Перейти к содержимому



Вова, который хотел стать плохим


Ответов в теме: 5

#1 @ndrew

    Ученик

  • Пользователи
  • **
  • 92 сообщений
  • Из: Питер

Отправлено: 18 Январь 2007 - 23:33:47

ОТ АВТОРА

Здравствуйте! С замиранием сердца выкладываю на этом форуме свое второе произведение. Предупреждаю, что имеется мат, так что на любителя. Очень жду ваших отзывов, критики, советов и наставлений.

Надеюсь, вам понравится... :D


Вова, который хотел стать плохим

«Ни одно доброе дело не останется безнаказанным» - так сказал как-то раз на лекции преподаватель математики Вовы. К чему он это сказал, никто уже не помнил, точно также, как никто не помнил, что он эту фразу вообще говорил. А вот Вове надо было бы запомнить, но откуда ж ему тогда было знать. Тогда ему было не до этого. На той лекции он думал о своей одногруппнице Кате, которой, к слову сказать, в аудитории не было. На лекции по математике ходили только ботаники. Да-да, наш герой Вова был самым настоящим ботаником в обычном питерском вузе.
А вот Катя была другой. Она была чертовски красива: длинные светлые волосы, голубые глаза и прекрасная фигура. О ней мечтали многие, и Катя это знала. Она знала себе цену и знала, что нужно ей.
Но вот однажды судьба сделала Вове подарок. Впрочем, считал это подарком только Вова, а на самом деле было далеко не так. Но обо всем по порядку.
Итак, подошло замечательное зимнее время, именуемое в народе просто и лаконично - декабрь. Декабрь для студентов горячая пора. В январе начнется сессия, а в декабре большинство студентов в панике сдают все свои так называемые «хвосты». У Вовы никогда особых проблем с учебой не было, и этот семестр исключением не стал. Но вот проблемы были у Кати, и девушка вынуждена была обратиться к Вове за помощью. Вова, со свойственным ему ботаническим энтузиазмом доверчивого пай-мальчика, согласился.
Катя пригласила его домой помочь ей по учебе и, как говорится, чаю попить (не оставит же милая девушка своего гостя голодным). Ну, по учебе, конечно, Вова помог, да и чай попили. Вот только кроме чая ничего и не было. Ах да, вру, еще печенье было «Юбилейное». Но не более того! Робость Вовы не позволила ему завести разговор на какую-нибудь тему, не касающуюся учебы или компьютеров (да, еще Катя попросила Вову разобраться с ее компьютером, который упорно не хотел проигрывать фильмы). Ну а Кате от Вовы ничего кроме типовиков нужно не было, потому застенчивость гостя была ей только на руку. Катя знала как вести себя с ботаниками и добиваться от них желаемого.
Спустя неделю Катя даже перестала с Вовой здороваться. Не сказать, чтобы для Вовы это стало сильным ударом, скорее он ожидал подобного отношения. Вове оставалось только ругать себя за свой застенчивый и нерешительный характер, с которым он ничего не мог поделать, да уповать на чудо, что когда-нибудь на него обратит внимание прелестная девушка и полюбит его таким, какой он есть.
Когда все вроде успокоилось и вернулось на круги своя, произошло еще одно событие, круто изменившее направление вектора жизни Вовы. Как легко может догадаться любезный читатель, не одна Катя нуждалась в доблестной ботанской помощи в виде решения типовиков. Но, на сей раз, к Вове обратилась не симпатичная девушка, а крутой пацан Санек. Санек был слишком крут, циничен и высокомерен (по его собственному признанию), чтобы решать математику. Да и вообще, учеба была для него лишь обузой. Понятное дело, что ботанического энтузиазма пай-мальчика, который бил через край у Вовы, когда он помогал Кате, в данном случае уже не было. Но свою роль сыграла другая слабая сторона характера Вовы – его безотказность. Ну не мог он никому отказать. Не мог сказать «нет». И он помог, пусть и нехотя.
Санек приехал в Питер из Мурманска. Учился он на деньги богатого отца. На эти же деньги снимал квартиру. Все в группе понимали, что знаний и интеллекта Санька достаточно будет разве что для учебы в ПТУ, но никто вслух ему этого сказать не мог. Уж больно страшная была его морда лица, не омраченная интеллектом (именно так характеризовали физиономию Санька преподаватели в разговорах между собой).
Вова, сделав трижды проклятые им работы Санька, хотел уже было перевести дух и спокойно углубиться в получение знаний из книг, как вдруг случилось нечто странное. Ну, почти чудо! Если Катя стала нагло игнорировать нашего героя (Вова хоть и был странным парнем, но слух у него был в порядке, и он слышал насмешки Кати и ее подруг за своей спиной, предпочитая при этом делать вид, что не замечает), то Санек проникся к Вове уважением. Строго говоря, конечно, Санек вообще никого не уважал, но что-то похожее на уважение к Вове он испытывал, а это уже многое значило. Как бы там ни было, но общаться Санек с Вовой стали намного больше чем раньше. Поначалу это напрягало Вову, так как Вова не понимал, всерьез ли Санек хочет с ним дружески общаться или же это все какие-то издевательства, или общение в корыстных целях. Но вскоре Вова понял, что больше общаться ему в своей группе просто не с кем, а потому Санек оставался единственным его товарищем.
За время общения с Саньком, Вова не изменился. Он по-прежнему оставался все тем же ботаническим пай-мальчиком в очках (которые он старался лишний раз не надевать и ненавидел всей душой), скромных серых брючках и застиранном плешиво-синем свитере. Но он хотел меняться. Санек всегда с особой гордостью говорил о том, какой он плохой и какие нехорошие поступки в жизни совершал. И Вова понимал, что в этом и была философия жизни и секрет бодрости и самоуверенности Санька. Санек был плохим. И Вова тоже хотел стать плохим. Хотел, но не мог. Уж больно долго он был ботаником. Однако искорку надежды в сумерках его мечтаний о лучшем будущем знакомство с Саньком все же зажгло.
А жизнь не стояла на месте. Прошла зачетная неделя, на которой и Вова и Санек получили все необходимые зачеты. Прошел Новый Год. У Вовы он прошел кисло, как всегда. И близилась сессия. Но тут случилось то, что случилось. Такого поворота еще месяц назад Вова и представить себе не мог.
Был вечер третьего января. Четвертого должна была быть консультация по физике. Вова готовил вопросы. Наверное, он был единственным во всей группе, кто готовил какие-то там вопросы к преподавателю. Но его мирная подготовка была нарушена звонком Санька на мобилу.
- Вован! Как жизнь? – бодро поприветствовал Вову Санек.
- Да нормально вроде, - неуверенно ответил Вова.
Что-то подсказывало ему, что лучше бы он трубку не брал. Первое, что подумал Вова, было то, что Санек звонит за помощью по учебе. «Блин, нужно от него отделаться!» - подумал Вова. Но его мысли полностью разнились с тем, что Вова делал. Вова не мог послать Санька куда подальше и спокойно продолжать готовиться, просто не мог.
- Вован, заходи в гости, дружище!
Этого Вова не ожидал. Он понятия не имел, как добираться до Санька. Да и вообще, вечером ехать черт знает, куда ему не хотелось, а посему Вова попытался отмазаться, раз уж послать открыто своего нового приятеля он не может.
- Санек, я занят. Завтра ж консультация!
- Занят? Какая нахуй консультация! – нарочито пренебрежительно протянул Санек. - Че, правда, завтра?
- Да.
- Ну и х*й с ней, забей!
- Не, не могу.
- Не заставляй тебя уговаривать! Мужик ты или не мужик! Давай-давай, без вопросов.
Попытки отмазаться не увенчались успехом, а сказать «нет» Вова никогда не умел. Так получилось и на этот раз. Пришлось соглашаться. Да и в последнее время Вова стал склоняться к мысли, что, ведя такой образ жизни, какой он вел, можно всю жизнь провести в четырех стенах. Узнав адрес Санька, Вова отметил про себя, что это очень близко к дому Кати.
В спальный район, где жил Санек, Вова добрался в девять вечера. Еще полчаса потребовалось, чтобы отыскать его дом в массиве однотипных панельных многоэтажек. Всю дорогу до дома Санька Вова ругал себя самыми последними словами, которые стеснялся произносить вслух. Войдя же в подъезд дома Санька, Вова попытался успокоить себя мыслью о том, что долго он здесь не задержится. Однако тревога все равно оставалась, и ничего с этим Вова не мог поделать.
Санек встретил Вову на пороге своей квартиры с веселым настроением – сразу было понятно, что порядочно выпил горячительных напитков. В квартире, которую Санек снимал со своим приятелем (сам он приехал учиться в Питер с Севера) никого кроме Санька не оказалось. Впрочем, нет, оказалась еще водка. Сколько ее точно было, Вова так и не сумел прикинуть, но на двоих этого точно было многовато.
Нетрудно догадаться, что Санек быстро уговорил Вову помочь ему распить бутылочку. Ну а Вова… Вова не умел отказывать.
Первая же стопка чуть было не заставила Вову биться головой о стену. Он скорчил такую гримасу, что Санек заржал, как лошадь.
- Что жжет? – посмеялся Санек.
- Ага, - переведя дыхание, ответил Вова.
- То ли еще будет. Давай по второй!
- Не, ты чего, да я….
- Вован! Ты че, Вован?! Мы ж тока по одной пока! – подбадривал Вову Санек.
После коротких уговоров Вова согласился. И вы сами знаете, почему он согласился. Правильно, не мог сказать «нет».
После ничтожного количества выпитого (по меркам Санька) алкоголя, Вова почувствовал себя уже намного более уютно, и тревога, мучавшая его всю дорогу до дома Санька, хоть и не исчезла, но отошла на второй план. Ну а потом все превратилось для Вовы в карусель. Он не знал, сколько и чего пил, но, как ему показалось, пил он много. Понятное дело, что на самом деле это было не так. Про часы Вова забыл. Треп Санька он тоже перестал воспринимать, тупо уставившись в пол. Хотя слово «бабы», с особым смаком и цинизмом прозвучавшее из уст Санька в какой-то бесконечно тираде черт знает о чем, заставило Вову вспомнить о Кате. Вова вспомнил о ней и тут же ощутил себя самым настоящим неудачником. Стопроцентным лузером. Санек казался ему теперь супер-счастливчиком, мега-отцом и Богом в одном лице, ведь он так смачно произносил слово «бабы». Вова снова подумал, что хотел бы хоть на день-другой поменяться с Саньком местами и побыть плохим. Впрочем, он вполне осознавал, что быть таким, как Санек, все же перебор. Но и оставаться прежним не хотелось. Но вот где эта золотая середина Вова не знал. «Впрочем, если уж выбирать из крайностей, то лучше быть плохим парнем, чем хорошим и безобидным мальчиком!» - подытожил про себя Вова.
- Вован! Вован, не грусти! – вдруг донеслось до Вовы.
- Я и не грущу!
- Да ладно тебе, - Санек шлепнул Вову по плечу. – Я ж вижу!
Вова опустил глаза и посмотрел на чуток недопитую бутылку водки. В очередной раз он отметил, что никогда еще столько не пил. Никогда. Эта мысль повторялась и повторялась у него в голове, как заевшая пластинка.
- Тебе ж нравится Катька, я ж знаю! Но она подло поступила с тобой.
- Отстань, - едва слышно произнес Вова. Он уже начал обдумывать, как добираться до дома в таком состоянии. Он чувствовал дискомфорт и очень жалел, что позволил уговорить себя приехать сюда.
- Не грузись ты, епт! – проорал над самым ухом Санек.
Но Вова уже слабо понимал смысл слов Санька. Впрочем, Санек и сам не особо понимал, что говорил.
- Знаешь что! – Санек со всей дури шлепнул Вову по спине.
Тут Вова как будто очнулся и мутным взглядом посмотрел на Санька. Санек продолжил:
- Вова, пойми одну вещь, - тон Санька показался Вове каким-то слишком уж нарочито доверительным. – Девушкам нравятся плохие парни. Это только в детском саду нам говорят, что мы должны быть хорошими мальчиками и вести себя правильно, епт. Никакой нормальной бабе нахер не нужен правильный мальчик. Они, б***ь, так и будут пользоваться тобой, а когда им твоя помощь не нужна будет, то, суки, даже в сторону твою не посмотрят. Сечешь, о чем я? Или ты думаешь встретить какую-нибудь дуру, которой нужен правильный мальчик? Вот и встретишь именно дуру, с которой стыдн будет по улице пройти, уж поверь. Вован, я тебе только добра желаю. Ты мне помог, поэтому я знаю, что ты нормальный пацан. Ты помог мне, а я помогу тебе.
Вова хотел что-то сказать, но сказать было нечего. Он вдруг пришел к выводу, что Санек прав. Вова и сам часто рассуждал также как Санек, но поделать с собой ничего не мог. Его всегда обижали, он всегда был одиночкой.
Иногда Вова думал, что может, отец не воспитал в нем мужских качеств, не сделал из него сурового мужчину, способного постоять за себя и свои убеждения. Отец Вовы был менеджером среднего звена, довольно спокойным и миролюбивым человеком. Возможно, что даже слишком спокойным и миролюбивым, как казалось Вове. Спортом отец Вовы не увлекался, а посему никакой любви к спорту не было и у сына. Вообще же, они мало общались с отцом на житейские темы.
С матерью дела обстояли примерно так же. Мать Вовы работала бухгалтером и сыну особого внимания не уделяла в последние годы. Друзей у Вовы никогда особо не было. Родители, видя это, думали, что все решится само собой и отсутствие друзей – это временное явление. Они оказались не правы. Вова лишь не на долгое время сходился с такими же изгоями, как и он.
Как только Вова появился в институте, то сразу попал в касту ботаников - наивных и не разбирающихся в житейских вопросах тихонь, вечно витающих в облаках.
«Стоп! Парень, хватит грузиться!» - скомандовал сам себе Вова. Но поток воспоминаний и умозаключений, к которым приходил Вова в часы горестных раздумий, отказывался подчиняться командам разума, заполоняя собой все сознание опьяневшего Вовы. Вова не смог бы точно сказать, сколько времени он молча сидел, уставившись в пол и думая о всей своей прожитой жизни.
Санек тем временем не замолкал. Однако, заметив, что Вова его уже не слушает, решил направить все свои на то, чтобы растормошить загрузившегося собутыльника.
- Мы ее убьем нахер! – проорал Санек.
Вова вздрогнул, и легкий холодок пробежал по всему его телу. «Катя, это он о Кате?» - недоуменно спросил сам у себя Вова. «Да, о ней!» - тут же сам себе и ответил.
- Что? – тихо спросил Вова.
- Я сказал, что мы убьем эту суку! Ты же этого хочешь, она же тебя…
- Нет, – робко возразил Вова.
«О Боже, что же происходит! Я пьян, мы оба пьяны. Мы несем какой-то бред. Это может очень плохо кончиться. Хуево может кончиться! Хуево!» - говорил себе Вова. Он испугался. Он испугался слов Санька. Разум, казалось, наконец, начал возвращаться из заоблачных далей, в которые его загнал алкоголь. Вова знал, что должен возразить. Он не позволит этому дылде делать все, что ему захочется. Он должен повести себя храбро. Первый раз в жизни повести себя храбро! Он, конечно, и раньше пытался вести себя храбро и мужественно, но то было еще в детском саду и начальных классах. Тогда это не увенчалось успехом. Но вот его второй шанс. Надо!
- Нет! Я тебя самого, б***ь, мудака, на тот свет отправлю! – взревел Вова и попытался схватить за горло Санька. Ничего лучше, кроме как хватать за горло он придумать не сумел.
Но Санек ловко перехватил его руку и быстрым движением (Вова с удивлением отметил про себя, что, несмотря на выпитое, Санек все еще может драться) вывернул ему кисть руки. Боль пронзила всю руку, и Вова застонал как обиженный ребенок.
- Спокойствие, Вован, - ухмыляясь, проговорил Санек. – Ты чего? Я ж пошутил.
- Пустииии, - почти шепотом проговорил Вова.
Санек отпустил Вовину руку. Теперь уже Санек продолжал намного спокойнее, как будто выпил всего пару кружек пива.
- Но все-таки согласись со мной, ее надо проучить. Я знаю, где она живет, не случайно я о ней заговорил. Это всего пару кварталов.
- Просто поговорить?
- Да, Вован! б***ь должна знать свое место.
- Давай не сейчас.
- А когда? Именно сейчас, пока эта сука не почувствовала свою полнейшую безнаказанность. Ты согласен.
- Нет.
- Вова, - Санек дружески положил руку на плечо Вове. – Не будь лохом! Покажи себя, покажи свой характер, иначе так всю жизнь и будешь мыкаться, а такие вот бляди будут тобой пользоваться, как хотят. Пацан, так нельзя!
Вова неуклюже поднялся со стула и попытался сделать шаг в направлении двери.
- Мне пора, - попрощался он с Саньком.
- Ты прав! Пора идти!
- Нет, я домой!
Внутри Вовы снова все похолодело от одной мысли, что он вместе с пьяным Саньком завалятся домой к Кате и будут что-то «объяснять». Чем подобные «объяснения» могут закончиться, он даже боялся предполагать. Он уже в сотый раз проклинал себя за то, что пошел в гости к Саньку.
Но было поздно. Санек на удивление легко поднялся, подошел к Вове, подтолкнул его в направлении прихожей, и через три минуты они вышли из подъезда. Санек оделся довольно быстро, а вот Вове потребовалось много времени, чтобы застегнуть проклятую молнию на своей куртке и кое-как завязать шнурки на ботинках.
«Как же я шатаюсь! Пиздец! Как мне хреново!» - подумал Вова и в следующее мгновение окропил свежевыпавший белый снег своей блевотой.
- Ну что, полегчало? – деловито спросил Санек, словно сам не пил ни грамма.
- Мммм… вроде, - промычал Вова.
- Тогда пошли, да побыстрее, пока она спать не легла. Она сейчас одна.
- Мне домой надо.
- Ты уже все равно не успеешь уехать. Останешься у меня. Так что предупреди родителей, что не приедешь сегодня.
- А откуда ты знаешь, что она одна?
- Я звонил ей только что.
- К-когда ты успел? – изумленно спросил Вова, так как был уверен, что все время видел Саню, и позвонить Кате он не успел.
- Уметь надо! Мы парни вятские хватские.
- К-какие?
- Поговорка такая, - усмехнулся Санек.
«Черт, неужели он нихрена не пьян?» - удивлялся про себя Вова. Дальше они молча шли по дворам спального района среди нависающих со всех сторон, словно скалы, многоэтажных домов. Вова плелся позади бодро вышагивающего Санька, иногда корректируя свою траекторию, когда Санек говорил «сюда».
По пути к дому Кати Вову посетила страшная мысль о том, что они могут наткнуться на милицию. А если не на милицию, то на гопоту. Вова старался гнать от себя подобные мысли. Еще он понял, что домой попадет в лучшем случае утром следующего дня, так как добраться до дома в таком состоянии ему было не под силу.
- Почти пришли Вован. Вон тот подъезд! – Санек показал на подъезд рукой. Вова осмотрелся вокруг и понял, что ничего не узнает, хоть и бывал здесь один раз. Буквально за пятнадцать метров до двери подъезда угрожающе клубился пар, подымающийся из ямы. Яма ничем не была огорожена, и Вова подумал, что запросто мог бы в таком состоянии упасть в яму, если бы Санек не стал показывать ему подъезд. Они осторожно обошли опасную яму и вошли в подъезд. Повезло, что кто-то выходил из подъезда, и парни проскочили внутрь, не прося по домофону открыть им двери. Гарантии, что Катя откроет, не было. Выходивший из подъезда человек не стал интересоваться, куда идут парни. Впрочем, в данном случае о везении говорить не приходится – самое плохое было впереди.
Войдя в подъезд, Вован снова почувствовал приступ тошноты, но, на сей раз, ему с трудом удалось удержать все внутри. Они сели в лифт и поднялись на нужный этаж. Только сейчас Вова почувствовал, как кружится у него голова.
Далее все развивалось для Вовы с какой-то калейдоскопической быстротой и непонятностью. Звонок. Она открыла дверь. Где-то слышен приглушенный лай собаки. Вова вспомнил, что у Кати есть собака. Санек что-то говорит, а Вова ни слов не понимает. Пытается с ней здороваться, что-то бормоча себе под нос. Так и не понял, ответила она ему или нет. Санек что-то ей кричит. Бах! Санек кулаком бьет Катю по лицу. Бах! Снова бьет. Она отлетает к стенке, падает. Он снова бьет. Она закрывает лицо. Он бьет. Она кричит. Бьет. Кричит. До конца не осознавая, что делает, Вова бросился на Санька сзади. Тут же получил глухой удар локтем в челюсть, отлетел в сторону и ударился о стену. Желудок словно подпрыгнул к самому горлу – это подступила блевота. Вову вырвало. Он медленно осел, теряя сознание. Темнота и кружение. Кружение и темнота. Он словно падал. Это проклятое кружение никак не останавливалось. Все куда-то уплыло. Вова просто кружился в темноте.
- Вовка! Вован! – всплыл откуда-то издалека голос. – Вова!
Вова не понял, кто это.
- Мммм, - промычал он в ответ.
- Вова, твою мать! – услышал он крик над самым ухом.
Санек! Он узнал, это был Санек. Вова открыл глаза, и его мутному взгляду предстало расплывчатое лицо Санька.
- Пей! – сурово сказал Саня.
Прежде чем Вова опомнился, Санек засунул горлышко бутылки водки ему в горло, и паленая гадость хлынула в рот Вове. Вова, вопреки своему желанию, сделал два больших глотка, а потом кое-как убрал бутылку в сторону от лица.
- Вставай, пора уматывать нахуй! Слышишь! Вставай! – в голосе Санька звучал неподдельный испуг.
Вова попытался найти опору, чтобы подняться, но не сумел. Тогда Санек схватил его за руку и мощным рывком поставил на ноги. Вова огляделся. Он был с ног до головы в блевоте, но отряхнуть себя был не в силах. На стенах и на полу тоже остались следы пребывания Вовы.
- О Боже! – взревел Вова.
На полу без движения лежала Катя. Она лежала в луже собственной крови. Голова была разбита и на светлых волосах ужасающе четко выделялась кровь.
- Ты ублюдок! – заорал Вова. – Сука, ты убил ее.
Он попытался наброситься с кулаками на Санька, но тот ловко нейтрализовал активность Вовы, заломив ему руку. Санек прижал Вову лицом к стене и прошипел:
- А ты соучастник!
- Пшшшел ты!
- Не надо так, - еще более зловеще прошипел Санек. – Все говорит о том, что ты мне помог.
Только что выпитая водка сильно дала в голову, и Вова почувствовал, что теряет сознание. Но Санька это не особо волновало.
- Эта сука мне тоже не дала, вот и поплатилась, - продолжал Санек. – Нас никто пока не видел, но раскрытая дверь – это нехорошо. Так что мы можем либо закрыть ее и остаться здесь, дожидаясь ее родаков, а потом и ментов, либо валить отсюда, да побыстрее.
- Она мертва? - почти плача спросил Вова.
- Похоже. Хочешь проверить? – надменно спросил Санек.
«О Боже, что я натворил. Я сплю, я сплю, сплю!» - повторял про себя Вова. Но это был не сон. На полу лежала Катя. И она не двигалась. А еще много крови было, очень много. Теперь Вова понял, почему Санек потащил его сюда. Катя ему «не дала». Он так многозначительно говорил «бабы», а Катя его обломала.
Тут Вова услышал лай собаки. Лай доносился из-за двери. Катя не подпускала своего ротвейлера к гостям. Зря. Ротвейлер бы спас ей жизнь. Сейчас собака чуяла что-то неладное, отчаянно скреблась в дверь и громко лаяла. Вова с ужасом представил, как здоровая махина прыгает на него и грызет его горло.
- Может, ты хочешь искусственное дыхание сделать? – тем же надменным тоном осведомился Санек.
- Отпусти меня! – по-простецки наивно взмолился Вова.
- Ну, нет, братан. Я должен быть уверен, что ты не наделаешь глупостей.
Вова заплакал. Заплакал так, как плакал в детском саду, когда его обижали.
- Не реви, твою мать! Заруби себе на носу вот что!
- Что?
- *ля, я не хотел этого! Я не псих, убивать людей направо и налево. Она сама виновата, так получилось.
- Ты псих! Ты сядешь в тюрьму!
- Ну, нет! Оба сядем, сука! – взревел Санек.
- Неееет, - простонал Вова.
- Да! Да, твою мать! Сядем. Но можем не сесть. Мы можем уйти и все! Ты понял? Уйти!
Санек вытолкнул Вову из квартиры на лестничную площадку. Вова потерял равновесие и кое-как оперся о стену. Санек подхватил его (ноги Вовы уж просто волочились по полу) и затолкал в лифт.
Двери лифта шумно закрылись, и кабинка двинулась вниз. Из-за ужасной духоты и того, что Санек прижал его к стенке на всякий случай, Вова практически не мог дышать. Он отчаянно пытался вздохнуть полной грудью, но ничего не получалось. Сопротивляться Саньку Вова был просто не в силах.
«Как я влип! Господи, помоги мне! Я ведь не заслужил!» - молча молился Вова. Его мечты о том, чтобы стать плохим казались ему сейчас донельзя идиотской. Он знал одну важную вещь – все могло бы кончиться, если бы он сказал «нет». Он не раз мог сказать нет, но так и не сделал этого. Ничего бы не началось, если бы он просто отказался сюда ехать. А еще лучше было бы, если бы он отказал Саньку в помощи по учебе. Жил бы себе в своем маленьком мирке, пусть даже не был бы счастлив. Ведь счастье – понятие относительное. Сейчас Вове его прежняя жизнь не казалась сирой и убогой. Но он сам не приложил никаких усилий, чтобы сохранить свой мирок, позволив Саньку в него ворваться и разрушить.
«Господи, о чем я только думал? О чем? За что мне это? Я знаю, я виноват! Но это слишком жестоко!» - молча плакал Вова. Вова понял, что судьба, несмотря на то, что он два раза не смог сказать «нет» (первый раз – когда Санек просил помощи, второй раз – когда Снек позвал в гости), давала ему все новые и новые шансы исправиться. Но он не сказал «нет» и когда Санек хотел идти к Кате, и когда они пришли…. И когда Санек убил Катю. Вова с ужасом осознал, что его нерешительность и робость навредили не только ему, они сыграли роковую роль.
- Я ничтожен! Я ущербный человек! Я не хочу так жить! – охрипшим голосом стонал Вова, но Санек не обращал никакого внимания на его слова. Санек сам еле стоял на ногах, так же как и Вова, погрузившись в свои раздумья.
Блевота подступила к горлу Вовы. Санек, поняв все без слов, отпрянул, но избежать попадания на себя зловонного содержимого желудка Вовы ему не удалось. Вова, в отличие от Санька, даже не пытался отряхиваться.
Еле-еле Санек вытолкнул Вову из подъезда. Тут Вову снова вырвало, и он упал на колени. Вова уже не слышал слов Санька, в ушах звенело. Санька тоже вырвало.
Он попытался пойти за Саньком, который пошел впереди. Санек уже сам еле передвигался. Вова его ненавидел. Ненавидел его так, как никого и никогда не ненавидел. Но ненависти и злобы своей Вова абсолютно не боялся. Тут Вове показалось, что это кто-то свыше все это устраивает, испытывает его. Кто-то хочет, чтобы он, наконец, сказал «нет». Вова решил, что этим «нет» станет убийство.
Вова хотел убить, но понимал, что силы не равны. «Сука, ты сдохнешь! Пусть даже ценой моей жизни!» - подумал Вова и, выжимая последние силы, двинулся на маячившего впереди Санька. Но тут произошло то, чего несколько минут назад боялся Вова. Санек, неровно двигаясь по дорожке, вдруг исчез. Вова не сразу сообразил, что произошло. Только что Санек был пред ним, а тут бац, и его нет. Впереди Санек отчаянно вопил, попав в западню, но Вова не слышал этих воплей. Пройдя еще пару метров, Вова ощутил жар от пара, поднимавшегося из ямы, в которую он чуть не угодил, пока они шли к дому Кати. Туда-то и угодил Санек. Выбраться из ямы бывший Вовин приятель был не в силах. Он истошно кричал, но до Вовы его вопли почти не доносились.
Вова отшатнулся от ямы, с удовлетворением подумав, что сукин сын теперь за все заплатит. Его уже меньше тревожило, что будет завтра.
- Сууууука, п***а тебе! Сдохнииии! – проорал Вова. В ту же секунду изо рта его хлынула блевотина, перемешанная с кровью. Вова сделал два неуверенных шага и рухнул в сугроб, потеряв сознание еще до того, как его тело коснулось снега. Он так и не проснулся. Вовин организм не выдержал паленого алкоголя. Его сердце остановилось чуть позже, чем у его сварившегося заживо приятеля.
Ни Вове, ни Саньку не суждено было узнать, что Катя осталась жива. С черепно-мозговой травмой она была доставлена в больницу, где ей была оказана помощь. После этого случая, она два года не встречалась с парнями, ограничив свой вечерний досуг чтением книг и просмотром телевизора.

#2 Дрон

    The man who sold the Wold

  • Пользователи
  • ****
  • 699 сообщений
  • Из: Казань

Отправлено: 19 Январь 2007 - 14:35:22

Цитата

Предупреждаю, что имеется мат, так что на любителя
Чувствую, опять будут разговоры насчет целисобразности мата... Я промолчу.

Собственно о рассказе...

Цитата

А вот Вове надо было бы запомнить, но откуда ж ему тогда было знать. Тогда ему было не до этого.
Три раза "было"... даже четыре, потому что Кати тоже не было

Цитата

А вот Катя была другой. Она была чертовски красива:
Тоже самое с "была"...
Хотя различные вариации глагола "быть" встречаются довольно часто. Может, это такой авторский ход?
Все что происходило в доме Санька написано очень хорошо, мне понравилось. Только...

Цитата

Вова плелся позади бодро вышагивающего Санька, иногда корректируя свою траекторию
... "движения" надо добавить...
Да и остальное тоже написано хорошо. Весь рассказ читается на удивление легко. Особенно удался образ Вовы. Думаю каждый узнает в Вове своего знакомого или бывшего одноклассника.

Позволю себе кое-что тебе посоветовать... Все-таки, мне кажется, не решились бы эти два "друга" на такой поступок, какими бы они не были пьяными. Я бы для полной картины последний абзац заменил на другой... Как-будто Вова просыпается или приходит в сознание в квартире Санька (под крики Санька:"Вован, очнись! Ты че меня пугаешь?!" и тд) и весь разговор о Кате и поход к ней домой, были его бредом, вызванным черезмерной дозой "принятого", бредом, который показал самому Вове его потаенное желание мести... Но это только мое предположение развития сюжета, не более того.

Короче, рассказ мне понравился "+" тебе!

#3 @ndrew

    Ученик

  • Пользователи
  • **
  • 92 сообщений
  • Из: Питер

Отправлено: 19 Январь 2007 - 16:00:45

Спасибо за "+" и за верную критику. Указанные ошибки обязательно учту и буду внимательно следить за такими мелкими, на первый взгляд, вещами (которые по сути и являются самым важным в рассказе, т.к. я убежден, что именно стиль изложения решает успех произведения, а не сюжет) :lol: Насчет концовки, то лично я не люблю такой подход, что все герою приснилось (довольно часто встречающийся в литературе ход). Мне кажется, что это немного обманывает читателя, обламывает его, если угодно. Но это только мое мнение.

#4 Дрон

    The man who sold the Wold

  • Пользователи
  • ****
  • 699 сообщений
  • Из: Казань

Отправлено: 19 Январь 2007 - 16:45:21

Цитата

Мне кажется, что это немного обманывает читателя
Стремление даже с читателями быть честным достойно похвалы :lol: Но, просто, мне не вериться в такое резкое превращение ботаника в убийцу, тем более влюбленного ботаника. Тут совсем иная ситуация нежели в "Мачехе" (хотя не знаю можно ли сравнивать эти два произведения, скорее всего, нет) Да, Катя поступила с Вовой плохо, но Вова, наверняка, продолжает ее любить своей тихой "ботанической" любовью. Да и почему Санька - сын богатого отца, ребенок рано познавший свою цену в обществе, пошел на убийство? Он, действительно, мог убить ради настоящего друга, но то, что Вовка-Ботаник стал для Санька, котрый "вообще никого не уважал" лучшим другом - это вряд ли. Только не считай все написанное одной большой придиркой, я лишь сопоставляю персонажей с фактами.

Отредактировано: Дрон, 19 Январь 2007 - 16:49:24


#5 @ndrew

    Ученик

  • Пользователи
  • **
  • 92 сообщений
  • Из: Питер

Отправлено: 19 Январь 2007 - 17:05:14

Ну Вова не убивал. Он пытался помешать, но Санек оказался сильнее. И Санек убивал не только и не столько из-за Вовы, сколько из-за того, что Катя ему тоже отказала когда-то (в тексте это упоминается). Санек же по моей задумке - отморозок. Такие тоже стали в институтах не редкостью, т.к. за деньги их туда принимают, и они доучиваютя до самого конца и дипломы получают. Но даже он не ожидал такого... он был в состоянии аффекта.
Конечно, случай убийства - крайний и редко встречающийся, согласен (поэтому я и оставил Катю в живых). Реалистичность всего происходящего, конечно, под вопросом, я с тобой согласен. Но может именно это и сможет задеть читателя - когда действия персонажей приобретают иррациональность (в меру, конечно, иррациональность должна быть).

P.S.
Эх, жаль что для того, чтобы "+" поставить, мне надо 150 постов... :lol:

Отредактировано: @ndrew, 19 Январь 2007 - 17:07:46


#6 Дрон

    The man who sold the Wold

  • Пользователи
  • ****
  • 699 сообщений
  • Из: Казань

Отправлено: 20 Январь 2007 - 13:42:37

Цитата

Конечно, случай убийства - крайний и редко встречающийся, согласен (поэтому я и оставил Катю в живых). Реалистичность всего происходящего, конечно, под вопросом, я с тобой согласен. Но может именно это и сможет задеть читателя - когда действия персонажей приобретают иррациональность (в меру, конечно, иррациональность должна быть).
Прям мои мысли читаешь, добавить нечего - попал в десятку.

Цитата

Эх, жаль что для того, чтобы "+" поставить, мне надо 150 постов...
Мне и так уже приятно то, что на данном форуме такой мудрый теска появился.





ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика