Перейти к содержимому



Бритва, он же "Платиновый"


Ответов в теме: 7

#1 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 24 Май 2005 - 12:42:11

Будучи не в силах сдержать прирождённую хвастливость и самолюбие, выкладываю ещё кусочек своей бессмертной эпопеи. (Возможно, когда-нибудь "опубликую" её здесь целиком. :D )

Максима и Оксану вы уже знаете. Знакомьтесь -- ещё один ключевой герой -- вор-рецидивист Сергей Бритвин, он же "Платиновый", он же "Бритва".

(Не знаю почему, но этот фрагмент текста даже мне нравится :lol: )

***
Не смотря на род своей «профессии» Бритва не был жестоким, прибегая к насилию в крайних случаях. Он давно понял, что силой можно завоевать страх и ненависть, но не авторитет или дружбу. Конечно, порой приходилось учить уму-разуму оборзевших беспредельщиков, нарушавших законы его мира. Но уважали Бритву отнюдь не за пудовые кулаки и широкие плечи…
В тридцать лет его короновали, произведя в воры в законе. И Сергей с честью нёс титул. Жил по понятиям, презирал роскошь, не жлобствовал и не крысятничал, исправно внося долю в общак, а свой куш проматывал с неуемным азартом. Пресытившись вольной жизнью, мог «организовать» собственную посадку и мысленно смеялся, когда его брали распираемые от самодовольства менты. Невдомёк им было, что Бритва сам явился, ибо вору должен сидеть в тюрьме. Время от времени. Не по тому, что Жеглов-Высоцкий так сказал. Понятия…
Нет ничего проще, чем вернуться туда, где воистину «хозяин – барин». Провернул одно-другое дельце да загудел так, чтоб чертям тошно стало. И где надо, вроде спьяну, похвалился перед ментовскими стукачами из ресторанной швали. Не успел оглянуться, как на спине, заламывая руки, собаками висят опера. Хуже, конечно, если ОМОН. Эти придурки ряженные пока мордой в пол не уложат да по ребрам не отходят, не успокоятся…
И вот уже следак, довольно ухмыляясь, лист за листом строчит протоколы показаний. А в небольших перерывчиках услужливо предлагает сигарету и, уж совсем по-дружески сочувствует. Что ж ты, Бритва – вор бывалый, а погорел, как фраер голимый. Красть умеешь – ещё б язык за зубами держал – век бы на воле ходил.
Твоя правда, гражданин начальник, усмехаясь, кивнёт Бритва. По пьяни чего только не сболтнёшь… Повязали – чего теперь. У каждого своя работа – кто за воровским фартом гоняется, а кто и самих «охотников» ловит. И если сидел перед ним не зелёный лейтенант, а следак, наслышанный о его самом громком деле, то неизменно интересовался: правду, мол, говорят, про двадцать килограмм платины, которые он де свистнул с какого-то завода в Белоруссии? «Не двадцать, а двадцать два», – мысленно уточнял Бритва, а вслух ухмылялся: кто говорит, начальник? Какая, помилуй бог, платина? Сидел бы я сейчас здесь, если б оно так было, ага… Слухи всё, слухи. Заняться кому-то нечем – вот и чешут языками. Ладно, начальник, в СИЗО обед скоро, так что вернёмся к делам нашим скорбным… Усмехнется следак, покачает головой и подумает о том, как при случае будет рассказывать коллегам про общение с легендарным вором…
А Бритва, вернувшись в изолятор и лежа на шконке, закуривал «Беломор» и от безделья вспоминал вехи своей криминальной биографии, начавшейся с такого стечения обстоятельств, что не воспользовался бы ими, наверное, только круглый дурак. Или святой.
В возрасте двенадцати лет Сергей не был ни святым, ни дураком, а был простым пацаном, которому хотелось пойти в парк, слопать порцию (а по возможности – не одну) пломбира, до отрыжки заправиться газировкой, покататься на «чёртовом колесе» и, конечно же, пару раз прыгнуть с учебной парашютной вышки. А вечером посмотреть выученный наизусть «Зорро» или «Фантомас», в тысячный раз восторгаясь силой и отвагой героя или изобретательностью и коварством злодея. Но июльским утром, когда Сергей шёл во двор, раздосадованный бесплодной попыткой выпросить у матери денег, ни одно из этих удовольствий ему не светило. Жили они на её зарплату швеи, конечно, не ахти и объективно Сергей признавал весомость причин отказа. Но, субъективно: мороженного и газировки хотелось не меньше. Размышляя о несправедливости мироздания, Сергей дошёл до второго этажа, и тут увидел, что дверь одной из квартир распахнута настежь. Не задумываясь, он зашёл внутрь и, оказавшись в длинной прихожей, громко возвестил:
– Здрасьте! А у вас дверь открылась!
Тишина. Сергей вспомнил, что здесь живёт глуховатая старушенция, которая вывешивает стирку на верёвках, натянутых между двумя, растущими посреди двора клёнами и жильцы всего дома любовались живописным зрелищем полощущихся на ветру, застиранных до прозрачности панталон…
Наверное, бабка не услышала. Пройдя дальше, Сергей заглянул в зал. Никого. Не оказалось хозяйки и в кухне. Зато на столе, рядом с двумя бутылками с зелёными алюминиевыми крышечками, батоном, кольцом серой ливерной колбасы и жестянкой кильки в соусе лежал потрёпанный дерматиновый кошелёк. Видимо, придя из магазина, хозяйка пошла к соседям, делиться свежими новостями или сетовать на цены в курортном, будь он неладен, городе. Да так спешила, что впопыхах не закрыла дверь.
Кошелёк притягивал взгляд и, завороженный его неказистым видом, дальше Сергей действовал, словно под гипнозом. Он посмотрел на по-прежнему открытую дверь, прислушался. С лестницы не доносилось ни звука. И тогда Сергей решительно подошёл к столу.
Тихо щёлкнули маленькие металлические шарики, служившие замком кошелька. Внутри, не считая мелочи, лежали пять купюр, достоинством от рубля до двадцати пяти. Это была почти вся пенсия старушки, с головой которой возраст уже начал играть злые шутки. Достав все купюры, Сергей судорожно рассовал их по карманам шорт и с бешено колотящимся сердцем кинулся к выходу. Но у двери остановился – что-то не давало уйти. Не страх или внезапно проснувшаяся совесть. Просто Сергею вдруг подумалось, что это единственные деньги старушки. Ему же, чтоб провести день «на всю катушку», с лихвой хватит пятёрки. Отмахнувшись от невидимки, советовавшего забирать все деньги, Сергей вернулся в кухню и вернул купюры, за исключением одной, кошельку. Подавись, проклятый…
Выйдя на лестницу, Сергей услышал, как этажом выше открылась дверь, и старческий голос сказал:
– Ой, Петровна, заболтала ты меня. Побегу – у меня ж и квартира открыта…
Надо же… Бабка помнила, что не заперла дверь. А вот про то, что в кошельке было пятью рублями больше, напрочь запамятовала. Во всяком случае, милицию она не вызывала и на обворовавших злыдней никому не жаловалась.
Сергей же, вдоволь накатавшись на каруселях, накормив приятелей мороженным с сиропом и сводив их за свой счёт в кино, на оставшиеся деньги купил духи, которые вечером, сияя, преподнёс матери. Естественно, первый её вопрос касался происхождения подарка. При этом мама смотрела с тревожной подозрительностью – так, будто знала ответ. Внутри у Сергея всё оборвалось, но внешне он никак не выдал волнения и ответил заранее приготовленной фразой. Дескать, на пляже ему посчастливилось найти кем-то посеянный рубль, которого как раз и хватило. Тогда совершенно неожиданно мать прижала его к себе и расплакалась. А потом сказала, что он – лучший в мире сын, и чтобы он оставался хорошим мальчиком и никогда в жизни не делал дурных поступков.
Спустя двадцать пять лет, сидя у больничной койки матери, сгоревшей за полгода от рака, Бритва почему-то вспомнил этот случай. Пряча глаза, он рассказал о том, где взял деньги. С минуту мать молчала – тишину палаты, в которой уже витал незримый дух близкой смерти, нарушало лишь тяжёлое, горячечное дыханье. А потом она повернула голову и сказала то, о чем все эти годы не просто догадывалась, а была уверенна – в тот летний вечер сын соврал. И дело не в сверхъестественной интуиции или обостренном материнском чутье. Сергея выдала этикетка, которую он не додумался содрать. На бумажке значилась цена – один рубль восемьдесят три копейки.
– Но всё равно ты лучший в мире сын, – сказала она, как и в тот, кажущийся нереальным сквозь призму прожитых лет день, и устало закрыла глаза.
Скрюченные артритом пальцы вцепились в его ладонь, тыльную поверхность которой покрывала фиолетовая роспись татуировок. Впервые за свою осознанную жизнь Сергей плакал, не замечая катящихся по небритым щекам слёз. Потом пришла медсестра и велела уйти. Следующим утром она же, с заспанным видом сообщила, что пациентка Мария Леонидовна Бритвина скончалась в три часа пятнадцать минут. Тело находится в морге, а пакет с личными вещами покойной можно получить на складе…
Попался Сергей через год после той первой кражи. Немудрено – уж слишком большой, никак не по зубам, кусок пытался урвать тринадцатилетний мальчишка. Хотя первую часть плана он реализовал безупречно, сумев притаиться в закутке торгового зала универмага, где никто из продавцов его не заметил. Ожидая закрытия магазина, Сергей уснул. А когда проснулся, помещение было погружено во тьму, а за окном зияла чернотой глубокая ночь. Из тех, которые метко описал безвестный рифмоплёт: «В городе Сочи тёмные ночи». Выбравшись, Сергей размял затёкшие суставы и осмотрелся. Просто не верилось, что несколько ближайших часов он может хозяйничать в этом царстве всякой всячины, сравнимом разве что с сокровищницей Али-Бабы, а набив сумки, уйти через окно в служебном туалете. И не спроста не верилось…
Кто ж знал, что магазин оборудован диковинными по тем временам датчиками движения, пославшими сигнал на пульт милицейского отдела. И что ровно через семь минут «уазик», прозванный за свою позорную службу легавым «козлом», будет возле магазина. А ещё через две минуты натасканная овчарка, пущенная ментами вневедомственной охраны впереди себя, прыгнет на спину перепуганному пацанёнку, собьёт его с ног и прижмёт к полу.
Два сержанта оттянули рычащую псину и, надев наручники, пинками препроводили Сергея к машине. За свою работу милиционеры получили премию – об их подвиге даже написала местная газета. Единственное, что расстроило сочинских правоохранителей – возраст вора, задержанного с таким профессионализмом и оперативностью. Пацанёнок ещё год оставался неподсудным и всё, что могли сделать менты – это поставить малолетку на учёт.
В пятнадцать лет Сергей сколотил команду из четырёх приятелей, давших ему вполне закономерное с учётом фамилии прозвище. Пацаны, несмотря на то, что двое были старше, безоговорочно признавали лидерство Бритвы. То был, пожалуй, самый весёлый, азартный и беззаботный период в его уголовной биографии. Они «щипали» заезжих отпускников, количество которых в разгар курортного сезона превышало число местных жителей. «Работать» с туристами было проще, выгоднее и безопаснее. Курортники реже обращались в ментовку, предпочитая потерять деньги, чем таскаться по допросам, писать заявления, давать показания и заниматься прочей мурой.
Основным полем деятельности стали городской парк и пляж, где можно было присматривать одиночек, беспечно оставляющих вещи на время купания. Или напротив, «брать в оборот» шумные группы молодых людей, которые, увлеченно сражаясь в «подкидного», слишком поздно обнаруживали, что кто-то из них оказался дурачком, независимо от исхода партии.
Скоро состав команды пополнился за счёт шестнадцатилетней красавицы Вики из соседнего дома, которая на свою беду втюрилась в юного вора. И хотя она стала первой в списке его любовных побед, а завистливые взгляды товарищей льстили самолюбию, трепетных чувств Сергей к ней не испытывал. А потому без особых терзаний приобщил к делу. Работать стало легче. Обладательница ладненькой фигуры и пухленьких младенческих губ легко отвлекала внимание жертвы. Непринужденно знакомясь, Вика с задорной улыбкой тащила «клиента» в море, предоставляя ребятам возможность без спешки и суеты обшарить его вещи. Каждый раз Бритва приказывал не забирать всех денег и ни в коем случае не брать документов, ключей или билетов, случись им оказаться в кармане одежды или портмоне.
После кражи ребята располагались где-нибудь на почтительном расстоянии и наблюдали, как растерянный курортник пытается утешить картинно рыдающую девчонку, у которой «пропали паспорт, деньги и подаренные мамой золотые часики». На фоне таких безвозвратных потерь обворованный дурень чувствовал себя счастливчиком – у него, слава богу, кроме денег ничего не взяли… Бритва же неизменно восторгался мастерству, с которым Вика играла роль. Актёрский талант плюс себя саму во всей красе Вика проявляла и в парке, охмуряя одиночек мужского пола. Весь процесс от начала до конца Бритва держал под личным контролем и при возникновении малейших сомнений, давал условный сигнал: дело отменяется. В какой-то момент это стало повторяться с непонятной периодичностью. Сергей и сам не мог объяснить причину тревог. Просто где-то в глубине мозга единственный раз звучало слово: «Опасность!», и он командовал «Отбой!». Уже в зале суда Бритва узнал, что менты давно искали шайку воров, действовавших на территории парка и пляжа. Ловили «на живца», не единожды изображая беззаботных, растяпистых курортников. Только очень уж бездарно, выдавая себя в момент, когда «бритвинцы» уже почти глотали приманку. Выбрав «объект», Вика начинала крутиться возле него, всячески демонстрируя интерес, бросая призывные взгляды и, наконец, первой завязывая контакт. Но те несколько ментов, на которых её угораздило нарваться, с их дубовой логикой не поняли, что к чему. Недвусмысленное поведение девицы они связывали исключительно с собственной неотразимостью, а её принимали за малолетнюю шалаву, в поисках приключений на свой упругий, аппетитный зад. Отшив Вику в той или иной форме, они продолжали изучать отдыхающую публику колючими, подозрительными взглядами, по которым позже Бритва научился безошибочно распознавать ментов, как бы хорошо те не маскировались во всем остальном.
Даже в тот неудачный день Бритва добросовестно исполнял задачу до самого бесславного конца их компании. Если б с таким же прилежанием соблюдал инструкцию остолоп Мишка, решивший «общипать» подставного «клиента» вопреки запрету…
Мишку буквально поймали за руку. Вика успела улизнуть, но уже вечером вместе с остальными её допрашивали в отделении. Суд прошёл благополучно – всем дали условное наказание. Вика же, благодаря вмешательству влиятельного папы, вообще выступала в качестве свидетеля – примерная дочь, отличница и комсомолка, попавшая под влияние дворового хулигана, по которому давно тюрьма плачет.
Третий раз Бритву повязали, когда скидки на возраст уже не делались. Менты по чистой случайности арестовали его после очередной квартирной кражи. Сколько их было точно, Бритва не знал, – считать было некогда. Но уж во всяком случае не тридцать две, максимум – двадцать. Остальные – безнадёжные «глухари» менты вешали на него, фабрикуя доказательства и даже не скрывая этого. Бритве, который с непривычки после полугодового пребывания в камере следственного изолятора пребывал в состоянии глубокой апатии, было всё равно. Он, не читая, подписывал протоколы и говорил на допросах то, что ранее велели опера. К тому же, скучавший в ходе всего процесса защитник сказал, что пятнадцать эпизодов доказаны железно, а потому их общее количество практически не повлияет на срок наказания. Сбылся и прогноз адвоката, прочившего семь лет строгого режима.
В зоне Сергею открылся новый, непознанный и скрытый от глаз миллионов законопослушных советских граждан мир. Мир, загнанный в угол, в котором, вопреки обывательскому мнению, находились не только отбросы общества, но и вполне умные, порядочные люди. А отребья было немногим больше, чем по ту сторону трёхметрового забора.
Рассудительный, немногословный и миролюбивый Бритва приглянулся паханам. К ним он относился с должным уважением, но без унизительного заискивания и прочих повадок, присущих шестёркам. Ни на какие «деловые контакты» с администрацией колонии и тем более «кумовьями» не шёл, в моменты вынужденного общения держался насмешливо и дерзко, и скоро попал в категорию «отрицал» – зэков, готовых гнить в бараках усиленного режима или одиночках штрафизолятора, чем выходить на работу или посещать воспитательные мероприятия.
Конечно, этого было недостаточно, чтоб старые, уважаемые воры прониклись к нему безмерным доверием, но все видели: парень правильный – толк с него будет. Нужно только помочь, объяснить зелёному, что к чему да как…
Бритва, начавший постигать богатые традиции воровского сообщества, помощь принимал с благодарностью и науку впитывал, как губка. А после своей «платиновой кражи» поднялся на верхушку воровского Олимпа.
То прославившее его дело он провернул в 1995 году, «гастролируя» по обретшей самостоятельность Беларуси. Весной нелёгкая занесла его во второй после столицы, город республики – Гомель. Остановившись у кореша, с которым некогда довелось мотать срок, Серёга принялся изучать обстановку, дабы составить план дальнейших действий. Ценная информация подвернулась в самом неожиданном месте. Причем не он вынюхал её, а она свалилась на голову, как манна небесная евреям, плутавшим по пустыне под предводительством библейского пророка.
Тогда Бритва ехал в автобусе, невольно ловя краем уха разговор двух пьяных мужичков, стоявших рядом. Приятели, приводя аргументы, понятные лишь им двоим, спорили о стоимости каких-то штуковин, хранящихся на каком-то предприятии. Астрономические цифры, звучавшие в их беседе, заставили Сергея напрячь слух, а уже через две минуты он ловил каждое слово, вылетавшее из уст полного усатого дядьки. Собеседник называл его Михалычем, который, как понял Бритва, работал в охране местного стеклозавода. Но главное заключалось в том, что недавно караульным этого предприятия было поручено, как зеницу ока беречь какой-то инструмент из драгоценного металла, имеющего баснословную стоимость.
– Я тебе говорю, Петька, – пьяно покачиваясь и дыша перегаром, бубнил Михалыч, – хреновины те называются… это, как его… платино-радиевые мешалки, во *ля! Ты хоть слышал про такое? Да… ты ж долбоёб, что ты мог слышать? Ни хера ты не знаешь...
К счастью для Бритвы, «долбоёб» Петька не оскорбился, а только махнул рукой и вновь усомнился в словах собеседника:
– Да ну тебя на хрен, Михалыч! Лапшу на уши вешаешь… Хрен я поверю, что они столько стоят.
– Пятьсот кусков зелени! – орал на весь автобус уязвлённый Михалыч, выпучивая глаза и брызжа слюной. – Я сам в ведомости расписывался! Ты что, *ля, меня дураком считаешь?!
Петька, оставшийся при своём мнении, вышел через две остановки, а Бритва лихорадочно анализировал услышанное. Он знал, что на черном рынке драгоценные металлы действительно скупают за большие бабки, но какова доля истины в словах болтливого мужичка? Однако даже если половина сказанного им правда…
Он вышел вместе с Михалычем, а уже через полчаса они вместе пили вино в каком-то детском саду. Сергей, наспех организовавший импровизированную пьянку, сделал лишь пару глотков, предпочитая смолить «Беломор» и задавать вопросы, которых имел великое множество. И по мере того, как пустела бутылка, заплетавшийся язык Михалыча выдавал ответы. К моменту, когда была распита вторая «компотина», Сергей знал всё или почти всё из того, что его интересовало.
Мешалки весом свыше двадцати килограммов были привезены на завод для очистки от вкраплений стекла. На временное хранение их поместили в кладовую, находящуюся в помещении военизированной охраны. Кстати, сам Михалыч работал начальником одного из караулов ВОХР…
Бритве пришлось чуть ли не на плечах тащить нового знакомого, поскольку передвигаться самостоятельно тот уже не мог. Доведя слабо соображающего караульного до дверей его квартиры, Бритва нажал звонок и, спустившись этажом ниже, прислушался. Через минуту бабий голос выдал такую порцию смачных матов, от которых, как принято считать, женские уши должны сворачиваться в трубку. Самым цензурным выражением в прозвучавшей тираде была констатация неоспоримого факта:
– Опять нажрался, скотина!
– С-сама н-н-нажралась, – из последних сил огрызнулся Михалыч, не желая оставлять последнее слово за кем бы то ни было, несмотря на то, что язык практически отказывался подчиняться.
Записав на папиросной пачке улицу, номера дома и квартиры, Бритва ушёл.
Следующую неделю он наводил справки, уточняя реальную стоимость двадцати килограммов платино-радиевого сплава и узнавая, кто может купить его в таком количестве. После того, как все было схвачено, оставалось завербовать Михалыча. Вопрос решился положительно, стоило произнести сумму доли, которая в случае успеха якобы полагалась охраннику…
К делу готовились долго. Несколько раз Бритва наведывался в караулку во время смены «партнёра», чтобы осмотреться на месте. Михалыч снял оттиски номерных печатей, которыми кладовщица «штамповала» двери хранилища и пенал с ключами от дверей. По пластилиновым слепкам «липач», рекомендованный товарищем, у которого обитал Сергей, сделал печать. Качеством исполнения Бритва остался недоволен – копия получилась довольно паршивенькая. Но за неимением лучшего приходилось довольствоваться этим…
Операцию назначили в ночь с пятницы на субботу, в чём был свой резон: ведь пропажи хватятся лишь в понедельник. За это время меняются три караула – пусть менты поломают головы, составляя список подозреваемых.
На службу Михалыч заступил в половине девятого утра. Чтобы снять гнетущее напряжение, вечерком он вместе с помощником употребил пару бутылок вина. А чуть за полночь, когда товарищ храпел богатырским сном, Михалыч открыл выходящее на улицу окно. Бритва, ожидавший этого момента уже час, влез внутрь.
– Как настроение? – спросил Сергей и ободряюще похлопал Михалыча по плечу.
– Ох, Игорь, чует моё сердце недоброе, – пробормотал охранник и, сняв фуражку, вытер покрытый мелкой испариной лоб. – Ты побыстрее… Скоро посты менять.
– Не дуй в муку – не делай пыль, – подмигнул Бритва, знавший, что ничем хорошим для сообщника участие в его воровском деле не закончится, и никаких денег тот не увидит. – Всё будет нормально, дядя Кеша! На пенсию миллионером пойдёшь – как гражданин Корейко. Ключи давай…
Он нисколько не бахвалился. Страх, присущий любому нормальному человеку, в такие моменты загонялся в самый дальний закуток души, теснимый адреналином и каким-то безумным охотничьим азартом. Не важно, «брал» ли он магазинчик в глухой деревеньке, или вскрывал кассу крупного предприятия. Главное не добыча, а сам процесс. Чувство, пьянящее сильнее алкоголя и любой другой «дури»… Ощущение, без которого Бритва не мыслил своей жизни.
Главная часть дела заняла двадцать минут. Михалыч отключил автономную сигнализацию, после чего Бритва, взяв пенал с ключами, пошёл в хранилище. Мешалки оказались в третьем сейфе... Перегрузив их в мешок, Сергей закрыл двери, шлёпнул печати и, оставив не существовавший номер телефона, ушёл тем же путём. Кореш, сидевший за рулём своего «жигулёнка», там, где ему и полагалось ждать, знал не больше положенного.
Через час мешалки были переданы скупщику-азербайджанцу. Тщательно осмотрев товар, азер передал дипломат, с аккуратно уложенными пачками долларов. Рассчитываться «деревянными» рублями в кругу серьёзных людей, с которыми имел дела Бритва, давно считалось признаком дурного тона. Да и дипломатов в таком случае понадобилось бы несколько штук…
Когда в понедельник утром, на стеклозаводе поднялся переполох, Бритва находился далеко от Гомеля.
Поиском мешалок занялась вся местная ментовка и КГБ. Первым делом были задержаны начальники караулов заводской охраны. Михалыч мужественно держался трое суток. После чего заговорил…
Только вот рассказать, как оказалось, мог немногое. Он знал лишь имя сообщника – Игорь. Менты записали его словесный портрет и хотели везти арестованного в УВД, чтобы составить фоторобот. Но время было позднее и, посовещавшись, решили отложить до утра. Чисто по человечески их можно было понять… Пошли четвёртые сутки почти беспрерывного бодрствования. Многие из сыщиков за это время ни разу не появились дома; начальство драло глотки и требовало немедленного результата и вообще, один преступник был выявлен, а это уже результат. Утром выяснилось, что с результатами в миллион раз хуже, чем накануне. Арестованный имел подлость скончаться ночью от сердечного приступа…
Позже поступила оперативная информация о том, что загадочный Игорь никаким Игорем в действительности не был. А был Сергеем Бритвиным, к тому времени осужденным по другому делу, но по своей «традиционной» статье – «хищение имущества». В узких, (но, как оказалось – недостаточно узких) кругах история о том, какой шухер навёл Бритва в Беларуси, стала легендой, обросшей невероятными подробностями. Он же в придачу к старой кликухе получил ещё одну – «Платиновый». И вскоре был коронован прямо в стенах колонии. Кандидатура претендента на высший в уголовном мире титул утверждалась с воли. Авторитетов особенно впечатлило, что почти весь неслыханный барыш с продажи платины Бритва отдал в общак. «Кумовья», конечно же, допрашивали свежеиспеченного «законника» и даже связались с белорусскими коллегами, примчавшимися по первому зову. Да всё напрасно. Поблескивая золочёными фиксами, вор хитро щурился, нагло ухмылялся и просил не шить ему, старому больному человеку, оступившемуся, но уже ставшему на честный путь исправления, чужих грехов, а искать настоящих преступников. Не застали врасплох и вопросы о месте пребывания в числах, когда была совершена кража. С глубокой задумчивостью на лице, хмурясь и потирая виски, осужденный вспомнил, что как раз тогда отмечал какое-то торжество в одном из сочинских кабаков. А поскольку зэковский телеграф работал не хуже ментовской агентурной сети, сыскались и люди, которые при проверке показаний божились, что действительно пили с Серёгой за чьё-то там здоровье. Две дамочки не особо тяжелых нравов даже признались, что в ту памятную им ночь Бритва занимался делами куда более приятными, чем кража государственного добра в каком-то Гомеле. Раздосадованные опера покинули исправучреждение ни с чем. Перед этим пожилой подполковник в штатском попросил оставить его наедине с несостоявшимся подозреваемым. Угостив сигаретой и, закурив сам, белорусский мент сказал:
– Слушай, Бритва, мне до пенсии полтора месяца и, честно говоря – насрать, брал ты то железо, не брал. Так, чисто любопытство мучает… Скажи не для протокола – твоя работа? Неспроста ж тебе погоняло «Платиновый» прилепили…
На минуту Бритва задумался и, задрав голову к потолку, пустил дым кольцами, наблюдая за их грациозным полётом. Подполковник напрягся. Почудилось ему, что сейчас он услышит откровенный ответ, который, чем чёрт не шутит, даст шанс получить ещё пару звёзд на погоны и, соответственно, большую пенсию, до которой и впрямь оставалось рукой подать.
– На понт берёшь, начальник? – усмехнулся Бритва и, затянувшись, улыбнулся, как чеширский кот. – Ты пойми, командир, герои они ведь всем нужны, что вам, что нам… Вот фуфлогоны байку и сочинили. Мол, Бритва – так ещё и платиновая. Ну, а мне старому – радость, почёт и уважение.
Надежда на звёзды развеялась, так и не сформировавшись. Тихо матернувшись, без пяти минут отставник вызвал конвой.

Отредактировано: R.F., 14 Март 2006 - 19:24:29

"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#2 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 12 690 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 27 Май 2005 - 13:43:17

Рэндальф, ты как всегда на высоте. Говорю это не для того, чтобы польстить твоему самолюбию - а то еще бросишь писать и завалишься на лавры, как Емеля - на печку :unsure:

Нет, все вполне объективно. Хороший выверенный слог, сохранена стилистика, и, что мне больше всего по душе, оч. жизненно; верно схвачено, герой предстает как живой - эдакий сухой пацан с короткой стрижкой, которых на наших югах пруд пруди. Да и мат с воровским сленгом в тему - там, где надо. В-общем, афтар, пеши исчо :rolleyes:

Субъективно же - мне лично не нравится образ благородного Робин Гуда. Ни к чему это; но с другой стороны, не было бы воров - не было бы и святых - это две стороны одной медали.
смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur

#3 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 27 Май 2005 - 18:40:53

Vagabond (May 27 2005, 09:43 AM) писал:

Субъективно же - мне лично не нравится образ благородного Робин Гуда. Ни к чему это; но с другой стороны, не было бы воров - не было бы и святых - это две стороны одной медали.
Да я тоже не шибко верю в "Саш Белых" и меньше всего склонен их популяризировать, создавая нимбы вокруг коротко стриженых голов. :rolleyes: Но уж слишком Бритва мне по сюжету требовался. Не над одним же Максимом отмороженной Ксюхе измываться. :D :D :D
Да и, скажем так, Бритва -- не Робин Гуд, а просто вор с понятиями (у воров старой закваски они действительно были), который строго их придерживается.

За признание натуралистичности спасибки! :unsure: Это тот показатель, который лично я ставлю превыше всего.

Кста, открою тебе, дружище Vagabond, один маленький секрет. История с похищением платины так же реальна, как и город, в котором она произошла. :D Единственное отличие -- в реальности посадили и вора, и начальника караула.

Отредактировано: R.F., 27 Май 2005 - 18:48:06

"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#4 Miss-Djein

    Miss Virus

  • Пользователи
  • *****
  • 1 744 сообщений
  • Из: Россия

Отправлено: 27 Май 2005 - 22:18:58

Ну РФище! Как соберусь почитать твое очередное детище, так меня из инета выкидывает, прям мистика какая-то...

А теперь по делу: РФ я тебой просто удивляюсь. Мне кажется твой уровень очень высок и ты можешь дать фору любому профессионалу. Читать то что ты пишешь интересно не только из-за смысла, а из-за того как у тебя складываются слова в предложения и диалоги, настолько все гладенько, чистенько - мозги отдыхают, ощущение полного присутствия :rolleyes:

ИМХО Бритва по характеру и повадкам напомнил мне Колобка - вора из "Пелагии и красный петух" Акунина :unsure:

Ты молодец!!!

ЗЫ *строго* Чтоб обязательно отправил рукописи в какое-нибудь издательство!!!

Отредактировано: Miss-Djein, 27 Май 2005 - 22:28:39

Лишь холод согреет меня, лишь тьма осветит мне путь и лишь смерть подарит мне жизнь... вновь
~.~.~


#5 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 28 Май 2005 - 00:20:01

Крошка Джейн (эдакий благородный кивок, попытка коснуться подбородком груди -- типа, такой русский офицер на балу благодарит даму за танец. Во наплёл! :D :P ). Спасибо, солнц. Приятно читать такие рецензии, чего уж там :D

Эх, ребята, сами знаете, какой ценой даётся эта "гладкость". Сперва раз надцать на компутере правишь, потом ещё на бумаге вычитываешь (эффект восприятия другой) и... читаешь окончательный вариант и всё равно: нет-нет да и зацепится глаз за что-то. :unsure: Вау, а чего это я разнылся? "Не нравится, R.F. -- иди вагоны разгружай!" :D
Кстати, о гладкости... Меня что порой смущает. Читаю Hypnose, Denbro, Рэйджи, не говоря уже про Vagabondа и чувствуется, что... ну, человек не рукой пишет, а слова откуда-то изнутри идут. Из души, что ли? А Я ПИШУ ИМЕННО РУКОЙ. Имхо, чего-то не хватает, искусственность какая-то возникает. А я её, заразу, больше всего в своих текстах боюсь. :D Может, как бы только техника и спасает?
Вот и сейчас, перечитываю текст поста и... Блин, вижу, что сильно разумничался. Да ещё каким-то самодовольством попахивает. :rolleyes: Хм... мастер выискался. :D Ланно, щас сам себя обломаю. ;) :D

Видишь ли, крошка Джейн, в издательства я текст первой части уже отправил и в несколько телекомпаний (предложил, как основу для сценария телесериала). Из всеми нам, по известным причинам обожаемого АСТа ответ уже пришёл: "Извините, ваше произведение нашему издательству не подходит". :D Молодцы. Коротко и ясно. Ну, да оно понятно "рукописи не рецензируются и т.д." Таких графоманов у них там мех и торба. Да и вообще, у них там это "самотёком" называется и отношение, можете догадаться какое... Но всё равно, конечно, причину знать хоцца... Мэйби их постельные сцены смутили? Так, кого они ща смущают? Да я и не похабничал, вроде, помягше старался. (Но, блин, позволить внутренней цензуре убить натуралистичность тоже не смог ;) :D ). Я так подозреваю, что оценив его на предмет коммерческой перспективы, пришли к выводу, что они (перспективы) недостаточны. Продаваемые тексты известно дело кто выдает, как с конвейера - "Донцова-Устинова-Полякова и Ко". К тому же автор никому неизвестен. Кроме моих друзей с оного форума. ;) "Харэ брюзжать, R.F.!". Ну, блин, в самом-то деле. :P Жду, чего ВАГРИУС ответит. Бум надеяться. Спасибо за поддержку. :D
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#6 Miss-Djein

    Miss Virus

  • Пользователи
  • *****
  • 1 744 сообщений
  • Из: Россия

Отправлено: 28 Май 2005 - 01:12:49

РФ попробуй обратиться с просьбой (лучше не письмом, а лично к начальнику) в местное Управление Культуры. Я работаю в этой сфере и к нам многие обращаются с подобными вопросами, конечно же помогаем не всем (в основном ветеранам и залуженным деятелям города), но может в вашей администрации дела получше обстоят, может даже и спонсора подыщут, какую-нибудь ведущую компанию или банк

Отредактировано: Miss-Djein, 28 Май 2005 - 01:13:37

Лишь холод согреет меня, лишь тьма осветит мне путь и лишь смерть подарит мне жизнь... вновь
~.~.~


#7 R.F.

    Blood man

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 1 546 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Беларусь

Отправлено: 28 Май 2005 - 09:18:53

:) :D :D Ох, крошка Джейн ну и насмешила! Не, солнц, спасибо за участие, просто... видишь ли. Роман мой, скажем так, не из той категории, которую станет поддерживать управление культуры. Я как представлю лица их руководства после прочтения... :D :D :D Не, не буду рисковать. Я еще жить хочу. :huh:

Увы, в сфере культуры не все такие продвинутые и классные читатели, как ты. :) ;) Да и что толку с их помощи? Ну, допустим, найдут они спонсора, ну выпустят тысячным тиражом в убогом исполнении местной печатной фабрики. А дальше что? Разве только друзьям-родственникам раздарить? :) (Твой -- первый экземпляр ;) ) У нас-то во всей Беларуси издательского бизнеса практически не существует. Ни то, что на уровне регионов. :)
"...Моё будущее - мысль,
Моё прошлое - лишь слово.
Но я - это мгновение"

Morten Harket "JEG KJENNER INGEN FREMTID"

#8 Miss-Djein

    Miss Virus

  • Пользователи
  • *****
  • 1 744 сообщений
  • Из: Россия

Отправлено: 28 Май 2005 - 20:17:14

Ну лана :) , покрайней мере хоть насмешила :) Будем надеяться и держать пальцы веером :D ой крестиком, что всё у тебя будет хорошо :D

Цитата

(Твой -- первый экземпляр  :D )

Это будет честь для меня :huh: всегда приятно знать, что ты хоть как-то был причастен к к-либо хорошему событию

Лишь холод согреет меня, лишь тьма осветит мне путь и лишь смерть подарит мне жизнь... вновь
~.~.~






ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика