Перейти к содержимому



Цитаты...



Ответов в теме: 1749

#241 izida

    убедившаяся что клоунов на ее век хватит

  • Пользователи
  • *****
  • 4 470 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: город яблок ))

Отправлено: 04 Февраль 2006 - 17:23:44

из письма Вяземскому ... :)
путь человека - от пелёнки зловонной до смердящего савана

я устал от войны и всех дважды сказанных шуток ©

#242 ИгRок

    Ученик

  • Пользователи
  • **
  • 136 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Челябинск

Отправлено: 08 Февраль 2006 - 00:02:04

Разговор о страхе

–1. Интро

Единственное, чего действительно стоит бояться, – так это самого страха.
Франклин Рузвельт

Непонимание Стива, похоже, слегка раздражало Куэйда, тем не менее, он терпеливо продолжал:
– Я говорю о предмете всякой философии, Стивен, если, конечно, она стоящая. Предмет этот – страх, в основе которого лежит, прежде всего, неизвестность. Люди пугаются того, чего не знают. Вот, например, стоишь ты в темноте перед закрытой дверью. То, что находится за ней, тебе внушает страх…
Стив воочию представил себя во тьме, перед закрытой дверью. Он наконец-то начал понимать, к чему клонит Куэйд: все его столь запутанные рассуждения о философии были лишь прелюдией к разговору о главном – о страхе.
– Вот что должно интересовать нас прежде всего: то, что лежит в глубинах нашей психики, – продолжал Куэйд. – Игнорируя это, мы рискуем…
Внезапно Куэйд запнулся: красноречие оставило его.
– Рискуем – что?
Куэйд уставился в опустевший стакан, вероятно, желая его наполнить снова.
– Хочешь повторить? – спросил его Стив, в глубине души стремясь услышать отрицательный ответ.
Вместо этого Куэйд переспросил:
– Чем мы рискуем? Ну, по-моему, если мы сами не пойдем зверю навстречу, если его не разыщем и не приласкаем, тогда…
Стив ощутил, что наступил кульминационный момент разговора.
– Тогда, – закончил Куэйд, – зверь рано или поздно сам придет за нами, где бы от него не спрятались.
Клайв Баркер «Страх»

Объял меня ужас и трепет и потряс все кости мои.
Книга Иова, 4:14

III / III

… я интересовался подобной литературой еще ребенком. А еще в те далекие годы меня – как и большинство детей, наделенных богатым воображением, – интересовали тайны старения, смерти и жестокости. Почему такое происходит? Почему люди так обращаются друг с другом? Ребенок, как правило, верит, что жизнь безопасна, он находится под защитой родителей, своих друзей, своего крова. Эта вера разбивается вдребезги, едва мы научаемся читать. Шок – иначе не скажешь! Я при всяком удобном случае заводил разговоры на эту тему с писателями, которые работают в этом же жанре, – со Стивеном Кингом, Питером Страубом, Ричардом Матесоном и с полудюжиной других, и все они признавались, что испытывали в детстве схожие чувства, что всех побудила взяться за перо «тоска по детской невинности». Конечно, встречаются дети, которые ни о чем таком не думают, но я был из иных детей. Я думал и думал, особенно когда прятался под кроватью или в шкафу, увидев кого-нибудь вроде Лона Чейни в «Призраке оперы»… И придумал замечательный способ справиться со страхами: «Не можешь перестать – пугай сам». Впрочем, напугать как следует писателю вряд ли возможно. Ведь у читателя есть запасной выход – он всегда может отложить книжку, а зритель может выключить телевизор или уйти из кинотеатра. Иными словами, пока читаешь – страшно, закрыл книгу – и все снова в порядке. Как на «американских горках»: дух захватывает, вопишь, что есть мочи – и одновременно испытываешь катарсис, а потом тебя привозят, целого и невредимого, к месту старта… К слову, я уверен, что все люди, без исключения, задумываются о жизни и смерти, о боли и жестокости, обо всех тех тайнах, которыми полнится мир.
Из интервью с Робертом Блохом

«…идут поезда, исчезая в темном тоннеле…»

Вам, конечно, знакома фраза «внутри у него все похолодело»? Выражение более чем избитое, ведь так? Однако лично я просто не в состоянии как-то по-другому передать то, что мне довелось испытать в тот момент. Позднее чувство страха, и довольно сильное, мне приходилось испытывать неоднократно, но никогда я не был в таком ужасе, как в ту минуту, когда рельс трепыхался у меня в руке. Все, что находится у меня ниже горла, превратилось в ледяную глыбу, по ноге побежала струйка мочи, нижняя челюсть отвисла, язык прилип к небу, но хуже всего то, что меня словно парализовало. Ни один мускул не слушался, руки и ноги напрочь отказывались двигаться. Это длилось лишь какое-то мгновение, но мне показалось, что прошла вечность.
Вслед за этим мозг мой будто электрошок пронзил, обострив все чувства до предела. Я услыхал шум летящего где-то самолета и даже успел подумать, как было бы замечательно оказаться там, на борту, сидя в мягком кресле у иллюминатора с бутылкой кока-колы и разглядывая блестящую извилистую ленту незнакомой мне реки. Я видел каждую щепочку, каждое волоконце шпалы, на которую присел, а в уголке глаза поблескивал рельс, за который я все еще держался. Я отдернул руку – ладонь продолжала вибрировать, как будто тысячи мелких иголок одновременно пронзили нервные окончания. Слюна во рту приобрела вкус свернувшегося молока и стала какой-то наэлектризованной. Но самое ужасное то, что я не слышал приближающегося поезда, поэтому не мог понять, откуда он появится – сзади или спереди, и на каком расстоянии. Это был поезд-невидимка, единственным признаком которого оказался дрожащий рельс.
Стивен Кинг «Тело»

Все истории всегда начинаются незатейливо…

Как сейчас вижу Дугласа, стоящего перед камином; повернувшись к огню спиной и засунув руки в карманы, он глядел на собеседников сверху вниз.
– До сих пор никто не знает этой истории, кроме меня. Уж слишком она страшна.
Естественно, раздалось несколько голосов, утверждавших, что это-то и придает ей особенную цену, а наш друг, спокойно предвкушая свой триумф, обвел взглядом всех собравшихся и продолжал:
– Эту историю не с чем сравнивать. Я не знаю ничего страшнее.
– Неужели нет ничего страшнее? – помнится, спросил я.
Казалось, ему не так просто было ответить: он, видимо, затруднялся дать более точное определение. Проведя рукой по глазам, он слегка поморщился:
– Да… по ужасу… по леденящему ужасу…
– Ах, какая прелесть! – воскликнула одна из дам.
Дуглас не обратил на нее внимания; он смотрел на меня, но так, словно видел не меня, а то, о чем сейчас говорил.
– По сверхъестественной жути, по страданию и по мукам.
– Ну хорошо, – сказал я, – если так, садитесь и начинайте свой рассказ.
Генри Джеймс «Поворот винта»

0. Интро

Отдели смятение от его причины, – и ты убедишься, что в нем нет ничего страшного, кроме самого страха.
Сенека

– Поэты рассуждают о любви, – сказал Машина, водя опасной бритвой вверх и вниз по ремню точными, равномерными движениями в каком-то гипнотическом ритме, – и это нормально. Любовь существует. Политик рассуждают о долге, и это тоже нормально. Долг тоже существует. Эрик Хоффер рассуждает о постмодернизме, Хью Хефнер рассуждает о сексе, Хантер Томпсон рассуждает о наркотиках, а Джим Суаггарт рассуждает о Боге и Отце Всемогущем, создателе земли и небес. Все эти вещи существуют, и с ними все в порядке. Ты понимаешь, о чем я говорю, Джек?
– Да, кажется, понимаю, – ответил Джек Рэнгли. На самом деле он понимал и даже понятия не имел, но, когда Машина пребывал в таком настроении, только лунатик стал бы вступать с ним в спор.
Машина повернул бритву лезвием вниз и неожиданно рассек ремень надвое. Длинная полоска упала на пол бассейна, как обрубленный язык.
– Но то, о чем рассуждаю я, это смерть,– сказал он. – Потому что в конечном счете лишь смерть имеет значение.
Джордж Старк «Скачка в Вавилон»

Кровь застыла, пальцы – лед,
Что-то страшное грядет.
Вильям Шекспир

«У тебя забавы…»

– Я не боюсь.
Никогда я не произносил подобной глупости. Хвалиться бесстрашием в подобном месте было, по крайней мере, опрометчиво.
И не успели эти слова сорваться с моих уст, как тени конвульсивно дернулись, словно купол потряс сейсмический толчок. Несколько мгновений спустя, словно раскат грома, следующий через некоторое время после вспышки молнии, ударная волна поразила единственный материальный объект, находившийся в комнате, – меня. Мое кресло покатилось так быстро, что спинка отклонилась назад, я попытался вернуть ему равновесие, но тщетно, колеса скрипнули, и я врезался в стену около двери с такой силой, что вылетел из своего передвижного средства.
Упав лицом вниз, я почувствовал, что в теле моем что-то хрустнуло, и у меня перехватило дыхание. Если бы не это, я мог бы взмолиться о милосердии, мог бы попросить прощения за свое излишне самонадеянное заявление. Впрочем, не думаю, что смягчило бы мою участь.
Хватая воздух ртом, я с трудом приподнялся и огляделся в поисках кресла. Меня пронзила резкая боль. Скорее всего, я сломал ребро. Опасаясь причинить себе еще больший вред, я решил не двигаться.
Мне оставалось лишь лежать на полу, куда меня столь бесцеремонно швырнули, и ожидать от комнаты дальнейших сюрпризов. Я сам попросил обитающие здесь силы показаться мне во всем своем великолепии, и теперь не приходилось рассчитывать, что они не откажут себе в удовольствии немного позабавиться. <…>
За секунду до того, как неведомая сила нанесла мне удар, я хвалился, что ничего не боюсь. Но сейчас? О, сейчас страх мой возрос многократно.
Клайв Баркер «Галили»

«Утекай, в подворотне нас ждет…»

Так одинокий пешеход,
Чье сердце страх гнетет,
Назад не смотрит и спешит,
И смотрит лишь вперед,
И знает, знает, что за ним
Ужасный враг идет.
Мэри Шелли «Франкенштейн,
или современный Прометей»

II / III

– А как вы объясняете этот липкий интерес читателей к ужасному? Почему нас не тянет к белому роялю среди ромашек – подавай нам распоротый живот, из которого кишки вываливаются?
– Не думаю, что это так уж трудно объяснить. Мы обожаем ужасы, потому что любим, чтобы нас пугали. Катаемся, скажем, на аттракционах «Американские горки». При других обстоятельствах такие вещи ассоциировались бы со смертью: головокружительные взлеты и срывы в пропасть, стремительное ускорение, от которого теряешь сознание… Смерть! Я убежден, что литература ужасов – это во многом репетиция нашей смерти. Это безболезненная, не вредная для здоровья репетиция того, через что каждому, увы, придется пройти. Мне не очень-то приятно сообщать вам эту новость – но лет этак через сто нас с вами не будет. Однако ж мы не знаем, что придет за этим. И придет ли вообще? Вот почему мы пытаемся получить кое-какой опыт, пока живы.
Из интервью со Стивеном Кингом

+1. Интро

Ничего не страшно, кроме самого страха.
Френсис Бэкон

Да, меня страшит вовсе не сама опасность, а то, что она за собою несет: чувство ужаса. Вот что заранее отнимает у меня силы и достоинство, я знаю – рано или поздно придет час, когда я разом лишусь и рассудка и жизни в схватке с этим мрачным призраком – страхом.
Эдгар По «Падение дома Эшеров»

– Какой самый отвратительный поступок вы совершили?
– Этого я вам не скажу, но могу рассказать о самом отвратительном из всего, что случалось со мной… О самом ужасном…
Питер Страуб «История с привидениями»

страх х воображение = страх2

Чувство юмора у дедушки Джейберта было, как бы это помягче сказать, несколько нестандартным. В среду днем он рассказывал мне, как недавно, с неделю назад, нашел неподалеку от дома гнездо дремучих змей и убил их всех лопатой. В тот же день, собираясь спать и с содроганием ожидая наступления утренней пятичасовой побудки, я внезапно услышал, как открылась дверь и из темноты донесся дедушкин шепот, тихий и зловещий:
– Кори, ты меня слышишь? Ночью, если захочешь вдруг в туалет, то ходи поосторожней. Оказывается, сегодня днем бабушка Сара нашла у тебя под кроватью свежую змеиную шкуру, такая вот незадача. Змея сбросила ее там, представляешь? Здоровенная такая змея, судя по шкуре. Спокойной ночи, внук.
Сказав это, дедушка затворил дверь. До пяти часов я не сомкнул глаз.
Спустя какое-то время я понял, как умело и с охотой, подобно человеку, который, желая хорошо заточить нож, медленно и нежно водит его лезвием по оселку, дедушка Джейберт доводит меня до крайней степени напряженности. Быть может, он не отдавал себе отчета в своих действиях, но все выглядело именно так. Взять хотя бы эту историю со змеей. Я неподвижно лежал в темноте, чувствовал, как внутри меня медленно и мучительно расширяется мочевой пузырь, и представлял себе разные ужасы. Я воображал, как затаившаяся гремучка, свернувшись кольцами где-то в углу комнаты, дожидается, когда моя босая нога с тихим скрипом опуститься на пол. Я отчетливо видел чешуйчатое тело змеи с узорами цвета леса, ее ужасную треугольную голову, неподвижно застывшую в полудюйме от пола, будто на невидимой подпорке, ядовитые зубы, на острие каждого из которых застыла капелька яда. Я видел, как быстро сокращаются мышцы на боках рептилии, которая наконец услышала мой запах. Я знал, что она улыбается во тьме, словно говорит: «Ну иди же ко мне, мой маленький дурачок. Все равно ты будешь моим».
Если бы в мире была школа по тренировке воображения, дедушка Джейберт наверняка был бы там директором. Урок, который я получил в ту ночь – что можно себе вообразить и во что поверить как в истинную правду, – не может сравниться ни с чем, чему меня учили потом в одном из самых лучших колледжей. Попутно я выучился тому, что значит часами лежать скрипя зубами, превозмогая боль и кляня себя за лишний стакан молока, который позволил себе за ужином.
Роберт Маккаммон «Жизнь мальчишки»

I / III

– Во время второй мировой войны я был еще ребенком, и я вспоминаю, как смотрел однажды в кинотеатре военную хронику, и там были кадры, показывающие японского солдата, который попал под струю их американского огнемета; солдат горел заживо, а публика в зале радостно аплодировала и хохотала во все горло; я же сидел, оцепенев от ужаса – от вида этого парня на экране, и от реакции публики, и, помнится, я еще подумал: «Что-то здесь ужасно не так». Много лет спустя, когда мне было уже за тридцать и я жил в деревне, мне надо было убить крысу, которая повадилась шастать в детской. Крыс вообще трудно убивать. Для этой цели я поставил ловушку. Ночью крыса попалась в нее, и на следующее утро, когда я проснулся, она услышала мои шаги и начала визжать. Я подцепил ловушку вилами, открыл ее и выпустил крысу попастись: она вывалилась из ловушки, шея у нее была сломана. Я перехватил вилы поудобнее и всадил их в крысу, однако она все еще не умерла. И вот эта самая крыса – все, что она хотела, только бегать и жрать – и вот она была отравлена, заколота, со сломанной шеей – и, тем не менее, она все еще продолжала жить. В тот миг я чуть было с ума не сошел от ужаса. Я выбежал, наполнил водой таз и утопил крысу в тазу. А затем похоронил ее <…>.В моем романе «Лейтесь слезы, сказал полицейский» есть такой эпизод: группа вооруженных полицейских приближается к зданию, где в полном мраке заперся герой романа Джейсон Тэйвернер. Он слышит, как они приближаются, и начинает скулить от страха – точь-в-точь, как визжала крыса, заслышав мои шаги. Даже тогда, в 1974 году, визг этой несчастной крысы все еще звучал у меня в памяти.
Из интервью с Филипом К. Диком

«Плачь испуганным зверем…»

– Что взволновало вас, Кларисса? В какое время вы вышли из дому?
– Рано. Было еще темно.
– Значит, что-то вас разбудило. Что именно? Вы спали? Что это было такое?
– Проснувшись, я услышала, как плачут ягнята. Я проснулась в темноте, и ягнята все время плакали.
– Их должны были пустить под нож?
– Да.
– И что вы сделали?
– Им я ничем не могла помочь. Я же просто…
– Что вы сделали с лошадью?
– Не включая света, я оделась и вышла наружу. Она была очень испугана. Все лошади в стойлах были перепуганы и метались. Я дунула ей в ноздри, и она сразу узнала меня. Она потерлась носом мне о ладонь. В конюшне и над стойлами горел свет. Голые лампочки, от которых падали резкие тени. Вот-вот должен был подойти рефрижератор, и они всхрапывали, кидались из стороны в сторону. И я вывела ее наружу.
– Вы оседлали ее?
– Нет. Я не пользовалась их седлами. На ней была только веревочная уздечка.
– Когда вы вышли в темноту, то продолжали слышать плачь ягнят?
– Не очень долго. Их было не больше двенадцати.
– Вы порой просыпаетесь, не так ли? Просыпаетесь в непроглядной тьме и слышите, как плачут ягнята?
– Иногда.
Томас Харрис «Молчание ягнят»

Интро

Когда ты заглядываешь в бездну, сама бездна заглядывает в тебя.
Фридрих Ницше

Иди же сюда, дитя,
если бы мы хотели
причинить тебе зло, неужели ты думаешь,
мы бы затаились здесь,
у дороги,
в самом темном уголке леса?
Кеннет Петчен

Я никому и никогда не рассказывал эту историю, думал, что и не расскажу… не боялся, что мне не поверят, но стыдился ее, потому что был непосредственным участником. Всегда чувствовал, если расскажу, принижу и себя, и саму историю, она станет мельче и приземленнее, сравняется с байками о призраках, рассказываемыми у костра воспитателями в летних лагерях. Думаю, я еще боюсь, что сам себе не поверю, если расскажу ее, услышу собственными ушами. Но с тех пор, как умерла моя мать, у меня начались проблемы со сном. Вроде бы засыпаю, а потом раз – и меня трясет, а сна ни в одном глазу. Оставленная зажженная лампа на прикроватном столике помогает, но не так, как хотелось бы. В ночи бродит множество теней, вы когда-нибудь это замечали? Даже при свете теней очень много. И длинные могут отбрасывать все что угодно, будьте уверены.
Все что угодно.
Стивен Кинг «Катаясь на «Пуле»
Нет костяшек, нет игры

#243 Plarb

    Сверхразум!

  • Пользователи
  • *****
  • 2 593 сообщений
  • Из: Владивосток

Отправлено: 08 Февраль 2006 - 08:05:54

"Страх - это сука
он тебя порубит!" (или погубит...громко и непонятно поют ребята ;) )
гр. Ласты

это "Цитаты 2"? :blink:

Отредактировано: Plarb, 08 Февраль 2006 - 08:07:02


#244 Aegis

    Мастер

  • ВетеранВетераны
  • ****
  • 636 сообщений
  • Из: Новосибирск

Отправлено: 08 Февраль 2006 - 08:50:19

"Испытываешь ужас при мысли, что внезапно испытываешь ужас" - Фридрих Ницше.
Это первое, что вспомнилось...
А вообще - читайте "Шлем ужаса"! :blink:

#245 Plarb

    Сверхразум!

  • Пользователи
  • *****
  • 2 593 сообщений
  • Из: Владивосток

Отправлено: 08 Февраль 2006 - 09:59:01

Aegis (Feb 8 2006, 05:50 AM) писал:

А вообще - читайте "Шлем ужаса"! :blink:
и слушайте Братьев Гримм! ;)

#246 Дрон

    The man who sold the Wold

  • Пользователи
  • ****
  • 699 сообщений
  • Из: Казань

Отправлено: 08 Февраль 2006 - 10:24:22

Страх не всегда плохо. Он иногда не дает сделать глупость, а иногда является инициатором глупости. Читайте Стивена Кинга. :blink: ;) ;)

Отредактировано: Дрон, 08 Февраль 2006 - 10:26:51


#247 Victory

    Легендарная КомДива

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 4 311 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: Тарту, Эстония

Отправлено: 08 Февраль 2006 - 10:34:52

"Рекомендую никогда и ничего не бояться. Это неразумно."

"Трусость - самый тяжкий из человеческих пороков."


Тоже первое, что вспомнилось. :blink: Читайте "Мастера и Маргариту" Булгакова. Вообще - читайте больше...
О, ещё:

"Здесь, внизу, бояться совсем неинтересно. Лучше я пойду побоюсь на чердаке."(с)

Цитата

О святые мощи!
Зачем же, Теа, так про модераторов? ;)


Одетта Холмс
Я опираюсь на фундамент, ниже которого опуститься не могу.
Тот, кто борется с чудовищами, должен следить за тем, чтоб самому не стать чудовищем.

Изображение

#248 Kort

    КА-тет 19

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 1 242 сообщений
  • Из: Екатеринбург

Отправлено: 08 Февраль 2006 - 20:45:27

Johnatan Levingston (Feb 8 2006, 11:03 PM) писал:

- Все, что мы видим, находится в нашем сознании, Петька. Поэтому сказать, что наше сознание находится где-то, нельзя. Мы находимся нигде просто потому, что нет такого места, про которое можно было бы сказать, что мы в нем находится. Вот поэтому мы нигде.

(...)
интересно откуда? :D :D

#249 Kort

    КА-тет 19

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 1 242 сообщений
  • Из: Екатеринбург

Отправлено: 08 Февраль 2006 - 21:49:32

Johnatan Levingston (Feb 9 2006, 12:18 AM) писал:

Корт, это вопрос или шутка ?
Если вопрос, то из Пелевина.
Но по сути это полный дзен :D:D
ну блин конечно шутка :)
скажем так по сути это просто проявление пустоты :D

#250 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 12 692 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 10 Февраль 2006 - 14:31:59

Учтите опыт орнитологов. Чтобы поэты могли развернуть крылья, они должны свободно пользоваться перьями...

Станислав Ежи Лец.

смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur

#251 Victory

    Легендарная КомДива

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 4 311 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: Тарту, Эстония

Отправлено: 11 Февраль 2006 - 03:47:07

"... Помнишь Тельму Корнфорд, Боб? Коротышка с большими сиськами, всегда ходила без бюстгальтера, а мы сидели и пялились на неё. Пришла как-то к нам и попросила убить стрекозу, которая залетела в окно. А когда мы ей объяснили...
Медленно двигаясь в потоке машин, Арктор прогнал в памяти эпизод, который произвёл на них на всех неизгладимое впечатление. Изящная элегантная девушка из добропорядочных обратилась с просьбой убить большое, но безвредное насекомое, которое на самом деле приносило только пользу, поедая комаров. А потом она произнесла слова, навсегда ставшие для них символом чужого враждебного мира - всего того, чего надо боятся и что надо презирать:
ЕСЛИ БЫ Я ЗНАЛА, ЧТО ОНО БЕЗОБИДНОЕ, ТО УБИЛА БЫ ЕГО САМА " ...

Филип К. Дик, "Помутнение"


Сюзанна Дин

Я опираюсь на фундамент, ниже которого опуститься не могу.
Тот, кто борется с чудовищами, должен следить за тем, чтоб самому не стать чудовищем.

Изображение

#252 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 5 983 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 11 Февраль 2006 - 20:49:21

Во время зачетного занятия на макете нашей ракеты я был просто зрителем - сдавали остальные ребята, а я сидел на лавке у стены и смотрел. Свой зачет я сдал за неделю до этого, во дворе, пройдя на полностью снаряженном луноходе восьмерку длинной в сто метров за шесть минут. Ребята уложились точно в норматив, и нас построили перед макетом, чтобы сделать прощальный снимок. Я не видел его, но отлично себе представляю, как он получился: впереди - Сема Аникин в ватнике, со следами машинного масла на руках и на лице, за ним - опирающийся на алюминивую трость (от подземной сырости у него иногда ныли культи) Иван Гречко в длинном овчинном тулупе, со свисающей на грудь расстегнутой кислородной маской, за ним - в серебристом скафандре, утепленном в некоторых местах кусками байкового одеяла в желтых утятах, Отто Плуцис - его шлем был откинут и напоминал задубевший на космическом морозе капюшон. Дальше - Дима Матюшевич в таком же скафандре, только куски одеяла не в утятах, а в простую зеленую полоску, последним из экипажа - я в курсантской форме. За мной, в электрическом своем кресле -
полковник Урчагин, а слева от него - начальник полета.

- В. Пелевин, "Омон Ра"



Окна, жизни, поезда - это всё не суть, ребята... :lol: Главное - фактура! ;)
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей

#253 Victory

    Легендарная КомДива

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 4 311 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: Тарту, Эстония

Отправлено: 11 Февраль 2006 - 20:58:55

"... Чарлз Фрек, подавленный тем, что происходит со всеми его знакомыми, решил покончить с собой. В кругах, где он вращался, покончить с собой было проще простого: берешь большую дозу "красненьких" и, отключив для спокойствия телефон, глотаешь их с дешевым винцом.
Главное - запланировать, как обставить смерть, какие иметь при себе вещи. Чтобы археологи, которые найдут их позже, смогли определить, к какой социальной прослойке ты принадлежал. И где в этот момент находилась твоя голова.
На отбор вещей Фрек потратил несколько дней - гораздо больше, чем понадобилось, чтобы прийти к решению покончить с собой. Его найдут лежащим в постели с книгой Айан Ренд "Источник" (доказательство того, что он был непонятым гением, отверженным толпой и в некотором роде убитым ее презрением) и с незаконченным письмом, протестующим против взвинчивания цен на газ. Таким образом, он обвинит систему и достигнет своей смертью чего-то еще, помимо того, чего достигает сама смерть.
Говоря по правде, он не очень ясно представлял себе, чего достигает смерть, так же, как и то, чего достигнут эти два артефакта. Так или иначе все определилось, и он стал готовиться, как зверь, нутром почуявший, что пришел его конец, и инстинктивно выполняющий программу, заложенную от природы.
В последний момент Чарлз Фрек решил запить "красненькие" не дешевым винцом, а изысканным дорогим напитком. Поэтому он сел в машину, отправился в магазин, специализирующийся на марочных винах, и купил бутылку "Мондави Каберне Совиньон" урожая 1971 года, которая обошлась ему в тридцать долларов - почти вся его наличность.
Дома он откупорил бутылку, насладился ароматом вина, выпил пару стаканчиков, несколько минут созерцал свою любимую фотографию в "Иллюстрированной энциклопедии секса" (позиция "партнерша сверху"), затем достал пакетик "красненьких" и улегся на кровать. Он хотел подумать о чем-нибудь возвышенном, но не смог - из головы не выходила партнерша. Тогда он решительно проглотил таблетки, запил стаканом "Каберне Совиньон" и положил себе на грудь книгу и незаконченное письмо.
Однако его накололи. Таблетки содержали вовсе не барбитураты, а какой-то психоделик, новинку, таким он еще не закидывался. Вместо того, чтобы медленно умереть от удушья, Чарлз Фрек начал галлюцинировать. Что ж, философски подумал он, вот так у меня всю жизнь. Вечно накалывают. Надо смириться с фактом, учитывая, сколько таблеток он глотанул, что его ждет глюк из глюков.
Следующее, что он увидел, было явившееся из иных измерений чудовище. Оно стояло у кровати и смотрело на него с неодобрением. У чудовища были несметное множество глаз и ультрасовременная, супермодная одежда. Оно держало огромный свиток.
- Ты собираешься зачитывать мои грехи,- догадался Чарлз Фрек.
Чудовище кивнуло и распечатало свиток.
- И это займет сто тысяч часов,- закончил Фрек, беспомощно лежа на кровати.
Уставившись на него всеми глазами, чудовище из иных измерений сказало:
- Мы покинули бренный мир. В этой Вселенной такие низменные понятия, как "пространство" и "время", лишены смысла. Ты вознесен в трансцендентальную область. Твои грехи будут зачитываться тебе вечно. Списку нет конца.
Тысячу лет спустя Чарлз Фрек все так же лежал в постели с книгой и письмом на груди.
- И далее...- зачитывало чудовище.
Что ж, подумал Чарлз Фрек, по крайней мере раз в жизни я выпил приличного вина." ...

Филип К. Дик, "Помутнение"


З.Ы.: информация предназначена Троцкому лично в руки, но хочу заметить - эта цитата странным образом может по праву стоять эпиграфом к большинству тем на форуме. :huh:


Сюзанна Дин
Я опираюсь на фундамент, ниже которого опуститься не могу.
Тот, кто борется с чудовищами, должен следить за тем, чтоб самому не стать чудовищем.

Изображение

#254 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 5 983 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 14 Февраль 2006 - 14:13:30

Фтему... :D

"Он слушает вновь, потом говорит:
- Если это "Нокиа", а по ощущениям и звуку скорее всего так оно и есть, сеть скорее цифровая, чем аналоговая. Подожди. - Он поворачивается к Джеку:
- Твой телефон. Это "Нокиа"?
- Да, но какая...
- В цифровой сети вроде бы сложнее подслушать разговор, - объясняет Генри, потом добавляет в трубку:
- Сеть цифровая, соединяю вас. Уверен, Джек тебе все объяснит. - Генри передает ему телефон, складывает руки на коленях и смотрит в окно, словно наслаждаясь красотами природы. "Может, и наслаждается, - думает Джек. - Может, у него вместо глаза локаторы, как у летучей мыши".
Он съезжает на обочину шоссе № 9З. Джек не любит сотовые телефоны вообще, эти рабские браслеты двадцать первого века, и просто терпеть не может одновременно говорить и вести автомобиль. А кроме того, Ирма Френо все равно никуда не уйдет."

- С. Кинг, П. Страуб, "Чёрный дом"
(перевод Виктора Вебера)


А ведь как чуйствовал, Джек-Попрыгун... :lol:
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей

#255 Victory

    Легендарная КомДива

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 4 311 сообщений
  • Пол: ж
  • Из: Тарту, Эстония

Отправлено: 14 Февраль 2006 - 14:30:54

Kak_Trotsky (Feb 14 2006, 02:13 PM) писал:

Он съезжает на обочину шоссе № 9З. Джек не любит сотовые телефоны вообще, эти рабские браслеты двадцать первого века, и просто терпеть не может одновременно говорить и вести автомобиль. А кроме того, Ирма Френо все равно никуда не уйдет."

- С. Кинг, П. Страуб, "Чёрный дом"


А ведь как чуйствовал, Джек-Попрыгун... :lol:
"... - Потом я вспомнил, что есть такие портативные диатермические аппараты. Взял один напрокат и в тот же вечер повез в автобусе домой. А в автобусе полным-полно замученных канцелярских крыс, и все переговариваются по радиобраслетам с женами: я, мол, уже на Сорок третьей улице... на Сорок четвертой... на Сорок девятой... поворачиваю на Шестьдесят первую... А один супруг бранится: "Хватит тебе околачиваться в баре, черт возьми! Иди домой и разогрей обед, я уже на Семидесятой!" А репродуктор орет "Сказки Венского леса" - точь-в-точь канарейка натощак насвистывает про лакомые зернышки. И тут я включаю диатермический аппарат! Помехи! Перебои! Все жены отрезаны от брюзжания замученных за день мужей. Все мужья отрезаны от жен, на глазах у которых милые отпрыски только что запустили камнем в окно! "Венский лес" срублен под корень, канарейке свернули шею. Ти-ши-на! Пугающая внезапная тишина. Придется пассажирам автобуса вступить в беседу друг с другом. Они в страхе, в ужасе, как перепуганные овцы!
- Вас забрали в полицию?
- Пришлось остановить автобус. Ведь и впрямь музыка превратилась в кашу, мужья и жены не знали, на каком они свете. Шабаш ведьм, сумбур, светопреставление. Митинг в обезьяннике! Прибыла аварийная команда, меня мигом засекли, отчитали, оштрафовали, я и оглянуться не успел, как очутился дома - понятно, без аппарата." ...

Рэй Брэдбери "Убийца" (1953)



Одетта Холмс
Я опираюсь на фундамент, ниже которого опуститься не могу.
Тот, кто борется с чудовищами, должен следить за тем, чтоб самому не стать чудовищем.

Изображение





ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика