Перейти к содержимому



Кто пишет всерьёз и надолго?


Ответов в теме: 1099

#406 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 28 Март 2005 - 20:23:19

Чё то не спешат они в очередь выстраиваться для заключения авторских договоров со мной! <_< Не видють гения ШТО ЛИ?! :angry: :blink: Ну и фиг с ними. Выкладу-ка я вам, братья энд сёстры, ещё один кусман - назло критикам и рецензентам. :angry:

– Привет, Максимка!
– Здравствуй, – поздоровался он сдержанно, но глаза, горящие радостью, выдавали его с потрохами.
– Как дела?
– Нормально, а у тебя?
– Отлично. Ты даже не спросишь, где я была?
– Нет, – ответил он, распознав ехидную провокацию в её голосе. – Я просто волновался… и скучал.
– Знаю, – она широко зевнула и спросила с показным равнодушием. – Составишь мне компанию сегодня вечером?
– Конечно!
– Тогда – в семь, возле торгового центра. Пока, амиго…
Максим смотрел вслед, сгорая от желания узнать, где же она всё-таки пропадала. Для него три последних дня были наполнены гнетущей неизвестностью и тревогой. Больше всего он боялся, что Оксана может просто исчезнуть из его жизни. Также внезапно, как появилась в ней. Эта мысль пугала, лишая покоя. Но, слава богу, она вернулась, а с любопытством он как-нибудь совладает.
Треклятого троллейбуса пришлось ждать двадцать минут, после чего столько же ехать сдавленным в плотной людской массе, мысленно матеря общественный транспорт и всех на свете. Водила словно читал гневные мысли и в отместку останавливался на каждом светофоре, независимо от цвета сигнала.
К месту встречи Максим добрался, когда на больших электронных часах, прилепленных к стене над центральным входом, горели красные цифры 19.15. Точка между ними издевательски подмигивала, отсчитывая секунды. Возле входа, разумеется, никого не было. Просто глупо надеяться, что Оксана станет ждать его четверть часа. Если… если, она вообще приходила, что вовсе не факт. Запросто могло статься, что и не приходила. Или ждала где-нибудь в стороне, не собираясь подходить, а только чтоб поиздеваться. Ха! В таком случае, всё вышло с точностью до наоборот… Конечно, можно было тешить себя такой версией, но факта это не меняло. Он опоздал…
Зло сплюнув, раздосадованный, он повернулся спиной к магазину и полез в карман за сигаретами. В этот момент прохладные, тонкие пальцы с длинными ногтями, неслышно выпорхнув сзади, закрыли глаза. Ощущая прохладу узких ладошек висками, Максим услышал её голос:
– Как это понимать?
Ответил не сразу, с трудом удержавшись на ослабших ногах. Она была так близко!
– Извини… пожалуйста.
– Не смей опаздывать. Усёк? – руки соскользнули с его лица, оставив невидимые, пылающие отпечатки.
– Угу, – отозвался Максим и повернулся.
Она смотрела пристально, чуть сузив глаза и хотя, даже на высоких каблуках была ниже его на голову, казалось, что сверху – вниз. Ответ её удовлетворил, а может, просто язвительная фраза не пришла на ум, но её величество снизошло до милости.
– Ладно уж, кавалер несчастный. Первый и последний раз.
– Не, Оксан, понимаешь, троллейбуса долго…
– Ай, заткнись, – недовольно сморщилась она. – Троллейбус... Хотел бы, пешком пришёл… Любишь ты надо мной издеваться, Максимка. И чё я это терплю? Не знаешь?
При мысли о том, что это он над ней издевается, Максим с трудом сдержал улыбку, прикусив изнутри нижнюю губу.
– Он ещё и ухмыляется, – деланно возмутилась Оксана. – И, вообще, хватит на меня таращиться. Пошли что ли? Или так и будем стоять, как три тополя на Плющихе? Я замёрзла, если тебе это, конечно, интересно.
Она взяла его под руку с такой привычной непринужденностью, как если бы лет пять была замужем. За ним…
– Не три, а два, – пролепетал он, расплываясь в дурацкой улыбке.
– Чего? – нахмурилась она.
– Ну… ты говоришь, стоим, как три тополя, – пояснил Максим, понимая, что говорит бред, лишь бы хоть что-то говорить; но не мог ничего с собой поделать. – А стоим-то мы вдвоём…
Они шли мимо освещённых магазинных витрин и Максим, наверное, впервые в жизни не пытался избегать встречных взглядов прохожих. Оксана молчала, словно решала в уме математическое уравнение. Оказалось, так оно и было, что выяснилось пятью секундами позже. И, найдя до жути остроумный ответ, не преминула его озвучить:
– Нет, Максимка, стоим мы втроём. Ты, я и у тебя в штанах…
Когда смысл слов дошёл до него, он порадовался, что в вечернем полумраке она не видит его лица, вмиг обретшего цвет спелой рябины. Хотя, с чего он решил, что не видит?
– Скажи, что не так, – игриво проворковала садистка.
– М-м… Куда пойдём? – Единственное спасение – пропускать её пошлости мимо ушей. – Может, по парку погуляем?
– Ах да, я забыла. У тебя ж денег – только на хлебушек насущный…
Определённо, она решила мстить за опоздание.
– Дальше что? – буркнул он, опуская руку, под которую Оксана его держала.
– Обиделся? – рассмеялась она. – Скажите, какой нежный…
Максим подумал, что сейчас их «чудненькое» свидание завершится, но не смог сдержать язвительного ответа, выдавив сквозь зубы:
– Не всем повезло с родителями.
Вновь колокольчиками прозвенел её смех, в котором, впрочем, злости было больше, чем весёлости.
– И что вы все привязались к моему папочке?! Завидно?!
Сунув руки в карманы, он отвернулся в сторону, понимая, что лучше бы она всё-таки не дождалась его. Несколько минут они шли молча. Логичнее всего, если сейчас Оксана скажет чего-нибудь ядовитое напоследок и, поймав такси, укатит. Но странное рандеву только начиналось. Обмен колкостями, напротив, поднял ей настроение.
– Максик, а как ты живешь? Мне любопытно…
– Типа не знаешь, – едва слышно ответил он, радуясь тому, что она, наконец, сменила тему и… конечно, тому, что его предположение не оправдалось. – В общаге живу.
– Да? – оживилась Оксана, будто это и впрямь было для неё новостью, и произнесла медленно, вдумчиво, словно пробуя незнакомое слово на вкус: – Об-ща-га... А, это где тараканы, скрипучие железные койки и где в одной комнате трахаются по шесть человек сразу?
Она вновь держала его под руку и смотрела сбоку, наблюдая за реакцией. Но на этот раз он был готов и с готовностью ухмыльнулся, может быть чуть поспешно.
– Ага... и крысы размером с собаку, – кривая ухмылка, несомненно, была его высшим достижением в этой нелепой дуэли. – Как у Кинга в "Ночной смене". Впрочем, ты ж такую дрянь не читаешь... – Ответ прозвучал достаточно смело, что не могло не радовать, и Максим ринулся закреплять занятые позиции. – Оригинальное у тебя понятие об общагах…
– Понятие об общагах у меня нормальное, – брезгливости в её голосе хватило бы на десяток чистюль-домохозяек, вдруг обнаруживших посреди зала неведомо откуда появившееся собачье дерьмо. – Наслышана.
Максим многозначительно хмыкнул.
– Знаешь что, – говоря, она как бы невзначай коснулась его руки. – А пойдём к тебе.
Она внимательно следила за выражением его лица и говорила почти приказным, не допускавшим возражений тоном. Растерявшись, он неосознанно шмыгнул носом.
– Да? А тараканов не испугаешься?
– Ну, тебя ж я не боюсь, – ответила она, глядя прямо в глаза. – А по сравнению с тобой любой таракан просто прелесть. Так что? Будем грязь топтать или пойдём тараканов смотреть?
Выбора не было, и Максим махнул рукой.
– Пошли, если так хочешь. Только на вахте нужно паспорт оставить или студенческий билет.
– А бюстгальтер в залог примут? – улыбнулась она, на что Максим мысленно обозвал её сучкой.
Без зла, а, наоборот, с каким-то неосознанным восторгом и чем-то ещё. Непонятным чувством похожим на робкую надежду, что его фантастическое желание не такое уж несбыточное… Ведь что-то же таится за её намёками?
Дородная тётка встретила их колючим, подозрительным взглядом, брошенным поверх очков, и отложила журнал "Хозяйка". Лицо вахтёрши выражало суровую решимость стоять грудью хоть на пути армады вражеских танков, если те попробуют прорваться в жилой блок, не предъявив паспортов или студенческих билетов.
– Куда это вы, молодые люди? – спросила блюстительница пропускного режима, хотя ответ на этот дурацкий вопрос был очевиден и не предполагал вариантов.
Пока Максим переминался с ноги на ногу, Оксана с любопытством осматривала мрачно-серые стены холла, главной достопримечательностью которого был потёртый диван и допотопный цветной телевизор.
– Н-дя, – скептически изрекла она. – Представляю, что нас ждёт в твоём люксе…
Тем временем Максим объяснялся с вахтёршей.
– Мы… это… – промямлил он, косясь на спутницу. – Можно ко мне в 305-й блок пройти?
– Зачем? – резонно поинтересовалась тётка, скорбно поджав губы.
– А мы, знаете, к экзаменам готовимся, – Оксана выступила из-за спины Максима, и не успел тот и рта открыть, с подкупающей улыбкой продолжила: – Я, понимаете, отстающая – так вот молодой человек мне помогает. Ну, репетитор, понимаете? Мы с ним репетируем, вот.
– Знаю я ваши репетиции, – пробурчала женщина, придирчиво оглядывая Оксану с головы до ног.
– Ой, – всплеснула руками Оксана и кивнула на журнал. – Это последний номер? Дадите почитать?
Оторопев, вахтёрша посмотрела туда же и перевела недоверчивый взгляд на Оксану.
– Классный журнал, – продолжала ёрничать та. – Рецепты, выкройки – страсть как обожаю. А хотите, я вам прошлогоднюю подшивку принесу? У меня все номера есть – я выписываю.
Что-то дрогнуло в лице этого цербера женского пола, и она ответила оттаявшим голосом:
– Спасибо. У меня тоже есть…
– Я один рецепт вычитала – печенье «Мушкетёры», называется. Не знаете такое? Да вы что?! Пальчики оближите. Значит, берёте два стакана муки, пачку маргарина, а лучше – масла…
Оксана рассказывала с таким видом, словно была не только опытным кондитером, но и давнишней подругой вахтёрши. Максим, чувствуя полную неуместность своего присутствия, поймал себя на мысли, что слушает с таким же завороженным, глуповатым видом, как и тётка, ещё пять минут назад казавшаяся непроницаемым сфинксом. Оксана же ласкала её добрым взглядом, в котором напрочь исчезли насмешливые огоньки, уступив место искреннему желанию угодить и понравиться. Вахтёрша кивала на манер китайского болванчика, кое-что переспрашивала, а под конец даже изобразила подобие благодарной улыбки. По неестественно напрягшимся лицевым мышцам стало ясно, что бабка практически забыла, как это делается.
– …и… простите, как вас зовут? – спросила Оксана, заканчивая кулинарную лекцию.
– Нина Фёдоровна, – поспешно вставила тётка.
– Так вот, Нина Фёдоровна, ванилин или корицу добавляйте по вкусу. А теперь, если можно, мы пойдём – нам ещё нужно позаниматься.
– Да, да, – закивала Нина Фёдоровна. – Только, пожалуйста, не позднее десяти.
– Конечно. Мне и самой позднее нельзя – родители волнуются, – не задумываясь, соврала Оксана и повернулась к Максиму, будто ни она, а он был её посетителем. – Пошли, чудо природы…
У самой лестницы она обернулась, словно вспомнив что-то важное.
– Да, Нина Фёдоровна!
Вахтёрша, не успев возобновить чтение, посмотрела с теплотой деревенской бабушки, встречающей приехавшую на каникулы внучку.
– Вам очень идёт этот цвет. Какой краской вы пользуетесь?
Нина Фёдоровна растаяла окончательно и, что казалось совсем невероятным, рассмеялась, мигом помолодев в лице и обнажив два ряда коронок с напылением.
– Ой, идите уже, идите… Скажете, тоже.
Поднявшись на третий этаж, они прошли по тёмному коридору. В общаге было на редкость пустынно и тихо. Лишь из-за нескольких дверей доносилась музыка, да изредка слышался смех.
– Сколько время? – спросила Оксана.
– У меня часов нет…
– Счастливый, видать. Ну, где тут твои апартаменты?
Достав ключ, Максим долго возился с замком.
– Прошу, – сказал он, наконец, распахнув дверь.
– Мерси, – шагнув, Оксана зацепилась об порог. – Чёрт! Что за бардак? Свет включи!
Привычная обстановка блока, в котором он жил один (дверь второй, пустовавшей комнаты была закрыта), вселила уверенности и Максим сразу нашёлся с ответом.
– Темнота – друг молодёжи…
– Я в курсе, – отозвалась она и вдруг ущипнула его чуть ниже спины. – Включай, говорю.
Померцав, неохотно проснулись матовые цилиндрические трубки, озарив комнату светом, который после темноты коридора ударил по глазам яркой вспышкой.
– Вот так я и живу, – теперь настала его очередь следить за её реакцией.
Слегка щурясь, она осматривала спартанскую обстановку убогой комнатушки, в которой из мебели кроме стола и двух стульев, были кровать, тумбочка, застланный жёлтой скатертью стол да встроенные стенные шкафы. Хорошо хоть, вчера он немного прибрался и, по крайней мере, здесь было чисто. И тараканы не бегали.
Сняв пальто, она небрежно накинула его на хлипкую спинку расшатанного стула. Вязанная кофта цвета морской волны, чёрная юбка, расстояние от края которой до талии было значительно меньше, чем до колена, выгодно подчёркивали то, что должны были подчёркивать. Наряд дополняли чулки и сапоги-ботфорты с длинными каблуками.
– Экзотика, ё-моё, – пробормотала Оксана и неожиданно велела. – А теперь выключай. Красота твоего жилища меня поразила.
– Кончай прикалываться, – сказал он себе, вешая куртку на гвоздик в шкафу, служивший крючком. Оттуда же достал кипятильник и литровую банку, гадая, остался ли у него сахар. Вместе с чайными пакетиками сахар лежал в тумбочке, стоявшей между окном и кроватью. Однако, закрыв дверцу шкафа, он забыл про чай. Оксана сидела на подоконнике… Точь в точь, как в его снах – согнув одну ногу в колене, а другую свесив вниз.
– Что случилось? – спросила она. – Что-то не так...
– А… – встрепенувшись, Максим развёл руками, в которых по-прежнему держал кипятильник и банку. – Я поставлю воду? Чаю попьём?
Она смотрела на него с насмешкой и одновременно каким-то непонятным сожалением.
– Ты прав насчёт темноты. Тем-но-та, – последнее слово Оксана произнесла на распев. – А в темноте он и она… Это так возбуждает, – и помолчав, будто в последний раз что-то взвешивая, ошарашила: – Будешь долго соображать, я передумаю…
Максим вспомнил про «чайные принадлежности» и, двигаясь, как сомнамбула, опустил их на стол.
– Ч-что? Передумаешь… о чём?
В который раз за вечер она звонко расхохоталась, чуть запрокидывая голову.
– Господи, ты действительно такой идиот или прикидываешься?
Перестав смеяться, Оксана нахмурилась, будто уяснив некую истину.
– Да ты… девственник? Как я раньше не сообразила? Ты ж ещё мальчик-колокольчик не динь-динь. Скажи, у тебя ведь ещё не было бабы?
Максим покраснел – щёки раскалились до такой температуры, что, казалось, кожа сейчас задымится и начнёт лопаться пузырями, как резиновая.
– Слушай… Какое тебе вообще дело?
Ответом стал новый приступ смеха.
– Ой, я не могу! – она несколько раз хлопнула ладонью по бёдрам. – Ну, ты валенок!
Смех оборвался также неожиданно, как начался, и она произнесла тихим, властным голосом:
– Свет выруби, я сказала.
Ничего не оставалось, кроме как сделать то, чего он сам так сильно хотел – подчиниться. Происходящее больше напоминало один из его снов. И медленно, как во сне, Максим щёлкнул выключателем. Всё, что было, растворилось во тьме. Всё – кроме неё, чей силуэт выделялся на фоне окна.
– Луна какая, смотри, – сказала она еле слышно, повернувшись к окну и разговаривая будто с собой. – В такие лунные ночи… лёжа в кровати, ты… ничего не хочешь?
Этот вопрос уж точно адресовался ему, но ответить Максим не мог. А она и не ждала ответа – всё это было частью игры. Её игры.
– А жарко тут, – продолжая смотреть на улицу, Оксана расстегнула верхнюю пуговицу кофты.
– Угу, – промычал он. – Топят сильно…
Максим не знал, как достойно выйти из ситуации, в которой он выглядел законченным идиотом, но в то же время… С боязнью и предвкушеньем чего-то несбыточного ждал, что будет дальше.
Легко спрыгнув с подоконника, Оксана подошла к кровати, присела на неё и покачалась. Пружины ветхого матраса ответили недовольным стоном.
– Коечка-то скрипучая, – заметила Оксана, раскачиваясь, как гимнаст на батуте.
– Может, это… чаю попьём? Я воды вскипячу…
Словно не слыша, она вытянула ноги.
– Эти каблуки… Так ноги устают, ты не представляешь. Сними, пожалуйста, – таким будничным тоном могла бы говорить женщина, которая давно замужем и которая привыкла, что любящему супругу просто за счастье разуть её.
Максим остолбенел.
– Ну, помоги ты! Ну… – протянула она капризно, нарушая затянувшееся молчание. – Или тебе в западло?
Жаргон, не присущий её лексикону, но хорошо знакомый Максиму ещё с детдомовской поры, привёл его в чувство. Он неуверенно подошёл и присел на корточки перед кроватью, волнуясь так сильно, что чуть не повалился на зад.
– Ой, ва-аленок, – сказала она тихо, пока его непослушные пальцы пытались справиться с замками молний. – Теперь второй…
Её нога была поднята так высоко, что если бы у Максима хватило смелости глянуть прямо перед собой, он бы увидел белеющую полоску трусиков. Вероятно, на этот нескромный взгляд и рассчитывался бесстыдный жест их хозяйки.
– О… хорошо, – Оксана, конечно, имела в виду облегченье, испытанное ногами, но ему вдруг подумалось, что таким же удовлетворённым, приглушенным голосом она могла бы сказать «хорошо» совсем по другому поводу. И, несомненно, уже говорила кому-то. И не единожды.
– Так чай будем пить? – в очередной раз повторил он, пытаясь переключиться на эту тему, чтобы прогнать навязчивые мысли. – Могу к пацанам сходить за кофе… гм-м. Ставить воду?
Продолжая сидеть на корточках, в темноте он не мог видеть выражения её глаз. Но был готов поклясться, что они лучатся насмешкой.
– Воду, говоришь? Ну… тёплая вода нам может пригодиться. После того, как…
Он медленно поднялся и, не зная, куда девать руки, сунул их в карманы джинсов. Спросил чужим, хрипловатым голосом:
– Не надоело?
Её задорный хохот заставил вздрогнуть. Смех означал одно – Оксана вновь добилась того, чего хотела. Этот смех сбивал с толку, ничего не обещая и, казалось, одновременно обещая всё.
– Не надоело – что?
– Издеваться, вот что!
– Да ла-а-адно тебе! Чё такой закомплексованный? – она откинулась ещё дальше к стене, касаясь её спиной, широко зевнула и потянулась, как ленивая, пригревшаяся на солнце кошка. – И вообще, кто сказал, что я издеваюсь?
– Догадался, знаешь ли, – Максим нашёл в себе силы произнести это без дрожи в голосе, мрачно усмехнувшись. Сделав шаг назад, он упёрся спиной в стену, и чуть склонив голову, сказал: – Одного не могу понять… Чего ты от меня хочешь?
Она резко выпрямилась, заставив опять скрипнуть пружины матраса, и ответила с такой поспешностью, словно давно ждала этого вопроса, изменившимся, непривычно горячим, искренним голосом:
– А я может… я, может, понять тебя хочу! В душу твою заглянуть, понимаешь? – говоря, она похлопала ладонью рядом с собой. – Присядь. Не бойся – не съем.
Шокированный столь резкой переменой в её настроении и неожиданной искренностью, Максим оторвался от стены и, подойдя, нерешительно присел на самый край кровати.
– Ну и зачем тебе это?
Вместо ответа второй раз за вечер её прохладная ладонь коснулась его лица. И медленно провела по щеке. Потом снова, будто Оксане было приятно это делать.
– Знаешь… Мне нравятся твои глаза. Они красивые…
Максим пытался распознать подвох в её голосе и не услышал знакомых саркастических ноток. Но значило ли это, что можно верить? Рука продолжала путешествие по колкой коже щеки и, пройдясь по подбородку, сползла вниз.
– И шея… такая сильная, крепкая…
Он молчал. Сказать было нечего. И не понять: это своеобразный комплимент или очередная, едва прикрытая насмешка? Неожиданно отпрянув, она приказала:
– Ну-ка встань!
– Что?! – нервно, будто под самым ухом грянул выстрел, дёрнулся Максим, вновь застигнутый врасплох резкой переменой.
– Хочу полюбоваться твоей фигурой. Встань, ну?!
– Пожалуйста! – в тон ей, не скрывая раздражения, ответил он и вскочил. – Ну, как?! Похож на культуриста?! На кого больше: на Рэмбо или Шварцнеггера?
Казалось, от её ледяного смеха в комнате стало прохладно.
– А ничё так, – она медленно провела языком по губам – жестом, который лишь тому, кто не знал Оксаны, мог показаться случайным. – Если ещё фуфаечку на мордаху накинуть…
Максим закрыл глаза и замер. Она издевалась играючи, без злости и неприязни – почти равнодушно. Исполняла роль. Или делала наскучившую работу.
– Ладно, расслабься… – Оксана приняла прежнюю позу, откинувшись назад. – Знаешь, что-то в тебе есть… Только не пойму – что.
Максим отошёл к окну.
– А хочешь, покажу кое-что?
Он обернулся, прежде чем мозг успел скомандовать: «нет». Оксана расстёгивала пуговицу кофточки, глядя в его сторону и силясь прочесть реакцию на лице освещенным тусклым светом, проникающим через окно.
– Иди сюда, – её голос превратился в едва слышный шепот. С нотками, которые просто не могли быть фальшью. Этот голос звучал не в ушах, а исходил откуда-то изнутри, проникая в глубины сознания помимо его воли.
– Иди ко мне…
И он пошёл, уже не пытаясь понять, что происходит. Стал прямо перед ней, так близко, что его ноги касались её колен. Её пальцы лежали на третьей пуговке. В увеличившемся отвороте белел край бюстгальтера, размеренно вздымавшегося, дышавшего вместе с грудью.
– Хочешь сам? Расстегнуть…
Какая-то часть сознания отметила бесчисленную перемену интонаций в её голосе. Десятки, если не сотни. А она лишь ставила нужную фонограмму, как неустанно пританцовывающий ди-джей в ночном клубе. Сейчас это был голос невинного ребёнка. Голос, которому невозможно не верить. Его взгляд приковали тонкие пальцы, теребящие пуговицу, а собственная рука сама по себе потянулась туда, куда её звали. Но когда она была совсем близко, раздался громкий хлопок. Он не почувствовал прикосновения, а скорее понял умом, что она ударила его, и всё же отдёрнул ладонь, как от пламени.
– А руки мыл перед едой?
Она не просто смеялась, а задыхалась смехом, переполнявшим её изнутри и рвущимся наружу безудержным фонтаном. Смех вызвал злость, ставшую искрой, которая зажгла огонёк, весело побежавший свой единственный, короткий забег.
– Попался, попался! – радовалась Оксана, как шаловливый ребёнок, качаясь на звонко пружинящем матрасе. Она ведь не знала про огонёк, подбирающийся к бомбе, рядом с которой атомная – новогодняя хлопушка.
– Слушай, – сквозь зубы процедил Максим. – А ты не боишься, что я… что я… могу взять тебя силой?
Последовавшая вспышка хохота была слышна, наверное, даже на вахте.
– Ой, не могу! Держите меня, – Оксана осторожно коснулась ладонью глаз, вытирая воображаемые слёзы. – Насильник выискался. Маньяк Чикатило…
Но всё же что-то заставило её прекратить смех.
– В милицию ты не пойдёшь, это я точно знаю, – продолжал Максим, вслух советуясь с самим собой.
– Не пойду, – охотно подтвердила она – происходящее лишь распаляло её любопытство. И всё больше нравилось – игра шла по её сценарию.
– …а если всё-таки пойдёшь… Скажу, что ты меня спровоцировала, сначала сама захотела, а потом… Я не помню, что потом было. Чеченский синдром, контузия и всё такое. У меня, если хочешь знать, и справка из госпиталя есть… Много не дадут. Подумаешь, тюрьма – не яма. Отсижу.
– У-у… как ты на меня смотришь! – в голосе звучали неприкрытые нотки восхищения. – Вот оно – что-то... вот оно... твоя животная страсть! Ты похож на самца! Вот что мне нужно!
Не обращая внимания на её слова, он схватил её за обе руки и одним рывком поднял с кровати на ноги.
– Так, может, попробуем, а?!! – задыхаясь, Максим почти кричал. – Ты ведь этого хотела?! Чего молчишь?
В расстояние, отделявшее их, с трудом бы втиснулся спичечный коробок. Он слышал её учащенное, прерывистое дыханье и видел глаза. Глаза львицы в самый ответственный момент брачного периода.
– Максимка, ты не посмеешь и шагу сделать без моего разрешения, – Оксана улыбалась, хотя назвать улыбкой движение её неуверенно растянувшихся, слегка дрожащих губ было сложно.
– А как же моя страсть? Тебе ведь нужна страсть, верно? Сейчас получишь…
Ещё секунда и он, не задумываясь о последствиях, толкнул бы её на кровать и принялся срывать одежду.
– Ого!!! Какие мы… – Оксана поморщилась от боли – мужские пальцы сжимали её запястья стальными обручами. – Отпусти.
Последнее слово было сказано тихо, но с безграничной властностью. Так умудренный боевым опытом, хладнокровный и расчётливый генерал, не повышая голоса, отдаёт приказ о наступлении, прекрасно зная, что обрекает на гибель сотни, а то и тысячи солдат.
Но Максим не ослабил хватки, продолжая всматриваться в её слившиеся с темнотой, обозначающиеся лишь белками глаза, пытаясь угадать истинное желание мучительницы.
– Ручонки-то у тебя крепкие. А в там, интересно, что? Ну что?! Небось, и бабы голой живьём не видел! Я б тебе показала, да боюсь, так обкончаешься – штаны не отстираешь. И хватит косить под психа – не твой типаж…
Слова хлёсткими ударами достигали цели. Побелевшие пальцы разжались сами по себе. Запал ярости угас, так и не добежав до бомбы. Отпустив её, Максим отвернулся и пошёл к окну.
– Животное! – с вызовом бросила она вслед, потирая руку чуть ниже кисти.
– Уходи, – едва слышно донеслось в ответ.
Хмурясь, она поправляла кофточку, застёгивая пуговицы. Затем, обула сапожки – с каблуками умеренной высоты, позволяющими ходить весь день, не испытывая дискомфорта.
– Я сказал – уходи, – повторил он, не поворачиваясь.
Проскочивший в голосе всхлип, заставил бегунок молнии остановиться. Пожалуй, она перегнула палку. Нужно почесать несчастного котёнка за ушками – заслужил. Подойдя, она стала рядом и коснулась его вздрагивающего плеча и по той поспешности, с которой Максим закрыл лицо ладонями, Оксана убедилась в правильности догадки.
– Ты плачешь? Ну… не надо. Не обижайся…
– С-сука, ты, – не сдержав очередного всхлипа, выдавил он с эмоциональной искренностью, вызвавшей у неё ироническую улыбку. Она была благодарна за правду.
– Да! Да! Знаю! Сука – и всё тут!
Оксана прижалась щекой к его плечу, и они долго молча стояли рядом. Он, закрыв лицо руками, давясь беззвучными рыданиями, она, глядя на мокрую, холодную улицу. Впервые за время их знакомства её сердце по-настоящему дрогнуло. Было ли это связано с их отношениями? С той жестокой игрой, в которую она играла… Или отыгрывалась? Да, несомненно. Вопрос, ту ли жертву она выбрала? Заслужил ли эти насмешки парень, над которым жизнь и без того порядком поиздевалась?
Хлынувшие сомнения разбудили Ведьму, живущую в ней, и та не преминула возможностью сказать веское слово. Много веских слов. Конечно, Максим не виноват. Просто так получилось. Как говорится, ничего личного… В конце концов, силой никто не держит. Не нравится – пусть сидит в камере, которая в имеет вид этой общагавской конуры. Но он не уйдёт. Не-а, ни за что не уйдёт. Значит, пусть терпит в своей слабости. Слабых – бьют. Иногда им это даже нравится. Иногда у них нет ничего другого, и они не нужны никому, кроме тех, в чьих руках плеть и цепь, пристёгнутая к ошейнику.
Она ненавидела слушать насквозь пропитанные ядом размышления Ведьмы. Ненавидела саму Ведьму, которая всегда оказывалась сильнее. Ненавидела себя, за то, что была слабее и всегда подчинялась. Вопрос только, поймёт ли это её клоун, её верный пёс, ждущий ласки, но получающий тумаки? Или вообразит, что удостоился её ненависти?
Искать несуществующие ответы было бессмысленно, и через некоторое время, не сказав ни слова, она ушла, тихо прикрыв дверь.
Максим, не включая света, достал из тумбочки плеер, не раздеваясь, лёг на покрывало и закурил, сбивая пепел на пол. Выпустив струю дыма, щёлкнул кнопкой «пуск». Сборник «Агаты Кристи» он купил недавно, и музыка звучала чисто, без привычного скрипа, сопровождающего заезженные записи:
Двигая мной, наступает вечер,
Лысый швейцар зажигает свечи,
Пудрится цирк, в ожиданье встреч
С голодною… ТОЛПОЙ!
И через миг на арене алой,
Вырастет мир на утеху зала,
Белый маньяк затрясёт устало
Битой ГОЛОВ-ОЙ!
Белый клоун, белый мученик, ради смеха пьяно-жгучего
Будет издеваться над собой!
Вечером здесь у него заботы, ведь униженье – его работа,
Но посмеется последним наш невидимый ГЕ-ЕРОЙ!
Сорвав наушники, он выключил плеер. Что и говорить, темка как раз под настроенье. И дался им всем этот клоун! Будто не про кого больше петь.
Злясь на своих кумиров, Максим заново переживал малоприятный вечер. Особенно засели в голове слова про его девственность. Обидные и, чёрт возьми, – несправедливые. Максим мрачно усмехнулся, представив выражение лица Оксаны, узнай она, что с невинностью он расстался, едва ему исполнилось шестнадцать. А потом ещё полгода обучался постельному мастерству с партнёршей, почти годившейся ему в матери. Правда, воспоминанья об её жадном, пышном теле с крепкими, как у борца бёдрами и молочно-белыми грудями, каждая из которых с трудом вмещалась в двух его ладонях, были не такими уж желанными. Чего там, вспоминать не хотелось. Но память, в архиве которой он ворохнул этот эпизод своей биографии, любезно сдула с него пыль и представила взору во всех красочных подробностях…
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#407 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 12 691 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 29 Март 2005 - 09:19:44

Рэндольф, за-ме-ча-тель-но <_<

В твоих героев запросто можно поверить, это не картонные персонажи и не марионетки. Есть надрыв, есть игра, есть борьба воль и выплеск эмоций. И написано-то гладко, глаз не цепляется за неподходящие по контексту слова и нестыковки в образе героев.

И самое главное, есть интрига, некая тайна, которая рвется за пределы стен общаги.

Господа издатели, видать, слишком увлечены своими насущными проблемами :(
смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur

#408 Hypnos

    Клаустролог и агорафил

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 1 278 сообщений

Отправлено: 30 Март 2005 - 02:09:13

Раз протестов не последовало - выкладываю рассказ.
http://hypnosis.nm.ru/works.html
Тут со ссылочки ("Знакомство с местом") можно скачать зазипованный doc-файл. Десять с копейкой страниц на форум выкладывать и тегами форматировать - это я умру, пожалуй...
Надеюсь, кому-нибудь покажется интересным. :rolleyes:

#409 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 30 Март 2005 - 12:25:29

Vagabond, спасибо, дружище! :lol: Ну, почему ты не главред издательства? :D :) :) :)
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#410 Hypnos

    Клаустролог и агорафил

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 1 278 сообщений

Отправлено: 02 Апрель 2005 - 02:08:08

Святоша. Ну, тут до меня уже все Р. Ф. подробно расписал. А от себя добавлю - еще бы неоднозначности чуток добавить. А то как-то простовато показалось - сорь, если чего не так.
Р. Ф. Ну блин не могу это читать! :ph34r: Че так над Максимкой измываешься со своей подельницей - Ксанкой?.. Классно, чего там...
Мортен. Такой короткий отрывок может быть началом чего угодно. Пока ничего сказать не могу. Хотя... Тоже интересно, что там дальше, а значит, начало - хорошее.
Товаристчи! А мой рассказик, случаем, никто не прочитал? Ну, Олино мнение я знаю, но хотелось бы еще чего-нить услышать.

Отредактировано: ged, 16 Июль 2006 - 14:08:07


#411 Plarb

    Сверхразум!

  • Пользователи
  • *****
  • 2 593 сообщений
  • Из: Владивосток

Отправлено: 05 Апрель 2005 - 16:28:47

Не зря я на днях сохранил последние 5 страниц этого топа. Телефон отключили - а было что почитать в любимых цветах ;)

Ragewortt Freeman Allgood, хочу сказать,что мне очень понравилась вещь про драконов! Даже не знаю почему..вроде обычная истроия: квартира,драконы,долги...Но, блин, весело :D А откуда антон знал,что значит маленькая черная визитка? или об этом история умалчивает?

McMurphy, про твою вещь даже не знаю что сказать. Первое впечатление было..что-то вроде:"Ну и? ;) ". Это до того момента как стало ясно,что это не все произведение. Скажу так - первая глава мне понравилась! Момент с сигаретой, на мой взгяд, интересно описан, если его брать отдельно. А по сравнению с общим объемом главы мне показалось, что ему уделено слишком большое значение и он несколько ..выбивается что ли ;) . Таким описанием можно было даже сделать зарисовку в стиле Vagabond'а ;)

Р.Ф. хоть и с опозданием,но не могу тебя не поздравить с таким значимым событием, как доведение первой части романа до ума!
В связи с твоими действиями решил последний из выложенных кусков не читать...в книжном варианте мне удобнее ;) . Что с овтетами? Выбираешь между Амфорой и АСТ? :D ;)

Святоша, твое произведение не читал...хватило разбора Р.Ф :P . Ты не расстраивайся...я же и последний кусман РФ'а не читал :D ;) .

Отредактировано: ged, 16 Июль 2006 - 14:08:36


#412 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 06 Апрель 2005 - 16:10:44

Hypnose! У меня к тебе единственный и абсолютно серьёзный вопрос. Ты когда, сын лейтенанта Шмидта, начнёшь проталкивать свои шедевры в массы? Или так и будешь их только на нашем форуме представлять? Поверь мне – это неправильно!

Только что прочёл «Знакомство с местом». Ну, что сказать? Я тебе по-настоящему завидую. (Как Сольери – Моцарту! :) ) Вот это хоррор, так хоррор! Не побоюсь громкого сравнения: «Кинг в русской реальности». Имхо самому СК за такой текст не было бы стыдно…

З.Ы: Я больше скажу. Не в обиду всем остальным, из собравшихся здесь графоманов самыми крутыми, практически достигшими уровня профи я считаю Hypnose, Denbro и Vagabonda. Да плюс Рэйджи совсем рядышком стоит…
Без обид, этот «рейтинг» всего лишь моя Имха.

З.З.Ы: Victory, :) :) ;)
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#413 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 12 691 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 06 Апрель 2005 - 16:11:52

Дааа... Где они, жаркие битвы прошлого ноября :)

Случайно стал перечитывать топик и наткнулся на перепалку Рэндальфа с Михалычем :) Красота!

Ну ничего, топик все же не пропал. Я и сам давно уже обещал выложить что-нибудь отличное от лирической зарисовки. Кажется, скоро у меня это получится.

Муза - она ведь дама капризная, ее нельзя подгонять - может и вовсе сделать ручкой :)
смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur

#414 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 12 691 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 06 Апрель 2005 - 16:14:14

R.F. (Apr 6 2005, 05:10 PM) писал:

З.Ы: Я больше скажу. Не в обиду всем остальным, из собравшихся здесь графоманов самыми крутыми, практически достигшими уровня профи я считаю Hypnose, Denbro и Vagabonda. Да плюс Рэйджи совсем рядышком стоит…
Без обид, этот «рейтинг» всего лишь моя Имха.
Спасибо, Стрелок :)
смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur

#415 SCAARJ

    Подмастерье

  • Пользователи
  • ***
  • 152 сообщений
  • Из: Минск, Беларусь

Отправлено: 06 Апрель 2005 - 17:21:17

Прикольно. Загадочно так. И язык ничего. Только где-то это уже было...*)

#416 Victory

    Легендарная КомДива

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 4 310 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: Тарту, Эстония

Отправлено: 06 Апрель 2005 - 19:37:05

R.F. (Apr 6 2005, 04:10 PM) писал:

Hypnose! У меня к тебе единственный и абсолютно серьёзный вопрос. Ты когда, сын лейтенанта Шмидта, начнёшь проталкивать свои шедевры в массы? Или так и будешь их только на нашем форуме представлять? Поверь мне – это неправильно!
Я сама об этом ему твержу! :) Глюк - писатель высшей степени достоверности, а всё строит из себя бесплотного духа! Тоже мне, Тень отца Гамлета!
(Глюк, это всё очень по-доброму! :) Можно сказать - любя!)

Цитата

Victory,  ;)  :)  ;)
Ой, Мастер... ;) Взаимно! Изображение

З.З.Ы.: кста - к рейтинговому топу местных графоманов от Р.Ф. присоединяется и мой тихий, но одобрительный голос! Изображение Изображение

Vagabond (Apr 6 2005, 04:11 PM) писал:

Муза - она ведь дама капризная, ее нельзя подгонять - может и вовсе сделать ручкой :)
Да... я могу! ;)
Я опираюсь на фундамент, ниже которого опуститься не могу.
Тот, кто борется с чудовищами, должен следить за тем, чтоб самому не стать чудовищем.

Изображение

#417 LiFeLeSs

    Подмастерье

  • Пользователи
  • ***
  • 237 сообщений

Отправлено: 08 Апрель 2005 - 07:28:39

Хотелось бы испытать себя на этом поприще. А вдруг..:rolleyes:)))

#418 Arienh

    любимая внучка Дракулы

  • Пользователи
  • ****
  • 585 сообщений

Отправлено: 08 Апрель 2005 - 16:17:45

Не хочу бузить, но запостите, пожалуйста, еще стихов, хватит прозы, мне лирика любительская милее. :)

#419 Ragewortt Freeman Allgood

    desterrado

  • Пользователи
  • *****
  • 1 328 сообщений
  • Из: Санкт-Петербург

Отправлено: 08 Апрель 2005 - 16:51:25

Arienh (Apr 8 2005, 01:17 PM) писал:

Не хочу бузить, но запостите, пожалуйста, еще стихов, хватит прозы, мне лирика любительская милее. :(
Ну вообще-то есть другие топы с уклоном в поэзию :)


Выложу сюды пару своих вещиц, так ради забавы. Прочитайте их ради забавы и ради ее же отпишите свои мнения о них :lol:

ВОЛОДЕ М...

Вот-вот хайвеи
Вот авеню
М-м, а это кто?
Дайте-ка, я погляжу
М-м да это же Володя!
Володя М.
Ты что (шо) тут делаешь?
Х-м. Вот-вот хайвеи
Вот авеню
Эй, Володя f**k you!


КОГДА ТОШНИТ.

Мне тошно от вида пар младых
Ласкающих друг друга
Биенье любящих сердец
Подобно стуку крышки гроба
Я виноват пред Богом лишь в одном
Что тенью чувства адского являюсь
И пусть я Godски улыбаюсь
Мечта в моем холодном сердце есть
Заветная и страшная мечта
Когда-нибудь из спутника и тени
ЧУвстВа, что все любоВиЮ зовут
Стать покоренным ею
Забитым, побежденным
Но все же радужным влюбленным.

БЕЗ НАЗВАНИЯ.

Любой, второй и тот, что слева
И выбор ложь
Оттенка праведного гнева
Изображение

#420 Arienh

    любимая внучка Дракулы

  • Пользователи
  • ****
  • 585 сообщений

Отправлено: 08 Апрель 2005 - 17:44:33

Ragewortt Freeman Allgood, а тот со стихами куда-то ко дну пошел.
вот и бунтую =)

харашо, только ж это стеб :)





ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика