Перейти к содержимому


CHARMED

Регистрация: 07 Янв 2005
Offline Активность: 01 Мар 2017 22:36:08

Мои темы

NBA

13 Март 2015 - 14:16:33

Как это так, что тут нет такой темы? NBA - вершина баскетбола, и это прекрасно, масса потрясающих баскетболистов тут.

Начнем тему - сегодня состоялся прекрасный, потрясаающий по накалу матч регулярного сезона, закончившийся в овертайме! Clevelend Cavaliers смогли сломать действующих чемпионов San Antonio Spurs.
Счет 128-125.
Вот так, упорная борьба, и все закончилось в овертайме! Прекрасно сыграл Кайри Ирвинг! Он набрал космические 57 очков(рекорд для Кливленда), при этом забив 7 трехочковых из 7 и 10 штрафных из 10. Вот это был матч!!!

Май, "Черная дюжина"

28 Январь 2010 - 00:13:05

Красавица
Рассказ Дмитрия Коробкова
Посвящается Денису Спринчанэ.

Она стояла на перекрестке Рабочей и Чапаева. Я просто не мог не подойти к ней. Не в моих правилах пройти мимо такой роскошной девушки и не познакомиться с ней. Хотя бы попытаться заговорить, а потом посмотреть, что из этого получится. Медленно, вразвалочку я подошел к девушке сзади, не сводя взгляда с ее роскошной задницы. Осталось еще посмотреть на лицо. Да, я не ошибся, это действительно была писанная красавица. Точеная фигурка, лицо как с обложки модного журнала. Фотомодель, а не девушка. И чего это она стоит на углу? Ждет кого-то?
Ростом красотка была чуть ниже меня, каблуки небольшие, значит, примерно 170 – 175 сантиметров, довольно высокая. Крашеная брюнетка, прямые волосы спадали до середины спины. Легкий желтый топик не давал воображению разгуляться. Коричневые шортики открывали взору роскошные ноги. Как говорится, росли чуть ли не от шеи. Летние туфельки довершали картину.
Ох, и люблю же я лето, когда вот такие красотки раздеваются и можно от души любоваться их потрясающими телами. Был самый конец мая, на улице чуть ли не тридцать градусов, уже пахло летом.
Тем временем я подошел к красотке вплотную и заглянул ей прямиком в голубые глаза. Она посмотрела на меня, наши взоры встретились. Я неторопливо улыбнулся.
- Что тут делает такая красотка?
- А тебе-то какое дело?
- У-у-у, а она еще и разговаривает! Маечка мне твоя нравится, вот только в магазине не было твоего размерчика, не так ли?
- Совсем обнаглел, парнишка? – а сама невольно улыбнулась. Отлично, все идет по плану! – Совесть потерял?
- А что это такое? – я тоже заулыбался.
- Да, видимо, ты никогда и не знал, что это такое, - взгляд девушки скользнул куда-то в сторону.
- Ты тут кого-то ждешь?
- Моего парня, - мгновенно отреагировала красотка. – Сейчас придет сюда.
- Ты знаешь, я парнями не интересуюсь. Другое дело ты. Как в старом добром фильме: «Глядя на вас, я чувствую, что у меня сейчас взорвутся трусы».
Красотка прыснула. Теперь все ее внимание было сосредоточено на мне. Она окинула меня оценивающим взглядом и еще раз улыбнулась. Что-то было странное в ее улыбке, но я никак не мог сообразить, что же именно не так. Я позволил себе некоторое время выдерживать паузу, пока красотка не заговорила сама.
- И из какого же фильма мы нахватались подобной ереси?
- «Управление гневом». Но мне сейчас нужно управиться со своим тестостероном, который просто зашкаливает, когда смотрю на тебя. Как ты добилась такой обворожительной улыбки? Небось отвалила кругленькую сумму стоматологам? Они долго работали над твоими зубками?
- Я сама над ними поработала, - и снова все та же улыбка, в которой было что-то не так. Жаль, я не разобрался сразу, что тут по чем. – Ты всегда так знакомишься на улице?
- Только с крашеными брюнетками. У меня страсть на них.
- О-о-о, я гляжу, ничего не скроется от тебя. Покрасилась специально, чтобы тебя завлечь.
- И тебе это удалось.
Возникла некоторая пауза в разговоре. Я итак уже чувствовал, что мой пик-ап удался, поэтому не спешил. Просто стоял и медленно раздевал ее глазами. Она молча смотрела на меня и ждала, что я дальше изреку, но я не торопился.
- Ну, долго ты еще будешь пожирать меня глазами? Мне становится не по себе, красавчик. Ты не маньяк, случаем?
- Еще какой. Сексуальный маньяк, не иначе. Как поется: «Мы насосы, мы насосы, мы не курим папиросы. Выглядим вполне конкретно. Разве незаметно?» Я тебя съем.
- Откуда ты все таких фразочек набрался?
- Да так, одна популярная песня прошлого. А вообще: просто включил бредогенератор, детка. Нужно же было что-то сказать, а то такая красавица убежала бы от меня, подумав, что я маньяк.
- Что-что ты включил? Бредо- как? Генератор, говоришь? Может тебе в домик с мягкими стенами пора, раз ты бредишь на ходу?
- Я бы не отказался оказаться в другом месте. В твоей квартире. Далеко ты живешь?
- Ты совсем обнаглел, красавчик! Думаешь так легко подойти к девушке и пойти к ней домой? Да ни за что на свете я тебя к себе не приглашу.
- Давайте я вас приглашу прогуляться куда-нибудь. А там вы, моя замечательная обольстительница, уже убедитесь, можно мне к тебе домой или нет.
- Да что ты? Приглашаешь меня прогуляться? Может, у меня тут дела? Я же сказала, что встречаюсь тут с парнем. Сейчас жду его.
- Зачем он тебе? У тебя есть я. Я гораздо лучше этого парня. Кстати, я уже сказал, что парнями не интересуюсь. И, как говорится, парень не стенка, может и подвинуться.
- Какой ты резвый, красавчик. Ну, ладно, пошли прогуляемся. А куда?
- Ну, в данной ситуации у меня целая культурная программа. Домашнее задание, заготовленное специально для таких крашенных брюнеток-сексапилок.
- Ты считаешь меня сексапильной?
- Есть девушки никакие, есть сексуальные, а есть сексапильные. Ты именно такая. Как я уже и говорил, собственно, сейчас у меня член взорвется, крошка. А его осколочек я подарю тебе. Останется на память о моей великой эрекции.
Она опять заулыбалась. Совсем уже созрела ягодка, дело было в шляпе. Но постойте-ка! Опять эта ее улыбочка! Я начал понимать, в чем тут все дело. У нее было что-то не так с зубами. Тут мой интерес мог бы и, по идее, должен был бы угаснуть, но он был спортивным, поэтому остался на той же точке плавления металла.
- Так, и что это за культурная программа? Поведешь меня в театр или в кино?
«Ага, сейчас прямо! Ух ты и размечталась, дурочка! Покрасилась в черный цвет, испортила себе зубы и что теперь? Веди ее в кино, в театр! Откуда у меня такие деньги? Я всего лишь бедный студент и не потрачу ломанного гроша, чтобы затащить куколку в койку. Разбежался я прямо на нее тратиться! Получит она и театр, и кино, а скорее дырку от бублика ей в зубы!» - это я только подумал, а сказал следующее:
- Мы сходим в городской парк, погуляем там, потом будем купаться в прудах голышом. Заодно и освежимся. Кстати, окунемся во все пруды, во все четыре штуки, или сколько там имеется в наличии.
- Откуда такая неверная информация? Насколько я знаю, там всего два пруда. И я не собираюсь купаться в этих каках-бяках. К тому же, нет купальника.
- Я знал, что его нет, поэтому предложил искупаться голышом, никто о купальнике и не говорил.
- Ладно, пошли прогуляемся, но только без всякого купания.
- Это мы решим на месте. Культурная программа подразумевает купание, но можно пропустить пунктик другой.
Мы пошли по Рабочей в сторону Рахова, я бесцеремонно схватил красотку за руку. Она только улыбнулась, никак не прокомментировав мой поступок. Все было супер, все шло по плану. Отдаленная мысль в мозгу вернулась к ее зубам, но я отогнал ее, будто надоедливую муху.
- Фу, сколько туту мусора, видимо живут какие-то свиньи, - с отвращением сказала красотка, указывая рукой на замусоренный газон напротив частных одноэтажных домов.
- Ты знаешь, как меня называют? Мистер чистота. Я та еще чистюля. А тебя как зовут?
На самом деле все обстояло как раз наоборот. Дома у меня вся одежда валялась скомканной по стульям, кровати, диски на столе лежали в полном беспорядке, тетрадки лежали, где попало, я частенько во всем этом хламе не мог отыскать свой студенческий билет, когда собирался в институт, но зачем это знать прекрасной незнакомке? Как говорят, меньше знаешь, крепче спишь. А еще в одном замечательном фильме была такая фраза: «Врать, врать и врать опять». Мне фильм нравится, я всегда считал, что так и только так можно соблазнить девушку, переспать с ней, а что еще нужно 21-летнему здоровому мужчине? Кино называлось «Школа негодяев», всем советую.
- А меня не зовут, я сама прихожу.
- Какая банальная фраза прекрасной девушки, пожелавшей остаться анонимной. У нас с тобой романтическая связь, а ты даже не хочешь назвать мне свое имя. Ай-яй-яй, какая ты нехорошая! – Я картинно надул губки, что не скрылось от взора моей прекрасной незнакомки. Она опять прыснула и чуть сильнее стиснула мою руку.
- Меня зовут Света.
- А я Денис. Зови меня просто Дэн. Какое у тебя красивое имя! У меня еще никогда не было Светы. Свет, солнечный свет в твоем имени! Света, а сокращенно просто свет.
- Выключи свой бредогенератор. Кстати, у меня никогда не было Дениса. Тут у нас много общего.
Мы тем временем уже шли по Рахова вниз. Замечательный все-таки у меня выдался денек! Я правда шел в институтскую библиотеку, но кого это теперь волновало, когда на мой крючок удалось поймать такую красотку! Если бы я тогда знал, чем все это обернется, я выхватил бы свою руку и бежал прочь от этой Светы. Но я был в ударе, распален своей удачей и в восторге от своего обаяния. Я был опьянен тем моментом.
- Как все это здорово, что у тебя не было Дениса! Кстати, даже если был, такого как я, тебе никогда не найти. Я такой один. Единственный и неповторимый.
- Ой-ой-ой! Какие мы самодовольные! Таких как ты пруд пруди. Все вы мужики одинаковые. Кабели. Думаете, что неотразимы и клеите таких вот бедных и несчастных девушек, как я.
- А как тогда вас, девушек назовешь? Сучками, не иначе. Кабели, сучки! Мы перешли на собачьи прозвища.
- Да ты, оказывается, хамить любишь помаленьку, красавчик, - шутливо отчитала меня Света. На что я не замедлил ответить очередной свой фразой-шедевром:
- Да, я такой хамоватый красавчик, утонченно-извзащенный парень в самом расцвете сил. Не хочешь меня испытать?
- Да ты знаешь, Дэн, уже возникает такое желание.
После чего она посмотрела мне прямо в глаза. Ох, и пленительный же был у Светы взгляд. Я уловил смысл и тут же ухватился за него. Слово не воробей, как известно.
- Тогда чего мы ждем? Пошли к тебе. Тебе представляется уникальный шанс меня испытать.
- А мы и идем как раз ко мне домой. Мой дом именно в стороне парка находится.
«Все так просто? Так легко ее оказалось раскрутить? Это первый мой случай, когда девушка так легко сдавалась под моим натиском. Что-то подозрительно! Может, она просто играет со мной? Либо захлопнет предо мной дверь своей хаты, либо заберет свои слова назад и скажет, что мы шли в парк, туда и направимся. Странновато, что все бывает так просто. Обычно, требовалось несколько больше времени, частенько не один и не два дня на раскрутку такой вот красотки» - мысли пронеслись у меня в голове со скоростью Света. Интересная игра слов получается: мысли о податливости Светы пронеслись у меня в голове со скоростью Света. Я все-таки учился на филолога и всегда умел играть словами.
- И далеко ты живешь?
Она словно почувствовала мои мысленные сомнения, потому что внимательно на меня посмотрела и с легкой улыбочкой промолвила:
- Что такой голосок неуверенный? Ты уже не хочешь ко мне? Может, ты не так хорош, как хочешь себя преподать? Что это ты занервничал?
- Я просто пленен твой красотой и обворожительными глазами, которые просверлили во мне дырку и выкачали из меня все уверенность в себе.
- Да, ты за словом в карман не полезешь, у тебя всегда найдется, что сказать.
- Во рту язык на миллион долларов, а в штанах достоинство. Вот оно-то по-настоящему бесценное.
- На миллион долларов говоришь?
Она резко вырвала свою руку, повернулась ко мне и горячо меня поцеловала. Всего секунд пять, а у меня уже зашевелилось в штанах мое богатство. Мой язычок наткнулся на ее зубки, но прежде, чем я успел раскрыть секрет ее специфической улыбки, она уже отпрянула от меня на шаг. Мне это показалось странным, но поцелуй возбудил меня не на шутку, и сейчас я откинул все сомнения прочь. Я хотел эту девушку, прямо здесь и сейчас. И плевать мне на все остальное. Желание доминировало над моим разумом. Многие ругают мужиков и говорят, что они думают только головкой, а не головой. Ну, не знаю, я всегда так думал, и ничего плохого со мной никогда не случалось. По крайней мере, настолько плохого, что произошло в этот злополучный майский денек.
- А мой дом отсюда в квартале. Я живу на Белоглинской, напротив Арриги.
- Неужели в маленьком частном одноэтажном домике? – искренне удивился я.
- Да, именно там. В одном из этих одноэтажный домишек. Что тебя смущает?
- Да ничего. Побежали туда скорее.
Мы снова взялись за руки и трусцой устремились к Белоглинской. Квартал проскочил, как мимолетный сон. Вот мы уже свернули и пробежали мимо рынка «Аррига». Пронеслись мимо бензоколонки, Света лихорадочно достала из коротеньких шортиков ключик от железной двери. Пол-оборота ключа, и мы с ней оказались в тесной прихожей одноэтажного бревенчатого домика. Свет не горел, девушка включила его, я на скорую руку разулся, мимолетным взглядом окинув обувную полку, маленький шкафчик и вешалки. Никакой мужской обуви я не приметил, и это меня еще больше распалило. Видимо, Света, как и многие другие девушки врала насчет парня, или просто с ним не жила вместе. Либо одна, либо с матерью-бабушкой.
Дальше все шло как по писанному. Света завела меня в крохотную спаленку, окна которой выходили в малюсенький палисадничек. Засаленные белые занавески закрывали вид из окна. Кровать, два стула и шкаф, все невероятно обшарпанное и старое. От мебели просто несло прошлым веком. «Небогато она живет, эта куколка. Но мне-то какое до этого дело? Трахну ее и пойду в библиотеку». Только никуда мне в тот день не суждено было попасть. Но я об этом еще не знал.
Тем временем она скинула свой топик, роскошный белый бюстгальтер, из которого так и вываливались груди третьего размера, открылся перед моими глазами. Я быстро скинул открытую майку и синие поношенные джинсы, а Света тем временем вылезла из своих коричневых шортиков, оставшись в роскошнейших белых стрингах. Я невероятно завелся, у меня уже выпрыгивал из штанов мой прибор, когда Света медленно, элегантно крутя бедрами, стала стаскивать свои трусики.
- Ты знаешь, что говорит Стивен Кинг о девушках, носящих белое белье? Он говорит, что только хорошие девушки носят белые трусики, - даже в такой момент из меня сыпались цитаты. Я могу восторгаться собой бесконечно. К сожалению, этого не случилось.
Света скинула трусики, одним ловким движением умудрилась расстегнуть застежку на лифчике и отправить его мне в лицо. Я поймал лифчик и с удовольствием его понюхал. Ах, какое наслаждение! Мои трусы оказались на полу, а я упал на кровать. А эта Света, оказывается, обладала недюжинной силой, раз так легко меня повалила. По ее тоненьким изящным ручкам такого и не скажешь. Правда, и я не силач какой-нибудь! Не качаюсь я принципиально, зачем мне это надо? У меня итак отбоя от девушек нет, к чем вся эта морока с поднятием тяжестей или принятием стероидов? Я итак самый сексуальный парень Саратова!
Она вскочила на меня, как Леди Годзилла, девушка-наездница из американской истории. Было очень хорошо. Я на секунду задумался о презервативах, оставшихся в моих джинсах, но не стал заморачиваться подобной чепухой слишком уж всерьез. Давно я не испытывал подобного удовольствия, а возможность чем-нибудь заразиться? Тут я понадеялся на авось, как делал довольно часто. Но пока ничего еще не заразился и никто от меня не забеременел. Правда, я без резинки не так уж часто и занимался.
Итак, минут десять спустя, когда пик наслаждения уже близился к своему логическом завершению, Света нагнулась ко мне и по-звериному ощерилась. О ужас! У нее были заточены клыки, они сверкнули в солнечном лучике, проскользнувшее под занавеской. Неожиданно Света зашипела.
- Зачем ты заточила свои клыки, кошечка? – запинаясь, спросил я. В ответ Света еще раз зашипела. Еще более зловеще.
- А я вампир, - последовал ответ. Да, этого-то я и боялся. Она оказалась сумасшедшей на всю голову!
- Какой на хрен вампир? Сейчас день, и любые вампиры должны спать в гробу или еще где!
Неожиданно для себя я кончил, а Света выгнулась в порыве страсти, а потом резко нагнулась и впилась в мое горло. Резкая боль, я почувствовал, как ее клыки прогрызли мою плоть. Я почувствовал, как кровь течет из горла нескончаемым потоком. Я не сразу понял, что за чмокающие звуки раздаются в комнате, помимо моих истошных криков. Это Света с наслаждением пила мою кровь.
Я резко напружинил тело и одним рывком попробовал сбросить с себя ненормальную. У меня это не удалось, она лишь подпрыгнула на мне и снова зашипела. Ее лицо стало по-настоящему безобразным в искаженном оскале и со стекающей кровью по подбородку. Моей кровью. Горло болело, вся подушка и тоненькая одеялка пропиталась насквозь. Стало темнеть в глазах. Когда Света наклонилась ко мне, чтобы продолжить прерванную трапезу, я поймал ее голову и резко ударил о деревянную спинку кровати. Девушка-вампир мгновенно обмякла и повалилась на меня. На лбу у нее стала наливаться шишка. Теперь я уже смог скинуть с себя эту сучку, после чего поднялся с кровати и тут же пошатнулся. Перед глазами расплывалась картина окровавленной постели и изящного тела. Я облокотился на шкаф, потом постарался встать прямо. Дверца со скрипом отворилась. Я невольно посмотрел внутрь. И что я там увидел? Целые горы мужской одежды и обуви. Все в моем мозгу тут же прояснилось, несмотря на страшную рану. Света, видимо, проделывала это не один раз. Она приводила в дом мужиков, а потом убивала их. При этой ей, видимо, приходилось менять простыни. А где же она прятала трупы. Я трясущейся окровавленной рукой отдернул занавеску и выглянул в палисадник. Земля там была вся перекопана. Кусочки головоломки собрались в одну понятную картину. Она убивала и хоронила трупы в своей садике. Так как же долго это продолжалось?
Я не помню, как мне удалось одеться, но все джинсы и майка были заляпаны кровью, когда я снова распрямился. Кровь продолжала хлестать из шеи, в глазах все сильнее темнело. Но я знал, что должен сделать. Я должен положить этому конец перед своей смертью. Сегодня не я охотился на красотку, это она искала очередную жертву. Я нетвердой походкой добрался по кухни, где взял здоровенный нож для разделки мяса. Вернувшись в спальню, я застал Свету все в той же позе. Шишка на голове была уже размером с бейсбольный мяч. Я размахнулся и всадил нож по самую рукоятку в грудь девушки с левой стороны. Уж не знаю, где у меня взялись такие силы, но я сделал то, что должен был. Девушка открыла глаза и стала издавать какие-то бессвязные звуки, тело затряслось в конвульсиях на несколько секунд, потом затихло.
У меня зверски звенит в ушах, я дико спотыкаюсь и выхожу, точнее вываливаюсь из логова вампирши. Свет режет мне глаза. Кажется, мне пришел конец. Вот мой вам совет на прощание: никогда не идите домой к крашеным брюнеткам, когда они так легко соглашаются пригласить вас. Я не могу больше, кровь не остановить. Прощайте.







Январь 2010 года.

Тоска алкоголика Бутылкина и др.

12 Февраль 2008 - 00:41:15

Вот, что называется, решил выложить все карты на стол. Все обещал-обещал. Надо держать слово. Возможно, я когда-ниудь произведу и над этими рассказами редакцию, искромсаю их и переделаю, но не сейчас. Нет ни желания, ни времени, ничего. Но нужно же, чтобы народ прочитал их, не так ли?

Тоска алкоголика Бутылкина
Жил-был на свете пьяница по фамилии Бутылкин. Он пил каждый день, не работал и ругался с женой, доводил ее до слез и сердечного приступа. Много мук переняла от него жена, но, «видно, на роду написано быть женой алкаша» - говорила она себе и терпела. Но Бутылкин все пил и пил, тащил все из дома и пропивал. Порой бывали у него помешательства на почве пьянки. В народе «белая горячка». Бегал по двору с топором и чертей видел. После таких выходок у Бутылкина начиналось время покаяния. Он лежал на кровати и плакал: «Ой, я сволочь, ой, я гад, вот начну новую жизнь, брошу пить» - говорил он себе.
Но новую жизнь он не начинал, а продолжал пить еще больше и обижать жену еще сильнее. Он считал бить женщину подлостью, и поэтому руки не распускал. И вообще Бутылкин был человеком не злым, но только печальным и обиженным на всю жизнь оттого, что спился.
И вот однажды после очередной пьянки Бутылкин лежал на кровати, болел с похмелья, плакал и вдруг позвал жену. «Вот, Дуня» - сказал он жене – «Когда я брошу пить? Пью и пью, вот тебя обижаю, а сам я не хочу этого. Допился я совсем, давай жить начнем по-нормальному» - говорил так Бутылкин, говорил, а под утро умер от сердечного приступа. Допился потому что, и здоровье село. Но хорошо хоть пытался, а иные вон гады живут и гадости-мерзости распространяют. Вот.
17 апреля 2006 года.

Смерть моего соседа.Мой сосед вчера повесился, только в прошлую среду мы с ним пили «Портвейн» и распевали блатные песни, а вот вчера он повесился. Какой бес его попутал?! Какого хрена это его так закрутило, что он повесился? Ну что теперь? Может, тоска душевная…
Помню, был у моего друга «беляк». Захожу к нему, а он с топором по квартире бегает и орет: «Враги мне в окно лезут, Борька бери нож в кухне, помогай мне их убивать». Бегал он так целую неделю, еле затих, но повеситься не захотел, а жил и радовался. Пил, как сволочь, пел, плясал и блевал в подъездах. А вот вчера повесился. Висит у себя в комнате на веревке, язык вывалил, и висит.
Подумал я, подумал и решил тоже повеситься. Взял веревку, намылил ее и повесился.
18 апреля 2006 года.

Как я убил мужика при помощи балалайки, бутылки и шариковой ручки. (Из воспоминаний маньяка Порфирия Топорикова)Помню, был я молод. Было мне лет 19 или 20, а, может, и 25, когда я внезапно увлекся музыкой и стал учиться играть на балалайке. И вот как-то раз сидел на лавочке, играл на балалайке и пел песню по трусы, кажется. Сижу, пою, на всю улицу слышно мое пение. А на соседней лавочке сидел один мужик. Гадкий, противный, с лицом, похожим на коршуна. И вообще он был урод. Подошел ко мне один мужик знакомый и говорит: «Что, поешь?»
«Да», - отвечаю. – «Детский утренник в клинике для алкашей».
«Это не утренник, а вечерник на лавочке» - вдруг сказал этот хрен с горы.
- Ах ты, сволочь! – разозлился я.
Взял свою балалайку и огрел этого гада по башке его тупой. Этот гад упал. Я стал пинать его ногами, попинал немного, а потом поднял бутылку из-под «Анапы», разбил ее об его голову, а осколками этой бутылки перерезал ему горло. «Ну, гад, тебе мало» - подумал я – «Еще не помрешь, опять надо мой смеяться будешь, сука!» Взял я из кармана ручку шариковую гелевую и выколол ему глаза, а потом эту ручку ему в нос засунул. Вот так я убил мужика. Ха-ха-ха!
19 апреля 2006 года.


Поезд (Страшная сказка)Один мужик любил одну бабу по имени Машенька. Ой, как любил! Прямо с ума сходил. А, может, и сошел немножко, кто его знает? Любил он свою Машеньку пуще жизни, жить без нее не мог, ночами не спал, все вопил: «Ой, Маша! Ой, Машуля ненаглядная моя!!!» - говорил он ей такое а ей-то по фигу, не слушает она его, а он и серенады под окном пел под гармошку, и стихи читал, и даже с горя запил. Пил целый год, а, может, два. Все пропил, все разбазарил. Стал бомжем, спал в подвале, заболел туберкулезом, весь зарос волосами и бородой, а еще мхом каким-то. В общем, даже люди на улицах шарахались от него, но Машу любил все также, может, даже больше. Он понимал, конечно, что он ей не нужен. Но ничего не мог с этой любовью поделать, и любил Машу очень-очень сильно. Имя ее у него с уст не сходило, и однажды он увидел что Маша куда-то на поезде уезжает. И побежал он за поездом, чтобы только свою ненаглядную увидеть. Нарвал ей одуванчиков и бежит с криком: «Милая, Машуля! Прими в дар этот скромный букет». А она ему в ответ: «Пошел на хер, дурак задрипанный, бомж и пьяница!» А он ей кричит: «Машенька, милая моя, дорогая, любимая, Машуня!» И бежит за поездом. Так бежал он за этим поездом 2 дня. А потом дыхалка не выдержала, он упал на путях и умер. А поезд отрезал ему стальными колесами голову, и злополучная голова покатилась по обочине дороги. Покатилась эта голова неделю, а, может, две, хрен ее знает сколько. Но потом ее подобрал один мудрец и сказал: «Вот это голова человека, который мучался и погиб от несчастной любви». Мудрец положил эту голову в банку и показывал всем людям, пока сам не помер.
19 апреля 2006 года.

Бомжи (миниатюра)

10 Май 2007 - 12:42:19

БОМЖИ (миниатюра)
На городской свалке жили бомжи, они копошились в мусоре, и тем самым, волочили свое жалкое существование, ходили они, бродили по городу в поисках добычи, подберут бутылку-банку, в приемку отнесут, получат денежку, рубль какой несчастный, и радуются. «Эй, говорят – денежка». А на эту денежку бомжи напьются и песни распевают.
Вид у бомжей был нелицеприятный: страшные, опухшие, рожи у них были синие. У кого красная, голоса хриплые, а глаза безумные и грустные, потому что все бомжи были люди несчастные, себя потерявшие. И оттого и много сейчас бомжей, что все люди себя потеряли, и все идет к страданиям, мукам и погибели.
А бомжи ходили по помойкам, осматривали владения свои, и гордо вытянув тощие грязные шеи, говорили: «Вот владения наши, тут наш дом, тут наша любимая помойка! Наше любимое место, где мы существуем падалью и отбросами, что подкинула нам мать-природа и богатые братья-люди» - говорил старый бомж Герасим.
Одевались бомжи во все грязное, ободранное. Один гамаш, а другой валенок. Грязные, вонючие скитались они из стороны в сторону, видом своим людей пугали, в страх и ужас их загоняя. Но бомжи были народом не злым, они лазили по мусоркам и улыбались своими кривыми беззубыми улыбками. Бомжи рождались, умирали, и этот круг никогда не обрывался, всегда были бомжи на городской свалке, чердаках, подвалах и канализациях.
Философствующие граждане называли бомжей «украшением жизни человеческой»! Идут они такие грязные, вонючие, убогие, жалкие. Кто посмеется, а кто и заплачет. А бомжам-то что! Они идут по своим делам. Идут они, идут, издавая зловоние, запахи помоев и общественных туалетов сливаются с их пьяными голосами. Но идут бомжи по дороге, свои опухшие глаза на людей таращат.
Много на свете бомжей, но наши герои – бомжи особые. Много лет жили бомжи на своей городской свалке, питаясь дарами ее, но тут случилось страшное, загорелась городская свалка синим пламенем и горела целую неделю. В этом страшном пожаре погибли бомжи, и все их хибары и лачуги погорели. Ничего не осталось от их былой славной бомжатской жизни. Те бомжи, что не погибли в огне, ушли в дальние страны и создали там свою собственную бомжей-земледельцев. (Например, толстовцев каких-нибудь).
А на месте городской свалки люди посадили лес. И вырос лес красивый, горбатый, весь кривой, как и бомжи, что жили тут в давние времена.
Ходят теперь люди в этот лес по грибы и по ягоды и вспоминают тех славных бомжей, что тут жили. Честь и слава бомжам! Тут и сказке конец.

16-17 апреля 2006 года.

Мачеха

18 Декабрь 2006 - 04:23:57

Автор – Кислый Борис Богданович
Под ред. Дмитрия Коробкова

Мачеха
Когда Петру Сундукову исполнилось 5 лет, у него умерла мать, а вместе с ней и все, что когда бы то ни было любил в этом мире мальчик. Отец Гришка Красный забил ее насмерть сапогом.
- Вот тебе, проклятая! – орал Гришка. – Не даешь мне на водку! А, может, ты уже себе мужика завела?!
Гришка был страшным пьяницей, а свою кличку получил за вечно красный нос. Он молотил сапогом по телу беззащитной женщины, своей жены, и получал от этого удовольствие. Звук ударов навсегда впечатался в сознание маленького Петра. Он приоткрыл дверь в свою комнату, но так и не осмелился высунуться. Поэтому мальчик только слышал смерть своей матери, но не видел. Оно, быть может, и к лучшему. Сначала мать Петра пыталась как-то прикрыться от беспощадного сапога супруга, отражать удары руками, но потом совсем обмякла. А Гришка в изрядном подпитии, как и всегда впрочем, не смог вовремя остановиться. Раньше он всегда знал, когда стоит прекратить избивать жену, но в тот день явно перегнул палку. Вот так Петр потерял свою мать.
Непонятно, как, но Гришка Красный выкрутился из этой, казалось бы, безвыходной ситуации. Он сказал, что жена упала с лестницы, а врачи поверили. Наверное, потому, что он действительно сбросил мать Петра с лестницы, но к тому моменту она уже была мертва.
Спустя полгода Гришка привел в дом какую-то бабу с опухшим от беспробудного пьянства лицом.
- Это твоя новая мама, тетя Груня, - сказал он тогда Петру. – Люби ее и во всем слушайся.
Но как мог Петр полюбить эту пьяную, страшную бабу с тупыми глазами старой лошади? Конечно, настоящая мать мальчика тоже была подарок, но зато она действительно любила своего сына. «Та еще истеричка» - как говорил иногда про нее Гришка Красный.
Иногда Петру казалось, что весь мир ополчился против него. Мальчишки и девчонки во дворе, одноклассники, соседи, даже собаки так и норовили укусить Сундукова. Мальчишка все держал в себе. Там накопилось столько злобы и ненависти, сколько хватило бы на целый батальон разъяренных солдат. Весь этот негативный клубок пожирал паренька изнутри. И, когда Петр учился в 9 классе, вся накопленная злоба вырвалась из него и вылилась в насилие, как всегда обычно и бывает.
- Сын алкаша, значит, тоже придурок. Да еще и лох поганый, - услышал как-то мальчик разговор одноклассников за своей спиной.
«Да чтоб вы все передохли, гады!» - думал паренек про себя. Но шли дни, месяцы, а с обидчиками ничего не случалось. Они были в полном порядке и здравии. Они продолжали издеваться над Сундуковым.
Как-то на катке один из одноклассников, особенно сильно издевавшийся над Петром, подошел к мальчику и ударил его со всей силы по лицу. Теплая кровь хлынула из разбитого носа, боль потихоньку пробралась в рассудок мальчишки.
- Это я поспорил с Витькой, - ухмыльнулся обидчик прямо в окровавленное лицо Петра. – Я выиграл 10 рублей. Иногда ты, никчемный кусок дерьма, можешь быть полезным! Прикинь?
Ярость заполнила сознание мальчишки полностью. Руки сами собой сжались в кулаки. Петр шмыгнул носом и проглотил изрядную порцию крови. Собственной крови. Наверное, одноклассник что-то увидел в глазах Петра, так как сразу же перестал ухмыляться и стал оглядываться по сторонам.
- Я убью тебя, - тихо проговорил Петр.
Одноклассник побежал как раз вовремя. В тот самый момент, как Петр схватил с заснеженной земли стеклянную бутылку из-под пива. Сундуков никогда так быстро не бегал. Даже когда улепетывал от своих обидчиков. Сейчас ситуация кардинально поменялась: теперь Петр стал охотником. Теперь он догонял. Паренек больше не был жертвой.
Одноклассник то и дело оглядывался, но с каждой секундой Петр с бутылкой в руках был все ближе. Мальчишка не дал своему обидчику закричать. Как только рот одноклассника открылся, стеклянная бутылка раскололась об его голову. Особого вреда удар не нанес, так как на враге была шапка. Зато он прикусил язык, и тоненькая струйка засочилась из уголка рта. Одноклассник побежал было дальше, но тут же поскользнулся и еще раз ударился головой. Петр навис над своей жертвой с осколками бутылки в руках. Из носа паренька хлестала кровь, его безумный взгляд буравил врага, распростертого на земле. Сомнения, всего несколько секунд. А потом осколки бутылки из-под пива вонзились в шею одноклассника…
Кровь врага опьянила Петра. Он стоял несколько секунд над мертвым одноклассником и смотрел в его остекленевшие глаза. Потом мальчишка огляделся и быстрым шагом направился домой.
Едва переступив порог квартиры, Петька понял, что к чему. Все было как всегда. Мачеха и Гришка Красный валялись в спальне и распевали пьяными голосами что-то невнятное. Кажется, это были слова группы «Гражданская оборона», но Петр не был уверен.
- Винтовка – это праздник, - раздавался голос Гришки.
- Все летит в пи…у, - вторила ему тетя Груня.
«Глаза бы мои вас не видели, сволочи! Убить бы вас, как Ваську…» - мысли сами проникли в голову к мальчишке.
Его глаза загорелись, он снял куртку, пошел в ванную и стал лихорадочно смывать кровь со своего лица. Сломанный нос уже начал распухать.
- Я знаю, где лежит топор, - проговорил Петр вслух.
Он направился в гостиную и присел на корточки. Затем мальчишка просунул руку под шкаф и нащупал рукоятку топора. Одним резким рывком Сундуков извлек орудие убийства на свет Божий. Петр распрямился и направился в спальню, где на кровати валялись его родители.
- Чего тебе надо, сынок? – неразборчиво пробормотал Гришка. – А зачем тебе топор?
- Я убью вас всех! – прокричал Петька что было мочи.
Гришка начал приподниматься с кровати, когда топор описал широкую дугу и рубанул его прямо по горлу. Петька услышал, как хрустнул позвоночник отца и улыбнулся. Гришка повалился обратно на кровать, захлебываясь кровью и разбрызгивая ее во все стороны. Как только мачеха увидела смертельную рану своего мужа, она закричала. Но это было последнее, что она успела сделать. Один удар, второй, третий. Кровь была повсюду: на стенах, на кровати, на ковре, она стекала на пол, пропитывала одежду Петра. Родители были мертвы, но мальчишке все казалось, что глаза мачехи смотрят на него. Поэтому он схватил первое, что подвернулось под руку (а оказалось это шариковой ручкой) и выколол тете Груне глаза.
Все еще держа окровавленный топор в руках, Петр Сундуков подошел к зеркалу и стал тщательно присматриваться к своему отражению. Постепенно у него созрело непреодолимое желание покончить с собой. Мальчишка не чувствовал угрызений совести, он просто выпустил всю ту гадость, что копил в себе столькие годы, наружу. Бросив топор на пол, Петька вернулся в спальню и подобрал с пола тупой перочинный ножик, которым Гришка и мачеха резали огурцы на закуску и открывали бутылки портвейна. Еще несколько секунд поколебавшись, мальчишка стал пилить себе вены на левой руке. Сначала кровь закапала, а потом и хлынула на пол из перерезанных вен. Петька пошатнулся, у него стало темнеть в глазах. Скоро мальчишка повалился на пол спальни.
Вот так отошла в вечность еще одна страдающую душа, которых так много в этом гадостном мире, способном погубить все прекрасное и чистое.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика