Перейти к содержимому



Конкурс на лучший перевод фрагмента первой главы романа Sleeping Beauties

За гранью


В теме один ответ

#1 неизвестный

    Ученик

  • Пользователи
  • **
  • 141 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 30 Октябрь 2008 - 13:43:49

За гранью

На похоронах присутствовало ещё одно лицо, вот только его никто не видел. Физически он находился в гробу. Это было немного странное чувство находиться на собственных похоронах, но Григорий не мог уйти.

Он прождал уже три дня дня, но за ним так никто и не пришёл.

"Неужели я так плохо себя вёл, что не заслужил ни рая, ни ада, ничего? Или просто ничего нет? Неужели это и есть смерть? Вечное блуждание в одиночестве, не в силах ни к чему прикоснуться, попробовать, ощутить... Нет, пожалуйста, только не это!"
Григорий закрыл глаза, чисто теоретически, глаза теперь существовали только в его воображении.
"Они придут, они обязательно придут! Надо только не отчаиваться!" - успокаивал он себя, но уже сам не верил в то, что говорит

Церемония была окончена, священник прочитал речь, и все разошлись по домам. Остался только покойник. Григорий стоял и смотрел, как гроб погружают в машину, чтобы везти на кладбище, но мыслями он сейчас был в другом месте времени. Внезапно случилось непредвиденное: машина, отъезжавшая впереди, исчезла, а рядом появилось какое-то старое заброшенное здание. Воздух стал как будто бы грязнее, и кора дерева у обочины дороги засохла в один миг, покрывшись множеством язв и трещин. Спустя две секунды видение исчезло. Наверное, много чего изменилось во время этой странной галлюцинации, просто Григорий не успел всё разглядеть. Ясное дело он не на шутку перепугался.

"Господи, что это было! Что происходит?!!"

Григорий понял, что стоять здесь дальше бессмысленно и побрёл назад в неизвестном направлении.

Прошло шесть дней, Григорий не хотел никого видеть. Он мог бы навестить своих родных и друзей, но он это уже сделал и не хотел лишний раз видеть горе матери. Нет ничего ужаснее, чем стоять и смотреть, не в силах ничего сказать или как-то дать понять, что он рядом. Он сидел рядом со своей матерью и плакал, а она его не замечала.

«Мама, я здесь!»

- Сыночек мой

«Да, мама! Ты слышишь меня?»

- Боже, за что? Что я такого сделала?

«Мама! Мама! Мамочка»

Новый приступ рыданий.

Бесполезно. Мама не услышит. Она будет сидеть и плакать, не зная, что её сын стоит рядом. Для неё он мёртв, мёртв навсегда. Григорий сел рядом и три дня ещё не покидал её. Слёзы текли по его щекам.

«Мама, я люблю тебя»

Она была православной, она верила в бога, она верит, что он на небе. Это поможет ей перенести страдания. Страшно, когда дети умирают раньше своих родителей.

«А знаешь мам, ничего нет»

Пусть она думает, что он в раю. Да, так даже лучше. Тогда к чему издеваться над собой снова и снова причиняя себе боль? Конечно, дело не только в матери, перед этим он навестил и других близких себе людей. Только и делал, что бегал по квартирам, ожидая часами у входной площадки пока кто-нибудь войдёт, потому что сам не мог пройти сквозь двери. Не всё так, как в фильмах. Видимо для этого нужно было время и вера. Везде его ожидало то же самое. Боль, слёзы.

«Да если бы я при жизни знал, что меня так любили!»

Сколько всего было не сделано, пропущено в этой жизни. Сколько он хотел изменить, исправить.

«Невозможно»

После похорон Григорий никуда не пошёл. Шесть дней он слонялся по городу, отпугивая кошек по помойкам. Единственные живые существа, которые замечали его присутствие. Но они его боялись. В бездействии, в тупой апатии Григорий даже не мог потом вспомнить где был и что делал. Никогда ещё он не был так одинок. Никогда ему ещё не было так плохо. Он считал дни потому что больше ничего не оставалось. Он надеялся, что за ним кто-то придёт.

«Да чёрт подери! Отправьте меня хоть в ад, только не это!»

Он надеялся на девятый день после своей смерти, он же шестой после похорон. И этот день настал.

Не зная, что ему теперь делать Григорий свернул к первому попавшемуся на пути подъезду. Остановился перед дверьми с кодовым замком, немного помедлив, протянул руку. Он был не совсем уверен, что пройдёт насквозь, поэтому ладонь упёрлась в холодный металл, Гриша даже почувствовал что-то вроде боли в запястье. Вздохнув, он закрыл глаза и представил, что ничего этого нет, шагнул вперёд и... в который раз ударился головой о препятствие. Так, отлично, он уже научился не ощущать придуманной боли, а вот с прохождением сквозь стены придется ещё поработать. Григорий даже улыбнулся, вспомнив свой первый опыт в образе призрака.

Столько уверенности и такой провал. А боль в разбитой губе и ушибленных конечностях была прямо как настоящая.

"А точно ли я умер?", - даже думал он на первых порах.

К несчастью скоро убедился в этом. Сам того, не зная, Гриша всё-таки не верил, что пройдёт сквозь стену.

"Выходит, я обманываю самого себя?"

Первый же прохожий развеял сомнения в том, что несчастный всё - ещё во плоти. Когда Гриша заорал ему в ухо, тот даже не моргнул. Тем не менее, так просто было научиться воспринимать материю по-новому. Так как это подобает привидению.

Всё это пронеслось в голове Григория, пока он стоял и разглядывал циферки на кодовом замке.

- Да чёрт подери! - заорав, Гриша разбежался, бросился на дверь и как ни смешно в последний момент заслонился руками.

Он упал на траву и засмеялся. Это был не здоровый смех.

"Какое здоровье! Какая голова! У меня нет головы! Нет! Нет! Меня нет!!"

Тут Гриша, лёжа на траве, случайно повернул голову и увидел, что, непроизвольно двинув рукой, достал ею до дерева. Половина кисти окунулась в место на стволе, где от подножия клёна отходил в землю большой толстый корень. Упав на траву, Гриша перевернулся так, что голова его оказалось прямо напротив ствола, в этот-то момент он и протянул руку. Разумеется, сам этого не заметив. Спиной Гриша не ощущал ни утреннюю росу, ни прикосновение самой травы. Осторожно, как - бы боясь, что клён сейчас обретёт телесность, Гриша вытащил руку него из нутра.

" Ха! Ха! Да ведь у меня получилось!... А хотя не совсем, я же этого не видел. Ещё одно доказательство, что меня нет. Что ж, отлично!» Гриша встал и машинально отряхнулся. Не удержавшись, прыснул над собственным поступком. Играя, со всего размаху ударил кистью руки по дереву. Толчок, но не боль. Затем Гриша, заметил, что на запястье рука его обрывается, а из обрубка толчками вырываются сгустки крови. Не долетая до земли, растворяются. Гриша поискал глазами свою кисть на земле, ожидая увидеть её где-то по - близости, но не нашёл, приметив, что рука у него снова целая. Припадок истерии, который было подошёл к концу, возобновился вновь. Схватившись за живот от раздирающего его смеха, Гриша попятился спиной к дому, увидел её краем глаза, хотел опереться и внезапно провалился внутрь!

Дневной свет неожиданно сменился на тьму, Гриша в ужасе и с облегчением понял, что стоит на полу в неизвестной квартире.

«Что это за внезапная потеря зрения?» - недоумевал он. А потом понял.

« Уровень пола был выше уровня земли, ну конечно!»

Теперь стен не существовало, вот только Гриша почему-то не обрадовался. Если раньше он воображал, что что-то чувствует, тут играет сила внушения, то теперь он лишён даже этого подобия восприимчивости к миру!

Комната, куда провалился Григорий, была маленькая и производила весьма неприятное впечатление. Обои здесь не меняли лет пятьдесят, если не больше. Посередине на полупроеденном молью ковре, стоял стол, за ним два стула. Прямо, у стены располагалась не застеленная кровать и небольшой шкаф из двух ящиков. Сзади окно, а слева настенные часы, в углу проход в соседнее помещение. Первое впечатление было, что лет сто квартира не знала владельца, до того всё было грязным и проеденным молью. Григорий так и подумал, не обратив внимание на постельное бельё, оно-то было вполне свежее. Именно из-за этой маленькой ошибки он так перепугался, когда его окликнули:

- Так и будешь стоять?

Гриша обернулся, перед ним, загораживая дверной проём, стоял человек преклонного возраста. Не то, чтобы совсем старик, но и не в рассвете лет. Ему было лет шестьдесят на вид. Чёрные пряди волос, доходивших до хребта изрядно поросли сединой, а лицо уже успело покрыться редкими морщинами. Человек был в очках, которые неуклюже сидели на переносице и сразу напомнили Грише фильм о Гарри Потере, что не могло не вызвать улыбку. Горбоносый, нескладный, среднего роста и телосложения господин с тонкими чертами лица производил впечатление довольно неестественное и забавное. Факт этот ещё усугублялся тем, как он был одет. Джинсы далеко не нового вида, также не блещущая красотой синяя кофта и домашние тапочки.

Гриша ошарашено уставился на новоявленного хозяина обнаруженной жилплощади. Какое-то неясное чувство маячило где-то на границе сознания.

«Что-то не то!» - упорно твердил рассудок.

- Удивлён? – спросил человек в очках, слегка приподняв густые, но невзрачные брови.

- Ты кто? – не найдя, что спросить, задал вопрос Григорий.

- Смерть твоя, - человек усмехнулся.

Услышав это слово, Гриша внезапно понял, что было не то. Очкарик видел его. И слышал!

« Я же мёртв! А вдруг и вправду смерть??»

- Это не смешно! Ты кто? Почему ты видишь меня?!

- Инакентий, очень приятно, - незнакомец протянул руку.

«Это не смерть, и то хорошо»

Григорий машинально попытался ответить на жест рукопожатия, но ладони двух привидений прошли сквозь друг друга.

- Этого следовало ожидать, - усмехнулся чудак.

- Инакентий, вы тоже мертвы?

- На все сто! Ты по делу зашёл или просто так?

- Шутите! Думаю, как два мертвеца мы должны держаться вместе.

«Господи, какой абсурд!»

- Да, я тоже так считаю, а не стыдно вам врываться без стука?

- А не стыдно вам в таком виде принимать гостей!- Не растерялся Григорий.

Как - будто сговорясь они одновременно рассмеялись.

- Можете просто называть меня Кеша, - после минутного смеха заметил новый знакомый.

- Как же… ведь неудобно… старше всё-таки.

- Какое это имеет значение, когда мы оба мертвы. Да вы присаживайтесь, вот стул.

Григорий прищурился.

- А я не провалюсь сквозь него?

- Не знаю, не знаю, если честно самому интересно. Я не провалился, - Кеша улыбнулся.

Григорий сначала дотронулся до стула рукой, и, ощутив, что та во что-то упёрлась, сел.

- Странно, не так ли? – снова обратился к нему Инакентий.

- Да уж…

Кеша сел, напротив, на стул по другую сторону стола.

- Вы извините за беспорядок, не успел убраться. Не до этого было, видите ли, умер скоропостижно. Болел долгое время… ну да это неважно.

- Я выпал из окна.

- Что? Ох, … сочувствую.

Готов поспорить, что вы думаете о том же, о чём и я.

- О чём же, позвольте полюбопытствовать?

- Как это всё по-идиотски со стороны смотрится. Двое мёртвых сидят за столом и, как ни в чём не бывало, болтают о собственной кончине.

- Ну,… мы можем поговорить о другом. О том, что будет дальше, например. Думаю, этот вопрос волнует вас больше всех остальных, а у меня есть некоторые предположения на этот счёт.

Тусклый свет оголённой лампы на потолке, бросал косые лучи сквозь две несуществующие фигуры на стол и стулья. Призраки не отбрасывали теней, а сиденья под ними не прогибались. В комнате не было никого и в то же время, если бы в этот момент какой-нибудь случайный посетитель вошёл внутрь и сел на один из стульев, он бы почувствовал чьё-то незримое присутствие. Ему стало бы не по себе, он бы стал ёрзать и вскоре встал бы со стула, если вообще не покинул бы странную комнату. Но никто не заходил и каждый из них смотрел, как свет исходил прямо из лица собеседника. Это было довольно странное зрелище, как - будто человек окружён ореолом, но на самом деле, свет лишь пронзал его тело насквозь, пропитывая собой каждую видимую частицу на пути.

Григорий заметил, что Кеша растягивал слова, часто останавливался, не закончив предложение, и продолжал после паузы. Эта его привычка немного раздражала. Голоса друг друга привидения слышали, как живые.

- Я вас внимательно слушаю, - Григорий даже наклонился вперёд, так его заинтересовали слова Инакентия.

- Я начну несколько отстранённо, но прошу вас выслушать меня не перебивая, это имеет самое прямое отношение к нашей с вами судьбе. Я постараюсь говорить быстро и как можно понятней.

- Начинайте уже!

Кеша вздохнул и начал свою речь.

- На досуге я много размышлял о происхождении вселенной и прочей ерунде. Я вывел для себя что-то вроде теории, о которой никому ещё не рассказывал. Суть этой теории в том, что материя имеет две формы. Первая – это то, что мы можем потрогать или иным способом ощутить на себе. Вторая же форма это всё, так сказать, нематериальное, то есть: мысли, чувства, воображение, какие-то образы в нашем сознании. Ноосфера, слышали такое понятие? Обе формы материи существуют отдельно друг от друга, но постоянно контактируют. Такие предположения делались раньше и вы, конечно же, много об этом слышали при жизни. Но дело в том, что я с помощью этой теории, если её так можно назвать, я выдвигаю идею о происхождении вселенной. А именно: раньше, ещё до начала времён, материя представляла собой одно целое. Это была некая однородная субстанция, которая царила всюду и объединяла в себе обе последующие формы материи. В таком состоянии материя находилась только один раз, это как раз тогда. Далее я предполагаю, что одновременно с этой субстанцией, назовём так, она же исходная материя, существовало некое поле. Энергия, не поддающаяся никаким объяснениям. Именно эта энергия на каком-то этапе разделила материю, а с ней и само пространство на два слоя, отсюда я и предположил существование такой силы, ведь что-то же разделило материю. Ну так вот, получилось, абстрактно выражаясь, два мира. Миры эти, как я по моему уже говорил, пересекаются, и довольно часто. Почему так происходит, а также подробности этого явления я вам сказать не могу, потому что это только мои измышления по этому вопросу и гипотезой их даже назвать нельзя. Первая форма материи делиться, как мы знаем, на два типа: живое и не живое. Живое склонно эволюционировать. И вот появляется разум, тут то всё и начинается. Представьте, что человеческий мозг это антенна, а радиоволны, которые она отдаёт и принимает есть не что иное как мысли и всё, что с этим связано. На эту тему тоже есть множество дискуссий, я считаю именно так. Некая частица на границе между мирами, связующее звено. Например, ты о чём то подумал. Эта мысль вышла у тебя из головы, являясь творением твоего разума и некоторое время как - бы существовала вне тела. Потом она переходит во вторую форму, иной мир. Весь этот рой мыслей, чувств и тому подобное испускает разум, он же есть душа. Мозг – это земной конец, душа же явления мира другого. Она привязана к мозгу, это то, что заставляет её существовать в данном слое пространства. Погибает мозг, связующее звено исчезает. Что происходит дальше с душой? То же самое, что и с мыслью.

Инакентий сделал паузу, давая время Григорию переварить поток информации.

- Ты хочешь сказать, что мы исчезнем? – Они незаметно перешли на ты.

- Я не знаю как это будет выглядить, в конце концов это только мои догадки! Ты прекрасно видишь, что ничего не происходит.

На несколько секунд оба замолчали.

- Свет от лампы от лампы не такой яркий, как раньше, - медленно произнёс Гриша.

Кеша пригляделся.

- Может лампочка перегорает?

- Возможно.

Гоигорий случайно бросил взгляд в окно справа от стола.

«Сумерки? Что за чертовщина!»

- Который сейчас час, - спросил он Кешу.

Чудак посмотрел на часы.

- Когда я умер, было полвторого.

Гриша удивился.

- Это копия настоящих часов, она являет собой вторую форму материи и возникла на уровне нашего подсознания в момент отделения души от тела, как и всё, что было на теле.

- Да при чём тут это! Полвторого!! Неужели прошло столько времени??

Кеша какой-то миг сидел, не понимая, затем посмотрел сначала в глаза собеседнику, а потом в окно.

- Пошли на улицу.

- Зачем? – Гриша удивился.

- Собираешься сидеть здесь и ждать пока ты растворишься. Я был прав, понимаешь что это значит? Сначала исчезает твоё восприятие. Тебе перестаёт казаться, что ты чувствуешь боль, но ты всё ещё натыкаешься на препятствия, по-прежнему не в силах на них повлиять, как сразу после смерти. До какого то момента может даже казаться, что идёт кровь. Происходит это только в твоём воображении, разумеется. Следующий этап – при желании ты можешь проходить сквозь предметы. Дальше потухают краски и глохнут звуки. Да, теперь я всё понимаю. Мы больше не принадлежим этому миру, и он постепенно выталкивает нас, как организм растворяет занозу. Первая стадия после смерти переходная. Не исчезли тут и ещё не перешли по другую сторону. Промежуточное состояние, понимаешь? Именно в нём мы сейчас находимся. Ни туда, ни сюда. Медленно, медленно обращаемся в ничто здесь и во что-то новое там. Мы ещё не за гранью, но скоро будем за ней. Девять дней, говорит тебе о чём-нибудь эта цифра? Вот-вот.

Кеша усмехнулся.

- Как ты себе это представляешь, что за гранью?

- Не знаю, могу только сказать, что там не действуют известные нам физические законы и нет таких понятий как земля и небо. Это нечто новое, непостижимое человеческому сознанию на земле. Может быть там вообще хаос, может, там нет границ между временем и пространством. А может, там ничего нет, просто мы растворимся в чужом измерении и всё. Но я стараюсь об этом не думать. Давай не гадать, скоро сами всё узнаем?

- Мне страшно. Вдруг это конец.

- Мне тоже. Я предложил пойти на улицу, не потому что это что-то изменит, просто кажется бессмысленным просто сидеть так и ждать неизвестно чего.

- Ты прав, - Григорий поднялся, а за ним и Кеша.

Новые знакомые вышли на свежий воздух, вот только не могли они уже ни ощутить его прохладное дуновение, ни почувствовать запах озона. Они остановились перед домом напротив.

- Ты умеешь летать? – спросил Инакентий.

- Нет

- Теперь умеешь

- Не понял?

- Ты больше не ходишь по земле, нас вообще здесь теоретически уже нет. Я так думаю это следующий этап освобождения от мира сего. Мы просто…

- Я понял!

Григорий подпрыгнул и завис в воздухе. Иакентий сделал то же самое.

- Мой юный друг, поздравляю! Мы преодолели последний физический закон – силу притяжения. Они не действуют на привидений.

- Не понимаю, чему ты радуешься? Во-первых, мы ещё не взлетели, а во вторых мы скоро покинем этот мир навсегда.

- Не паникуй! За мной!!

Инакентий, не предпринимая никаких усилий, одной лишь силой мысли взлетел на крышу. Григорий немного погодя, последовал за ним. Теперь они сидели на краю крыши, свесив вниз ноги, и молчали. Мир вокруг тускнел со скоростью геометрической прогрессии, Если раньше всего - лишь стало немного темнее, то теперь происходящее было невероятно. Григорий с детства боялся высоты, но сейчас страх исчез, как постепенно исчезало и всё вокруг. Они молчали, потому что были поражены увиденным. Предметы не исчезали, они просто всё меньше существовали, иными словами описать невозможно. Небо серело, но не так, как мы это привыкли видеть, оно было серым как на старой чёрно-белой фотографии. Всё как - бы выглядело нормально: улицы, окна, деревья, антенны, - но всё это было вроде хорошо сделанной голограммы. Вещи не были прозрачными, но смотришь, к примеру, на дом, и понимаешь. Что это иллюзия. Что его нет. Они смотрели фильм и были внутри него. Его можно было назвать чёрно-белым, но белого там не было. Некогда зелёная трава в мгновение ока потеряла окраску, а люди передвигались как призраки, но на самом деле призраки были те, кто сидели на крыше, вернее их уже там почти не было. Это они серели, тускнели и таяли, а не мир. И они это понимали. Ясное дело, тут не до слов. Частная смерть, выглядевшая как глобальная катастрофа. Григорий бы свихнулся, если бы он был один. Но время шло, они осмыслили то, что происходит и смирились, ибо ничего другого не оставалось. Каждый думал о своём. Никто не сказал, что это конец или что надо надеяться на лучшее. Они и так это понимали. Говорить хотелось о другом. О чём угодно, только не о неизбежном. Ведь это их последние слова. И так хотелось чем-нибудь поделиться. Это было похоже на минуту молчания в память о погибших, но невозможно было молчать дальше, ведь они умерли в один день, а что ещё так сближает людей как смерть. Они не говорили о том, почему в городе нет других призраков, всё и так ясно. В этот день, а может час, никто не умер, а те, кто были до них, ушли раньше. Солнце безжизненным шаром висело в зените, не давая ни лучика света и тепла. Но холодно не было, также как и темно. Всё было серым, но всё было видно. А органы чувств уже не существовали даже в воображении. Чувствовала и волновалась только душа. За две минуты они стали ближе, чем, если бы прожили вместе всю жизнь. Потому что жизнь была кончена, и надо было что-то сказать.

- Ты любил когда-нибудь?

- Что?- Григорий не сразу понял вопрос.

- Девушку любил?

Григорий хотел-бы, чтобы в последний в путь его сопровождала девушка, он представлял, как будет сидеть с ней на крыше и смотреть на эту иллюзию. Но у него никогда не было девушки, и он благодарил бога за то, что сейчас хотя бы не один.

- Нет, никогда. Я хотел, я всю жизнь этого хотел, ты не представляешь! Сколько раз я пытался, столько же и разбивался. Я никогда никому даже не нравился, никто из них не хотел быть со мной.

- Тебе сколько лет?

- Девятнадцать.

Инакентий не стал говорить, что «Всё бы непременно случилось! Какие твои годы», как того ожидал Григорий. Зачем зря делать человеку больно, ведь ничего не будет…

- Мне 58. После двадцати у меня не было никого.

- Почему?

- Я получил филологическое образование, а потом малость свихнулся. Я писал статьи в редакцию. Жалкая такая газетёнка была, которую никто не читал. Её перестали публиковать, и прошло немало времени, прежде чем я сумел найти себе работу. Я устроился верстальщиком и получал копейки, моя мечта стать журналистом так и не сбылась. Я не служил в армии, у меня на тот момент были проблемы со здоровьем. Снимал себе маленькую комнатку в общежитии. Она была до того узкая и мрачная, что наводила тоску. Кровать, стол и туалет, и больше ничего. Друзья помогали мне с финансами, я пробовал печать. Два года меня не печатали, но я вопреки уговорам продолжал попытки. Друзья забыли меня, а все, кто меня знал, решили, что я свихнулся. Да у меня и не было настоящих друзей. Вот так и жил, не требуя ничего лучшего. Накопил денег, купил квартиру на одной из самых грязных улиц этого городишки, это та, в которой ты меня видел. В ней же я и скончался за 9 дней до твоего прихода. У меня были проблемы с сердцем, с самого детства, из-за этого и в армию не взяли. Потом вроде утихло, но неожиданное осложнение. Я не стал обращаться к врачу. Знал, что умираю, а какой смысл продлевать себе жизнь. Я его не видел. Еле хватало денег себя содержать, какая тут девушка. На каком-то этапе я даже перестал желать. Единственно. Что мне было нужно, это писать. Чтобы люди читали то, что я пишу. Мне говорили, что талант есть, но видимо есть кто-то лучше, мой роман так и не напечатали. Я сжёг его, как-бы банально это и не звучали. Я не стал журналистом не смог писать. Всё, о чём мечтал с детства. Вдобавок, не задался на внешность и не смог найти себе работу даже с высшим образованием! Впрочем, я не сильно этого хотел, довольствовался малым, желая лишь одного. Зачем тогда жить?

Кеша ни сказал ни слова, но дальнейшее было настолько естественным, что Гриша сам рассказал о своей жизни, хоть она и была на 37 лет короче. Откровение в обмен на откровение. Негласный договор. Да и ситуация подходящая. Побыстрее открыть свою душу, пока не стало поздно. И не важно кому. Их голоса становились тише. Ветер, который люди раньше не ощущали, но сознавали его присутствие, перестал дуть совсем. Теперь они казались нереальными даже друг другу. Глаза не светились, кожа с самого начала была бесцветной, точнее белой, как и у всех призраков в фантастических фильмах. Раздавался только сухой голос как-будто издалека. Внизу уже ничего не было видно. Только серое небо вверху и тьма, поднимавшееся от земли. Крыши домов, еле различимые в тумане смерти. Это было ужасно, но Григорий говорил, торопился, в голосе его уже не было эмоций. Солнце исчезло, туман поднимался, влача за собой темноту, а точнее ничто. Они были слишком шокированы, чтобы говорить об этом. Кеша слушал, а Гриша рассказывал. То, что успеет. Голос его становился всё тише. Но ни слова о том, что ясно и так. Глупая болтовня смертника, но он нуждался в ней. Открыть самые затаённые уголочки своей души, ибо её скоро не станет. Сказать всё, о чём не успел при жизни. Чтобы не пропадало зря. На первый взгляд бессмысленно, но вы не были в такой ситуации. Негласный запрет продолжал существовать. Ни к чему пугать больше, чем есть. Кеша молча внимал. Ничего другого ему уже не оставалось.

- Я плохо жил. Я пил, я обманывал. Я плохо учился. И у меня никогда не было девушки. В моей жизни нет ничего особенного. Сплошная череда, сменяющих друг друга, однообразных скучных дней. Я никогда не добивался того, чего хотел, не мог даже заставить себя совершить что-то, требующее самых малых усилий. Я тоже пробовал писать, но у меня ничего не выходило. Я жил по инерции и плыл по течению, не радуясь и не расстраиваясь по пустякам. Если бы я мог сейчас вернуть те напрасно ушедшие дни, если бы я понимал как это прекрасно, просто жить, всё было бы по другому. А теперь всё кончено. Никогда ещё я так не желал родиться заново.
- Ты отчитываешься передо мной как перед богом, но я не бог. И ты тоже.


Негласный запрет был нарушен. Всё-таки нельзя умирать и делать вид, что ничего не произошло.

- Это не конец, - попытался спасти ситуацию Кеша, - я не знаю, что там, но это не конец. Мы просто станем чем-то новым. Быть может наша следующая жизнь не хуже этой в какой форме мы там и не окажемся. Мы привыкли к тому, что есть, но сейчас нас ждёт неизветное. Надо собрать все силы и верить. Верить до последнего мига.

- Но ты же говорил…

- Забудь, что я говорил, этот миг не последний, ясно?

Им приходилось кричать, чтобы услышать друг друга. А вокруг стояла гробовая тишина. Крыши домов уже не было видно, только множество антенн, до боли напоминающие кресты. Туман окутывал их, но ещё не проглотил. Гриша посмотрел вниз, под ногами у него ничего не было, да и крышу, на которой он сидел, почти нельзя было уже ощутить. Он побоялся оглянуться назад.

- Да, ты прав. Ни к чему нам сейчас сходить с ума. Это хорошо, что мы рассказали друг другу всё, что думаем, но я хотел спросить себя ещё кое о чём.

Кеша нагнулся, чтоб лучше услышать.

- О чём?!

- Я не сразу понял, что мёртв. Я слишком сильно высунулся из окна, это было случайно, я упал лицом в землю и вдруг почувствовал неожиданную лёгкость. Тогда я увидел собственное тело, но был слишком шокирован, чтобы поверить. Я ударился об стенку, уверенный что не пройду. Боль, кровь, всё как положено, но я ещё тогда понял, что что-то не то. Я окликнул прохожего и он не отреагировал, иных доказательств не требовалась. Я побрёл вверх по улице, наивно веря, что за мной кто-то придёт. Я ждал три дня, я навестил своих родных, если бы ты знал как ужасно видеть слёзы дорогих тебе людей. Тем не менее я всегда был рядом с матерью и знаешь, хотя она меня не замечала, мне показалось, что ей стало легче. Возможно это только иллюзия. Она верила, что я в раю. Вместе с ней я попал на свои похороны. А в то мгновенье, когда моё тело погрузили в машину и отвезли на кладбище. Вернее только собирались везти, я смотрел на это как завороженный. - Что-то произошло, я не знаю что. Я как-будто увидел будущее, кора на дереве потрескалась, рядом вырос какой-то дом.

- Я знаю, со мной тоже было нечто подобное, - перебил Инакентий, - вероятно стираются не только пространственные ограничения, но и временная грань. Ты на самом деле видел будущее. У нас было слишком мало времени, чтобы совершать вылазки сознательно, точнее научиться это делать так же, как мы научились летать и проходить сквозь стены. Понять, что мы можем в этом обличье и привыкнуть. Вот только это не имеет смысла, природа устроила так, что два мира не могут соприкасаться больше намеченного. Иначе наступил бы хаос, всё смешалось бы как в начале времён. Мир вышёл из хаоса и погибнет тем же путём. Рано или поздно. Теперь я понимаю, что ни одно моё слово не было ошибкой, а толку от этого понимания?

- Но после похорон я ушёл. Я мёртв, а она жива. Её слёзы причиняют ей боль, я решил, что это бесполезно. Всему в этом мире своё место, и я не верю, что у покойников его нет. Они не должны быть рядом с живыми. Итак, я ушёл. Ещё шесть дней после похорон я шарился по дворам, бродил неизвестно где . Мне некуда было идти. На девятый день согласно религии должно что-то произойти. Только эта надежда и спасала меня от сумасшествия. Вот только ничего не дождался.

Голос его затихал, Кеша прокричал:

- Не хочу тебя прерывать, но если ты хочешь сказать что- важное говори быстрее!!!

Когда Гриша снова заговорил, голос его как-будто стал громче. Теперь не тишина заглушала его, как раньше, а он заглушал тишину. Но это была лишь иллюзия. Временная поблажка перед концом. Туман поглотил всё, в том числе и сам шифер, находившейся от сидевших в такой непосредственной близости. Они висели в нём как куклы, которых чьи-то невидимые руки поддерживали снизу. Туман был везде, теперь он поглотил антенну и заполонил серое небо. А их ступни поглотила тьма и продолжала ползти, поглощая туман и всё, что невидимо в нём. Гриша был стройным девятнадцатилетним юношей стройного телосложения, недурной собою, с густыми чёрными волосами до плеч, но сейчас они были не только белыми как у Инакентий, их вообще не было видно. Как практически и всего остального. Гриша не видел сидящего рядом, но неким образом сознавал его присутствие, как некогда было и с ветром. Он знал, что тот слышит его, а Инакентий в свою очередь понимал, что говорит Григорий.

Тут Гриша не выдержал. Их тела наполовину были в темноте. Теперь темнота тянула свои щупальца и сверху. Туман загустел, а они утопали в тонкой его прослойке, которая ещё не превратилась во мрак. Не в силах ничего изменить и не зная, что их ждёт, они исчезали. Оставалось каких-то пару секунд.

- Я боюсь! Нет, Нет! Нет! За что?! Пожалуйста

-Это произойдёт со всеми. Рано или поздно, а это не конец. Слышишь! Не конец!!

Гриша заплакал, но слёзы его были невидимы, как и он сам. Кеша заметил, что туман резко сгущается, темнея, и протянул руки сторону пустоты рядом с ней, Той стороны, откуда доносился голос Грише. Странный поступок, но желание обняться перед концом довольно естественное. Тем более Гриша, как ни смешно, в этот момент сделал то же самое. Ухватиться за что-то, что хоть в какой-то форме существует. В последнюю секунду обоим показалось, что они держат друг друга за плечи. В каком-то смысле так и было. Два человека, два характера, познавшие, что такое мужская дружба меньше чем за один день. Они взаимно дополняли друг друга, и возможно жизнь прошла бы так, как того хотелось, если бы они были одним целым. В другой жизни, в другом мире…

Тьма сомкнулась и поглотила последнее.
Время полностью зависит от внешних событий... если в жизни...много всякого разного оно бежит...если не происходит почти ничего...оно замедляет свой ход, если же не происходит ничего оно исчезает. С. Кинг.

#2 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 12 Ноябрь 2008 - 17:51:33

Цитата

На похоронах присутствовало ещё одно лицо, вот только его никто не видел. Физически он находился в гробу. Это было немного странное чувство находиться на собственных похоронах, но Григорий не мог уйти.
Начало хорошее - обнадеживает и внушает оптимизм :)

Цитата

Вечное блуждание в одиночестве, не в силах ни к чему прикоснуться, попробовать, ощутить... Нет, пожалуйста, только не это!"

Григорий закрыл глаза, чисто теоретически, глаза теперь существовали только в его воображении.
Не очень удачное построение предложений. Кой-чего не хватает для связки. Чего именно: перечитай внимательно несколько раз - поймёшь ;)

Цитата

Только и делал, что бегал по квартирам, ожидая часами у входной площадки пока кто-нибудь войдёт, потому что сам не мог пройти сквозь двери. Не всё так, как в фильмах.
Ага, это тоже хорошо подмечено! ;)

Цитата

Осторожно, как - бы боясь, что клён сейчас обретёт телесность, Гриша вытащил руку него из нутра.
Чего, чего? :)

Цитата

Схватившись за живот от раздирающего его смеха, Гриша попятился спиной к дому, увидел её краем глаза, хотел опереться и внезапно провалился внутрь!
Кого "её"? :)


Цитата

Это было похоже на минуту молчания в память о погибших, но невозможно было молчать дальше, ведь они умерли в один день, а что ещё так сближает людей как смерть.
Молодца! :)

Цитата

Жалкая такая газетёнка была, которую никто не читал. Её перестали публиковать, и прошло немало времени, прежде чем я сумел найти себе работу.
"Публикуются" статьи, а газета - издается. Так будет правильнее. Говорю тебе, как замредактора одной из газетёнок :lol:

Цитата

Друзья помогали мне с финансами, я пробовал печать.
На вкус, что ли? ;) Ну и как? Понравилось? :)

В целом неплохо, по содержанию даже, я бы сказал - хорошо. Понравилось описание потустороннего мира и происходящих в нем процессов. Языку, увы, пока не хватает красочности и образности, метафор, сравнений. Плюс многовато чисто технических ошибок, легко устранимых путем более тщательной саморедактуры. Сечёшь? ;)
В исповеди Кеши очень много повторов. Это умышленно (честно говоря, в данном случае не очень понятен смысл этого приема :) ) или технический ляп?

Оценка: язык/содержание:

4-/4+
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"





ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика