Перейти к содержимому



город


Ответов в теме: 5

#1 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 12 690 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 07 Март 2008 - 22:47:01

мы осаждаем этот город вот уже месяц.
до этого были другие города, мы прошли через них, как самум проходит по дюнам, и оставили за собой пустоши и женский плач.
стервятники и шакалы – наши верные спутники, но недавно они куда-то исчезли.

…мы возвращались домой с богатой добычей, и на пути встал город.
его высокие стены, золочёные купола мечетей, острые шпили минаретов выросли из дневного марева, и поначалу все думали, что видят мираж, но это было не так.
когда мы подъехали ближе, город никуда не исчез, ветер не унёс его вместе с песком и перекати-полем.
он надвинулся на нас, навис белым, сверкающим в лучах солнца облаком, заслонив горизонт.
на стенах не было никого, и не было стражи у главных ворот, сквозь которые прошёл бы и великан, и они были заперты.
что нам этот город? подумали те, кто ушёл в поход раньше других, и говорили: оставим его, и вернёмся домой, наши жёны заждались в постелях, наши дети не знают, как верно держать меч и бить птицу влёт.
но другие, кому досталось мало добычи, подумали: что нам этот город? и сказали: надо взять его силой, как бывало и раньше, разрушить стены, сбить полумесяцы с куполов, вставить жемчужину в ожерелье из прошлых побед.
и те, кто пришёл последними, взяли в споре верх.

мы разбили лагерь в двух полётах стрелы от городских стен.
герольды протрубили в трубы, и отряд с белыми флагами отправился к воротам.
они прождали там какое-то время, но никто не вышел.
город словно вымер, никто из жителей так и не появился на стенах.
мы замкнули город в кольцо и пошли на приступ.
к воротам подкатили тараны, воины, закрывшись щитами, ударили в ворота, и звериные головы на концах таранов разлетелись на куски.
кого-то ранило, но ворота устояли, а на стенах по-прежнему никого не было.
спустился вечер, мы разожгли костры и собрались на совет.
одни говорили: это магия, другие вспоминали иерихонские трубы.
не придя ни к чему, мы легли спать.

на второй день мы встали с рассветом.
позже стало ясно, что несколько человек умерли во сне.
сначала мы ели, совещались и строили планы, мы хотели взять город сегодня же, и к полудню снова пошли на приступ.
подкатили осадные машины, расставили лучников прикрытия, конница была наготове на случай вылазки.
теперь уже не узнать, кто это был, но одному лучнику показалось, что он видит лицо врага в бойнице.
на беду, у него были непростые стрелы, в их наконечниках был греческий огонь, и бочки с ним были в осадных машинах.
лучник поджёг стрелу и спустил тетиву, ветер отнёс стрелу к машинам и раздул огонь, и они вспыхнули, как серные спички, и сгорели дотла, и вместе с ними сгорели многие воины.
на стенах опять никто не появился, и ворота остались на замке.
мы вернулись в лагерь, и совещались опять, кое-кто начал сомневаться в удачном исходе дела.
но другие говорили: у нас много войска, припасов и воды, что нам этот город и его стены, есть ещё лестницы, есть порох и стрелы, и конница жаждет сечи.
и тут послышались голоса, и в шатёр ворвался воин, лицо его было серо.
он сказал, задыхаясь, что в дальних палатках ночью умерли семеро, и лица их были обезображены гримасой ужаса, а глаза вытекли.
мы скрыли эти известия от других и велели похоронить мертвецов согласно обычаю, чтобы те восстали, когда придёт время.
и снова спустился вечер, но у костров никто не пел, только выли шакалы на полночь.

на третий день мы встали через час после того, как рассвело.
мы разбили войско на отряды, и снова пошли на приступ с четырёх сторон света.
лестницы пришлись впору, их хватило ровно на высоту стен, и воины ручейками потекли вверх, прикрываясь щитами от стрел.
первые из них осторожно заглянули за парапет, ожидая засады.
но никого не было на стенах, только ветер свистел в бойницах.
всё больше и больше наших людей поднималось на стены, и наконец мы решили, что пора двинуться вглубь города.
с четырёх сторон спускались воины в город, по винтовым лестницам, по канатам, привязав их к стенам, терялись в лабиринте улиц, захватывая кварталы без боя, оставляя за спиной резервы, подбираясь к воротам изнутри.
кто-то видел в окнах домов несметные сокровища, кто-то – женщин, а кто-то – шелка и пряности, но все они стремились вперёд, где должны были прятаться защитники города.
видимо, те хотели заманить их в ловушку, но воины были искушены в тактике уличных боёв и медленно, но верно смыкали центр города в кольцо.
и вдруг все они исчезли, потерялись в тенях, и день вдруг стал ночью, а в той ночи слышался плач, а дальше говорить было нельзя.
вернулся только один.
он и рассказал нам, что случилось, прежде чем сойти с ума и потеряться в пустыне.
на приступ больше никто не пошёл.
а люди продолжали умирать во сне, в эту ночь мы не досчитались девятнадцати.
вечером ели мало, в костры подбросили побольше хвороста.
ночью меня мучили дурные сны, проснулся разбитым.

на четвёртый день встали поздно.
долго совещались, как быть дальше, и решили больше не рисковать, но держать осаду.
войско изрядно поредело после второго приступа, а у нас всего было вдоволь, и еды, и воды, и топлива.
до холодов оставалось несколько месяцев, да и какие в этих краях холода? здесь не бывает снега, только резкий, пронизывающий до костей ветер, что приносит пыльные бури.
и мы стали ждать.

а люди всё умирали во сне, и через неделю дисциплина начала хромать.
недовольных становилось всё больше, и многие из тех, кто ратовал за осаду, примкнули к тем, кто хотел вернуться домой.
дело дошло до рубки, с десяток воинов с обеих сторон полегло, но мы подавили мятеж.
осада продолжалась.

а люди всё умирали.
на стенах никого не было, стервятники облетали город стороной, и шакалы держались от него подальше.
ещё через неделю от первой группы в шатёр пришли люди, и был совет.
мы решили, что часть воинов вправе забрать свою долю и вернуться домой, всё равно воевать было не с кем.
они ушли под вечер, чтобы сделать ночной переход.
горели костры, и воины из тех, что остался, пели песни.
они радовались, что не придётся делить будущую добычу с теми, кто ушёл.

на следующее утро всё рухнуло.
нет, не так, он пришёл в предрассветных сумерках.
на лице его, словно обсыпанном мукой, чернели провалы глаз.
тенью прошёл он по лагерю, знаком показал, чтобы дали воды.
и стал говорить.
он рассказал, что они отъехали от лагеря довольно далеко, огни костров растворились в ночи.
они ехали медленно, смеялись, вспоминали родных.
и не заметили, как звёздная ночь сменилась непроглядной тьмой.
а в ней был вой ветра и громкий плач, и кони заблудились во тьме, взбесившись, сбрасывали всадников и скакали прочь, прочь, они зажгли факелы, но их задуло ветром, их зажгли снова, и увидели, что тюки с добром лопнули, но вместо самоцветов там были человеческие кости, вместо золотых и серебряных монет – отрубленные пальцы, вместо пряностей – прах, а вино превратилось в кровь.
а потом налетела пыльная буря, и он потерял сознание.
очнулся и увидел искорки догоравших костров и пошёл на них, падая по дороге.
закончив рассказ, воин больше не промолвил ни слова.

на следующий день его нашли мёртвым в палатке и похоронили.
я бы рад так сказать, но всё случилось иначе.
правду скрывать было невозможно, началась паника.
кто-то кричал: пусть мёртвые хоронят своих мертвецов! а кто-то говорил, что нужно прорываться с боем на юго-восток, откуда мы и пришли, к морю, где были корабли.
но так ничего и не решили.
правда, кое-кто сохранил присутствие духа.
ещё дважды отряды уходили в пустыню и один раз штурмовали город.
оттуда никто не вернулся, из пустыни – тоже, но что-то говорит мне: они сгинули.
а потом пришла апатия.
люди ели, пили, грелись у костров, спали, справляли нужду – как куклы, у которых вынули душу и набили трухой.
и ждали конца.

…я сижу в шатре, обнажив меч.
остался только я один, остальные уже лежат в земле, те пропали в пустыне, а тех поглотил город.
апофеоз всех городов, которые мы разграбили и сожгли.
это был славный поход, мы вернули престолу святые земли, и я спокоен.
мне не пережить эту ночь, но я знаю, что встану перед всевышним, не отводя взгляд.
я терпеливо жду, когда они придут ко мне, прячась в тенях – призраки женщин, что выплакали все глаза по своим мужьям, отцам и сыновьям.
я хочу встретить их, как воин, и умереть, как воин.

читаю “отче наш”.
закрываю глаза.

смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur

#2 неизвестный

    Ученик

  • Пользователи
  • **
  • 141 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 01 Ноябрь 2008 - 14:52:42

Сильно, мне понравилось. Только непонятно что же это всё-таки за город-призра был? Что случилсь с людьми, которе в нём жили?
У тебя есть ещё что-нибудь?
Время полностью зависит от внешних событий... если в жизни...много всякого разного оно бежит...если не происходит почти ничего...оно замедляет свой ход, если же не происходит ничего оно исчезает. С. Кинг.

#3 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 03 Ноябрь 2008 - 23:34:06

Просмотр сообщениянеизвестный (Nov 1 2008, 11:52 AM) писал:

У тебя есть ещё что-нибудь?
Шутить изволишь, мил человек? :lol: Да тут, слав богу, половина "уголка" произведениями Мити заполнено. Посмотри-ка получше :) И, кстати, открою страшную тайну... :) :) :) Дмитрий Тиманович, занявший 2 место на "Фэнфиках-2008" это он и есть - наш Vagabond. :) Тока... тс-с... не говори никому! ;)

З.Ы: Мить, кстати, пользуясь случаем - поздравляю! Рад за тебя, дружище! :)
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#4 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 12 690 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 04 Ноябрь 2008 - 02:35:50

спасибо :)

насколько я понимаю, "дар" теперь и здесь можно выложить, что я и намерен сделать завтра же
смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur

#5 Victory

    Легендарная КомДива

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 4 310 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: Тарту, Эстония

Отправлено: 04 Ноябрь 2008 - 02:53:08

Цитата

насколько я понимаю, "дар" теперь и здесь можно выложить
Дык! До конкурса тоже можно было выложить, в принципе - это, пардон за тавтологию, не принципиально. :)

З.Ы.: только заглавные буквы из текста не вычищай. :)
Я опираюсь на фундамент, ниже которого опуститься не могу.
Тот, кто борется с чудовищами, должен следить за тем, чтоб самому не стать чудовищем.

Изображение

#6 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 12 690 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 04 Ноябрь 2008 - 04:11:56

да что уж там - оставлю, как есть :)
смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur





ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика