Перейти к содержимому



Цитаты...



Ответов в теме: 1749

#886 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 5 983 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 27 Февраль 2008 - 15:54:35

— Тсс! — вдруг хихикнул он и опять оглянулся, но уже на потолок. — Знаете, что мне открылось: что Бога нет, а мир создан Крысой, огромной такой, трансцендентной, омерзительной и припадочной, мстительной, галлюцинацией, бредом, тяжелым, кошмарным характером.

— Не может быть, — испугался я.

— Почему же не может быть? — усмехнулся он. — У меня откровение было... А потом, разве вы сами не видите, естественным разумом, что мир — чудовищная экспериментальная мастерская для крысы, для зла... Ведь смотрите в корень: для чего мир создан: для добра или зла? — Он вдруг сладострастно подскочил на стуле, пролил уксус, глазенки его загорелись, и, весь дрожа от смешков и нетерпения, он потянул меня за галстук. — Обратите внимание, — он прямо сгорал от радости, — на одну тончайшую, убедительнейшую деталь-с. Добра и жизни в мире отпущено как раз ровно столечко, сколько необходимо для зла и смерти... Матерьялец, матерьялец ведь нужен для зла, для садизма — вот что такое жизнь! — (он так стал хихикать, что чуть не упал лицом в блюдо) — Ну, подумайте сами: стопроцентная смерть и стопроцентное зло — бессмыслица, потому что тогда некому было бы умирать и некого мучить. А наоборот, пропорция добра и зла в нашем мире как раз в самую тютельку, — он опять взвизгнул, — подходит для самого наихудшего, патологического мучительства, для Крысы... Добра и жизни — как раз столечко, сколько ее крысиной душонке нужно, чтобы истязать. ...Этот мир — самый оптимальный для зла и Крысы...

Он тяжело дышал, губы его дрожали, по лицу лил пот. Мне стало жутко...

— Тысячелетия, — с воем опять начал он, — люди считали, что мир создал Бог, добрый и всемогущий, и сочиняли замысловатые, отчаянные объяснения торжества зла на земле, и никому не приходило в голову, что мир создан не Богом, а Крысой, злобной и параноидной, создан для того, чтобы было ей что мучить... По ночам я смотрю на чистое звездное небо и в хаосе галактик вижу ее огромную патологическую проекцию... Крыса... Тонкие, безумные, как звездная пыль, омерзительные очертания... Ее тень всегда с нами: в трепете травы, в шуме ветра, в корчах гибели, в нашей душе... Вы думаете, будет конец мира? Ерунда! Тогда нечего будет истязать... Ей, может быть, уже самой все это противно, она блюет сгустками крысиной злобы, но не может кончить истязание — как не может кончить измученно-обезумевший развратник... Вы заметили, как легко и нелепо человеком овладевает надежда, и именно в самых безнадежно-ясных ситуациях? Это Крыса впустила в человеческую душу такое глупенькое, никогда не оправдывающееся чувство, чтобы каждый человек погибал не сразу, а медленно, по кусочкам, надеясь, чтоб был материал-с, экономия... Посмотрите на этого типа — вон на эту рожу, — он пришел сюда мрачный, как труп, а сейчас выпил немножечко — и уже веселый. Как мало нужно человеку... Для счастья... Хе-хе... Это тоже предусмотрено... Потому что, если не было бы такого ослиного переключения, все бы давно повесились... Красота, природа... Это тоже предусмотрено (он хихикнул). — И ласковый весенний ветерок, и дымные очертания гор, и далекий плеск моря — все это нужно для того, чтобы сильнее привязался человек к своей обреченной жизни — и тогда больше будет простора для садистической фантазии Крысы...

Я был оглушен. Откуда-то из неведомого измерения смотрела на меня тупая и бессмысленная морда Крысы.

Ю.Мамлеев, "КРЫСА"
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей

#887 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 5 983 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 29 Февраль 2008 - 11:31:54

О наболевшем

Русский язык. В какой степени русский язык может быть материалом для построения философской системы? Ответ прост: "В никакой." Это принципиально "нефилософский" язык. Русский язык мним. Он постоянно раздваивается, "двусмыслится", неуловимо перетекает из одной формы в другую, мнится. Слово "мнится", мерцающее своей субъективностью и бесплотной неистинностью, есть самое русское слово. Мнимость как сомнительное мнение есть символ смутной призмы русской культуры и постоянной русской смуты. Сама манера письменной фиксации русской речи весьма сомнительна. Для русского человека характерно пристрастие к запятым. Ему очень важно как-то структурировать свою речь, разбить ее на ряд соподчиненных элементов. Но одновременно он органически неспособен на короткие фразы. Предложения все тянутся и тянутся, нанизываясь придаточными, причастными и деепричастными оборотами, вводными словами, словосочетаниями и предложениями. Как бы в ужасе перед этим разрастающимся потоком слов русский сыплет пригоршнями знаки препинания, но это, в свою очередь, лишь запутывает обрывки мыслей в безобразный лохматый узел.

Если взять не фиксацию речи, а фиксацию мышления как такового, то тут картина еще хуже. Отсутствие стандартного ударения и стандартной интонации, бесконечные перескакивания членов предложения с места на место и масса различных окончаний, судорожно пытающихся связать рассыпающийся текст в единое целое - все это делает наш язык темным, аморфным и парадоксальным. Русская речь похожа на мед в сотах. Она сладко тягуча и одновременно пронизана пресными восковыми перегородками.

Бердяев как-то в сердцах сказал:

"Мое мышление интуитивное и афористическое. В нем нет дискурсивного развития мысли. Я ничего не могу толком развить и доказать".

Заметьте, это сказано не походя, а на склоне лет, в итоговом произведении (в "Самопознании"), то есть, конечно, не из кокетства. Но как же может философ так вот признаться в том, что он, в сущности, просто некомпетентен, так как не то что мысль какую-то развить, а два предложения вместе связать не может? И это сказал Бердяев, человек, который считается одним из умнейших людей России. О какой же "русской философии" может идти речь после этого?

И тем не менее ни одна другая нация мира (за исключением, может быть, немецкой) не питала такого колоссального интереса к философии. Еще на заре золотого века русской культуры тянулись и тянулись люди к западному рацио, к Логосу.

[...]

Что поражает в этом стремлении к западной философии? Не столько безуспешность, сколько противоестественность. С одной стороны, человек вроде бы всеми фибрами души стремится философскому знанию. С другой - само чтение философских трудов вызывает у него приступ тошноты.

Наверное, где-то в подсознании у русского есть варварское стремление к западной научности, рациональности. Причем, сама рациональность воспринимается им как нечто крайне иррациональное, умонеохватное, дающее тайное знание. В среде раскольников было поверие: кто прочтет всю Библию и поймет ее до конца, тот сойдет с ума. Станкевич как раз с таким чувством и читал Шеллинга, Канта и Гегеля. Об иррациональности русского рационализма хорошо сказал Лев Шестов, заметивший в "Апофеозе беспочвенности":

"Даже эпоха шестидесятых годов, с ее "трезвостью", была в сущности самой пьяной эпохой. У нас читали Дарвина и лягушек резали те людя, которые ждали Мессии, второго пришествия".

Высечено: "Мысль изреченная есть ложь". (4) Как частный вариант этой истины можно сказать, что мысль, изреченная по-русски, иррациональна. Даже сама по себе рациональная мысль в устах русского приобретает иррациональную окраску. А это, из-за несоответствия формы и содержания, приводит к худшему виду иррационализма, к иррационализму вульгарному, плоскому, или, короче говоря, просто к глупости.

Но именно из-за принципиальной иррациональности нашей языковой культуры сциентизм и пустил такие глубокие корни на русской почве. Обращение к западной схеме мышления - это результат смутного осознания ирреальности нашего словесного мира, его вторичности. Русский позитивизм - это вульгарная попытка окончательной "филологизации" национальной сущности, уничтожения ее тайны за счет словесного выражения.

Поэт назвал Германию вечным укором России. Мраморные глыбы Гегеля и Канта - это вечный укор русским мыслителям. Не верьте русскому, который признается вам в своей любви к серым и черным томам "Философского Наследия". На самом деле он их или вообще не читал, или читал со скрежетом зубовным. Русские по своей природе слабые мыслители, так как уже сам наш язык - язык глубоко"недоказательный". Слова путаются, мысли ветвятся и растекаются по древу. Хочется говорить кратко и ясно, "по-немецки". Но в результате получается одна "афористичность". Хочется "вырубать монументы", но перед скульптором не гранит и не мрамор, и даже не известняк, а дикий мед, в котором беззвучно тонет резец. Мед этот можно крошить сотами "афоризмов". И только.

Д.Галковский, "БЕСКОНЕЧНЫЙ ТУПИК"
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей

#888 Diter

  • Пользователи
  • *****
  • 2 168 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 29 Февраль 2008 - 17:05:07

Вот мне часто говорят: "А как ты хотел?". Или еще: "А чего ты хотел? Ну вот скажи, вот чего ты хотел?". Или: "А как ты хотел? Ну вот как ты хотел?". Я думаю: "Действительно, а как я хотел?". Ну действительно, ну чего я хотел? И как я хотел? И уж тем более – чего я хочу? А иногда думаю: "Ой, я что-то ведь хотел сказать, я ведь что-то хотел сказать!". Чего я хотел? А чего я хотел? Ну чего я хотел? И тем более - чего я хочу, а? Чего я хочу? Чего я хотел? А я хотел – и хочу – чтобы мне было хорошо, не лучше, а хорошо, просто хорошо. И я все время этого хочу, и хотел, и хочу, чтобы было хорошо. Ну... не все время, а хотя бы часто. Этого я хочу и хотел. И еще я хочу, чтобы... ну, не врать никогда, ну, чтоб не было стыдно. Потому что когда врешь – стыдно, и так хотелось бы, чтобы не врать и не бояться... чтобы не было стыдно, и тогда будет хорошо. Вот этого я хотел... и хочу. И оттого, что я этого хочу, мне не стыдно. Вот хотелось бы так, чтобы не врать, не бояться, чтоб как моряки и летчики... вот так... потому что моряки и летчики, они же ведь... они же никогда не врут. Вот так, как моряки и летчики, вот так я хотел и хочу, чтобы как моряки, как летчики...
А потому что страшно подумать – а вдруг моряки и летчики, они тоже врут? И тоже боятся? Не-ет, они не могут! Кто-то же должен всегда быть смелым и никогда не врать? И вот я так же хотел... я так же хочу. И еще хочу... хочу любить... вот... так любить, чтобы не думать, любят меня или нет. И чтоб так любить, чтобы, когда уходила любовь, не оставалась ревность, чтобы ревности не было. Вот так я хотел и хочу. Хочу все время.
А так: "Чего ты хотел?". Чего ты хотел... Главное: "А как ты хотел?". А вот так я хотел, вот так хотел, чтобы хорошо... чтобы хорошо... братцы, чтобы... ну чтобы хорошо, понимаете? Ну чтоб... ну вот так – не лучше, а просто - хорошо. И почаще... почаще.

Евгений Гришковец - Чего ты хотел? (Че ты хотел?)
квадратнi на круглих будуть iти, за то шо тi рiвнi як їх не крути

#889 Diter

  • Пользователи
  • *****
  • 2 168 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 03 Март 2008 - 14:48:26

А эти, которые больше всех, где они? Сказал бы, этими вот, как говорится, руками. И до сих пор, и всегда буду, есть и был... Хотя иной раз бываю. Но сейчас не об этом надо думать. Сейчас надо всем вместе. У нас ведь все общее. И судьба, и труба, и песни. Да, трудно, да, плохо, но мы-то здесь. Потому что это наш дом. И Россия, и Украина, как ни назови. А кто кому должен, тут еще надо разобраться. Потому что все всем должны. Мы тут с Леонид Данилычем даже считать не начали, а уже сбились. Но мы подсчитаем, и тогда все узнают. И мы в первую очередь. А если кто слишком умный, пусть сам считает, а мы потом проверим. И доложим, куда попало. Теперь что касается спорных вопросов. Вопросы есть, спора нету. То есть спор есть, вопроса нету. Значит, надо решать. И не так, с налету, а на трезвую голову. Нас ведь тут полтораста миллионов. И вас пятьдесят. И если каждый начнет, что тогда? Двести... Это ведь учитывать надо. А в Китае вообще полтора миллиарда. Ну и куда их всех? Правильно Тарапунька Пушкину писал: "Як умру, то поховайте на Украйне милой..." А это еще когда было. И вот с тех самых пор кому-то чешется. Насчет перспектив хочу сказать. Это на сегодня самое важное. И не важно, Черномырдин или кто... Да кто бы ни был. Потому что, когда мы с Гором комиссию создавали, все были, но не сразу. Комиссия уже потом появилась... В процессе создания. И работа там продолжается до сих пор, но уже с обратной перспективой, на новом качественном уровне. Нужно вперед смотреть, а не под ногами путаться, людей от дела отрывать. Зачем нам все это? Особенно сегодня, когда во всем мире все уже давно, кроме нас. Только мы да эти... не хочется называть здесь... Да над нами смеются уже все. И правильно, и поделом. Но мы докажем и уже доказали. Потому что можем. Потому что должны. А раз должны, значит, надо. И на этом я бы хотел... И хочу... И буду хотеть!...

В.С. Черномырдин

(после назначения на пост посла РФ в Украину, стенографист Игорь Иртеньев)
квадратнi на круглих будуть iти, за то шо тi рiвнi як їх не крути

#890 izida

    убедившаяся что клоунов на ее век хватит

  • Пользователи
  • *****
  • 4 472 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: город яблок ))

Отправлено: 03 Март 2008 - 15:43:38

Сержант солдатам: Беспорядок нарушаете? Голыми женщинами пользуетесь? Тут вам не там . Здесь вам покажут.
Фамилия у Черномырдина выразительная тоже. ;)
путь человека - от пелёнки зловонной до смердящего савана

я устал от войны и всех дважды сказанных шуток ©

#891 Diter

  • Пользователи
  • *****
  • 2 168 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 03 Март 2008 - 20:32:22

Говорил, говорю и буду говорить: не станет Черномырдин, не произойдет этого, как бы некоторые ни надеялись. Потому что, когда такие задачи стоят, когда мы так глубоко оказались, не время сейчас. Меня многие, я знаю, из-за того, что Черномырдин очень многим оказался, как в горле, как говорится. Но я всем хочу сказать, не говоря уж о Борисе Николаевиче, что пусть они не думают, что так легко. Ведь люди видят, кто болеет за судьбу, а кто просто занимается под маркой. Я знаю, кто тут думает, что пробил его наконец. Черномырдин всегда знает, когда кто думает, потому что он прошел все это от слесаря до сих пор. И я делаю это добровольно, раз иначе нельзя, раз такие спекуляции идут, что хотят меня сделать как яблоко преткновения. Это надо внимательно еще посмотреть, кому это надо, чтобы вокруг Черномырдина создавать атмосферу. Все должны знать: сделанного за годы реформ уже не воротишь вспять!

Виктор Степанович

И не надо: Черномырдин то, Черномырдин се. Черномырдин никогда и нигде, а всегда и везде... И всем. И когда надо было, пять лет бессменно, между прочим, а не то что те.

;)
квадратнi на круглих будуть iти, за то шо тi рiвнi як їх не крути

#892 Мортен

    Wild Seed

  • Пользователи
  • *****
  • 1 835 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Харьков

Отправлено: 03 Март 2008 - 22:35:10

Этому мyдаку надо было еще в 95-ом яйца оторвать, за Буденновск :D
Да не убоюсь я сонмов Мирных и Гневных Божеств -
своих собственных мыслей.

Тибетская Книга Мёртвых

#893 Diter

  • Пользователи
  • *****
  • 2 168 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 04 Март 2008 - 20:48:01

Отвечаю вам двумя пунктами.
Пункт № 1. Вы неправы. Развить эту мысль к сожалению не могу.
Пункт № 2. Вы правы. И эту мысль тоже к сожалению развить не могу.

Даниил Хармс – Философ!...
квадратнi на круглих будуть iти, за то шо тi рiвнi як їх не крути

#894 Inqvizitor

    Пыщь-пыщь, ололо, я водитель НЛО

  • Помощник шерифаПомощники шерифа
  • 6 218 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Санкт-Петербург

Отправлено: 04 Март 2008 - 21:17:51

И еще из Хармса - Суд Линча

Петров садится на коня и говорит, обращаясь к толпе, речь о том, что будет, если на месте, где находится общественный сад, будет построен американский небоскреб. Толпа слушает и, видимо, соглашается. Петров записывает что-то у себя в записной книжечке. Из толпы выделяется человек среднего роста и спрашивает Петрова, что он записал у себя в записной книжечке. Петров отвечает, что это касается только его самого. Человек среднего роста наседает. Слово за слово, и начинается распря. Толпа принимает сторону человека среднего роста, и Петров, спасая свою жизнь, погоняет коня и скрывается за поворотом. Толпа волнуется и, за неимением другой жертвы, хватает человека среднего роста и отрывает ему голову. Оторванная голова катится по мостовой и застревает в люке для водостока. Толпа, удовлетворив свои страсти, расходится.
Curse here, curse there.
A curse for he, and she, why care.
Изображение Изображение

#895 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 12 692 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 07 Март 2008 - 11:21:43

you can take the nigger from the jungle, but you cannot take the jungle from the nigger
смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur

#896 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 5 983 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 09 Март 2008 - 09:34:33

Із болота вилазив сам Йог-Сотот, Ткач Тіней, Великий Причинний Хробак, що біду накликає. Він не міг добре бачити потвору, тому що форма вислизала від сприйняття, людська свідомість, що постійно інтерпретувала кожну річ, перетворюючи на щось зрозуміліше та доступніше, уперше зіткнулася з проблемою, і відразу ж дала збій. Він відчував, що насправді бачить лише вершину чогось КОЛОСАЛЬНОГО, що, можливо, займає цілу зорю, а може, у мільярди разів більше, – можливо, сама є цілою реальністю водночас.
Мозок оскаженів від страху, тому що бачив велетенського блідого хробака, нескінченного у часі й просторі, живу, кошмарну вічність, блідо-прозору, покриту щетинками потвору-хробака, представника окремої раси, цивілізації, раси настільки чужої людині й чомусь живому взагалі, наскільки це можливо.
Банзай відчував СВІДОМІСТЬ, РОЗУМ тієї істоти, набагато вищої, древньої, яка сама по собі була богом, вічністю і началом Зла. Він кричав, кричав, КРИЧАВ, незважаючи ні на що, тому що один вигляд цього пожирача вимірів підсував розум на небезпечну відстань до прірви безумства.
(щоробитищоробитиНУ ЩО Я МАЮ РОБИТИ МЕНІ НАСТАВ КІНЕЦЬ Я НЕ СПРАВИВСЯ НЕ ЗРОЗУМІВ ЩО МАЮ РОБИТИ НУ ПОРЯТУЙТЕ МЕНЕ!!!)
Його паразілувало в екзальтації жаху, неземному релігійному екстазі перед цим потворним, незбагненним та неймовірним богом.
Йог-Сотот злинув,
(який же він величезний!!!)
і Банзай був певний, що це всього лиш верхівка мега-айсбергу, що заточений тут у вигнанні.
Корій раптово скрутив його, а сам і далі вигукував свої прадавні заклинання. Банзай силкувався вирватись, але марно.
(НУ ЩО Я МАЮ РОБИТИ???)
Несподівано Юрко відчув дивне клацання в голові, дуже голосне і справжнє. Ніби він до цього пробував читати книжку в повній темряві, а хтось клацнув вимикачем, і в кімнаті запалало світло. Він зрозумів.
Йог-Сотот кинувся на скручену жертву, притриману для зручності капланом. Зараз він проковтне Закриваючого і вийде в новий світ.
За пару секунд до того, як Великий Хробак зжер Юрка Банзая, той осяяно і з дивною полегкістю збагнув: це не мав бути він, не йому судилося бути Закриваючим, далеко не йому, Закриваючим був...
Але Йог-Сотот пошматував його ка і зжер.

Любко Дереш, "КУЛЬТ"
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей

#897 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 5 983 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 14 Март 2008 - 21:15:12

— А-у-а-э-э-и-вен!.. — неистово возопил Словозайцев, и все многолюдное скопище откликнулось на этот истошный утробный вопль. Монахи сбрасывали клобуки и мантии, сдирали подрясники, открывая взору экзотические облачения. Игумен предстал громадным силачом с накачанными мускулами, в огненно-красной майке, на которой было написано «Чикаго Буффало». Сквозь продранные джинсы виднелся волосатый пах. Кольчатая борода тряслась и взвивалась, когда он отплясывал румбу, мощно двигая локтями. Другие монахи были кто в шортах, кто в шелковых трико, голые по пояс, с фантастическими татуировками, где масонские символы мешались с кабалистическими знаками. Танцевали самбу и «ча-ча-ча», на потных блестящих телах пульсировали и извивались диковинные звери, морские гады, небывалые птицы, словно их выведением занимались искусные селекционеры.
Луиза Кипчак гибкая, как кошка, выгибая голый крестец, упала на четвереньки и стала ползти к могиле, на которой восседал дух Безарх, опаленный зноем Сахары. На нее упал игумен в красной майке. Стал драть ее волосы, кусать чувственные плечи, подсовывал ей под грудь могучую лапищу, больно стискивал соски, и она визжала от боли и наслаждения. Черная ассирийская борода накрывала ее острые лопатки, и оба они свивались в клубок, катались по могиле, брызгая на нее жаркой слюной, злыми слезами и пылающим семенем. Выкрикивали колдовское заклинание:

Лейба, Лейба, лейборист,
Лейбл, лейбл, ты борись!


Мадам Стеклярусова, распахнув балахон, вывалила из него свое пышное, цвета перезрелой дыни тело. Кинулась на могилу, сдирая с нее землю, посыпая сырыми комьями свои вялые груди, складчатый живот, венозные ноги. Заталкивала глину погребения в промежность, согревая ее своим истлевающим лоном, от которого в страхе разбегались жужелицы и отползали улитки. Колотилась животом о могилу, истошно выкликая:

Ты Бронштейн, горящий камень,
Превратил Россию в пламень.


Дух Сахары Безарх молча смотрел на красавицу, наливая розовые глаза, а потом вскочил на нее, размещая когтистые лапы на пояснице у дамы. Напряг гузку, выбрасывая вперед червеобразный студенистый отросток, с его помощью заталкивая в мадам Стеклярусову могильную землю. Стал бить ее кожаными крыльями, долбить в лысеющий затылок красавицы желтым клювом.
Добровольский высунул длинный, как у муравьеда язык и облизывал с ног до головы обнаженную женщину-продюсера из программы «Тюрьма и воля». Та была благодарна чистоплотному старцу, старательно, по-собачьи, убиравшего с ее тела следы преждевременных извержений. Ее дурная кровь капала на могилу, заставляя ее дымиться. Наложив ладони на медно-красный парик Добровольского, женщина-продюсер восклицала:

Бейте бубны и литавры,
Мчатся конники-кентавры.


Круцефикс, маленький и подвижный, с волосатыми ляжками и раздвоенными копытцами, скакал, словно козлик, норовя пристроиться к высокой топ-модели. Никак не допрыгивал. Величавая дева сжалилась над похотливым домогателем, подсадила его на себя и поддерживала, пока тот не облегчил свой раскаленный тигель, выплескивая расплавленные, прожигавшие могилу брызги. Блеюще возопил:

Люций, Люций, Люцифер,
Революций грозный хер.


Лысинка Жванецкого то напяливала до ушей шляпу Боярского, издавая сладострастные стоны. То плюхалась на нее, как на ночную вазу, и тогда шляпа Боярского рычала, как Д’Артаньян, завидевший госпожу Бонасье:

Меркадер, Мойдодыр
На реке Анадырь.


Усы Михалкова распушились от вожделения. Он ловил пробегавших мимо манекенщиц, с силой наклонял их к могиле и с петушиной быстротой поступал с ними так, словно это были куры-несушки. После каждой скоротечной победы, бил себя по бокам руками и кукарекал:

Ни за доллар, ни за рубль
Ты не сыщешь ледоруба.


Телемагнат Попич уткнулся надменным лицом в пах Куприянову. Было видно, как дергается его возбужденный хохолок. Иногда он прерывал свое упорное занятие, поворачивался лицом к пылавшему жертвеннику, в котором чернели обгоравшие козлиные рога, и умоляюще зазывал:

Ты вернись, товарищ Троцкий,
В мир проклятый и уродский.


Куприянов, держа за уши Попича, задыхался от восторга и, когда позволяли силы, раскрывал рот и великолепным баритоном возглашал:

Великаны или гномы,
Все мы вышли из генома.


Последней стыдливо сбросила с себя наряд кармелитки дама-мажордом, она же Регина Дубовицкая. Осталась в том, в чем оказывалась каждый раз, когда возвращалась домой после программы «Аншлаг», принимала душ и, стоя босыми ногами на полу с подогревом, задумчиво глядела в зеркало, сокрушаясь по поводу того, как морщинит и глупит человека постоянный смех. Теперь же на поляне она опустилась на могилу мученика революции и генетика пролетарской России и произнесла заклинание:

Превратится Круг Полярный
В организм молекулярный.


Действо достигало апогея. Колокол неустанно бил. Ему вторили трещотки, бубны, гребешки и губные гармошки. Грохотала обжигающая музыка Карибского бассейна. Бразильский карнавал наполнял поляну шелками, лентами, танцовщицами варьете, колдуньями Рио-де-Жанейро, волховательницами Амазонки, чародейками Атлантического побережья. Монахи разбегались и с развеянными бородами сигали через могилу. Топ-модели становились на могильный холм, сгибали спины, и новоорлеанские негры перепрыгивали через них, играя в чехарду. Все бросались на обнаженных красавиц, устраивая «кучу малу». Лазеры метались над поляной, в их обжигающие лучи попадали ночные бабочки и очумелые птицы, вспыхивали и падали на могилу.
Такое не мог выдержать ни один покойник. Лежащие в глубине кости начали срастаться. Сползались позвонки, скреплялись растертые в муку суставы. Еще лишенный плоти, скелет оживал, тянулся вверх, прорывал костяной рукой могильный холм, махал из-под земли костлявыми пальцами. Мадам Стеклярусова жадно их целовала. Луиза Кипчак припадала к ним пламенными устами.
Внезапно в земляном надгробии открылась ноздря, из которой ударил пар, прянул багровый дым, полетели брызги земли, словно ожил вулкан, выталкивая из подземной квашни багровое тесто. Било белое пламя, словно взлетала космическая ракета, и в раскаленном облаке, выдавливаемый из-под земли, возникал человек. Окруженный огнем, с черной бородкой, в пенсне, в военной фуражке, Лев Троцкий после долгого сна выходил на поверхность. Все ахнули, попадали ниц при его появлении. Не вся плоть прилепилась к костям. Некоторые мускулы, словно клейкое тесто, отвалились от скелета и висели на ребрах. Лишь половина лица была одета кожей, другая желтела несвежей костью. Под окуляром пенсне зияла пустая глазница. Оживляемый Троцкий всплывал из-под земли сначала по шею, затем по пояс. Показались облаченные в галифе ноги, удобные хромовые сапожки. Они зависли над землей, как и сам великий революционер, охваченный подземным пламенем. Так на старте зависает ракета, преодолевая гравитацию земли, с трудом толкаемая реактивными соплами. Троцкий силился изойти из могилы, но его затягивало обратно. Чувствовался недостаток адской тяги.

А.Проханов - ТЕПЛОХОД "ИОСИФ БРОДСКИЙ"
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей

#898 Diter

  • Пользователи
  • *****
  • 2 168 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 15 Март 2008 - 18:18:16

Макс допил свой стаканчик, совсем разобиделся, снова полез в сумку и достал оттуда какую-то картонную коробку.
- Это что? - заинтересовался Лелик. - Самодельная бомба? <...>
- Это пазл, - громко сказал Макс, показывая коробку всем заинтересованным. - Игра такая. Картинку из кусочков собирать. <...>
- Ну и зачем ты ее достал? - удивился Славик.
- Собирать, - невинно ответил Макс. - Вы же без меня играете, а мне скучно.
Лелик слегка обалдел. Он за годы общения с Максом ко многому привык, но все равно приятель ухитрялся периодически ставить его в тупик.
- Ты хочешь сказать, что будешь собирать пазл в самолете? - спросил он Макса.
- Ну да, - ответил тот.
- Но самолет же периодически потрясывает, - продолжал допытываться Лелик, который всему любил найти хотя бы какое-то разумное объяснение. - У тебя все развалится. Кроме того, куда ты все это денешь, когда мы сядем? Снова разберешь и сложишь в коробку?
- Спокойно, Маша, я Дубровский, - важно ответил Макс. - Все учтено великим ураганом. Партия все продумала.
- Макс, - сказал Лелик, - можно тебя попросить не изъясняться штампами? Они меня раздражают. Так что там надумала партия?
Макс вместо ответа открыл коробку, и Лелик со Славиком увидели в ней лист ватмана, сложенный пополам, и тюбик клея «Момент».
- Мощный ум, - раздуваясь от гордости, сказал Макс, - не пропьешь. В нужный момент он все равно сработает.
- Так и чего надумал мощный ум? - поинтересовался Лелик.
- Берем ватман, - сказал Макс, доставая лист и разворачивая его. - Подбираем соответствующий кусочек мозаики. После этого приклеиваем его. И все дела! Самолет может хоть петлю Нестерова делать. А после посадки я листочек складываю и засовываю обратно в коробку. Как идея?
- Потрясающе, - сказал Лелик. - А если ты кусочек случайно не на место поставишь? Такое с этими игрушками часто бывает.
- Только не у меня, - заявил Макс. - Я все ставлю туда, куда нужно. Засекайте время, еще до посадки пазл будет собран. Мы его затем в отеле будем на полочку ставить, чтобы ощутить теплое дыхание дома.
Лелик хмыкнул, но вслух ничего говорить не стал. Вместо этого они со Славиком вернулись к своему преферансу, а Макс углубился в пазл.
Через пять минут со стороны окна, где сидел Макс, послышался треск раздираемой бумаги.
- Что такое? - поинтересовался Лелик.
- Пазульку, блин, вверх ногами приклеил, - пожаловался Макс. - Пришлось отдирать. Но ничего. У меня кусочек бумажки есть в запасе. Подклею снизу - ничего видно не будет.
Лелик снова хмыкнул и вернулся к преферансу. Но через минуту со стороны Макса снова послышался шум.
- Опять вверх ногами приклеил? - поинтересовался Лелик.
- Нет, - признался Макс, - это все тот же кусок. Я его перевернул, приклеил, так оказалось, что он вообще из другого места. Опять пришлось отдирать.
Тут вместе с Леликом хмыкнул и Славик. Но Макс заявил, что это был классический форс-мажор, вызванный внезапной турбулентностью, и что его стройная теория по-прежнему верна. С этим никто спорить не стал, и Макс продолжил свое увлекательное занятие. Шум разрываемой бумаги доносился до преферансистов все чаще и чаще, однако они перестали обращать на него внимание. Через полчаса Макс потребовал у игроков бумаги, чтобы подклеить очередную прореху в ватмане, и им пришлось отдать ему половину своего игрового поля. Но и этого запаса Максу не хватило. Тогда он вызвал стюардессу и попросил принести ему что-нибудь бумажное. Стюардесса в рейсах всякого насмотрелась, поэтому не удивилась, а просто ушла, не задавая лишних вопросов, и затем вернулась с пачкой газет. Макс обрадовался и взялся за свой пазл с новыми силами. После этого у их кресел по очереди побывали все стюардесы, которые с интересом наблюдали за Максом, а один раз они даже удостоились визита одного из пилотов, который сделал вид, что его срочно ждут в хвостовом отсеке, однако следил за Максом минут пять. Преферансистов это внимание публики сильно злило, потому что мешало игре, а Макс, казалось, был настолько увлечен своим приобщением к прекрасному, что не обращал на зрителей никакого внимания. Наконец самолет приземлился во Франкфурте.
- Готово! - воскликнул Макс и повернул лист ватмана лицом к игрокам. - Теперь теплое дыхание дома всегда будет с нами.
Преферансисты кинули взгляд на Максовы труды. «Теплое дыхание» представляло собой достаточно хаотичное нагромождение кусочков пазла, среди которых белыми айсбергами торчали куски бумаги и газет. Никакого внятного рисунка на листе обнаружить не удалось.
- Что это? - спросил Лелик, когда понял, что его попытки идентифицировать объект совершенно тщетны. - Рассвет над Шпицбергеном? Или, быть может, серверный ледовитый океан?
- Лелик, ты чего, дурак, что ли? - бестактно спросил Макс. - А еще хвалишься своим художественным вкусом и образованием. Это же Красная площадь! Собор Василия Блаженного!
- Блаженного - не спорю, - ответил Лелик. - Однако Василия не наблюдаю.
Макс совсем оскорбился и начал тыкать пальцем в бумажные островки, с пеной у рта доказывая, что где-то в этом месте должны быть Минин с Пожарским.
- Макс, нету там Минина с Пожарским, - сказал другу Лелик, который всегда исповедовал принцип, что лучше горькая правда, чем ложь во спасение. - Нету, вот те крест. Минин уломал-таки Пожарского, и тот поперся возглавлять историческую борьбу с супостатами. - А сам Минин куда делся? - заинтересовался Макс.
- Спрятался в соборе, - объяснил Лелик. - А собор у тебя натолкнулся на целую кучу айсбергов и затонул. Короче говоря, - сказал Лелик, увидев, что к самолету подали «рукав» и народ уже потянулся к выходу, - сворачивай свой цветастый квадрат, Кандинский фигов, и пошли к выходу.
Макс попытался сложить лист ватмана вдвое (в этом и состояла его «гениальная» идея), однако выяснилось, что сцепленные друг с другом и намертво приклеенные к ватману кусочки картона не дадут сложить лист ни под каким видом. Макс хотел было нести «картину» под мышкой, однако Лелик заявил, что им совершенно ни к чему привлекать к себе внимание полиции, и заставил Макса подарить это произведение искусств стюардессе. Та приняла подарок, но обиженно поинтересовалась, неужели их так плохо обслуживали в полете. Макс попытался было объяснить, что наоборот - этот подарок является символом восхищения, однако Лелику вся эта возня с пазлом уже надоела, и он вытолкнул Макса в «рукав».

Алекс Экслер - Свадебное путешествие Лелика
квадратнi на круглих будуть iти, за то шо тi рiвнi як їх не крути

#899 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 12 692 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 18 Март 2008 - 15:55:37

Хирано Гонбэй был одним из Рыцарей семи копий, которые прямым штурмом взя­ли возвышенность в сражении при Сидзугадакэ. Впоследствии его пригла­сили стать одним из хатамото господина Иэясу.
Однажды Гонбэя пригласил к себе домой господин Хосокава.
– Все в Японии знают о мужестве мас­тера Гонбэя, – сказал господин Хосока­ва. – Стыдно, что такой смелый человек вынужден занимать столь низкую долж­ность. Вы, наверное, ожидали чего-то дру­гого. Если бы вы были моим слугой, я бы пожаловал вам половину своего состояния.
Не проронив ни слова, Гонбэй встал, вышел на веранду, повернулся лицом к дому и помочился.
– Если бы я был слугой хозяина этого дома, я бы здесь не мочился, – сказал он.

"Сокрытое в листве"

смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur

#900 Diter

  • Пользователи
  • *****
  • 2 168 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 26 Март 2008 - 15:45:13

Просмотр сообщенияKak_Trotsky (Mar 14 2008, 09:15 PM) писал:

Лев Троцкий после долгого сна выходил на поверхность.
Про вызов еще одного Товарища:

Штаб-квартира имеет следующий вид. Сплошные транспаранты с каббалистическими знаками, куча сычей, филинов, ибисов и скарабеев, а также сомнительных восточных божеств. В глубине виднеется трибуна, на просцениуме - горящие факелы, вместо подставок неотесанные поленья, в самом конце алтарь, на алтаре треугольной формы покров и статуэтки Озириса и Изиды. Вокруг расставлены: Анубис, бюст К<...>, позолоченная мумия марки "Хеопс", два пятисвечных канделябра, гонг, подпертый двумя переплетенными аспидами, столик, на столике платок с иероглифами, а на нем - пюпитр. Еще там были две короны, две треноги, чемоданного вида саркофаг, трон, кресло под семнадцатый век, четыре разрозненных стула - в общем, гостиная Робин Гуда. Свечи, свечонки, свечуги, сплошное пылание, понятное дело, интеллекта.
Выходят на сцену семь отроков в подрясниках цвета ясного, жара алого - цвета красного, следом за ними главный заклинатель, который в то же время <...> имеет трогательную фамилию Брамбилла, общую для большинства миланских булочников. Мотая по полу розовой с прозеленью мантией, Брамбилла выводит за собою звезду программы: девицу-медиума.
Выйдя, Брамбилла увенчал сам себя тройною короной с полумесяцем, вытащил ритуальный меч, начертал на просцениуме магические фигуры, адресовался к каким-то ангельским духам, кончающимся на "эль" <...> затевалось нечто невероятное, микрофоны, стоявшие на подмостках, подключили к синтонизатору, чтобы перехватывать звуковые волны, блуждающие в пространстве. Оператор, к сожалению, справлялся неважно, и в динамиках сначала был слышен джаз, а потом "Радио Москвы". Брамбилла раскрыл свой саркокофр, вытащил оттуда "гримуар", саблю и кадило и завыл "Приидет царствие", да так, что "Радио Москвы" моментально заглохло, хотя потом, в самый драматический момент, оно бабахнуло снова, причем хором веселых казаков, знаете, которые стригут задницами по земле. Брамбилла нашел в своей книге заклинание "Ключ Соломонов", поджег пергамент на треноге, слава богу, обошлось без пожара, покричал еще каких-то божеств из храма Карнака, упрашивая, чтоб они восставили его на кубический камень Есода, а потом стал домогаться какого-то Товарища № 39, и чувствуется, что этот товарищ хорошо знаком всей собравшейся публике, потому что по рядам прошло рыданье. Одна слушательница впала в транс и закатила глаза, торчали белки. "Врача, - закричали, - врача". Брамбилла тогда обращается к Высокому Могуществу Пентакулов, и девица, которую тем временем посадили в лжесемнадцативечное кресло, начинает трястись, подскакивать, Брамбилла наседает на нее с воплями, требуя выхода на связь, точнее, требуя связи от Товарища № 39, который, как к тому времени я догадался, не кто иной как сам Калиостро.
И тут-то начинается неприятная часть рассказа. Девица в самом жалком виде, она, скорее всего, действительно страдает, с нее льет пот, она рычит, корчится, корячится и изрыгает какие-то несвязанные выкрики - не то храм, не то врата, открыть, создать пучину силы, взойти на Великую Пирамиду, Брамбилла клубится по сцене, жонглирует гонгом и зычно кличет Изиду, я взираю на все это, и вдруг девица, на переходе от бульканья к реву, выдает на-гора шесть печатей, сто двадцать лет ожидания и тридцать шесть неведомых. <...> Я так и замер. Но в это время девица выдохлась, рухнула как куль, Брамбилла успокаивал ее, поглаживая виски, благословлял собравшихся своим кадилом и говорил, что собрание окончено.

Умберто Эко – Маятник Фуко

квадратнi на круглих будуть iти, за то шо тi рiвнi як їх не крути





ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика