Перейти к содержимому



Стремительный полет


Ответов в теме: 4

#1 Fornit

    Ученик

  • Пользователи
  • **
  • 135 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Chicago

Отправлено: 28 Февраль 2007 - 01:56:14

© Константин Волков "Стремительный полет"
То, что у Браина была идея, было уже хорошо. Конечно, не совсем чтобы замечательно, но с идеей появлялась надежда, а это было уже многое, хотя бы для них, хотя бы в их положении, ситуации…
Озарение, если это можно было назвать подобным словом, пришло случайно, как, например, в голове, совершенно неожиданно появляется какой- то образ, и потом как бы не хотелось от него избавиться, он остается на долгое, долгое время.
В случае Браина все было просто. Он знал абсолютно точно, что если думать длительное время над какой- нибудь проблемой, идея по её разрешению, сама собой, мимолетно, как бы случайно, закрадется мыслителю в голову, и возможно, тот надоедливый вопрос, который терзал долгое время, будет разрешен.
И действительно, осмысление пришло достаточно неожиданно, как бы сначала слившись с обыденными текущими мыслями, а затем плавно перейдя в ответ решения.

- 1 -

Шагая по Ленни- роуд, он нес в руках несколько тетрадей и учебник по алгебре. Достаточно унылый набор для тринадцатилетнего мальчишки в послеполуденное время. Хотя никакой инициативы по поводу этой своей ноши от Браина и не исходило ни на минуту. Вот если бы его попросили написать заметку в школьную газету по поводу новой высадки астронавтов в космосе - это да! Если бы ему пришлось выступить на литературном вечере на тему проблем американской поэзии, это тоже да! Но вот алгебра- это нет! Никогда в прошлом нет! И никогда в будущем нет!
Конечно, сделать тогда Браин ничего не мог, когда старая мисс Лоусон пригласила его в свой директорский кабинет, и в достаточно строгой форме (строгой по отношению к тринадцатилетнему ребенку) сообщила, что со следующей недели, он будет оставаться по каждым вторникам, средам и четвергам на продленные занятия по поводу неуспеваемости по математики.
- Достаточно, с большой неуспеваемостью, Браин,- акцентируя внимания на этой проблеме, говорила она, восседая на громоздком кожаном кресле. В большинстве случаев, никто бы в школе не удивился, если бы выяснилось, что эта кожа принадлежала бывшим ученикам мисс Лоусон, которую она собственноручно сдирала с них, после этого выпивая кровь и придаваясь самым грязным ведьмовским традициям.
Бред да? Но любая школа- это бред, и ничего здесь не поделаешь… Впрочем, многое из этих бредней принадлежало никому иному, как учителям, и всем этим климактеричкам, заседающим в школьных комитетах, министерствах, и тому подобных учреждениях, которые распределяли на бумаге необходимые часы школьных предметов.
А все дело было именно в математики, прямо или косвенно, но были они связаны именно с ней…

- 2 -

Когда Браин появился у Криса, тот был занят просмотром нового журнала комиксов, повествующего о непобедимом капитане – Брюсе Келчере и его звездной команде. В основном повествовалось в них о бесстрашных сражениях в глубинах космоса, за право существования новых человеческих цивилизаций, где- то в далеком будущем, и возможно на тех планетах, которые будут открыты только через десятки лет. Тем не менее, фантастика всегда волновала Криса, больше чем всех вместе взятых гринписсевцев волновала проблема «парникового эффекта» на Земле. Хотя, как в последнее время заметил Крис, прежний пыл, который был в его сознании, когда он видел в почтовом ящике новый журнал, ныне стал приостывать. Возможно это проявлялось от безутешности взросления, возможно от того, что раньше комиксы были лишь бегством от реального мира постоянно пьяного отца, его злобных речей в адрес Криса и его матери, а теперь, когда он мог дать отпор, когда уже не так был обеспокоен, что его отец вновь вмажет ему по голове со всего размаху без всякой причины, влияло и на интерес. А может быть причина заключалась и в другом. Сюжеты, ранее таких захватывающих событий, теперь все чаще и чаще напоминали ранее написанное, и каким бы не был не равным бой, команда Брюса Келчере – основателя далеких человеческих цивилизаций, всегда выходила с победой.
- Еще несколько подобных финалов, и возможно очередной номер станет последним, - увидев Браина стоящего в дверях, сказал он, отложив журнал в сторону.
- По-моему, ты просто взрослеешь из этой истории, Крис, - продолжая начатую тему, заметил он. Во всяком случае, действительно, он ведь не мог с порога наброситься на Криса с идеей, что хочет поквитаться с математиком, да еще столь нестандартным, до сегодняшнего дня неприменимым способом.
- Мне было бы намного спокойней, если бы авторы этого комикса, наконец, сделали такую битву, из которой капитан Келчере не смог бы выбраться живым.
- Хороший ход в твоей ситуации, но не для авторов. Ты как- бы непринужденно распрощаешься с надоевшим героем, который стал не большим чем привычкой, в последствии ни в чем не виня себя…- понимающе произнес Браин.
- Может быть, ты и прав.
- Да нет, старик, позволь еще доброй тысяче взрослеющих читателей насладиться историями про все эти космические баталии.
- Да, и помоги создателям сколотить себе еще несколько тысяч долларов.
- Аминь, - и они оба безжалостно рассмеялись, радостным, жизненным смехом. Когда радостный приступ смеха прошел, Браин вновь заговорил.
- Лучше перейди на что- нибудь более подходящее для нашего возраста, - предложил он, и Крис по видимому не до конца удовлетворенный разлившимся смехом в ответ добавил.
- Девочки, кокаин, виски…
И они оба вновь прыснули смехом, залив добрую часть дома веселыми раскатами.
- Как дела с продленкой? – наконец успокоившись, спросил Крис, когда Браин уселся на черном вертящемся кресле за его письменным столом.
- Если быть честным, по этому поводу я и заглянул к тебе, Крис. По этому же поводу, я попрошу не выкидывать и не отрекаться тебя от этого журнала, по крайней мере, в ближайшее время. – Браин указал на свежий номер «Приключений Брюса Келчере и его звездной команды». Крис вопросительно уставился на Браина, выражением своего лица требуя дальнейших объяснений. Но тот, по-видимому, давать их не торопился.
- И какая - же связь между мистером Харвичем и журналом фантастики? – продолжая задаваться вопросами, спросил Крис.
Браин, пытаясь получше подобрать нужные слова, для более точного выражения мыслей, сделал паузу. Она длилась несколько секунд, и в какой- то момент Крис уже собирался повторить свой вопрос, думая, что его друг просто проигнорировал его, но затем, Браин заговорил, и желание Криса пропало само собой.
- Что касается связи, - начав издалека, сказал Браин, - то связь имеется не между мистером Харвичем и Брюсом Келчере в прямом соотношении, а связь, исходит непосредственно между мистером Харвичем и последней страницей журнала про Брюса Келчере, рубрикой под названием «Моделирование». – Закончил он, но Крис по-прежнему не понимал сущности того, чего хотел выразить Браин, требуя продолжения объяснений, при чем более понятных, чем прозвучавшие только что.
- Может быть, всю свою молодость мне придется провести в колонии для малолетних преступников, а может быть и в клиники для психически – больных людей, но, тем не менее, Крис, я намерен запустить нашего математика в космос! – Браин говорил решительно, без доли подозрения на шутку или розыгрыш, но когда из его уст вылетела последняя фраза, Крис истерически вновь залился смехом, на этот раз еще громче прежнего и еще более раскатисто. Браин же с серьезным намерением, сидя на вертящемся кресле около письменного стола, ждал, пока тот успокоится.
Конечно, идея звучала более чем саркастично, но, тем не менее, от подобной реакции, Браин ни на секунду не смутился. Он как древний воин, пришедший завоевывать новые земли, без доли сомнения и неясности на своем лице, не терял надежды быть понятым.
Когда приступ смеха начал немного притихать, и Крис был более адекватен воспринимать происходящее, его друг продолжил.
- Слава Богу, Крис, я думал, что этот смех никогда не кончится.
- Прости, Браин, но я не понимаю. Ни черта не понимаю к чему ты ведешь! Подобное выражение сейчас звучало в твоих устах равно как, если бы ты сказал, что намерен убить нашего математика.
- Может быть, в какой-то степени, это тоже подразумевается, но где-то далеко и косвенно.
После этих слов на лице Криса заместо улыбки, появилось недоумение с долей испуга.
«Мой друг замышляет убить учителя!»
- Успокойся, Крис. Я пришел к тебе, потому что ты мой лучший друг, и я знаю, что вполне можешь понять меня, как понимал всегда, поддерживая каждый раз.
- Хорошо, Браин, - пытаясь осмыслить происходящее, продолжил он, - я понимаю, что ты не шутишь, и на твоем лице нет улыбок. Сегодня не день розыгрышей и вроде бы ты говоришь серьезно, но как, черт возьми, ты собираешься отправить его в космос?! С помощью гиперогромной катапульты?
Браин улыбнулся. Терпение никогда не оставляло его. И сейчас он был в полном состоянии, также терпеливо разложить все по полочкам, чтобы его идея, стала понятной и для Криса.
- Конечно, Браин, я согласен с тобой, что мистер Харвич многое от нас требует. Я согласен, что он слишком самовлюбленный старый маразматик, для того, чтобы преподавать в школе. Я полностью поддерживаю тех, кто скажет, что он не любит и никогда не любил детей, и я с радостью согласился бы, если бы он изъявил желание уйти от нас, а на его место вновь вернулась бы миссис Бьюзен, но каким образом и почему к тебе пришла идея запустить его в космос? Все что угодно, но есть ли в этой затеи хоть доля здравого смысла?
- Я думаю, Крис, что в этой идеи намного больше здравого рассудка, чем тебе кажется.
- Так поясни, в чем он? – продолжая напирать, парировал Крис.
- Хотя бы в том, что любая идея выглядела бы слишком неинтересно, чтобы было хоть чуточку желания осуществлять ее. И еще, я думаю, Крис, что в этой идеи, есть что-то большее, чем просто слова. В ней есть дух победы, дух той атмосферы, с которой завоеватели Америки шли на бой с противниками. И в ней намного больше здравого смысла, чем это кажется на первый взгляд.
- Отлично! Но каким способом ты собираешься отправить его в космос? Неужели ты считаешь, что в состоянии сконструировать космическую ракету и без всяких жертв, не считая пилота – астронавта, отправить свою конструкцию в неизведанные дали?
- Я знаю, что смогу. Отчасти я понимаю твой скептицизм по этому поводу, но у меня есть чувство, глубокое, оправданное чувство, что я справлюсь с этим, и еще я надеюсь, что ты поможешь мне. Ты поможешь мне, Крис?
Браин устремил пристальный взгляд в глаза Криса, наполненные целым фейерверком событий и эмоций.
В комнате вновь воцарилось молчание, пока Крис обдумывал свое решение. Браин ни на секунду не отводил взгляд от него. Наконец Крис сдался, произнеся то, что Браин ожидал от него услышать.
- Да, Браин, черт бы драл твою задницу, я помогу тебе! Ты свихнулся, съехал с катушек, сошел с ума, но при этом ты мой друг, и я помогу тебе, что бы для меня это не стоило!
Браин радостно улыбнулся, и в его душе появилась еще большая уверенность по поводу реализации его грандиозной идеи.
- Скажи мне, - произнес Крис, спустя некоторое время, - у тебя есть какой-то конкретный план, по которому мы бы могли действовать? Или пока все ограничено только идеей?
- У меня есть на примете один план, и он наполовину изложен в журнале комиксов «Приключение Брюса Келчере и его звездной команды».
- Ты имеешь в виду рубрику «Моделирование»? – Вкрадчиво спросил Крис, и его предположение оказалось правильным.
- Помнишь номер, где была опубликована инструкция по сборке модели реактивного самолета с действующим двигателем внутреннего сгорания?
- Теперь я понимаю, брат, что ты не шутишь! – Улыбаясь сказал Крис, начиная понимать замысел своего друга. Он поднялся с потертого дивана и направился к книжному шкафу, где целая полка была отведена под журналы комиксов, посвященных непобедимой космической команде.
На поиски нужного номера ушло около двух-трех минут, пролетевших незаметно.
Еще тогда, когда Крис получил этот номер, и обнаружил инструкцию по сборке действующей модели самолета, его сознание кипело от надежд, что ему удастся собрать его, воплотив множество надежд в жизнь. Но в силу жизненных обстоятельств этому так и не суждено было случиться, так же как не суждено было воплотить в жизнь идею по сборке гоночной машинки, пневматического ружья, и много другого, что печатали за все эти годы в этом журнале на последних страницах, пока Крис выписывал его, номер за номером. И вот теперь, когда перед ним сидел вдохновленный Браин, вернувшийся с продленки по математики с мыслью запустить мистера Харвича в космос, у Криса тоже, почему то начался прилив уверенности в своих силах, что вместе они смогут собрать эту модель, и сделать даже что-то более грандиозное, ведь Браин сам сказал, что откуда-то, но знает, как это сделать.
Знает! И этого достаточно!
Знает! И поэтому у них все получится!
Крис был отличным другом. Не слишком умным, но и не глупым, чтобы не иметь своего собственного мнения. Во многом на мнение Криса и рассчитывал Браин, чтобы усовершенствовать реактивный самолет из журнала, до тех пор, пока он не превратится в космическую ракету, способную поднять в воздух самого ужасного представителя человечества – учителя математики мистера Харвича.
-3-
Время на продленке всегда тянулось как скрипучий звук расстроенной скрипки. Но на этот раз все было намного терпимей.
Итогом вчерашнего вечера у Криса, было принято решение обратиться за помощью к Дику Халену, живущему в конце улицы, где жил и Крис. И если их планам и расчетам суждено было сбыться в действительности, мистер Харвич, должен был бы отправиться к звездам намного раньше, чем он бы успел раздать классу листочки с контрольной по математике.
-4-
Дику Халену было всего пятнадцать лет, но его интеллект развивался явно не по годам.
Вообщем - то по сути говоря, идея Браина по началу могла не стоить и ломанного цента, но когда была уверенность, что Дик согласиться помочь им, все шансы возрастали в несколько раз.
Везением в жизни Дик не отличился. Первым с чем ему не повезло, был с лихвой ушедший в себя папаша. Он не редко в припадки безумства, подкрепленного несколькими выпитыми бутылками пива, мог, как следует вмазать своему сыну, а потом, когда последствия были видны на лицо, смотрел на Дика и испуганную мать, так словно бы ничего и не происходило.
Периодические избивания в детстве своего сына, наверняка делали свое дело, и ничего поделать с этим было нельзя. Но, не смотря на все это, были в жизни его папаши и трезвые дни, когда тот понимал, что он должен хоть что-то передать сыну, прежде чем или окончательно однажды вышибет ему мозги, или отправит в большой мир самостоятельной жизни.
Папаша Дика, научил сына отлично разбираться в микросхемах, без всякого труда обращаться с плотницкими инструментами, паять паяльником чуть-ли с незакрытыми глазами. И когда, основная часть знаний, необходимых для того, чтобы хотя бы не умереть голодной смертью, была передана, старичок, вновь впал в беспробудное пьянство, и еще не раз в последующем прикладывал свои измазанные в мазуте руки, к уже и без того больной голове Дика.
Но, не смотря на все имеющиеся черепно-мозговые травмы, доставшиеся от отца, Дик все равно продолжал любить его, и когда многие соседи и знакомые, ожидавшие, что от этой чрезмерной любви сын станет точной копией своего отца уже к тринадцати годам, их надежды рухнули. Он не стал похож на него и в четырнадцать, и теперь, когда ему шел шестнадцатый год.
Он не без упорства постоянно воплощал свои новые и новые идеи в жизнь. У Дика первого появился велосипед с шинами не подвластными проколам: почему именно, знали немногие, а даже те, кто были посвящены в этот секрет, держали его в глубочайшей тайне, не желая, чтобы его узнали какие-нибудь японцы или того хуже, китайцы, немедленно пустившие бы всю эту идею на конвейер.
Еще Дик, бредил мечтой, которую также мало кто знал, и еще меньшее количество осмеливалась произнести ее в слух. От кого она ему досталась, узнать было сложно.
Дик всегда мечтал развести у себя плантацию Коки, прорастающего до этого, только в тропических лесах. По началу идея выглядела – бы более чем безобидной: тяга к прекрасному еще не кем не осуждалась, но вся беда заключалась в том, что именно в его листьях яйцевидной формы содержался сильный алколоид – кокаин, который Дик и собирался добывать. Ради чего и каких целей, было неизвестно, но, во всяком случае, все его попытки, достать хотя бы одно деревце, пока что увенчивалась фиаско. Но все было впереди, как считал он сам.
-5-
Пока что Дик, не знал ничего об их проекте, и о том, что они задумывают самым дерзким способом закинуть преподавателя математики в космос. Куда именно было не ясно, но это уже отводилось технике. Самое главное, в их положении, было сконструировать эту технику. И поэтому, когда ближе к пяти часам вечера, Браин и Крис, появились у Дика, никак не ожидавшего их визита, и в нескольких словах, рассказали о своей идеи, его разобрал долгий, продолжительный, истерический смех. Вообщем – то реакция Дика, была сродни вчерашней реакции Криса, когда он впервые услышал об идеи Браина. Но если тот смех был искренне саркастическим, то смех Дика был абсолютно пропитанным сумасшествием.
Наконец, через несколько минут, он стал стихать, а еще спустя немного времени, и вовсе прекратился, и единственным признаком, который от него остался, были до ужаса красные глаза, и потеки слез, скатившихся по щекам.
- Что ж, - ответил Дик, потирая нос рукавом рубашки – это также было неким бесплатным приложением доставшимся от отца, - я всегда говорю: нарисуйте мне схему, и я сделаю все, что угодно! Но учтите, что если не работает насос, им управляли вандалы!
- Так ты поможешь нам или нет? – желая расставить все точки над «I», поинтересовался Браин, и Дик, вновь вспыхнул, синим пламенем экспрессивности, что тоже, наверное, в какой-то мере, досталось ему от отца.
- Мне симпатизирует наш мистер Харвич также, как если бы эталоном красоты весь мир считал старого, уродливого гоблина. И если кому-то еще кроме тебя, Браин, за семестр по математике грозит «неуд», так это в первую очередь мне, поэтому можешь даже не сомневаться, что я заинтересован убрать его из нашей школы, тем более, прибегнув к такой грандиозной идеи! Я разберу все на этом свете, что понадобится мне для конструкции этой ракеты, пусть даже меня объявят в розыск как особо опасного реконструктора, но я гарантирую, что ракета полетит!
- Значит по - рукам! – Подытожил Крис, и они все втроем обменялись рукопожатиями, как министры обмениваются ими, заключая очередной договор.
Теперь дела должны были пойти так быстро, насколько это было возможно.
(Насколько возможно строительство в домашних условиях пятнадцатилетними подростками летающего космического аппарата?!)
Остаток вечера друзья провели под воспламеняющими предложениями Дика про то, как классно было бы найти еще и ускоритель энергии, чтобы сконцентрировать энергию полета в достаточном объеме для преодоления гравитации.
Дик, говорил завораживающе, и в действительности, достаточно экспрессивно, чтобы в действительности походить на психически-больного человека. Но в итоге, разве ни один из гениев, не был психическим маньяком в своем роде.
Идея поглотила их!
-6-
На следующий день постигать учения не хотелось никому из троих участников нового проекта под кодовым обозначением «Полет к звездам».
В голове Браина, Криса и Дика, царили совсем иные мысли, чем у остальных учеников, но никакого вида они не подавали. Хотя Крис еще терзался вопросом касающейся идеи Браина. Окончательное осознание так до сих пор и не постигло его. Что это, бред, пустая болтовня, или светлая мысль, он не знал.
- Он просто не хочет заниматься дополнительно математикой, поэтому и находит всяческие отговорки по этому поводу, чтобы оправдать потраченное в пустую время. – Но эти мысли Криса достаточно быстро подавлялись совершенно противоположными, опять же исходившими от него самого. Он как лев в клетке метался между несколькими мнениями, совершенно не зная, какой вывод будет наиболее правильным. Вроде бы, мысли подсказывали, что это правильно, вполне в его духе. С другой стороны казалось, что вся эта затея, в которую и он также был втянут, не царила не чем хорошим, ни для него, ни для его друзей.
Когда школьный день закончился, Браин у которого сегодня не было продленки и Крис не надолго показались дома, чтобы не наводить своих родителей не на какие не нужные мысли. Потом, что один, что второй, незаметно смылись с домашнего очага, незамедлительно появившись у Дика в гараже, около двадцати лет назад, построенным его отцом.
Гараж был просторным, чтобы вместить в себя достаточно большое количество необходимого материала. Около правой стены стояло несколько верстаков с различными инструментами. С левой стороны располагались стеллажи. Около одного из них лежал небольших размеров двигатель, похожий на тот, который был изображен в журнале с моделью самолета. Дик гордо стоял около него.
- Это двигатель? – Спросил Браин.
- Он самый. – Склонившись над ним, ответил Дик.
- А сколько он весит?
- Точно не знаю, но штука довольно тяжелая.
- Ничего сложного, Браин. Самое интересное, что все это время он лежал в этом гараже, дожидаясь своего звездного часа, и вот он настал.
- Интересная штуковина, - сказал Крис, и они трое приблизились к нему поближе, рассматривая его, как древнейшую реликвию, обнаруженную в раскопках.
Состояние эйфории повисло в воздухе. Было такое ощущение, что перед ними лежала готовая конструкция, а не простая деталь от нее, хотя конечно, не мало важная.
Но в одну секунду эйфория скоротечно исчезла, так как Браин высказал свежую мысль, развеявшую все иллюзии.
- Слишком громоздкая и тяжелая штуковина.
- И что из этого? – немного разочаровано спросил Дик.
- Лучше сейчас просчитать все варианты, чем это приведет к провалу, когда все будет готово.
- Браин, но ведь самолет тоже не весит несколько килограммов, и, тем не менее, он летает. – Не понимающе произнес Крис.
- Но ведь мы не строим самолет. В случае самолета, основное влияние оказывает подъемная сила крыла. В нашем случае этого не будет. Если на то пошло, нам и вовсе не нужен двигатель!
- Любой механизм работает на двигателе. – Перебил его Дик.
- Любой, но не наш. Наше устройство должно быть более чем компактно, а с этой махиной, оно таковым не будет.
Над гаражом на мгновение повисло молчание, после чего Крис сказал:
- По-моему, Браин прав. Если мы в действительности собираемся осуществить подобную операцию, нам нужно позаботиться обо всем заранее, предусмотрев все возможные варианты.
- Тогда выслушайте и мою точку зрения, - парировал Крис. – Если мы начали сейчас разбирать наши проблемы, позвольте спросить о еще одной такой проблеме, которая состоит в том, каким способом мы сумеем пронести конструкцию в школу, и как мы сможем заманить мистера Харвича во внутрь подобной штуковины?
Дик думал, что его заявление серьезно заставит задуматься его друзей о дальнейшей жизни затеи, но после всего им сказанного, глаза Браина вспыхнули огоньком, и он загадочно улыбнулся, наверняка, зная решение этой проблемы.
- Я возьму это на себя, - интригующе произнес он, и Крис воскликнул, чтобы он не томил их.
- В конце каждого семестра в нашей школе проходит научная ярмарка, на которой любой желающий ученик представляет свой научный проект, и естественно, ни один охранник, или учитель, в этом случае, не станет придираться к тому, что мы принесем в школу. Во-вторых, мистер Харвич, как всегда находится в составе жюри, которое будет оценивать все проекты. По этой же причине, он и попадет внутрь этого корабля, после чего все и совершится.
Все трое улыбнулись, полностью поддерживая идею Браина. Вроде бы все действительно шло как нельзя лучше. События как бы сами помогали затеи, и единственное чего пока не хватало для полного воплощения всех планов, это самой конструкции, ради которой они и собрались в этом гараже. Но и по этому поводу у Браина была своя идея, также заслуживающая достаточно большого внимания. Он знал, что им действительно нужно, и эти знания были неопровержимы. Они исходили из глубины его сознания, так словно он всю жизнь занимался конструированием космических ракет.
- Если мы будем в состоянии вложить это все в жизнь, - сказал он, уходя сознанием в глубь своих мыслей, - проект будет самым грандиозным, который увидит научная ярмарка средней школы за все время своего существования.
Крис и Дик вновь заинтригованно улыбнулись, предвкушая будущие события, Браин только лишь посмотрел на них, заявив твердо и решительно:
- К делу.
-7-
С тех пор как у Браина возникла идея по поводу запуска математика в космос, когда он однажды шагал с продленки по математики домой, прошло около двух недель. За это время, он все также регулярно посещал школу, читал новый роман на днях взятый из городской библиотеки, и еще он вместе с Крисом и Диком, каждый вечер собирались в гараже по Соквес – стрит, где за это время возникла конструкция похожая на простой шкаф, тщательно скрываемая под большим отрезом старой материи.
До школьной научной ярмарки оставалось чуть больше недели. До запуска механизма не меньше.
По какому принципу он был собран, оставалось загадкой. Никакой логики в деталях действующей части космического корабля не наблюдалось, впрочем также, как и не было гарантии в том, что он действительно действует. Возможно, что вся эта конструкция могла так и остаться стоять на земле после команды запуска, но в тоже время, вера всех троих ребят, что этого не случится, и корабль все же полетит, вопреки всем законам физики, оторвется от земли и взмоет в небо, не могло теперь заставить их бросить начатое дело. Дороги назад не было.
Последнюю неделю мистер Харвич сверепстывал как никогда раньше, словно предчувствуя какие-то надвигающиеся события, пытаясь хоть как-то отреагировать на свои предчувствия, возможно плохие, и разыскивая их причину почему-то именно в классах, где учились Браин, Крис и Дик – непревзойденная троица.
Основная часть ракеты располагалась в металлическом корпусе, похожего на одноместный лифт со слегка заостренным верхом. В самой кабине располагались несколько кнопок и небольшой дисплей взятый со старого калькулятора. По замыслу Браина, мистер Харвич, должен был прочесть по этому дисплею текст послания, пока еще не придуманного, включающего основное объяснение причин произошедшего.
- А что если эта конструкция все-таки не полетит? – Задумывался Крис. – Тогда наши персоны окончательно потеряют какое-либо уважение в школе. Научная ярмарка – это главное событие года в школе, и опозориться на ней, тоже самое, что опозориться перед всей школой придя на урок голым.
- Другой вопрос, если это полетит, где мы окажемся после этого? – Продолжал рассуждения уже Дик.
- По меньшей мере в колонии для несовершеннолетних преступников с пожизненным заключением, - отвечал Крис, но Браин, по началу думавший абсолютно также, теперь придерживался другой точки зрения. Он не на секунду не хотел думать о чем-то негативном.
- Никому даже и в голову не придет, что это мы соорудили всю эту конструкция, - парировал Браин. – Тройка бездарей в точных науках, построили космический корабль, еще бы, куда не шло. Но вот, тройка бездарей школьников, построивших космический корабль да еще и с той целью, чтобы запустить их нелюбимого учителя по математики в космос… Простите, никто в это не поверит! Более того, скорее с опасением посмотрят на того человека, который выдвинет подобное предположение, чем на нас, стоящих неподалеку с раскрытыми от удивления ртами.
- И это логично! Черт побери, но это логично! – Воскликнул Крис, и Дик также с согласием кивнул головой.
- Я верю, что момент истины настанет! – Сказал Браин, после чего достал из рюкзака громоздкую микросхему с огромным количеством напаянных на нее деталей.
- Что это? – указывая на схему, спросил Крис.
- То, чего не хватало до этого времени, - кратко, но совершенно точно ответил Браин. Он положил ее на деревянный стол, еще раз погрузив руку в рюкзак, и на этот раз, как фокусник извлекает кроликов из шляпы, достал большой моток разноцветных проводов. – Ты сможешь припаять это к С-элементу? – Обращаясь к Дику, спросил он.
Дик подошел к столу и, склонившись над извлеченной деталью, внимательно посмотрел на нее.
- Для чего она?
- Точно сказать не могу, но одно знаю наверняка, чтобы получить эту схему, мне пришлось распрощаться со своей компьютерной приставкой.
- Ты просто герой, - поддерживая друга, произнес Крис.
- Или я перечитал «Томминокеров» Стивена Кинга.
- В любом случае, Браин, все, что ты сделал для создания этого проекта, стоит очень многого. Теперь остается лишь надеяться, что штуковина не подведет нас, и сможет подняться в воздух.
-8-
Когда что-то ждешь, и эти ожидания воплощаются в жизнь из тайных желаний или иллюзий, очень приятные и неповторимые чувства забираются в душу, а тобой начинает руководить совсем другое, до боли не знакомое.
Этого дня ждали и они, и когда он настал, что-то непонятное свалилось на них, распахнув объятия неведомого, при этом, совершенно преградив пути к отступлению.
Яркое солнце светило на небе, даря небывалую жару, которая обязательно усилится к июлю. Участники заняли отведенные им места, исходя из масштаба научной работы и размеров экспоната, и полностью были готовы провести этот день, представляя свои проекты.
Браину, Крису и Дику было отведена достаточно большая площадка под их экспонат, заявленный в протоколе ярмарки, как «Исполнитель желаний».
Конструкция, с виду напоминавшая космическую ракету в уменьшенной форме, была накрыта большим куском брезента, занимая площадку под номером два. Это означало, что жюри конкурса, будет оценивать их работу, после первого участника, который расположился рядом.
Экспонаты и их представители растянулись на достаточно большом расстоянии городского парка, по обеим сторонам аллеи, занимая зеленный газоны.
По обеим сторонам аллеи, на равно расстоянии, были установлены громкоговорители, что, несомненно придавало ярмарке более торжественный вид.
Члены жюри и администрация школы, вместе с почетными гостями уже заняли свои места, заканчивая последние приготовления.
Когда, наконец, к микрофону подошел директор школы, зрители и участники как по чьей-то невидимой команде затихли, оставив все разговоры и обсуждения, и обратили свое внимание на мисс Лоусон.
Несколько раз кашлянув в кулак, прочищая горло, она принялась представлять членов жюри и администрацию школы, собравшихся по поводу ежегодного традиционного конкурса- ярморки научных работ учеников средней и старшей школы.
- Мистер Харвич, дамы и господа. Один из самых талантливых педагогов математики в нашей школе. В составе жюри заседает уже на протяжении пяти лет.
Публика, не разбирая, кто, есть кто, грохнула приветствующими аплодисментами и свистами, по настоящему закручивая бурю шквальных эмоций.
Когда мистер Харвич приподнялся из-за стола, зааплодировал даже Браин. Крис и Дик с удивлением взглянули на него, а затем также присоединились к этой процедуре, думая, что ничего в этом нет такого плохого.
В общем на объявление всех членов жюри, администрации, а также объяснения правил конкурса ушло около пятнадцати минут. И когда, вся эта информация была оглашена, присутствие участников проверено, члены жюри поднялись из-за стола, и спустились со сцены. Директор в это время, объявила в микрофон:
- А теперь, уважаемые участники, сделайте последние приготовления! Научная ярмарка начинается!
Мисс Лоусон еще раз одарила всех королевски широкой улыбкой, и отошла от микрофона, уступив место приглашенному оркестру.
Жюри, в составе пяти человек, направилось к первому участнику.
- Началось. – Аргументировал Крис, и они все втроем нервно переглянулись.
- Теперь, Господи, не подведи. – Обратился Браин и поближе подошел к брезенту свисающему с ракеты.
Около десятка человек, уже стояли около их экспоната, заинтересованные надписью на табличке: «Исполнитель желаний. Проект: Браина Л., Криса П., Дика У.»
В это время жюри принялось оценивать проект первого участника – Дэвида Трейвиса – ученика старшей школы.
Взгляд Браина был прикован к мистеру Харвичу, который практически постоянно кивал головой, что-то спрашивал, уточнял, записывая в блокнот.
Внимательное наблюдение Браина, прервал Крис, спросивший, не пора ли им запускать механизм. Браин, словно выпал из пелены подсознания, несколько секунд, глядя на него загадочным взгядом, а затем, согласившись с мнением Криса, ответил, что пора.
- Пора, Крис, пора!
Дик, подошел к аппарату и через заранее прошитое в брезенте отверстие, соответствующее входу внутрь, вошел в ракету. Через несколько секунд послышалось странное гудение, похожее на то, которое издается от высоковольтных линий электропередач, расположенных где-то в высокогорье. Это еще больше заинтриговало зрителей, приковав их внимание, и заставив миссис Эндрюс – одну из представителей жюри, преподающей в школе физику, на мгновение оторваться от рассуждений Дэвида, и внимательно посмотреть на экспонат номер 2.
В кабине был полумрак и только несколько огоньков на приборной доске, придавали ей призрачное, зеленое свечение, навевая образ неизвестности и таинственности.
Дик, повернулся к панели управления и нажал на кнопку с надписью «Готовность». Дисплей, встроенный рядом с ней тут же вспыхнул синевато-зеленым светом и на нем засветилась надпись: «Готовность. Готовность. Готовность»
- Неужели, сработает. – С радостью, для себя, произнес Дик. По крайней мере, проделанная им только что операция оказалась успешной, и значит не все еще было потеряно.
Стоя в ракете, он всем телом ощущал, как вибрация проходит по всему телу.
«Было бы неплохо самим прокатиться на этой ракете» - подумал он, а затем, понимая, что время не безостановочно бежит и задерживаться больше нельзя, вылез из кабины обратно на улицу, немного ослепленный дневным солнцем, после нахождения в полумраке кабины.
- Вот, наверное, что испытывает астронавт возвратившийся с космоса на землю, - произнес он, но Браин и Крис показали ему жест, чтобы он успокоился.
- Что в этом такого серьезного? – Возмутился он. – Если на то пошло, то через несколько минут все зрители и так поймут, что это за экспонат.
Но Браин проигнорировал эти слова, а Крис попросту, не захотел спорить в последние минуты перед стартом. Обстановка итак была слишком напряжена, чтобы еще более накалять ее.
Осмотр первого экспоната подходил к концу. Улыбка не сползала с лица Дэвида Трейвиса, который, теперь, видел себя не меньше как призером этой ярмарки.
Жюри записывало в протоколы свои оценки, что означало лишь одно, что до осмотра экспоната «Исполнитель желаний» оставалось не больше нескольких минут.
Внутреннее напряжение всех троих нарастало, замещая улыбки на лицах, серьезными выражениями.
Наконец члены жюри поблагодарили Дэвида Трэйвиса за его проект, и глядя на табличку с надписью: «Экспонат №2 Исполнитель желаний», направились к нему.
Первой шагала миссис Эндрюс, с интересом ожидая узнать, откуда же все-таки, исходило это знакомое для нее гудение, которое она заметила еще несколько минут назад.
Далее по зеленому газону шагал мистер Харвич, мистер Брийвис, Ребекка Джонсон, и еще несколько учителей старших классов, которых никто из троицы не знал, лишь иногда, встречаясь с ними в коридорах школы.
- Добрый день! – Поздоровалась первой подошедшая миссис Эндрюс. Остальные подошедшие последовали ее примеру.
- Здравствуйте, - немного дрожащим голосом, произнес Браин. Он понимал, что дальнейший успех дела во многом зависел от него. Когда – то он втянул в этот проект Дика и Криса, и теперь, не имел никакого права, подставить их, совершив хотя бы одну мельчайшую ошибку, начал.
- Итак, ребята, мы вас внимательно слушаем. Кто из вас будет представлять этот проект?
- Браин Льюис, - произнес он, после чего, все члены жюри, сделали в протоколах отметки.
Как никогда еще в жизни, Браин, набрался смелости, и начал.
- Наш проект называется «Исполнитель желаний». Этот механизм был спроектирован Браином Льюисом, Крисом Пилсбори, и Диком Уизли. Дик, пожалуйста, сними брезент с кораб… - Браин осекся, обращаясь к Дику, чуть не произнеся слово корабля, но по всей видимости, никто внимания на это не обратил, - с механизма, - продолжил Браин, в то время, пока он объяснял механизмы действия, списанный с журнала, Дик подошел к одному из краев брезента, и сбросил его, представив на суд зрителям и жюри двухметровую конструкцию, представляющую собой космическую ракету, покрашенную в белый цвет, с нарисованным на крышке флагом США.
- Как вы видите, наш механизм похож на космическую ракету, - продолжил Браин, видя, что все стоящие люди, включая и мистера Харвича, уставили свои взгляды на корпус корабля. На их лицах читалось полное удивление. – Впрочем, форма корпуса не имеет здесь никакого значения. Мы выбрали форму космической ракеты.
Крис и Дик при этом аккуратно складывающие брезент ухмыльнулись, встретив друг друга взглядом.
- Суть всего нашего механизма – это детектор мыслей, установленный в корпусе этой ракеты. Любой желающий должен зайти в кабину ракеты и нажать необходимую клавишу на приборной доске ракеты, а затем мысленно произнести свое желание. Затем нажать вторую кнопку: «Исполнение», и на дисплее появится ответ об исполнении желания.
- А каково научное объяснение этого проекта? – Продолжала миссис Эндрюс, высказывая явный интерес к этому механизму.
- Теория относительности. – С удивлением для всех членов жюри, произнес он.
- Относительности, - протянул мистер Харвич, явно удивившись его ответу. – В вашем классе нет программы по этой теории. – Он уже хотел, было вступить в продолжительные дисскусии, но тут Браин понял, что настал самый удачный момент свести мистера Харвича на компромисс и заставить его тем самым зайти в кабину ракеты.
- Мистер Харвич, будьте первым, кто испытает свое желание в нашей ракете, - с улыбкой на лице произнес он, не давая и повода никому заподозрить его в чем-то большем. Мистеру Харвичу эта идея, по всей видимости, не понравилась, но так как он был в составе членов жюри, ему не оставалось ничего иного, как согласиться на нее.
- Что ж, - не с небольшим недовольством в голосе, произнес он, - давайте оценим вашу работу.
Еще несколько недель назад на собрании у директора, он был против допускать неуспевающих по программе учеников, к работе на научной ярмарке. Но его предложение, так и осталось только предложением.
Мистер Харвич подошел к корпусу корабля, полный решимости разгромить всю эту идею в дребезги.
Трап ко входу заменили несколько ступенек, и он начал подниматься по ним, в то время, когда Крис, открыл люк овальной формы, тем самым обнажив целую кабину, которая, возможно, в последний раз видела солнечный свет Земли.
- Забирайтесь, - скомандовал Крис, и невысокому мистеру Харвичу без всяких осложнений удалось это сделать.
Любопытствующие все еще глазели на ракету, наверное, в душе ожидая того же самого, что ожидали и Браин, и Крис, и Дик. Когда мистер Харвич оказался полностью в кабине, Крис плотно закрыл люк, и учитель математики остался наедине сам с собой, и его внимание тут же переключилось на горящую разными огоньками доску управления.
Стоящий в кабине мистер Харвич, как и говорил Браин, нажал первую кнопку: «Мое желание». Тут же по всей кабине начала распространяться вибрация, набирая с каждой секундой все большую и большую силу.
- Проклятая идея, - выругался он, не на шутку обеспокоенный происходящим.
Его возмущению не была предела, и если бы в следующую минуту на дисплее не вспыхнула надпись: «Нажмите кнопку ИСПОЛНЕНИЕ», он злой как черт, мог бы выбежать с этой ракеты, с непреодолимым желанием разгромить кандидатуры всех трех учеников в пух и прах.
Но затем, немного успокоившись, он подумал, что ему действительно, нужно нажать на вторую кнопку, сохраняя терпение.
Мистер Харвич поднес палец к панели управления и нажал на вторую кнопку.
Неожиданно вибрация под ногами начала нарастать. Ракету начало раскачивать со стороны в сторону. На дисплее появилась надпись: «Полет начался».
Стоящие рядом с кораблем зрители, увидели, что из нижней части ракеты, начало проявляться яркое голубое свечение. Гудение усилилось, теперь напоминая гудение трансформаторной будки.
Миссис Эндрюс взволнованно начала оглядываться, ища глазами Браина. Он стоял рядом с ограждением, миссис Эндрюс позвала его.
- Что это за звук, Браин? – Спросила она, и Браин не стал врать.
- Не знаю, сам не пойму, - спокойно, с задумавшимся выражением лица, ответил он.
- О, Господи, мистер Харвич, - забеспокоенно крикнула она, и уже была готова броситься к ракете, как неожиданно, земля начала сотрясаться, а из нижней части, вырвался факел пламени, после чего весь корпус медленно, но стремительно стал подниматься в воздух.
Лица зрителей, смотревшие на все это, приобрели удивительное выражение. У кого-то открылись рты, кто-то был готов вскрикнуть от переполнявших их эмоций.
До Браина донесся разговор молодой семейной пары, до этого стоявшей в стороне от всего происходящего, и теперь подошедшие поближе к месту действия.
- Наверное, он загадал взмыть в воздух, - говорила девушка, обращаясь к своему мужу, и тот полностью поддерживал ее, ни на секунду не задумавшись, возможно ли такое на школьной ярмарке.
Тем временем, ракета все выше и выше подымалась над землей. Теперь она была в трех метрах от земли, и постепенно ускоряясь, продолжала подниматься вверх. Языки синего пламени вылетали из нижнего сопла.
Полная до этого решимости спасти мистера Харвича, миссис Эндрюс, лишь стояла, подняв голову вверх, ничего не понимая. Подобная реакция оцепенения была и у других. Ракета уходила все выше и выше, вскоре став лишь небольшой точкой, постепенно исчезающей из поля зрения.
Первый от оцепенения вышел Дик, он подбежал к Браину и радостно воскликнул:
- У нас получилось, Браин, машина работает! – Казалось его детский восторг, достигавший апогея и не придавал столь большого внимания случившемуся, принимая все эти события, как само собой разумеющееся.
- Наверное, ты прав, - продолжая смотреть на небо, отозвался он, также как и другие, наслаждаясь красотой полета, и ничего не понимая, как же это все-таки получилось.
Несколько мгновений спустя, видя как разговаривают Браин и Дик, к ним присоединился Крис, на его лице тоже было величайшее удовлетворение.
- Вот это полет! – Весело восхвалял он. – И именно у нас это получилось, именно благодаря нам, Браин, именно благодаря нам, Дик!
- Да, Крис, это здорово, - улыбаясь и смотря на него, сказал Браин, и все трое они продолжили наблюдать за полетом ракеты. Ракеты, которую они сконструировали сами.
Через несколько минут к ним подошла директриса с вопросом, имеют ли они трое отношение к случившемуся? Это был самый идиотский вопрос, который сейчас можно было задать.
Естественно, что никому и в голову не могло придти, обвинять тринадцати летних детей в том, что они сконструировали модель космического корабля, чтобы отправить их учителя математики в космос. А если бы такие подозрения, все-таки, и вкрались кому-нибудь в голову, и их автор, решился озвучить их, то наверняка, встретил бы в свою сторону десятки подозрительных взглядов. Поэтому, когда все трое заявили, что никакого отношения к случившемуся не имеют, разве, что только в том, что ролью космического корабля послужило их изобретение, мисс Лоусон и другие, больше так и не допрашивали их по этому поводу.
До последней минуты Браин, Крис и Дик, стояли около места, где еще пару минут назад располагалось их изобретение. На траве остались лишь следы от пламени, вырывающегося с сопла при старте. Ракета с ее синими языками пламени скрылась из виду, унося куда-то вдаль мистера Харвича от их почтенной школы.
И когда люди стали расходиться, полные впечатлений от увиденного, словно вышедшие зрители из кинотеатра, посмотревшие какой-то блок-бастер, и было абсолютно очевидно, что никакого продолжения ярмарки на сегодня, уже не предвидится, так как на аллеи, появились первые полицейские, направляющиеся к месту взлета ракеты, Браин неожиданно поднял голову к небу, и произнес.
- А ведь действительно, если, непрерывная и неотрицательная на отрезке а, в функция, а большая ее первообразная на этом отрезке, то площадь соответствующей криволинейной трапеции равна приращению первообразной на отрезке а, в, то есть, - после чего, склонился к земле, и пальцем начал чертить формулу: S=F(;)-F(a), тем самым повергнув в шок Криса и Дика.
Тем неменее, ракета с мистером Харвичем улетела, по видимому, сейчас фиксируемая радарами слежения за НЛО. Браин же выпрямившись, улыбнулся, вместе с Крисом и Диком, разделяя радость победы.
Полиция уже окружила место, где до недавнего времени стоял их незаметный экспонат, и все было кончено. Лишь, где-то в десятках километрах от земли, мистер Харвич, продолжал выкрикивать угрозы.
- Ни тебе грязный подонок, Браин, ни тебе Крис, ни тебе жалкий, гнусный ублюдок Дик, не удастся разжалобить меня, потому что все кончено, вы будете завтра же исключены из школы. Из моей школы, где каждый должен знать мой предмет. Только математику, и ничего кроме нее! Ничего и никогда!
Но не до Браина, не до Криса, не до Дика, эти слова уже не долетали. Они стояли на земле городского парка, а он, выкрикиваемый их, летел, где-то сквозь слои атмосферы, навсегда покидая покровы Земли…
...И в мире нет таких высот, что взять нельзя...
Мой ЖЖ: http://kpokrovsky.livejournal.com/

#2 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 17 Апрель 2007 - 16:51:30

Цитата

То, что у Браина была идея, было уже хорошо. Конечно, не совсем чтобы замечательно, но с идеей появлялась надежда, а это было уже многое, хотя бы для них, хотя бы в их положении, ситуации…
Озарение, если это можно было назвать подобным словом, пришло случайно, как, например, в голове, совершенно неожиданно появляется какой- то образ, и потом как бы не хотелось от него избавиться, он остается на долгое, долгое время.
В случае Браина все было просто.

Может, наличие идеи у Браина и впрямь хорошо, а вот такое количество "было" и "бы" в четырех, подряд идущих предложениях не есть хорошо. ;) Далее - тоже.

Цитата

он будет оставаться по каждым вторникам, средам и четвергам на продленные занятия по поводу неуспеваемости по математики.
Стилистически корявое предложение. Лучше не "по каждым...", а просто "каждый" или 3 раза в неделю. И не "по поводу", а "в связи". А можно и вообще - "на дополнительные занятия по математике", отбросив уточнение про неуспеваемость. Мы это и так уже поняли из предыдущего абзаца.

Цитата

- Достаточно, с большой неуспеваемостью, Браин,- акцентируя внимания на этой проблеме, говорила она, восседая на громоздком кожаном кресле.
Настоящая фамилия директрисы не Черномырдин, случайно? ;) Судя по косноязычию, это, как минимум, его родная сестра. :P

Цитата

В большинстве случаев, никто бы в школе не удивился, если бы выяснилось, что эта кожа принадлежала бывшим ученикам мисс Лоусон, которую она собственноручно сдирала с них, после этого выпивая кровь и придаваясь самым грязным ведьмовским традициям.

Прикол про кожу это хорошо, а вот небрежное обращение с языком - плохо, чертовски плохо. Во-первых, не "в большинстве случаев, никто бы в школе...", а "большинство учеников школы", наверное, а? Во-вторых, традиции можно соблюдать, придерживаться, а предаваться - занятиям, забавам.

Цитата

нового журнала комиксов, повествующего о непобедимом капитане – Брюсе Келчере и его звездной команде. В основном повествовалось в них о бесстрашных сражениях

Цитата

прежний пыл, который был в его сознании, когда он видел в почтовом ящике новый журнал, ныне стал приостывать.
Приостывать? :D Это ещё что за слово, на каком языке?

Цитата

раньше комиксы были лишь бегством от реального мира постоянно пьяного отца,
Так от кого он бегал от постоянно пьяного отца, или от его, папашкиного реального мира? Я понимаю, Костя, что ты хотел сказать "бегствог от реального мира, в котором был постоянно пьяный отец и т.д." Но, ты не сделал это в тексте, афтор. Зря...

Цитата

а теперь, когда он мог дать отпор, когда уже не так был обеспокоен, что его отец вновь вмажет ему по голове со всего размаху без всякой причины, влияло и на интерес.
Так, всё. Устал. Дальше читаю, оцениваю только сюжет (если осилю до конца). Язык, стиль письма, мягко говоря, просто ужасный.

*спустя полчаса*
Уффф... Еле-еле осилил. :ph34r: ;) Ну, что я могу сказать тебе, дорогой товаристч-графоман... Хорошего мало. Разве что только об идее произведения т.е. запуск школьного математика в космос в виде мести. Это мне понравилось! :D Я бы их всех запустил, вместе с химиками. Навеяно, как вы понимаете, моим отношением к этим предметам. :D Однако ввиду качества изложения больше "удовл." поставить не могу. (К тому же "американизм" в данном случае абсолютно неуместен и неоправдан.)
Техника, стиль письма, построение фраз, нескладная, противоестественная речь героев, состоящая из киношных штампов, канцелярских оборотов, словом -- язык, как я уже сказал, отвратителен. Смысловые ляпы тоже имеют место быть. Вот это:

Цитата

как неожиданно, земля начала сотрясаться, а из нижней части, вырвался факел пламени, после чего весь корпус медленно, но стремительно стал подниматься в воздух.
ПОЛНЫЙ П@#Ц!!! ;) ;) ;) Костя, ты че ваще? ;) Такое ощущение, будто писал пьяный третьеклассник. :D :huh:
Знаешь, Костя, за язык я тебе даже "2" не поставлю. Отминусую бал по той причине, что при желании и старании, ты способен писать лучше. "Эпилепсия", "Встреча времен" и даже "Ситро" (где, по крайне мере, хотя бы диалоги более-менее натуралистичны) тому подтверждение. Признайся, что в этом тексте, на язык и, по всей видимости, вычитку-редактуру ты откровенно забил. Что ж... по заслугам и награда ;)

Оценка (содержание, язык)

3/1-
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#3 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 12 690 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 17 Апрель 2007 - 19:02:09

Наконец-то!

Наш сладкий критег показал зубы!

Тарам-пам-пам!

Маэстро, урежьте туш!

Так держать :D
смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur

#4 Ashta

    Ушла на запад. Не вернусь.

  • Пользователи
  • *****
  • 974 сообщений
  • Пол: ж

Отправлено: 18 Апрель 2007 - 00:00:03

Малацца, Рэфыч ;)
А к автору у меня был вопрос, на каком-таком "яву" полеты совершаются. Затем и зашла. Теперь, пожалуй, не спрошу, ибо стесняюсь.
Далее, если рассказ происходит в забугорном антураже, названия и и имена должны соответствовать. Фамилия "Браин" - это Brain, что ли? И в честь чего или кого названа Ленни-роуд? Это примерно как у нас был бы "проспект имени Васи".
А комикс "Приключения Брюса Келчере и его звездной команды", по всей видимости, нарисован китайцем для детей - названия комиксов, во-первых, короткие, во-вторых, броские.

Отредактировано: Ashta, 18 Апрель 2007 - 00:01:06

МЕНЯ ПИДОРНУЛИ МУДЕРАТОРЫ

#5 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 18 Апрель 2007 - 15:01:02

После двух предыдущих постов мое воспаленное воображение нарисовало такую картинку... Над колыбельной, где сучит ножками полугодовалый младенец, (РФ) склонились двое - Ашта и Ваг. (Судя по всему - муж и жена, то бишь родители). Умиленно прислушиваясь к агуканью малыша, они обсуждают новость: как здорово, что у него прорезались зубки. :D Пройдёт не так много времени, и он станет таким же зубастым и сильным, как папа с мамой. :D :D :P

Народ, вы б по тексту высказались, что ли... ;) А что же до моей рецензии... все, как всегда, что увидел-ощутил (либо напротив не увидел, не ощутил) читательским взглядом - про то и сказал. :D Ничего личного, вы же знаете! ;)
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"





ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика