Перейти к содержимому



Атеист


Ответов в теме: 15

#1 Сэй Pickman

  • Гости

Отправлено: 13 Февраль 2006 - 14:39:13

Dita Manson, хорошо, но отвлечённо, сама понимаешь. Успехов!

А теперь мой новый рассказ. Редакция не окончательная, но, как бы то ни было, жду вашей критики.
Да, и не забывайте (поглядывая на мой аватар), что я, Пикман, отнюдь не

Атеист

Вот наконец он, крылья распустив
Подобно корабельным парусам,
От почвы оттолкнулся и взлетел
С клубами чадными, и много лиг
Преодолел отважно, оседлав
Летучий дым; но вскорости клубы
Развеялись под ним и седока .
Оставили в бескрайной пустоте.

Джон Мильтон. «Потерянный рай», книга вторая
(перевод Арк. Штейнберга)



В библиотеке бесшумно отворилась дверь.
В образовавшейся щели заблестел чёрный камешек – чей-то глаз озирал комнату. Ярко пылали дрова в камине, дремотно стелились по полу багряные ковры, но глаз оставался холоден. Окаймлённый задорными рыжими шерстинками, сам он был лишён цвета и эмоций. Казалось, сквозь узкий раствор таращится на игру теней лакированная пустота.
Мальчик беззвучно проник в комнату. Он был худ. Болезненная бледность только подчёркивала агатовую черноту его глаз, из которых один – тот, что оставался невидим, пока другой изучал и разведывал, – был неправильной фасолевидной формы. Так и всё лицо его, будто смятое чьей-то безжалостной пятернёй, казалось карикатурой на человеческое. Гримаса гнева или страдания гляделась бы естественно на этом лице, но бесстрастие не покидало его. Уродцу могло быть и десять лет, и пятнадцать.
Комната представляла собой огромный цилиндр. По всей его окружности уходили верхушками куда-то во тьму книжные шкафы. Света камина хватало лишь на небольшое пространство – прямые полки, позолоченные корешки, потушенные канделябры. И в центре – массивный стол красного дерева, за которым согнулась исполинская фигура, бесцветная, недвижимая, похожая на статую. Но нет – то и дело раздавался скрип пера, и по её контурам пробегал трепет.
К столу мальчик и направился. Он старался ставить ступни мягко, надеясь внезапным появлением завоевать себе превосходство. Фут за футом преодолевал он своей качкой, неуверенной походкой. И когда уже почти добрался до цели, случилось нечто страшное.
Где-то высоко под неведомым потолком, хлюпнув, разлетелась в труху деревяшка, и градом посыпались влажные тома, увлекая за собой нижних соседей. И рос, ширился грохот, разрывая барабанные перепонки скрючившегося на багрянце ковра маленького существа…
Но удара не последовало.
– Сын! – повторил голос.
Мальчик медленно поднялся с пола. Уродливое лицо осталось непроницаемым, но он был очень недоволен собой. Громовой голос отца всегда действовал на него так.
Прежде чем ответить, мальчик посмотрел наверх. Всё тот же мрак, ничем не нарушенный, непроглядный. Ему всё почудилось.
Он собрался с духом и начал:
– Отец, мне надо тебе сказать одну важную вещь.
– Говори.
– Отец, я не верю в Бога.
Лёгонький, едва заметный стук – на столешницу упало перо. Теперь и мальчик обратился в изваяние. Вся комната замерла, даже огонь в камине стал на миг не более чем искусной имитацией, написанной на холсте – до того было тихо.
Скрип кресла.
– Повтори.
Мальчик знал, что эта битва будет смертельной. Если он спасует, будет только хуже.
– Отец, я не верю в Бога. Я атеист.
Глаза их встречались не часто, и тем страшнее сошлись они сейчас: жгучий, ненавидящий взгляд взрослого и тёмные озерца на лице уродца. Воздух точно завибрировал, напряжение росло и грозило разразиться взрывом.
Но гигант в кресле сдержал себя. Опустив руки на подлокотники, он всё так же безмолвно взирал на стоящего перед ним сына. Последнему стоило невероятных усилий не забиться в дикой дрожи под этой тяжестью. Наконец отец заговорил.
– Понимаешь ли ты, что только что сказал?
– Да, отец.
– Кто тебя научил этому?
– Никто, отец. Я сам дошёл до этого. Бога нет. Это всё обман, это…
– Довольно. Подробности меня не интересуют.
Он помедлил.
– Ты всегда был сопляком. Я ожидал от тебя чего-нибудь подобного. В твоём возрасте сомнения естественны, но один ты умудрился дойти до такого абсурда. Знаешь, что я сейчас сделаю?
– Нет, отец.
– Я подниму эту трубку и сделаю короткий звонок. А через полчаса у меня не будет сына.
– Отец!
– Пожалуй, полчаса – слишком много с тебя. Ты уже не имеешь права называть меня так. Ступай в приёмную на первом этаже и жди. Тебя заберут. Вещей можешь не собирать.
И, не глядя на бывшего теперь сына, он взялся за лапку телефона.
А мальчик не трогался с места. Мучнистая кожа щёк и лба будто покрылась трещинами. Бархатный сюртук подёргивался на плечах, выдавая бушующую внутри ярость.
Но под белесыми бровями было по-прежнему черно и пусто.
«Я понимаю, что это посягательство… – падали в трубку тяжёлые слова. – Да, он уже ждёт…»
Он развернулся и побрёл к выходу.
Затворив за собой дверь, отвергнутый сын не стал спешить. В коридоре, где он сейчас стоял, лениво переливался сумрак, и лишь далеко справа мерцал бледно-жёлтый свет. Уродец двинулся в его сторону.
Немного странно было ступать по шелестящему ковру, зная, что это в последний раз. Ещё страннее – видеть красные глаза слуг. Те прятались за базальтовыми колоннами, что ритмически прорезАли стены через каждые тридцать шагов. Слуги высовывали раздвоенные языки, скребли когтями по камню. Раньше атеисту стоило сделать движение в их сторону, как чернильные силуэты сжимались в комок. Но отныне он был отверженным, и красные огоньки на безносых лицах горели злобой и насмешкой.
– Безбожник! – шипели они, не осмеливаясь дотронуться до него.
Это его не обижало.
Коридор закончился, и мальчик очутился у широкой лестницы. С бордовой стены мертвенным взглядом смотрел светильник в виде могильного нарцисса. Чёрные царапины расходились по лепесткам, и каждый из шести заканчивался крестом.
– Чушь, – произнёс атеист и плюнул на ковёр. Повернувшись к гербу спиной, он начал спускаться по блестящим чёрным ступеням.
Внизу он свернул направо и, пройдя через несколько комнат, оказался в приёмной. Обыкновенно у высоких дверей стоял привратник, но в этот вечер его отпустили.
Здесь не принимали – ждали, и обстановка была простой: массивные скамьи, светильники-нарциссы. И ещё клубился, создавая иллюзию жидкого пламени, розовый газ (Имеется в виду шёлковая прозрачная ткань). В стенах гудели невидимые вентиляторы.
Мальчик сел поближе к дверям и уставился перед собой. Он распустил чёрную ленту на шее: колыхание ткани вызывало тошноту. Порой щеки нежно касался розовый язычок; атеист машинальным движением смахивал его, и в искусственном огне было больше жизни, чем в этой костлявой руке.
Он догадывался, куда его повезут, и раздумывал, что будет там говорить. Идея атеизма возвышалась в сознании колоссальной башней, о которую разбивался любой страх, любое сомнение. Но в библиотеке он забыл о своей силе, и тем позорнее было это поражение. Теперь он изготовился драться.
Снаружи послышался шум мотора, а за ним – торопливый топот и скрип двери. Уродец встал, когда его окликнули, и по обледенелому крыльцу заковылял к автомобилю. Металл отливал чёрным и золотым, но атеиста это заботило так же мало, как и шелест опавшего газа за спиной.
Машина тронулась. Мальчик сидел между двумя инквизиторами – фиолетовые капюшоны, белые кресты, – но обзора ему хватало. Всё было как всегда: обветшалые особняки, угрюмые ограды, редкие прохожие – и всюду, всюду снег. Снег скрывал тротуары и налегал на фонари, душил деревья и пожирал крыши, облачал нагие статуи и наполнял пустые фонтаны.
Далеко вверху, за крапчатой белой пеленой, угадывался ледяной свод, а в восточном его углу – замороженное солнце.
Они проезжали мимо церквей. Было утро воскресенья, и у входных арок толпились понурые прихожане в серых плащах. Те, чуть завидев автомобиль, спешно отворачивались и обращали взоры к остроконечным фронтонам, где порой из-за снежной занавеси выступали строгие лики святых.
Атеисту было нечего сказать стражникам, а те с ним не заговаривали.
По городу ехали долго, но наконец миновали сторожевую будку на окраине, и начались пустоши. Снег здесь царил уже безраздельно. Вдали вырисовывались циклопические каркасы, с которых свисали крюки и цепи. Некоторые были так велики, что атеист мог здоровым глазом разглядеть отдельные звенья. Попадались сооружения, напоминающие исполинские утюги – печи, в жерла которых многие сотни лет не входило ничего, кроме ветра и снега. Кренились котлы и вышки, сиротливо ходили на петлях кривые створки ворот.
Аспидно-чёрное полотно под колёсами автомобиля, казалось, не имело конца. Несколько раз атеист засыпал, но всякий раз, разлепив ресницы, видел эту полосу, шпагой прорезающую степь.
Ненужного металла становилось всё больше, он подползал ближе к дороге. Слева на горизонте показалась жёлтая громада, размером превосходящая всё, что встречалось им ранее. Уродец – его уже мутило от предсказуемости мира – знал, что она окажется золотым дворцом. Так и оказалось. Мальчик снова заснул.
Вдруг шофёр буркнул, разбудив его: «Скоро Врата». Головы в капюшонах разом склонились, непокрытая голова дерзко поднялась. Ждать пришлось недолго. Вскоре они встали на горизонте – неизъяснимо огромные, чудовищные железные плиты, не имеющие предела. Никакая сила не смогла бы стронуть их с места; но они были распахнуты, а в проёме зияла пустота.
Вертелись, шурша, колёса. Щель росла и росла, и уродец чувствовал страх, охвативший инквизиторов – те надвинули капюшоны до самых носов. Его же, тщедушного, прямого, как палка, Ничто не страшило, ибо он, атеист, веровал в Ничто.
Руки в фиолетовых перчатках сомкнулись на руле, как волчьи челюсти на овечьем боку.
Они проехали через девять створов: три из них были железными, ещё три – медными, последние три – алмазными. Автомобиль тряхнуло на выезде, и он покатил по бесконечному мосту над бездной. Мелькали в свете фар столбы парапета да древние камни. А вокруг – тьма, абсолютная, безбрежная. Здесь не существовало неба и земли – только тьма, только мост.
Инквизиторы заснули, или притворились спящими, но мальчику не спалось. Он знал, что шофёр избегает смотреть в зеркало заднего вида: тому мерещилось, что через чёрные дыры на лице уродца вливается в салон пустота. А её шофёр боялся, как ничего другого.
Автомобиль взобрался на вершину каменной дуги и теперь мчался вниз, подпрыгивая на выбоинах… Внезапно погасли фары, и наступил мрак. С водительского сидения повеяло холодом, инквизиторы ахнули. Слышно было, как входит в пол педаль тормоза – судорожно, мучительно.
Наконец они остановились. Водворилось безмолвие. Атеист знал, что в этот миг он мог сделать со своим конвоем, парализованным ужасом, что угодно. Мог пробраться к дверце, беспрепятственно открыть её и навсегда слиться с пустотой. Или перегрызть каждому горло. Но тогда не было бы боя. Поэтому он просто ждал.
«Я выйду», – выдавил шофёр. Не дождавшись ответа, он стал возиться с ручкой. Влажные пальцы соскальзывали с металла – атеист почти видел это… Оглушительно щёлкнул замок. За ним, через секунду, фонарик. Стукнул о булыжник ботинок, второй. Медленно выползло наружу потное тело. Прошуршали пугливые шажки. Со скрипом открылся капот.
Атеисту надоело слушать, и под свистящее дыхание инквизиторов он погрузился в сон…
Пробуждение принесло перемены: впереди, затмевая свечение починенных фар, вставал громадный шар песочного цвета. Съехав с моста, они покатили по его пустынной поверхности. На развилке повернули направо, проехали ещё по одному, меньшему мосту через пустоту, на новом куске земли забрались в туннель и в конце концов вынырнули на лесную поляну.
Автомобиль петлял среди голых осенних деревьев. За серыми стволами прятались другие серые стволы, и больше ничего. Стражи атеиста приосанились: видно, здесь им дышалось вольнее.
Они встали возле величественного особняка. Слева ложились в тёмный пруд палые листья, справа горестно немотствовал яблоневый сад. Само здание будто дышало: частыми волнами накатывала на него туманная рябь, скрывая кладку, карнизы и изваяния в нишах. Переплёты стрельчатых окон чернели металлом.
На крыльце их ждал Великий инквизитор. Простое облачение пылало пурпуром, в остальном же он был неотличим от младших чинов, окружавших его.
Атеист вылез из машины. Ноги затекли, но он никогда не отличался лёгкостью движений, да и сейчас мало о том заботился. Хотелось одного – высказаться. Перед громадой Великого инквизитора его фигурка казалась совсем крохотной, но ему, еретику, полагалась стража. И процессия двинулась к дверям – мрачный владыка, тщедушный уродец и десяток молчаливых капюшонов.
Внутри горели факелы. Стены здесь были выше, чем в Доме Могильного Нарцисса, и без украшений – только толстый тёсаный гранит. Эхо шагов металось в этих коридорах, как стая летучих мышей. Дверей было мало. Остановились, после долгого пути, у шестой. Пурпуровый гигант потянул ручку и отступил; атеиста подтолкнули, и он ступил в длинную пустынную залу. По бокам её тянулись грубые колонны. В дальнем конце, меж двух больших окон, возвышался каменный трон, на котором кто-то сидел. Туда Великий инквизитор, оставив стражу за дверьми, и повёл мальчика. Тот уставил взгляд себе под ноги, но не из благоговения или страха, как мог бы надеяться его грозный спутник.
В последний раз взвешивая каждую мысль, каждый довод, маленький еретик с удовлетворением находил, что они остры, как когти инквизиторов. Эти лезвия точились с тех пор, как заря разума забрезжила в его безобразной голове. В древних книгах он выискивал места, которые другие пропускали или принимали не раздумывая. Он же сравнивал, разымал, собирал. На воскресных службах, куда водили его родители, мальчик ловил каждую неточность. Глядя на самоуглублённое, едва ли детское лицо, мать прочила ему духовную карьеру. Отец был трезвей: в бездонных глазах сына ему виделось нечто беспредельно чуждое – чуждое всему, что составляло его собственную жизнь. Свой страх он принимал за презрение, но итог был один: мальчик без помех карабкался к своей неясной цели, сам не зная, для чего это делает. Он вообще мало думал о себе.
Достигнув вершины, – если это было не дно – он пошёл к отцу. Но для того лишь, понял он, шаркая по плитам бескрайней залы, чтобы оказаться здесь – и изречь истину великану с тлеющими очами, что восседал на троне меж двух окон.
Инквизитор встал слева от атеиста и возвестил:
– Прибыл! – но зычный голос, сотни раз разбившись о камень, обратился в слабый стон: «Был… был… был…»
Седеющая голова поднялась.
– Знаешь ли, пред чьими очами ты предстал, грязный еретик? – спросил инквизитор.
– Да, – ответил мальчик бестонным голосом.
– Так кто же это?
Чеканно, отчётливо прозвучали слова:
– Это Люцифер, бывший Князь Тьмы.
На миг за старческим лицом проступило юное, угли в глазах вспыхнули. Но Люцифер остался, как сидел, на месте. Инквизитор открыл в изумлении рот.
– Щенок не ведает, что слетает с его поганых уст! Не будем же позволять ему вотще сотрясать воздух, Князь. Палачи ждут, – произнёс он с пылом.
– К чему такая спешка, Вельзевул? Он забавен, и будет любопытно его послушать.
Голос оказался вовсе не таким, каким представлял его атеист. Вместо грома зазвенели колокольчики, мягкая мелодия заструилась под гулкими сводами. Порою в неё вкрадывались надрывистые нотки.
– Ну что же ты застыл? Ты разжёг во мне интерес – так говори же! Открой нам, какой дорогой пришёл ты к таким нелепым воззрениям. Если Бога нет, то что же есть? Если я не Князь Тьмы, то кто? – Люцифер улыбался.
Атеист не сводил с него глаз. Правый, нормальный, вбирал в себя фигуру на троне, взвешивал её, судил её. Левый искажал, пожирал, уничтожал. А с губ костлявым червём сползало:
– Бога нет. Когда-то он был, но теперь его нет. Когда-то этот сад назывался райским, и его охраняли херувимы. Но теперь их нет. Когда-то ад горел, сейчас он мёрзнет. Когда-то ты страшился одного имени Иисуса. Теперь ни Сына, ни Отца нет.
Люцифер перестал улыбаться, но сделал Вельзевулу знак, когда тот хотел вмешаться. А безумный еретик продолжал:
– Когда-то ты грозил Эмпирею (2 - По христианским представлениям, верхняя часть потустороннего мира, обиталище Бога, ангелов, святых.) кулаком, теперь Эмпирея нет. Когда-то внизу клокотал Хаос, но теперь его нет. Когда-то ты знал, для чего существуешь, теперь нет. Когда-то ты боялся Его, теперь ты боишься Меня. Ты проиграл, у тебя не осталось ничего.
– Постой, – сказал Люцифер, словно выйдя из раздумья, – ты кое-чего не понимаешь. Вельзевул, стража, оставьте нас!
Инквизитор поколебался, но не заставил хозяина повторить приказ. Низко склонив голову, он прошествовал к выходу. Из-за колонн вышли стражники и последовали за ним. Вместе с ушедшими, казалось, исчез из залы и всякий звук.
Люцифер встал, раскинул руки и расправил крылья – мощные, великолепные. Осанка его была величава. Он вздымался живой скалой.
– Неужели и сейчас ты назовёшь меня бывшим владыкой ада, глупец?
Атеист не ответил. Люцифер приблизился к левому окну. Там он некоторое время всматривался во что-то, потом поманил мальчика пальцем. Тот встал рядом с Князем. Подбородок уродца едва не лежал на подоконнике, чело Люцифера едва не задевало верхней кромки окна.
За толстым стеклом мальчик увидел чёрное поле, испещрённое каплями звёзд. Ближе к центру, правее золотого сгустка пламени, голубел пёстрый шар.
– Земля. Впрочем, ты и без меня это знаешь, маленький вундеркинд. Невдомёк тебе одно: это и есть мои подлинные владения. Да, Бог ушёл – потому что победа была за мной. Херувимы сгинули вместе с Ним, и мой дворец стоит в Райском саду. А человечество стало моим всецело. Всмотрись! Найдёшь ли ты хотя бы один поступок, что совершался бы ими не в моё имя? Гляди! Теперь и ненависть, и любовь равны. Всё смешалось. Нет среди них ни единого, достойного даже мук чистилища. Они рождаются из грязи! Отчисти грязь – получишь ничто.
Атеист напрягся.
– О рае же говорить просто нелепо… И на что мне, скажи, пылающий, душный ад, если вся Земля пропитана грехом, как фитиль – маслом? Их церкви пустуют, как никогда прежде.
– Зачем же ты строишь церкви здесь? – спросил атеист.
Люцифер усмехнулся:
– Во благо моих подданных. Мне следовало бы покарать их, но слишком долго мы были вместе, и мне их жалко. Когда-то они последовали за мной и поплатились за это. Теперь, когда месть свершилась, они – все как один – поджали хвосты и вспомнили свои небесные корни. Пришлось дать им веру – человечеству она уже ненадобна.
– А Инквизиция?
– Их задумка. Я никого не понукал. Тысячелетиями они охотились за людскими душами. А нынче, вместо того чтобы пожинать плоды, как это делаю я, они хнычут. Наслаждение – наука не для них. Как дети, они копируют людские обычаи и предметы. И в самом деле, некогда не было в аду ни домов, ни церквей, ни автомобилей. Я забавляюсь, давая им эти игрушки. А такие, как ты, должны за это платить. Им надо на ком-то отыгрываться за свою слабость.
– Ты лжёшь…
Люцифер метнул на атеиста быстрый взгляд.
– …Ты так же слаб, как и они. Я знаю это. В твоих глазах тот же страх, что и у них.
– Через несколько минут ты умрёшь – сам знаешь, у меня достанет на это силы. Можешь говорить, что тебе вздумается, – сказал Люцифер и отошёл от окна.
– Ты тоскуешь по Нему.
Огромное тело резко, как ключ в замке, повернулось, нависло над еретиком.
– Ты боишься пустоты. Ты боишься тьмы, ты ей не хозяин. И ты слаб, ты слаб. Твоя сила в людях, но и ей ты уже не хозяин. Ты раздал её без остатка. Человечество – вот настоящий Сатана. Ты – тень. Теперь ты не нужен. Но тебе кто-то нужен. Тебе нужен смысл. Тебе нужна борьба. Тебе нужен Бог…
Одним страшным ударом Люцифер снёс уродцу голову. Стало тихо.
Тяжело дыша, Князь вернулся на трон. Молчали угрюмые плиты, голубела за окнами грешная Земля.
Внезапно Люцифер вскочил и бросился вправо. Там, за толстой колонной, скрывалась свинцовая дверь. Князь втиснулся в проём и очутился в комнате, где едва мог стоять сгорбившись. Но он пал на колени перед стеной, на которой червонным золотом поблёскивал большой крест.
– ОТЧЕ! НА ЧТО ТЫ МЕНЯ ОСТАВИЛ?..
Крик долго блуждал по каменным коридорам, пока за нечаянно распахнутым окном не встретил пустоты – и оборвался.

2 февраля 2006 года

Примечание

География потустороннего мира частично подсказана всё той же поэмой «Потерянный рай».

#2 Дрон

    The man who sold the Wold

  • Пользователи
  • ****
  • 699 сообщений
  • Из: Казань

Отправлено: 13 Февраль 2006 - 17:04:29

2 Dita Manson
Описания у тебя хорошо получаются. Но сложно составить мнение о произведении по отрывку. Никто здесь не просит тебя "нормально" писать. Необычность только преветсвуется :( :blink:
2 Pickman
Очень "глубокое" произведение и придраться не к чему. Очень плодотворна тема, каторую ты вложил в рассказ. Человеку, обладающему каким-то физическим недостатком, очень трудно верить в Бога, потому что он не видит его милосердия. Но в том то и дело, что твой герой не всю жизнь не верил в Бога, а больше не верит в него. Его "мутит от предсказуемости жизни". Утрата Веры всегда гораздо трагичнее, чем неверие. Мальчик в разговоре с Люцефером, как-бы пытается сказать о том, что Зло не имеет смысла, если нет Добра. Мысль о том, что церковь может вовсе не быть творением Господа, а наоборот Люцефера, мне тоже понравилась. Да и вообще концовка получилась. Вобщем, твое возвращение в топ удалось.

#3 Сэй Pickman

  • Гости

Отправлено: 13 Февраль 2006 - 18:55:55

Дрон (Feb 13 2006, 07:04 PM) писал:

Человеку, обладающему каким-то физическим недостатком, очень трудно верить в Бога, потому что он не видит его милосердия.
Понимаешь, дело не в уродстве Атеиста. Скорее, его телесный недостаток - отражение духовной порчи. Тем более страшной, что по логике рассказа Ад (это именно Ад) - последнее место, где верят в Бога. Но Пустота проникает и туда. Дьявол лишился своей власти над нами - она в нас.

Цитата

Но в том то и дело, что твой герой не всю жизнь не верил в Бога, а больше не верит в него. Его "мутит от предсказуемости жизни". Утрата Веры всегда гораздо трагичнее, чем неверие.
Он не верил с самого начала! Возможно, я не очень чётко это обрисовал.

Цитата

Мальчик в разговоре с Люцефером, как-бы пытается сказать о том, что Зло не имеет смысла, если нет Добра.
Да, ты прав. Мысль не новая, но мне хочется думать, что к Добру и Злу я смог хотя бы чуть-чуть органично прибавить третий элемент - Пустоту.

Цитата

Мысль о том, что церковь может вовсе не быть творением Господа, а наоборот Люцефера, мне тоже понравилась.
Не человеческая церковь! Эта церковь - для обитателей Ада, которые, лишившись всякого влияния среди людей, потеряв смысл жизни, жаждут вернуть Бога. С самого начала они тосковали по небесам - чтобы там воцариться, теперь тоскуют, чтобы спастись.
Вы спросите, почему исчез Рай, а Ад остался? Не знаю. Я всего лишь написал этот рассказ (с) Джордж Мартин
Сама выбранная тема такого рода, что автор вынужден где-то допустить условности.
Но я лично думаю, что всё дело в Пустоте... не даёт она мне покоя.

Спасибо, Дрон!

#4 Dita Manson

    Элис

  • Пользователи
  • *****
  • 1 315 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: Москва

Отправлено: 13 Февраль 2006 - 20:59:27

Атеист

Заставляет задуматься. а куда мы собственно говоря катимся? :( Близка мне тема атеистов. Не знаю почему, мне даже в группе в институте пытаются навязать веру. Нужно в себя верить, а не в мифическое создание. Вот так вот, будет у тебя своя точка зрения, а тебя чик и нету. Задевает. :blink: Здорово написано. Люди и сами себя наказывают почище ада.
Бог умер. Из-за сострадания своего к людям умер бог"

ТЫКАЙТЕСЬ И ФРЕНДИТЕСЬ))))))

ТЫКАЙТЕСЬ И ФРЕНДИТЕСЬ 2))))

#5 Сэй Pickman

  • Гости

Отправлено: 13 Февраль 2006 - 22:19:42

Dita Manson (Feb 13 2006, 10:59 PM) писал:

Атеист

Заставляет задуматься. а куда мы собственно говоря катимся? :( Близка мне тема атеистов. Не знаю почему, мне даже в группе в институте пытаются навязать веру.
Вот так вот, будет у тебя своя точка зрения, а тебя чик и нету. Задевает.  :blink:
Навязывать свою религию - моветон.

Цитата

Нужно в себя верить, а не в мифическое создание.
А всего лучше - в собственное мифическое создание.

Цитата

Здорово написано. Люди и сами себя наказывают почище ада.
И это тоже верно.
Спасибо!

Blind Morgoth, спасибо и тебе - за высокую оценку моего скромного труда.

#6 Shadow Crawler

    Dolt Devourer

  • Пользователи
  • ****
  • 654 сообщений
  • Из: Инфернальный город Владивосток :)

Отправлено: 14 Февраль 2006 - 03:20:42

Пикмэн, многа букфф :lol: Но картина красивая. Очень красивая.
Правда, немного странная концепция атеизма - это не вера в Ничто. :D
Да и Люцифер, по идее, не должен быть настолько слабым и практически бесполезным. Тьма - не отсутствие Света.
Но центральная идея верна. Смысл - в борьбе двух начал.

#7 Дрон

    The man who sold the Wold

  • Пользователи
  • ****
  • 699 сообщений
  • Из: Казань

Отправлено: 14 Февраль 2006 - 11:04:16

Цитата

Смысл - в борьбе двух начал.
Не совсем согласен. Здесь показана борьба трех начал: Доброго, Злого, и Нейтрального. Именно представителем третьего является Атеист. Он говорит Люцеферу:"Бога уже нет, а тебя скоро не будет. Человек рождается нейтральным и потом выбирает свою "дорогу", а Атеист не стал ее выбирать. Да он не верил в Бога, но возможно, что до встречи Люцефером, он и в него не верил. Он верил в ничто.

#8 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 5 983 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 14 Февраль 2006 - 11:27:55

Кевину Влакману:

Честно говоря, в Борьбе Начал я как-то не разобрался, зато по части языка и прочей "метафорики" (в первой половине, особенно) растёшь по-сатанински!

Кстати, поздравляю с ещё одной победой - все смайлики, гляжу, пожраны...
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей

#9 Dita Manson

    Элис

  • Пользователи
  • *****
  • 1 315 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: Москва

Отправлено: 14 Февраль 2006 - 15:45:28

Pickman

Ну вот, теперь еще прийдется выдумывать себе мифическое создане, чтоб в него верить. B) :D Кто бы это мог быть... :lol: :D
Бог умер. Из-за сострадания своего к людям умер бог"

ТЫКАЙТЕСЬ И ФРЕНДИТЕСЬ))))))

ТЫКАЙТЕСЬ И ФРЕНДИТЕСЬ 2))))

#10 Samael

    Стрелок

  • Пользователи
  • *****
  • 3 470 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 14 Февраль 2006 - 16:21:23

Дед Мороз! :D
...the angel has spread its wings...

"...ice, ice, baby!"
Изображение

#11 Сэй Pickman

  • Гости

Отправлено: 14 Февраль 2006 - 16:44:44

Shadow Crawler (Feb 14 2006, 05:20 AM) писал:

Пикмэн, многа букфф :(  Но картина красивая. Очень красивая.
Правда, немного странная концепция атеизма - это не вера в Ничто. :D
Это не человеческий, а именно чертовский атеизм, исключительно в контексте рассказа.

Цитата

Да и Люцифер, по идее, не должен быть настолько слабым и практически бесполезным. Тьма - не отсутствие Света.
Скажу так: я исходил из традиционной концепции, подкреплённой ещё и эпической поэмой Мильтона. Сатана в последней предстаёт существом необычайно противоречивым, и, надо сказать, уже тогда многим читателям он был симпатичнее Бога. Горд, энергичен и проч. Но существует он только потому, что того хочет Бог.
Если бы я показал Сатану силой столь же могущественной и независимой, не получилось бы воплолтить остальное.

Цитата

Но центральная идея верна. Смысл - в борьбе двух начал.
Трёх.
Спасибо!

Дрон'у

Цитата

Человек рождается нейтральным и потом выбирает свою "дорогу", а Атеист не стал ее выбирать. Да он не верил в Бога, но возможно, что до встречи Люцефером, он и в него не верил. Он верил в ничто.
Верно, с единственной оговоркой: в Люцифера Атеист не мог не верить - это как если бы мы не верили в Путина (а верим ли?). Атеист признаёт, что Бог когда-то был, но теперь Его нет. И повторюсь: это атеизм не человеческий.

Лексу фон Троц:

Цитата

Кстати, поздравляю с ещё одной победой - все смайлики, гляжу, пожраны...
Заметил-таки, прохиндей! Да, этих лангольеров я пожрал: хоть и без душ, а мясо... нам ли, после конкурса, не знать? Пожрал, пока они со мной не сделали того же.
Спасибо за лопату угля в топку моей гордыни! С нами Древние!

Dita Manson:

Цитата

Ну вот, теперь еще прийдется выдумывать себе мифическое создане, чтоб в него верить.   Кто бы это мог быть...
Ну, если лень придумывать, можно полистать "Большой мифологический словарь". Незанятых божеств - прорва.

Цитата

Дед Мороз!
Ну или Анти Дед Мороз, Сатана Клаус (хотя эти уже запатентованы)

#12 Dita Manson

    Элис

  • Пользователи
  • *****
  • 1 315 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: Москва

Отправлено: 14 Февраль 2006 - 17:15:21

Samael

было бы неплохо верить в этого само мороза, блин. Чтоб он все время подарки приносил, а не только на Новый Год. А жертвоприношения можно и снегом совершать. :( :(

Pickman

Я уж лучше пока в себя буду верить. А там посмотрим. B) Все эти ифические создания... ой..... :D А вот в отношеннии сатаны, ну и иже с ними, не очень хочу. Уже надоело, что за мной из-за моего внешнего вида бегают люди и кричат: " Сатанистка! Сатанистка!" или " Ведьма! Ведьма!" хотя я белая и пушистая. В институте, когда группа меня увидела, они аж опешили. Все подходили и спрашивали : " Ты сатанистка?" И с чего они решили?.... :D Задолбалась объянять, что я просто атеистка. Так что ну их нафиг этих чертей всяких. B) :(
Бог умер. Из-за сострадания своего к людям умер бог"

ТЫКАЙТЕСЬ И ФРЕНДИТЕСЬ))))))

ТЫКАЙТЕСЬ И ФРЕНДИТЕСЬ 2))))

#13 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 5 983 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 14 Февраль 2006 - 18:19:16

Vlakman (Feb 14 2006, 01:44 PM) писал:

Скажу так: я исходил из традиционной концепции, подкреплённой ещё и эпической поэмой Мильтона. Сатана в последней предстаёт существом необычайно противоречивым, и, надо сказать, уже тогда многим читателям он был симпатичнее Бога. Горд, энергичен и проч. Но существует он только потому, что того хочет Бог.
Если бы я показал Сатану силой столь же могущественной и независимой, не получилось бы воплолтить остальное.
Кстати говоря, существует мнение, что Сатана был низвергнут с Небес не потому, что ненавидел Бога, или покушался на Его Власть, а как раз-таки за то, что слишком Его любил (и любит до сих пор). Любил настолько, что не смог возлюбить Человека и преклониться перед ним, как ему было велено... Возвращение в Лоно Божье - вот то единственное, ради чего Сатана продолжает существовать (попутно мстя человечеству за свою Великую Обиду)

И вот на эту-то ересь рассказец твой ложится хорошо... (только не ешь меня!)


Цитата

Дед Мороз!
Эт который Алый Нос? Знаем, знаем... B) B)

Цитата

Уже надоело, что за мной из-за моего внешнего вида бегают люди и кричат: " Сатанистка! Сатанистка!" или " Ведьма! Ведьма!" хотя я белая и пушистая. В институте, когда группа меня увидела, они аж опешили. Все подходили и спрашивали : " Ты сатанистка?" И с чего они решили?....

Эх, молодёжь! :( Всему-то вас учить надо! :D Главное - не выделяйся и улыбайся! Вот так: B) Наше время ещё придёт... :D Фсех попередушим! Шутка! :( :(
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей

#14 Сэй Pickman

  • Гости

Отправлено: 14 Февраль 2006 - 22:05:50

Dita Manson (Feb 14 2006, 07:15 PM) писал:

Я уж лучше пока в себя буду верить.
А вот это божество как раз самое лживое и вероломное.

Тр-р-р-р-р-р-р-р-оцкому:

Цитата

И вот на эту-то ересь рассказец твой ложится хорошо... (только не ешь меня!)
Так мы и ереси любим... а вот маразмы революции как-то мои гурманистические убеждения есть не позволяют.
Спасибочко!

#15 Dita Manson

    Элис

  • Пользователи
  • *****
  • 1 315 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: Москва

Отправлено: 14 Февраль 2006 - 22:17:09

Pickman

Ну что ж поделать. А вообще самое оптимальное божество, уж если так, в которе можно верить, ну или хоть как то уважать, это Сатана из Мастера и Маргариты. Меня многие факторы убедили, что Бога нет. Если вот он есть, то куда он в таком случае смотрит, когда людям нужна помощь?.. :D Можно надеяться только на себя. вообще нет оптимального создания, в которое можно верить и на кого можно надеять. Можно целую дискуссию развести.

P.S. остается мне верить в Деда Мороза. :( :(
Бог умер. Из-за сострадания своего к людям умер бог"

ТЫКАЙТЕСЬ И ФРЕНДИТЕСЬ))))))

ТЫКАЙТЕСЬ И ФРЕНДИТЕСЬ 2))))





ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика