Перейти к содержимому



Ангел с голубыми крыльями


Ответов в теме: 13

#1 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 24 Январь 2007 - 22:21:31

Не моё. Написала одна знакомая девушка -- очень неординарная личность, которая, впрочем, вовсе не грезит о писательских лаврах. Имхо -- зря. :D Я слишком хорошо её знаю, чтобы оценивать текст объективно. Поэтому - на ваш суд и просто для прочтения. :D

************************************************************
Февральские дожди
(Ангел с голубыми крыльями)

Этой истории, впрочем, как и этой любви, не должно было случиться, ведь никогда не знаешь, как правильно её назвать, сказкой или плодом своей больной фантазии…

Трудно, когда дышится и легко, когда ночью, глаза слепо верят бликам на потолках. И не видно, как падают звёзды и не видно, как за спиной тихо дышит зима. Странная зима со своими февральскими дождями и серыми тучами, замороженными людьми в серых костюмах. Не их вина, что нет других красок, просто так кажется, что можно с лёгкостью смешаться среди грязных луж и не выдавать в себе жизни. Да, так будет лучше, ведь никому не придёт в голову искать их среди тех, кому кажется нелепостью, тратить свою улыбку на пустые казусы событий и невероятно грустные, личные истории. Их много, они не знают друг друга в лицо, но знают, что они есть и лишь изредка соприкасаются кончиками сигарет и ароматными глотками утомленного кофе на прокуренной кухне. Этого вполне достаточно, чтобы забыть о боли на одну ночь, но каким иногда жестоким бывает утро, ведь не так страшно, когда за границами окон покрываются камнем снега. Страшно, когда чувствуешь холод в собственном сердце. От него горят пальцы рук и обжигаются собственные мысли, развиваясь пеплом, рассадой для асфальтовых дорог. Так и разносят их остатки влюблённые пары или просто отблески, ждущего своего направления, машин. А она, она ищет эти следы снова и снова, ведь наркотиком можно назвать всё, от чего умирают и всё, что хочется попробовать ещё раз. Дни переходили в повседневное ожидание следующего дня. Их начало, как приступ очередной порции пневмонии, разбавленной лицами и чем-то похожим, на блеск в глазах. Конец, словно поток бесконечно фальшивых дел и таких же забот. А на самом деле молчаливые прогулки под натиском небес, в ожидании усталости и полного изнеможения, лишь для того, чтобы, придя домой, не оставаться в замкнутом круге четырёх стен. Не видеть до восхода, иначе можно пропустить тот самый момент, когда закрыв глаза, тут же засыпаешь, а не ловишь простуду в открытой форточке. Что я здесь делаю? И это эхо терялось между продрогшими птицами и ее мокрыми отпечатками пальцев на витринах бесконечной цепочки тёплых кафетериев и дешёвых закусочных. Ей не раз удавалось, стоя на одном и том же месте, увидеть столько красивого, а затем воплотить это в безумно нелепую реальность, что уже не имело смысла двигаться дальше. Но что-то случилось, кто-то украл это чувство искренней, по-детски красивой, ребячьей улыбки. Кто-то забыл оставить включенным свет, когда уходил и теперь, стоя на том же самом месте, как и сотни дней спустя, она не видела ничего, кроме тошнотворной темноты, напоминающей мрачные глаза случайно попавшего на эту планету человека. Где-то за границей воспоминаний остались несбывшиеся иллюзии, относительно тех реплик, которые как сладкий мёд, убивают медленно и со вкусом слов, что «всё будет хорошо». А чёткие, отчерченные от руки линии сердца теперь попросту приходилось заменять на давно проверенное средство – всего один телефонный звонок «до» и такой же бессмысленный «позже». Повезёт, значит, у кого-то хватит терпения переварить весь этот театр масок, где все актёры никогда не существовали, а сам текст украден с обложек модных журналов. Жаль, что ничего нельзя поменять, ведь это было полным безумием падать с подоконника, от которого до земли, всего несколько миллиметров последствий. Последствий лёгкой раздражительности и усталости начинать хоть что-то с нуля. Не было необходимости бояться нехватки сил, их могло хватить, даже ещё на одну пожелтевшую, нераскрытую книгу, а чего не хватало, так это надежды, что хоть кто-то оценит и никогда не позволит просто исчезнуть ее небесам. Их и так осталось лишь для спасения одной единственной души. Либо она, либо ночная мучащая бессонница опять заставит отдать другим. Пускай берут, пускай выпивают всё без остатка, и каждая мысль будет разноситься лёгким судорожным покалыванием в чужой крови. Она растворится летним пересыханием луж, и лишь зимой будет изредка приобретать форму. Становясь чем-то похожим на рисунки в окнах, но с тайными шифрами своего присутствия. Разгадав их, можно узнать о самых свежих новостях, которые придут, вместе со сменой погоды. Улететь бы отсюда, но для этого необходимо собрать и склеить миллионы невидимых частиц той самой окрылённости, которая теперь проносит свою ослабевшую озадаченность где-то среди южных ветров. И из всего единственным напоминанием, что всё это, было осталось лишь розовое дерево, посаженное около дома, но потерявшее силу цвести. Здесь это невозможно, поскольку поутру пахнет конфетами и манной кашей для детей, а по вечерам ругаются соседи, что придаёт им сил придти завтра на работу с чувством полного удовлетворения выпитого “томатного сока”. А ей – очередное осознание того, что такого утра уже никогда не вернуть, а такого вечера она просто не выдержит. Наверное, это было правильно, когда первый раз в жизни, в этом (Новом Году), было загадано желание не для себя, было лишь сказано ”пускай все будут счастливы, даже те, кого нет рядом”…
Так оно и случилось.
Перепробовать всё в своей жизни – для кого-то в этом и заключается её смысл, для кого-то это лишь простое любопытство. Для нее это было желание подтвердить собственное учащённое дыхание. Увидеть его ещё раз. Нет, не просто увидеть, а почувствовать взгляд настоящих глаз. Ей хватило лишь секунды, чтобы вдруг остановились все люди, и звенящая принуждённая суета оказалась испуганным шепотом проснувшегося снегопада грёз.
Секунды, в которой было столько эмоций, что они захлестнули собой
все попытки прогуляться в полном одиночестве. Они жаждали очередной порции юной, неисчерпанной фантазии и мечтали утопить свою угрюмость, в её лёгкости. Но вдруг он придёт снова, а всё это окажется сном? Нет, нужно быть готовым, нужно сделать хоть что-то, чтобы опять не сойти с ума. Достаточно лишь ущипнуть себя за руку и очень сильно закрыть глаза, а открыв.… Открыв, увидеть его и ее – всю прохладную, от таявшего снега и с той самой надеждой, от которой щёки покрывались невообразимо нежным румянцем. А дальше были, по обыкновению, его простые и смущённые попытки завести разговор, её смелые выбросы адреналина из глубины поверхностных знаков вопроса и интереса ко всему происходящему. А на прощание и обещание увидится вновь, она подарила ему уверенность на сегодняшнюю
попытку выспаться. Открытая форточка, открытые в небо ресницы и жуткое непонимание того, от чего же так жарко этой ночью. Хотелось вырваться из стальных оков тёплых одеял, очень долго бежать в направлении фонарных столбов, а затем замёрзнуть среди городских сугробов до наступления весны. Только вот весна была у нее в нутрии, она билась о невыносимо тесные стенки бессмысленной оболочки хрупкого износа, только и дожидаясь лишения рассудка. Ведь тогда можно было с лёгкостью вырваться на свободу с одним лишь именем на устах – тем самым, которое уже невозможно вычеркнуть из жизни.
Ранняя суета земных транспортных средств, ещё немного свободы
в ее ушах и день наверняка стал удачным. Может, ожидание не самое
приятное занятие, но к нему была добавлена надежда, а значит именно сейчас, таким приятным будет кофе и таким согревающим окажется очередная вылазка на свежий воздух в свободные минуты рабочего дня. Казалось, что ещё немного и стрелки на часах перестанут врать, перестанут так ошибочно и безответственно тратить заветные минуты, в которых именно сегодня был заключён смысл улыбаться в ответ на запаздывания приходящего вечера…
Видел ли он, как внезапно перегорели все лампочки? Наверное, нет, ведь было светло, как и обычно, только с той разницей, что вместо них горело сердце, разрушая своими импульсами всё искусственное. Неважно, когда нет слов, неважно и то, что за такое длительное ожидание не находилось подсказок для поддержания элементарных правил, позволяющих присутствовать рядом. Слышал ли он, как тихо становилось вокруг, как нежно падали глупые ошибки, кого-то там, перепутавшего температуру на небе, и как две пары шагов разрушали привычную размеренность между собой? Чувствовал ли он, что ему не доводилось быть таким счастливым уже много лет? Сделай шаг
в сторону, как следы тут же заметёт, не оставив даже надежды на то, чтобы найти их вновь. Найти, взять за руку и никогда не отпускать. Ведь ещё несколько таких взглядов из-под тяжелых от снега ресниц, ещё несколько растяжек на обветренных губах и он уже понимал, что таким счастливым, просто никогда и не был.
Странно, но место, где придаются отчуждению от собственного одиночества, набивая при этом физические инстинкты полным удовлетворением, поменяло свою вывеску на кусочек звёздной карты. А на самом краю, свесив ноги и поднявшись до безумных пределов, сидели два ангела. Немного пищи богов, немного лёгкого юмора, чуть больше откровения, ещё чуть-чуть правды и она решила показать ему сказку в этом сером мире, а он пообещал сам себе, что обязательно спустится, снимет крылья и доверит на временное хранение собственные страницы личной жизни. Жаль, что нельзя так же
красиво описать, как почувствовать всё это. Этот вкус настоящего
зелёного яблока с обрывками давно забытого лета. Этот утраченный и,
казалось, навеки забытый оттенок смущения, когда все мысли
проносившиеся с огромной скоростью, между соседними отголосками жизни, так внезапно превращались в исполненное желание. Он даже не успевал подумать, кто это придумал первый, как ещё мгновение и на тускло освещённом столике появлялся белоснежный всплеск, лишь только с двумя словами “оно исполнено”. Словно в оцепенении и невозможном, придуманном сне соприкасались их роли, которыми они поменялись, и теперь она делала для него то, что он считал невозможным для обыкновенных людей. Это вполне можно было назвать детской прихотью или чем-то похожим на игрушки маленьких взрослых, но для нее это был весь мир. Весь мир, заключенный в оранжевом надувном шарике и сюрпризе с шоколадной начинкой. В
замерзании на остановке, где хотелось, чтобы никогда не ездили
троллейбусы, в тёплом прикасании её руки после пожелания спокойной
ночи. В том, как сильно ему хотелось прокричать: «Стой!», когда медленно испарялись тени, оставляя лишь запах духов и едва уловимый стук каблучков…
Ещё одно чувство невесомости, крепкий чай вперемешку с привычным видом из окна, отчаянная попытка вспомнить до мелочей вчерашний день, но вместо всего этого лишь едва уловимое осознание случившегося. Будто понимание перестало существовать в списке самых смелых поступков, а вместо него на смену пришли обращённые высоким небесам немые просьбы подарить хотя бы ещё одну встречу. Выдохнуть комок сомнений, сплетен чужих мнений и не на секунду не прекращать загадывать желания. Пускай это не оказалось очередным пожирателем чернильной прихоти, им оказалась сама она. Простая, сложная, хрупкая, но главное, не произносившая ни слова. А зачем? Разве обязательно говорить, когда глаза сами почувствовали, как им необходимо встретиться ещё раз? Еще раз падать без боязни разбиться, без сомнений, что она не подхватит в свои нежные ладони и не посадит рядом. Расскажет, где летала и что искала среди павших городов, как вдыхала запланированные по графику замирания тишины. Эмоциональная карусель выходила из-под контроля, напичканная новыми подарками для души она уже не могла справиться с
новыми нагрузками на трезвость ума. И теперь беспорядок окружал со всех сторон, мешая сказать о самом главном, о том, как можно утонуть в
правильно смешанных красках. Они не казались подло скопированными с шедевров Рембрандта, или обыденной работы богов, ежедневно
творящих чудо в виде никогда не повторяющегося по красоте заката. Она так сильно хотела почувствовать его мир, что даже смогла вырвать из реальности настоящий бумажный лист и шариковую ручку. Ведь
так и только так можно было сохранить в качестве доказательства их
коротковечную встречу.
Но кем-то были придуманы и для чего-то были предназначены земные заботы. Их сила цеплялась в след, за сонливыми потребностями неизбежного соприкасания стрелок на 12 часах…
Безобразно одинокий подъезд, грязные следы миллионных обитателей
паутинных углов, грубая форма существования, но и она была разрушена, с той же женской непредсказуемостью. А ведь всего то и надо было, что греть руки у обветренной от времени батареи, среди почтовых ящиков, хранящих тайны людей и разносящих по всем заветным комнатам личные события прошлого. Это была ее тайна: остаться и убежать навсегда. Убежать от самой себя, ведь вся романтика рушилась прямо на глазах. Её нельзя было почувствовать, ведь очередная, неловкая попытка поцеловать, закончилась кровавой битвой стыда и первым чувством того, что запас исполнения желаний закончился уже пару часов назад. Остаться рядом с ним, ведь хотелось запомнить до такой степени, чтобы никто и никогда не смог стереть его из памяти. В игру, в которую она играла, играли самые смелые и ни разу не проигравшие люди, поскольку даже поражение делало
их моложе, не смотря на ещё одно отдаление от колыбели. “Смотри, но не смей прикасаться, бери, но смей брать, пользуйся, но не смей смотреть”. Поздно сожалеть, что уже нет дороги обратно, ведь за такое не жалко потерять последнюю мечту, обещанную взаимно выполнить друг для друга. Он знал миллионы способов искусственных пожеланий, но, веря, что одно обязательно исполнится, захотел пожелать по-настоящему. Пожелал дать возможности любить её, а она… Она ответила, что может исполнить его, но лишь с одним условием, если её собственное самолюбие никогда не будет заставлено испытать тоже самое по отношению к нему. И знала ли она тогда, как много отдаст за это хрупкое и заранее обречённое на смерть счастье? Для нее оно было похоже на слёзы, которые не в силах удержаться, когда уже много раз видишь одно и тоже, похожее на собственные, синие, с оттенком захватывания духа и всплесками ощущений, моря. Тёплый поток вырвался из дверных щелей соседних квартир. Он просил остаться ещё немного, хоть и знал, что когда придут расхитители снов, голоса этих двух смешаются с рассветными прощаниями. И лишь заключенные в открытку звёзды от того самого неба прилипнут к памяти, после её ухода.
Она ушла…
Бессмысленно мять подушку, ведь два часа грустного выражения
одиночества даже не позволят спокойно относиться к обыденному
пересыпанию. Потом ещё два часа и он уже не помнил, какими страшными проклятьями останавливал ругательства будильника. Помнил лишь жуткую тягу к вещам ниже пола и то, что проснулся лишь через сутки. Только спустя время он начнёт беспокоить себя за такую безответственность и слабость, ведь в этих сутках раздавался телефонный звонок службы спасения душ. Хоть некоторые события и влияли на ход и размеренность последствий, но для настоящих предсказаний ей не хватало, просто набраться смелости сказать «Стоп!», а ему хватило обыкновенных трёх, по сумасшедшему красивых, свиданий. Ни в чём, кроме как в любопытстве её нельзя было обвинить. У любопытства свои чёрные стороны и оно не просто
съедает изнутри, оставляя после себя очерствевшую, перепуганную массу грехов. Оно поступает гораздо хуже. Живёт такими чистыми и наивными как он, а когда все соки теряли свои витамины, обзывает пустышкой и вешает на стену обозрения, где, может кто-то и подберёт. Подберёт, но не для любви, а для набивания пыли из своих запасов, выставив затем на продажу очередным покупателям. А его можно было обвинить лишь в том, что он в очередной раз поверил иллюзиям, которые предлагали ему продавцы розовых очков и сахарной ваты, в колючей оправе. Вот так, любопытством с одной
стороны и доверием с другой начались эти отношения. Два медовых
месяца, на перевесе трёх месяцев бесплодных попыток подняться с пропасти раненых ошибок…
SMS длиною в километр, ночные звонки с добавками облегчения, пустота плакатных занавесок в отсутствии присутствия кого-то, от кончиков пальцев, до кончиков волос, доставка нежностей, по отлежавшимся нервным клеткам. Всё это смущало стальных хранителей свободы и тайн на разных краях одного города. Она набрасывала сети преуспевших во взрослении сладких фраз и именно сейчас, наверняка плевала на собственные правила выживания. Скрытые и едва уловимые страсти наполняли их разговор смесью притягательной силы, сравнимой, только что с наступлением полнолуния.
Когда соединяются две абсолютно противоположные стихии, слившись, могут с лёгкостью и без особого напряжения создавать ад и рай на своём пути. Пути терпкого забвения и мысленных перепадов зафантазированных изображений. Пути наслаждений от настоящих, эмоциональных нагрузок в области живота. Он вздрагивал капельками слёз, из-за неудачно сложившегося разговора, от которого приходилось укорачивать продолжительность ночных, отведённых для бессмертия, времени суток.
Слабый от собственной глупости и её внезапной холодности, выраженной необъяснимым желанием остаться самой собой, он искал ключи от потайных комнат. Там лежали тайные заклятья маленьких принцесс, уставших от длительных поисков своих замков и смазливых принцев. Лёжа на спине, обманутый собственными раскопками счастья, ему и в голову не приходило, что даже здесь можно смело остановить время. Для этого необходимо вынуть батарейку из часов, представить и почувствовать мягкий бриз обласканной кожи, посмотреть на подарочные ленточки от зелёных яблок, дотронуться невидимым воспоминанием до уголков вселенной и тут же вздрогнуть, ведь безумное желание не покидать воздушных кораблей рухнуло, под всего лишь одним неосторожным желанием приехать к ней домой…
Хотелось бежать, хотелось собрать крылья из набитых куриной глупостью подушек. Хотелось обнять, хотелось сварить тёплого молока и до самого восхода есть печенье, обсуждая последние новости жизни, не спящих кошек в присутствии обтрёпанных щенят. Но на самом деле он перемигивался огоньками сигарет, с откровенно-искристыми звёздами в ужасно холодном и последним по расписанию поезде…
Она была в лёгком халатике, как мама по утру, в выходные дни, но это не пугало, это вызывало чувство домашнего уюта и тёплых тапочек. А он был похож на запыхавшегося фанатика, наконец-то получившего возможность поговорить наедине со своим богом. Рассказать, каким длинным был путь, что эти три часа казались длиною в вечность. Что ещё несколько мгновений назад хотелось молока и печенья, а сейчас просто хочется утонуть в её глазах и как она тогда, молчать за кухонным столом, обмениваясь жестами, которые без малейшего движения были понятны только им обоим. Улыбка в форме смертельного оружия, кусочки спрятанного по всем комнатам света и
снотворное в виде лёгкой музыки, лишь всё это напоминало уснувшим
соседям, что кто-то не спит. Это кто-то, прячет за плотными занавесками, смелые или наоборот, очень грустные истории о своих полётах. Пугает взрывами полученного адреналина, жалобы февральских ветров и никогда не обещает вести себя по обыкновению просто и по справедливости сложно. Они выпивали друг из друга самые сладкие желания, притягивались размеренными шагами, впутываясь в очередную истерику острых ощущений под названием страсть. Глупый, наивный и доверчивый, он надеялся, что страсть имеет границы и умение держать в рамках свои необузданные амбиции. Но это было не так и даже стенки из свежеприготовленного кирпича ломались, словно карточный домик. Он всё понимал, она всё чувствовала. Даже то, как скрипнула от зависти его последняя стенка запретов, но всё же, он из последних сил старался сопротивляться. Ведь за спиной всю жизнь были лишь крылья и ничего, кроме свободного полёта, а теперь земная жизнь со своими своеобразными потребностями путала привычный для него порядок вещей. Знала ли она, что, будучи на этой планете в последний раз и перепробовав плоды её бессмертных создателей, научила его желать изысканности женского тела до такой степени, чтобы терять голову? Он лишь приобрёл поверхностные навыки
игр соблазна и остроты, опьяняющих до неописуемого выброса возбуждения, прикосновений.
Она: «Закрой глаза, доверься собственным инстинктам, они научат
тебя новым движениям наедине со мной. Они придают телу необычайно свежий окрас, способный разбудить внутренние потенциалы глубоко спрятанных идей. Закрой глаза и не бойся говорить: “да” там, где старался скрыться под вымышленными именами, маскируясь для неосуществления чужих желаний. Не бойся меня! Моя юность и непорочность лишь на небе считалась даром для падших душ, а здесь, это называется практическим смыслом существования, без которого, вянут цветы на подоконниках и слишком очевидно гибнут звёзды».
Он: «Я не знаю, чем заглушить такое громкое дыхание, оно пугает до
такой степени, что хочется задохнуться, ведь когда чувствуешь твои
прикосновения, то забываешь, зачем родился и от чего, сейчас не в
состоянии почувствовать холод за окном. Я не боюсь твоей жестокости,
выраженной в словах не любви, не боюсь того, что будет следовать за этим. Я боюсь, привыкнуть к тому цвету волос, к тем уловимым только мной запахам кожи, к закипанию крови во время совпадения взглядов, к тому…» Но она уже добавила свою последнюю каплю восторженного трепета в его объятья. Маленькая комната внезапно превратилась в огромную, пропитанную тяжестью горячих постельных принадлежностей, массу скопления, липнущих друг к другу тел, а маленькая девочка навсегда оставила огромный рубец на его сердце. Они сминали под собой все негодующие стороны сомнений, вплёскивая на свободу с таким трудом, накопленные многоточия. Но и этой свободы было мало. Хотелось раствориться без остатка, слиться единым смехом играющего ритма наслаждения. Забраться до самого потолка, высвобождаясь от тесных оков, внезапно ставшей неуклюжей, укороченной кровати. Если это придумали боги, думала она, тогда это привилегия только ангелов. Ведь казалось, что ещё несколько таких безумных полётов и за спиной вырастут крылья. Окутают её гибкую фантастичность, покрывая лёгким вдохновением, и уже никогда не позволят забыть либо исчезнуть из его жизни. Время терялось в складках от простыней, оно задыхалось от их страсти, плакало таявшими слезами на запотевших окнах, оставаясь лишь мокрыми капельками, ведь было от чего таять в эту зимнюю февральскую погоду. Для нее существовала лишь осень со своими замысловатыми, золотыми дождями и весна в постоянно предсказуемом приходе, но теперь она понимала, что это лишь маскировка, а смена квартальных сезонов - всего на всего состояние души. Утренние зайчики ворвались восторженными голосами окончания ночи. Они отражались от её стёртой губной помады и, повторяя очертания изгибов форм, замирали в ожидании собственного появления. Два измученных человека просыпались с тем же желанием, с каким собирались задувать невидимые огоньки не существующих свечей, которые давали
вспышку для получения памятных фотографий. Кофе, сдавленная от
удовольствия сигарета и пара сонных глаз, вот всё, что являлось
признаком невыдуманности прошедшего безумия. Безумия, длившегося не так долго, каким он представлял себе, но таким восторженным, каким случилось быть на самом деле. Это были два самых счастливы месяца в ее жизни, такими, какими никто даже не пытался представить, а тем более испытать на собственной запланированности отношений. Два месяца событий, которые меняют представление о самых обыкновенных, но не сравнимых по значимости вещей. Таких, как звёзды, до которых, казалось невозможным дотронуться руками…
Она всегда казалась непредсказуемой, а он до самых эпилогов
предугадываемым обстоятельством. И то, что происходило потом, вполне можно было отнести в категорию незабываемого, но слишком опасного, чтобы рассказывать собственным детям. Так она говорила, так оно и получилось. Были закрытыми глаза, были закрытыми задушевные волнения. Была её рука, в качестве невидимого путника до конечной цели заветных, невозможных представлению, забытых миров. Она лежала до предложения поднять ресницы, а когда подняла, не смогла сказать и слова. Ведь на расстоянии вытянутой руки, на невидимых ниточках висели звёзды, в потолочной глади. Они были на столько похожи на настоящие, что на его вопрос, сказать хоть что-то о своих впечатлениях, она еле смогла скрыть свои слёзы. Слёзы огорчения и боли. А что можно было сказать, ведь они были так близки и с такой силой напоминали родную планету, что хотелось умереть от собственных нахлынувших воспоминаний. Как когда-то, в нежнейшей прохладе чёрных бездн, сидела, свесив ноги на краю вселенной,
мечтая о том, как когда-то смогла бы сделать по настоящему счастливым. Как научила бы одним щелчком пальцев переворачивать в сторону лунный блеск исчезающих во тьме маяков. Она просто лежала в оцепенении, боясь даже пошевелиться, ведь, пошевелись, и воздушные, негодующие массы воздуха могли сорвать одну из них. И кто, как не она, знал, что звёзды не просто падают, они исчезают навсегда, унося за собой, частичку ее души?..
Это было больше, чем обыкновенная радость. Радость вставать с «невыспавшимися» кругами под глазами, в полной тишине варить утренний чай из лепестков розы, долго всматриваться в последствия нечаянно появившихся заморозков, с осторожностью кошки подходить к краю кровати, с просьбой проводить, чтобы вновь встретиться. Затем долгие и, казалось, утомительно нескончаемые часы ожидания для того, чтобы хоть как-то компенсировать физическое истощение, а всё оставшееся – нервное вздрагивание, вызванное телефонной тишиной. И он звонил. Казалось, проходила вечность, но его голос был таким успокаивающим, что всё ожидание оказывалось до безобразия излишне перепуганным. Было так уютно лежать вдвоём под одним одеялом, смотреть обнадёживающе глупые рекламные ролики и в этих перерывах, признаваться в своей любви. А потом случилась последняя, третья вещь, которая может дала подсказку его чувств, может так, очередной взрыв проснувшейся тяги к безумным подаркам. Но что наверняка произошло, так это закрылась последняя дверь, отделявшая от обыкновенной привычки просто не быть одиноким. Таким похожим на их отношения был этот фильм “Вечное сияние страсти” и точно таким же названием можно было описать всё то прошлое и всё то будущее, в котором он хотел навсегда остаться рядом с ней. И когда титры заполнили ящик для убийства свободного времени, вдруг появилось необъяснимое, понятное только для нее желание остаться наедине, выйти на улицу, вдохнуть глоток свежего воздуха, которого так не хватало. Все мысли вдруг стали перевариваться острой болью неизбежного. Она только сейчас поняла. Да, всё это закончится, но она не поняла этой боли, а лишь, высказав своё недоумение очередной, уже входящей в обыденность, обидой. Она осталась одна, развлекая заварку на дне стакана, а он ушел, оставив за собой вопросительные негодования всего произошедшего. Так продолжалось
бы до полной потери сознания, но настойчивые стуки летящих в окно комочков снега заставили поднять омертвевшие глаза. Поднять и увидеть всё то, что до сих пор сниться ей по ночам. Он, как призрачный
художник вытаптывал мелкими шагами на чистом, белоснежном навесе
огромное сердце. А она плакала с каждым его шагом, плакала и не верила, что такое может быть. Захотелось запечатлеть это на любом хранителе памяти, но всё оказалось бы слишком простым, поэтом она вдохнула всю свою нежность и любовь в склеенные лёгкие и выдохнула капельками тумана на прозрачное стекло. Обвёла контуры сердца кончиками пальцев, добавляя лишь немного тех эмоций, которые испытала за эти счастливые минуты своей жизни…
Они ещё много валялись в снегу, падая спиной на обжигающие кристаллы и рисуя ангелов раскинутыми руками. И в этой обращённой тишине он решил создать невозможное, сделать ее бессмертной, подарив настоящие, голубые крылья…
Было больно натирать мозолями километровые пути в поисках лазеек между землёй и небом. Там лежали остатки от бывшей окрашенности их последних остатков вдохновения, скрепить невидимыми нитями блаженства и попросить спрятавшихся за облаками птиц, подарить хотя бы немного своей возможности летать. Ведь здесь она забыла, как это делается, а они наверняка способны вспомнить ее полёты и научить правильно взмахнуть, перед тем, как у самой земли поверить во всё это. И может когда-нибудь, вшив их под кожу, она сможет найти его родную планету, посидеть на том самом обрыве, где нет границ для горизонта, вспомнить и вернуться сюда, отыскать его, а потом, обняв, рассказать как долго искала… Первое по календарю, но последнее по взаимности улыбок, свидание у вечного огня, в центре назначения излюбленного места встреч. Ему и в голову не приходило, что даже грубо упакованные, в коробку из-под обуви крылья уже не спасут два, когда-то не разделимых, сердца. Майскими дождями покрывались тротуарные дорожки, они смывали хрупкие карты улиц, те места, в которых когда-то смешивались в толпе разговоры о вдруг случившихся разнообразиях. Что-то заранее предсказывало о скором приближении не придававшимся тогда значению слов. Она чувствовал, как учащается пульс на руках, наверное, кто-то слишком часто вспоминал ее имя, или наоборот, забывал в результате бесплатной раздачи чувственного очарования.
Он: «Боги, дайте сил не превратиться ошибкой в её внезапной прихоти
оставаться в стороне. Дайте ответ на то, во что верил и почему так
навязчиво хочется простудиться порциями выпитого алкоголя».
Но в ответ хмурые небеса лишь выплёскивали ещё более сильные переживания, ограничиваясь шумными обсуждениями человека, который впервые боялся остаться наедине со своей памятью. В ней было что вспомнить и от чего умереть.
***
Странно, куда-то внезапно, собрав чемоданы с личными вещами, ушла боль. Мелким осадком безвыходности и нежелании дышать оставила записку на искусанных разочарованием ладонях беспокойная надежда. Вчера, плавно перетекало из одной морщинки старости в другую и не хотелось пить, не хотелось есть, хотелось превратиться прохладным душем в ванной и упасть на его плечи. Почему-то собственная последняя фраза остаться друзьями, вовсе не грела, только наоборот, добавляя льда, разбавляя и без того безвкусное одиночество. Почему он не сказала “ну и пусть” в отместку всем тем раздражениям, которые вдруг из притягательного превратились в форму отвращения. Почему он ежедневно находил выход из целой кучи молчаливых, мелких неприятностей, а она за длительные промежутки исчезновения так и не смогла побороть в себе привычку всё менять, если это не вписывается в личные планы. Зачем им нужно было дарить друг
другу сказку, если её затем приходилось с такой жестокостью забирать
обратно? Вопросы, на которые никогда не узнать ответов. Оставлять всё как есть, она не могла, ведь тогда пришлось бы вычеркнуть большую часть воспоминаний, а это означало верное самоубийство. Единственным выходом будет то, что ему придётся забывать её ровно столько, сколько было возможности быть рядом, а там, когда захочется весны, она вернётся из тьмы.


P.S: Он заполнил ее глаза, когда прочитал эту книгу, он заполнил ее тело, когда подарил крылья, он заполнил ее мысли, когда проводил ночи в её объятьях, он заполнил ее слух, когда написал самую красивую песню. Но, даже зная, что никогда не заполнит её сердце, он продолжал любить…
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#2 Ashta

    Ушла на запад. Не вернусь.

  • Пользователи
  • *****
  • 974 сообщений
  • Пол: ж

Отправлено: 25 Январь 2007 - 03:42:40

Образный язык очень хороший, ей бы стихи писать. А вот для прозы чересчур тяжеловесно и перегружено, особенно первый абзац, порой вообще переслащено. За всеми этими красивостями смысл теряется.
Не помешало бы хотя б разбить текст для удобства чтения. Стиль не везде до конца выдержан, к тому же.
Надеюсь, твоя знакомая не обидится, что я так рушу романтику :D

Отредактировано: Ashta, 25 Январь 2007 - 03:44:07

МЕНЯ ПИДОРНУЛИ МУДЕРАТОРЫ

#3 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 25 Январь 2007 - 09:05:00

Да нет, Ашточка, что ты. :) На критиков не обижаемся :P :D ;) К тому же ты все правильно говоришь. Дело в том, что это тот нечастый случай, когда человек (далекий от литературы) на самом деле писал для себя. Лишь для того, чтобы выплеснуть свои эмоции, переживания. То есть абсолютно не задумываясь о каких-то правилах, законах жанра и прочих литературных канонах. Ибо изначально это не коим образом не предназначалось для "постороннего" прочтения. Признаюсь, мне даже стоило некоторых усилий получить добро на публикацию в "Уголке..." (Ну, не очень больших, если честно ;) )

Цитата

Образный язык очень хороший...
Вот-вот. В первый раз я слушал это текст по телефону. И, честно говоря, сидел малость прибалдевший. Во-первых, от того, что как бы заново узнавал с совершенно другой стороны человека, которого, казалось, достаточно хорошо изучил до этого. Но при этом не подозревал о наличие творческого таланта. Во-вторых, я, откровенно говоря, завидовал именно красоте изложения. Причем звучит она без фальши и показной натянутости - имхо, очень искренне.

Цитата

ей бы стихи писать
Согласен. Мне даже показалось странным, что все это написано в прозаической форме. Ведь стихи пишут сотни тысяч, если не миллионы людей. Особенно в состоянии, скажем так, нарушенного душевного равновесия. А, по признанию автора, такая беда её на тот момент и постигла. Как она выразилась в строке "тема письма", отсылая мне текст по электронке, "плохо мне было, вот лисби сто и получилось" :lol:
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#4 Dita Manson

    Элис

  • Пользователи
  • *****
  • 1 315 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: Москва

Отправлено: 26 Январь 2007 - 22:45:22

Ну так вот. Прочитала. Полностью соглашусь с мнением Ашты. Читать и правда тяжеловато, но язык изложения вне всяких похвал. Сразу поняла, что написано было на эмоциях, они прям таки из кажного слова выплескиваются. :lol:

Это в качетсве примера того, что читать тяжеловато, кое-где теряла нить и приходилось перечитывать.

Цитата

И это эхо терялось между продрогшими птицами и ее мокрыми отпечатками пальцев на витринах бесконечной цепочки тёплых кафетериев и дешёвых закусочных.

Цитата

Странно, но место, где придаются отчуждению от собственного одиночества, набивая при этом физические инстинкты полным удовлетворением, поменяло свою вывеску на кусочек звёздной карты

А вот это понравилось просто безумно!

Цитата

Для этого необходимо вынуть батарейку из часов, представить и почувствовать мягкий бриз обласканной кожи, посмотреть на подарочные ленточки от зелёных яблок, дотронуться невидимым воспоминанием до уголков вселенной и тут же вздрогнуть, ведь безумное желание не покидать воздушных кораблей рухнуло, под всего лишь одним неосторожным желанием приехать к ней домой…

Цитата

Для нее существовала лишь осень со своими замысловатыми, золотыми дождями и весна в постоянно предсказуемом приходе, но теперь она понимала, что это лишь маскировка, а смена квартальных сезонов - всего на всего состояние души.

Бог умер. Из-за сострадания своего к людям умер бог"

ТЫКАЙТЕСЬ И ФРЕНДИТЕСЬ))))))

ТЫКАЙТЕСЬ И ФРЕНДИТЕСЬ 2))))

#5 Дрон

    The man who sold the Wold

  • Пользователи
  • ****
  • 699 сообщений
  • Из: Казань

Отправлено: 27 Январь 2007 - 17:01:33

Вроде все хорошо, но мне не очень нравиться... Да это красиво, да это образно, но скажи мне Р.Ф, разве это не слишком образно? Из-за этого и читается очень тяжело.

Цитата

Признаюсь, мне даже стоило некоторых усилий получить добро на публикацию в "Уголке..." (Ну, не очень больших, если честно  )
Наверно, не стоило тебе этого делать... Имхо все время пока читаешь данную работу неможешь отделаться от ощущения, что читаешь чужой дневник... Могу посоветовать твоей знакомой (если она все-таки решит заняться писательством всерьез) немного "разбавлять" текст (диалогов добавить, например) и поменьше читать Пелевина <_<

#6 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 29 Январь 2007 - 12:07:49

Цитата

Да это красиво, да это образно, но скажи мне Р.Ф, разве это не слишком образно? Из-за этого и читается очень тяжело.

Млин, братцы-сестрёнки - я ж говорю, данный текст ни соответствует ни одному из писательских правил, ибо вовсе не предназначался для широкого чтения (чисто для личного пользования, с пометкой ТОР-SECRET B). Красивый, образный язык мне и понравился в первую очередь, почему я и захотел показать текст вам. Честное слово, при этом автор без тени кокетства равнодушно пожала хрупкими плечиками и по-кошачьи, как она умеет, промурлыкала: "Ну, хочешь - так выкладывай, для тебя мне не жалко"... (Просто мы очень-очень душевно дружим и не умеем отказывать друг другу. :D Ни в чем. Ну или почти ни в чем ;) Но лишнего никто из нас не попросит).

Цитата

Наверно, не стоило тебе этого делать...
Может быть. Просто сильно уж впечатлился красоте изложения - не удержался, чтоб не поделиться со своими любимыми форнитушками ;)

Цитата

Имхо все время пока читаешь данную работу неможешь отделаться от ощущения, что читаешь чужой дневник...
Расслабься, Андрюха, и не комплексуй. Я ведь не втихаря это сделал, а с авторского дозволу (к тому же все равно никто из вас не знает, о ком идёт речь). А твое ощущение вполне уместно и объяснимо (т.к. отчасти оно так и есть, как ты говоришь). И оно же (ощущение) - имхо показатель искренности содержания, о котором мы толкуем.

Цитата

Могу посоветовать твоей знакомой (если она все-таки решит заняться писательством всерьез) немного "разбавлять" текст (диалогов добавить, например)
Говорю же, ей это и нафиг не нужно (к некоторому моему сожалению ;) ). Она даже не проявляет интереса к оценке, которую мы здесь даём. Общаемся с ней, она про отзывы даже не спросит. Пока сам не расскажу :P ;)

Цитата

...и поменьше читать Пелевина
Про Пелевина я ей тоже говорил. Правда в другом контексте, чтобы она его ПОЧИТАЛА. Самое любопытное, что литературе в рейтинге её жизненных интересов и увлечений отводится место ближе к середине-концу. :D Чего стоит хотя бы такой вопиющий факт: эта милая вредина ДО СИХ ПОР НЕ УДОСУЖИЛАСЬ ПРОЧЕСТЬ МОЙ ГЕНИАЛЬНЕЙШИЙ РОМАН! :P :D :P :P :lol:
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#7 Roja

    Приходящий

  • Приходящие
  • *
  • 10 сообщений

Отправлено: 29 Январь 2007 - 14:41:52

Привет, народ!
РФ - удалось таки дочитать до конца это творение.

Грустно как-то, надеюсь дальше жисть побалует эту девушку.

#8 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 29 Январь 2007 - 20:20:58

Ты знаешь, Roja, в принципе она достаточно волевой, сильный, жесткий и подчас (если вынуждают окружающие или обстоятельства) может быть даже, жестокий человек. Короче, не из тех, кто плачется по любому поводу и плачется вообще. Да и сама считает себя вполне счастливой, говорит, что всё у неё хорошо. Просто... есть люди, в душе которых присутствует какая-то тоска, тревога, которую трудно объяснить, ещё сложнее выразить словами и уж тем более понять "со стороны". До определенной поры это ощущение может дремать и ни в чем не проявляться. Но оно есть и, как только наступит момент, (например, приступ депрессняка по причине любви (необязательно несчастной и безответной - можно взаимной и непонятной) или же так... мировая скорбь) так вот тогда всё ЭТО и хлынет наружу. Чей-то поток это стихи или такие красивые, бессвязные рассказы без сюжета, без героев, без начала и конца. А кто-то начинает подумывать, не загостился ли он в этом мире? :unsure: О ком это я сейчас? :rolleyes: О ней или о себе? Впрочем, разницы ведь никакой, верно? ;)
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#9 Dita Manson

    Элис

  • Пользователи
  • *****
  • 1 315 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: Москва

Отправлено: 29 Январь 2007 - 21:34:52

Прочитала это в не самый удачный период жизни. Как раз тоскливо, ну а в любовь я, боюсь, уже не верю. Навеяло рассказ. Может выложу потом.
Бог умер. Из-за сострадания своего к людям умер бог"

ТЫКАЙТЕСЬ И ФРЕНДИТЕСЬ))))))

ТЫКАЙТЕСЬ И ФРЕНДИТЕСЬ 2))))

#10 Дрон

    The man who sold the Wold

  • Пользователи
  • ****
  • 699 сообщений
  • Из: Казань

Отправлено: 31 Январь 2007 - 14:19:23

Цитата

Но лишнего никто из нас не попросит).
А зря, видно, что девочку мучает неразделенная любовь :rolleyes: :D :) Шучу, конечно.

Цитата

А твое ощущение вполне уместно и объяснимо (т.к. отчасти оно так и есть, как ты говоришь). И оно же (ощущение) - имхо показатель искренности содержания, о котором мы толкуем.
Добавить нечего, все верно.

Цитата

Говорю же, ей это и нафиг не нужно (к некоторому моему сожалению
Я больше чем уверен, что она в реальной жизни говорит так же "красочно", ты просто записывай то, что она говорит "красочного", а потом покажи ей свои записи. Другого способа подстегнуть ее к писательству я не могу предложить. Твоей знакомой мешает скромность.

Цитата

Про Пелевина я ей тоже говорил. Правда в другом контексте, чтобы она его ПОЧИТАЛА.
:) Да уж, бывает же такое! Если человек, который читает немного пишет такие вещи - это талант. Жаль, что некоторые люди "закапывают" свой талант... Иногда им просто лень записовать то, что в голову приходит, а иногда банально свободного времени не хватает.

Отредактировано: Дрон, 31 Январь 2007 - 14:20:39


#11 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 01 Февраль 2007 - 20:11:31

Цитата

А зря, видно, что девочку мучает неразделенная любовь...
В любом случае, не ко мне. :) :lol: А если серьёзно... Любофф есть и она более чем разделенная, но... на взгляд со стороны, что ли, очень-очень необычная, я бы сказал, загадочная. При том, что никаких видимых, объективных препятствий для неё нет. Всё выглядит и впрямь очень странно -- как сюжет абстрактного видеоклипа, снятого на черно-белую пленку. И отдельные картинки из него даже присутствуют в рассказе.

Цитата

Я больше чем уверен, что она в реальной жизни говорит так же "красочно", ты просто записывай то, что она говорит "красочного", а потом покажи ей свои записи. Другого способа подстегнуть ее к писательству я не могу предложить.
Да, знаешь, Дрон, в том-то и дело, что в устной речи склонности к краснобайству и литературно-красивым выражениям я в ней не заметил. :) (Скорее, сам сим грешу ;) ) Мысли выражает ясно и четко, в разговоре, походя, может ввернуть красивую метафору, интересный образ, но не более того.
Пробовал я её подстегнуть к писательству -- хихикает в ответ, вредная :) Не моё, говорит, и тут же рассказывает, что отдельные фразы в приходят в голову как бы ни с того, ни с сего и она складывает слова в своем стиле и записывает на подворачивающихся клочках бумаги, сигаретных пачках, салфетках, а потом они исчезают в суете повседневности и ненасытной бездне космического мусоропровода. Мне почему-то вспомнился один паренёк, которого я знал много лет назад. Чувак потрясно рисовал (а-ля Патрик из ТБ-7 ;) ) - на любые темы и сюжеты: от комиксов собственного производства до модных тогда монстров из мриканского видео типа гремлинов, зубастиков и т.д. Последние у него особенно классно получались. На сыпавшиеся со всех сторон заверения, что ему нужно подумать о развитии таланта, карьере художника и т.п., лишь отмахивался и на полном серьёзе говорил, что мечтает стать трактористом. После чего садился и лениво так, с явным пренебрежением создавал очередной шедевр. Художником он не стал. Трактористом тоже. :)

Цитата

Твоей знакомой мешает скромность.
Это ты, Андрюха, сказал исключительно по незнанию. ;) Передам - вот посмеется над собственной "скромностью" :lol:

Цитата

Если человек, который читает немного пишет такие вещи - это талант. Жаль, что некоторые люди "закапывают" свой талант... Иногда им просто лень записовать то, что в голову приходит, а иногда банально свободного времени не хватает.
Твоя правда, братан, твоя правда. :rolleyes: Особенно сильно понимаешь это, когда сам пыжишься, пыжишься, чтоб выжать какую-нить красивость, а выходит серая убогость, фигня на постном масле ;) :unsure:
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#12 Дрон

    The man who sold the Wold

  • Пользователи
  • ****
  • 699 сообщений
  • Из: Казань

Отправлено: 03 Февраль 2007 - 12:52:19

:D

Цитата

необычная, я бы сказал, загадочная. При том, что никаких видимых, объективных препятствий для неё нет
Иногда такое бывает любофф вроде и есть, а вроде и нет. Пример:

- Ты его любишь?
- Да, люблю...
- А за что (почему) ты его любишь?
- Не знаю привыкла... наверное.

Цитата

Не моё, говорит, и тут же рассказывает, что отдельные фразы в приходят в голову как бы ни с того, ни с сего и она складывает слова в своем стиле и записывает на подворачивающихся клочках бумаги, сигаретных пачках, салфетках
Был у меня похожий знакомый, он стихи списал... Тоже писал когда ему было плохо. Я сначала удивлялся почему у него все стихи озаглавлены номерами (№1, - № 40 и тд) он их просто записывал и забывал. Дело в том, что для таких людей творчество - всего лишь средство для того, чтобы "выбрасывать" мысли, "тяжелые" мысли и забывать про них. Я думаю, (опять рискую промахнуться) если ты попросишь ее процитировать по памяти несколько строчек из данного произведения, то услышишь максимум две-три строчки.

Цитата

Это ты, Андрюха, сказал исключительно по незнанию.  Передам - вот посмеется над собственной "скромностью"
:) Просто попытался провести паралели между героиней рассказа и автором, наверно зря.

Еще один вопрос (некоректный)... Сколько лет твоей знакомой? Просто если она младше тебя, то такие "красивости" могут быть обусловленны юношеским максимализмом. Просто когда в этом возрасте люди начинают говорить о смерти и о том, что жизнь - дерьмо, они сразу кажутся (прежде всего сами себе) мудрее, философичнее что ли. Правда это обычно заканчивается вместе с юностью. Но скорее всего это не про твою знакомую, как я понял, вы с ней примерно одного урожая.

#13 @ndrew

    Ученик

  • Пользователи
  • **
  • 92 сообщений
  • Из: Питер

Отправлено: 03 Февраль 2007 - 15:01:54

Цитата

Образный язык очень хороший, ей бы стихи писать. А вот для прозы чересчур тяжеловесно и перегружено, особенно первый абзац, порой вообще переслащено. За всеми этими красивостями смысл теряется.
пожалуй, именно это я бы и хотел сказать. Вроде и красиво, но тяжеловато для переваривания, если честно. :D

#14 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 03 Февраль 2007 - 21:02:50

Цитата

Иногда такое бывает любофф вроде и есть, а вроде и нет. Пример:

- Ты его любишь?
- Да, люблю...
- А за что (почему) ты его любишь?
- Не знаю привыкла... наверное.
Согласен, пример типичный, но тоже не для этой ситуации. Дело в том, что они с этим человеком живут в разных городах и
привыкать/надоедать друг другу не могут чисто технически.

Цитата

Дело в том, что для таких людей творчество - всего лишь средство для того, чтобы "выбрасывать" мысли, "тяжелые" мысли и забывать про них.
В десятку! ;)

Цитата

Я думаю, (опять рискую промахнуться) если ты попросишь ее процитировать по памяти несколько строчек из данного произведения, то услышишь максимум две-три строчки.
Отличная идея! Нужно будет попробовать :D

Цитата

Просто попытался провести паралели между героиней рассказа и автором, наверно зря.
Ну, почему же - паралели есть. Рассказ-то - практически дневник, помнишь? ;) А что героиня текста производит впечатление скромного человека? В чем это выражается? :D

Цитата

Еще один вопрос (некоректный)... Сколько лет твоей знакомой?Просто если она младше тебя, то такие "красивости" могут быть обусловленны юношеским максимализмом. Просто когда в этом возрасте люди начинают говорить о смерти и о том, что жизнь - дерьмо, они сразу кажутся (прежде всего сами себе) мудрее, философичнее что ли. Правда это обычно заканчивается вместе с юностью. Но скорее всего это не про твою знакомую, как я понял, вы с ней примерно одного урожая.
Ей - 20, мне - 29. Хотя иногда мне кажется, что на самом деле ей больше. Во всяком случае в процессе общения я ни разу не почувствовал какой-то чисто детской наивности, граничащей с глупостью - что на самом деле характерно для людей в таком возрасте. Когда человеку кажется, что он знает об этой жизни всё, хотя на самом деле он не знает ничего. (Разумеется, пытаться доказать ему сие - пустой труд и риск лишь разругаться). Так вот, этого нет...
Напротив - она очень честный перед собой и самокритичный человек. Например, не терпит лести от подруг (влияние и лидерство среди которых заметно со стороны с первого взгляда), когда те, чисто по-дружески готовы поддержать и оправдать любой, даже заведомо неправильный шаг. Она говорит: "Иногда я ведь и сама понимаю, что натворила черт знает что. А они (подруги), мол, молодец, Юленька, так и надо. В то время, как на самом деле должны "встряхнуть" и сказать в лицо: "Дура, что ты делаешь?". в общем, максимализм если и остался, то в минимальном количестве. :D ;)
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"





ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика