Перейти к содержимому



Отцы и дети (русская классика)


Ответов в теме: 82

#76 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 13 036 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 19 Январь 2017 - 00:06:08

Галковский всё одно тебя умнее, или не торт :)
смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur

#77 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 6 333 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 19 Январь 2017 - 06:09:55

Ты еще здесь, Митенька? Вот оно где, либеральное чувство локтя, всегда готов швырнуть своему маргинальствующему братишке спасительный круг спасения от русской литературы. Прямо в яму, куда не долетают солнечно-электрические энергии. Сергей Калиюгин, и его новый концерт "Исихаст". Раскупор нау, фанк сол браза! Вот это НАСТОЯЩЕЕ, базару нет.
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей

#78 Vagabond

    пассажир "жёлтой стрелы"

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 13 036 сообщений
  • Пол: м
  • Из: москва

Отправлено: 19 Январь 2017 - 07:25:15

Я-то готов, а у тебя духу принять такого меня не хватает, и переделать не дано, так что мучайся :)
смрт нзбжн

inter urinas et faeces nascimur

#79 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 6 333 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 19 Январь 2017 - 09:09:47

Такие уж мы, либералы, никто не собирается мучаться в одиночку))
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей

#80 TakeOnMe

    Приходящий

  • Приходящие
  • *
  • 18 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Trondheim

Отправлено: 24 Февраль 2017 - 03:46:32

Ааааааааааа-оооо. Война и мир преследует меня во снах. Ааааааааааа. Оно не отпускает волнообразного сознания. Ааааааа
В этот раз меня освободил охотник язык и губы. Позволь мне уйти и быть

#81 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 6 333 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 24 Июнь 2018 - 17:45:31

Зайца можно научить курить, а человека – писать. Получается выдувать дым – вот и молодец, «хорошая проза». Когда-то говорили – «произведение». Потом стали говорить – «текст». Теперь – «проза». Произведение – это поступок. Текст – вещь. Проза – способ.

Что такое «русская классическая литература»? На первый взгляд – нормативно-оценочное понятие. Сумма произведений, созданных в определённое время и максимально высоко оцененных читателями. Но почему в корпус русской классики не вошли, например, горячо любимые современниками повести Бестужева-Марлинского или романы Арцыбашева? Почему никогда не станут классиками русской литературы Сорокин или Пелевин?

Не потому, что «так не бывает больше».

А потому, что русская классика – понятие не оценочное. И даже не историческое. Русская классическая литература – это жанр.

У неё, как у любого жанра, есть свои необходимые признаки. Если мы обнаруживаем их в конкретном произведении, значит, оно является классикой – нравится это нам или нет. И наоборот, если мы не обнаруживаем этих признаков в произведении сколь угодно талантливом, масштабном или прославленном – русской классикой оно никогда не станет.

Вот эти признаки. Эпоха описывается в ее историческом становлении. Психологический рисунок личности определяется ее социальными обстоятельствами, а не индивидуальной экзотикой или философской модой. Обстоятельства опознаются как типические. Конфликт сопряжён с решением общезначимой нравственной задачи. Пафос тяготеет к трагическому – конфликт разрешается ценой существенных для героя потерь. Изображаемое важнее изображения. Отношение автора к героям основывается на трёх китах. Уважение. Любовь. Сострадание.

Писатель не может находиться «выше», «ниже» или «в стороне» от героя. Любое неравенство превращает их отношения в игру, а классик всегда серьёзен. Так серьёзен человек, осознающий свою ответственность и не стремящийся её избегнуть.

Есть люди, которые живут – как работают. А есть другие, для которых жизнь – созерцание. Или праздник. Или сплошная мука. Все эти люди могут писать по-русски. Но первые становятся классиками. Все остальные – нет.

Русская классическая литература существует не для удовольствия, а для опыта. Это бытовое, социальное, историческое, психологическое, философское и нравственное исследование. Интегральное исчисление. Художественная форма здесь – интеграл.

Важно «как» – если важно «что». А если пища не прибавляет сил – вкус значения не имеет.
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей

#82 Newlander

    Стрелок

  • Пользователи
  • *****
  • 983 сообщений
  • Пол: м
  • Из: Россия

Отправлено: 27 Июнь 2018 - 20:24:12

Мне кажется, что русская классика это та пища (позвольте использовать ваше сравнение), которая сил не прибавляет и не отнимает. Ею можно увлечься и провести много времени за чтением, но все равно надо будет остановиться. Сделать перерыв. Русская классика помогает примириться с реальностью. Если вы чувствуете в воздухе амбре достоевщины, Достоевский помогает это как-то осмыслить и пережить. В этих книгах есть что-то общечеловеческое, как в картине Рембрандта "Возвращение блудного сына".

Отредактировано: Newlander, 27 Июнь 2018 - 20:28:01


#83 Kak_Trotsky

    кхуман

  • ВетеранВетераны
  • *****
  • 6 333 сообщений
  • Пол: м

Отправлено: 28 Июнь 2018 - 21:05:55

Цитата

Русская классика помогает примириться с реальностью.

В тюремных библиотеках полно русской классики. Это я не "намекаю" ни на что, просто факт. Я там "Идиота" прочитал.

Продолжим, помолясь:

ТРИ ГРАЦИИ

Сегодня мы, как тот мультипликационный кот, «вдвойне счастливые»: у нас есть две литературы вместо одной. Одна литература книжная – стонущая под игом читательского спроса и рынка. Другая журнальная – для тех, кто прозревает звёзды сквозь потолок. Можно предположить, что именно в журналах, вдали от суеты дня, куётся литература будущего. А что на самом деле?

На самом деле там штампуются стилизации в духе «Понюхал старик Ромуальдыч портянку», до которых так охочи абитуриенты Литинститута. Стилизации эти делятся на три типа (чтобы никого не обидеть, примеры из головы).

Тип первый, «бескомпромиссная социалка»:

«– Сука, – хрюкнул Жиган, сплёвывая на асфальт жёлтый фитилёк гноя.

Тяжмашевские шевелили кулаками неподалёку.

– А ты видал, шо я давала? Свечку держал? – загоношилась Косая.

Жиган стёр с лопнувшей губы остатки не ладно лёгшей слюны и всем сердцем почуял: брешет, халда, отбрёхивается. Давала она – и Коське-Быку, и Батону, и, пожалуй, Хрипатому. За прокорм для щенков своих, завод-то уж пятый год как встал…»

Тип второй, к бабке не ходи – будущий или бывший лауреат Букера:

«В лабиринте жилистого, как вены рек, разнотравья памятных календарных дат этот хрусткий июньский полдень, словно ноктюрн Шопена, охающий от боли под пальцами неопытных учениц, показался Верхударову воротником ледяного крошева вокруг пахнущей чем-то нестерпимо северным утренней ноябрьской лужи, вычерпанной беспощадными, как „я люблю“, калошами невыспавшихся и не выучивших уроки школьников. Верхударов вздрогнул, пытаясь получше рассмотреть внутренним взором охватившее его чувство, три или четыре раза незначительно высморкался, почесал в затылке и умер».

Тип третий, мемуарные страдания с укором несовершенству мира:

«Раз за разом память возвращает меня туда – на те заросшие сиренью задворки кинотеатра „Ударник“. Мама Толика Пупырмана работала билетёршей – надрывала звонкие лепестки счастья, напечатанные (краска была плохая) на толстой, как блин (древесину не экономили), но, к нашему глубокому сожалению, совершенно несъедобной (вместо древесины Сталин экономил муку и коровье масло) бумаге. Отец Толика курил папиросы „Север“ и часами тренькал на трофейной балалайке, помогая себе пустым рукавом гимнастёрки (ног у него не было), а если балалайка ломалась, хлебал постные трофейные щи и слушал хриплое трофейное радио. Созданное мудрыми руками гамельнских крысоловов, предназначенное для трансляции божественных бетховенских соль-диезов (на стихи Гейне), оно три недели ехало сюда в пропахшей сеном и людским потом теплушке, чтобы извергать теперь из своих недр нечто в высшей степени бравурное и фальшивое».

Предпочтение отдаётся второму и третьему типам.

Именно вычурная фраза и напыщенный стиль считаются нынче языком «небанальным». Язык – это главное. А сюжет… ну, сюжет желателен такой, чтобы персонаж побольше «вспоминал». Потому что в пространстве памяти всякое событие условно. Можно ещё, чтобы ему «казалось» и чтобы непонятно было, что кажется, а что происходит на самом деле. Этим достигается главный эффект «интеллектуальной прозы»: размываются границы между текстом и действительностью, мир становится «как текст» и перестаёт существовать сам по себе, «соединяясь с книгой».
Кругом тоска зеленая, если только вы не получаете удовольствие от охоты на сброшенных в выгребную яму парализованных лебедей





ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика