуя этому принципу, доведенные до отчаяния притязаниями паразитов творцы, то есть предприниматели и изобретатели, объявляют забастовку – и без них Америка погружается в хаос. В финале главные герои, гений Джон Голт и красавица-бизнесмен Дагни Таггерт, стоят на горе и видят «лежащий в руинах континент: дома без крыш, ржавеющие трактора, темные улицы, заброшенные рельсы. – „Путь расчищен, – сказал Голт. – Мы возвращаемся в мир“. Он поднял руку и начертал в пространстве над разоренной землей символ доллара».

Неудивительно, что большинство рецензентов написали, что роман «глупый», «построен на ненависти» и что с каждой его страницы слышен приказ «Паразиты, марш в газовую камеру!». Но Рэнд не просто имела дерзость объявить неограниченный капитализм воплощенным идеалом разума и свободы, но – и это главная причина ее воздействия на юные американские умы – она сумела представить и доллар, и торговца, и капитализм как нечто гонимое, страдающее и поруганное. Она не побоялась и саму себя превратить в живой символ своей веры – когда «Атлант» сделал ее известной, она появлялась на людях в черной пелерине с вышитым знаком доллара. Венок в форме знака доллара был выставлен и в похоронном зале рядом с ее гробом в 1982 году.

Григорий Дашевский, декабрь 2009
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей





ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика