Стивен Кинг.ру - Фэнфики

а знаете ли вы, что…

Стивен КингКраткая история жизни Стивена Кинга, информация о его увлечениях, почтовый адрес офиса, а также история его литературного псевдонима, Ричарда Бахмана, доступна в разделе "Биография".

на правах рекламы
цитата
Speech destroys the functions of love, I think - that's a hell of a thing for a writer to say, I guess, but I believe it to be true. If you speak to tell a deer you mean it no harm, it glides away with a single flip of its tail. The word is the harm. Love isn't what these asshole poets like McKuen want you to think it is. Love has teeth; they bite; the wounds never close. No word, no combination of words, can close those lovebites. It's the other way around, that's the joke. If those wounds dry up, the words die with them. Take it from me. I've made my life from die words, and I know that is so.
Stephen King. "Body, The"
Сергей Думаков
"Тридцать вторая"
2005
Страница: 1 2 3 4  < предыдущая | следующая >

Саша Лезински никому не рассказывал о том, что случилось с ним на 32-ой
автостраде, и не потому, что боялся быть неправильно понятым. Сашу не
страшила вероятность оказаться осмеянным – в конце концов, три года назад он
окончил среднюю школу Дерри, где за много лет привык равнодушно сносить
любые насмешки. События, произошедшие летним вечером в придорожной
закусочной, не нуждались в публичном освещении, вот какая причина заставляла
его держать рот на замке. Иногда человек сталкивается с вещами, которые не
просто необъяснимы – они больше самого человека, намного больше любого из
людей, когда-либо живших на этой планете. Один из великих (Лезински не мог
сказать с уверенностью, кто именно) сказал что-то насчет глаз в бездне, и по
прошествии времени это показалось Саше очень удачной метафорой короткой
встречи на безлюдном шоссе, встречи, которая и годы спустя, выглядела
настолько жуткой, что любое воспоминание о ней вгоняло молодого человека в
ступор.
Саша Лезински никому не рассказывал о том, что случилось на 32-ой
автостраде, потому что был уверен: то, что ему удалось выжить – просто везение.
И если этой истории дать еще один шанс – да хотя бы просто проговорить ее
вслух – она обязательно воспользуется случаем и добьет его окончательно.

В редкие моменты, когда Саша вспоминает ту июльскую пятницу, первым
из глубин памяти приходит запах. Запах свежего попкорна, который всегда
ассоциировался у него с темнотой кинозала и углублениями для напитков в
подлокотниках зрительных кресел. Сладковатый, приторный аромат, неизменно
сопровождающийся гулким шепотом зрителей и стрекотом киноаппарата. До той
пятницы Саша и не подозревал о том, что, будучи вырванным из контекста, этот
ambre неприятен… даже в чем-то нелогичен. Возникает какое-то глубинное
ощущение неправильности, ненормальности ситуации, когда в твой магазин
заходит человек в длинном черном пальто и высоких узконосых ботинках,
благоухающий только что поджаренным попкорном.
Этот человек появился в закусочной точно в полдень – одинокий
репродуктор, болтавшийся под потолком, как раз начал передавать новости. Саша
несколько раз просил мистера Паркера перенастроить частоту приемника – от
круглосуточных вокализов Бритни Спирс и Роба Томаса у него частенько сдавали
нервы. Мистер Паркер всегда отвечал одно и то же: эта штуковина висит тут не
для тебя, Саша. Думаешь, музыка «Ред Хот Чили Пепперс» пойдет на пользу
пищеварению наших клиентов? Саша так не думал, более того, то, что он думал,
вряд ли понравилось бы мистеру Паркеру. Мне насрать на ваших клиентов, да и
на вас, в сущности, тоже, сэр. Мне насрать на пищеварение этих ублюдков-
дальнобойщиков, советующих укоротить волосы и зажить, наконец, половой
жизнью. Насрать на редких коммивояжеров, с подозрением ковыряющих
вчерашний салат, насрать на полупьяных подростков, выбравшихся тайком на
родительских тачках скоротать уик-энд в этой глуши. Именно он, Саша, стоит под
этим долбаным динамиком каждый день, именно он вынужден улыбаться
очередному дилдо, когда тот с хитрым видом подмигивает ему, услышав из-под
потолка «сделай это еще раз», именно он, а не они...
Человек в черном пальто ступил на порог заведения, когда Саша готовился
в очередной раз отрепетировать свою отповедь на грязном пивном бокале.
Удивительно, но ни звука подъезжавшего автомобиля, ни стука каблуков на
деревянном крыльце Саша не слышал: от бокала с дюжиной сальных отпечатков
его оторвал звон дешевого китайского колокольчика над дверью.
Ну и запах, разумеется.
Прежде чем поднять глаза на посетителя, Саша подумал: «Интересно, чем
же занимается этот парень, если от него так несет кукурузой?» Потом он
улыбнулся, посмотрел на вошедшего и приготовился принять заказ.
Только слова, произнесенные уже с тысячу раз, так и не сорвались с его губ.
Более того – Саша едва не расхохотался (что было бы весьма опрометчиво с его
стороны, как он понял позже), настолько нелеп и аляповат был его полуденный
гость. Несмотря на июль, человек был одет в черное пальто до щиколоток,
широкополую шляпу, скрывавшую лицо до подбородка, и тяжелые ботинки с
длинными острыми носками. Кроме того, он носил часы – на правой руке, прямо
поверх пальто; и шейный платок, повязанный на поясе – Саша видел такие
раньше, мать часто привозила подобные вещички с распродаж в Бангоре. Только
носила она их, как и положено, на шее, и с драповым пальто уж точно не
комбинировала.
Человек, не поднимая головы, дошел до ближайшего столика и сел спиной к
Саше.
Он просидел неподвижно минут пять – новости из репродуктора сменились
проверенным хитом Мадонны.
За два с половиной года Лезински насмотрелся на всякое. Его несколько раз
грабили, с дюжину посетителей убегали из заведения, не расплатившись, кое-кто
норовил устроить в закусочной дебош… и лишь вначале Саша по-настоящему
волновался. Как-то вечером, перед самым закрытием, в помещение влетела
девушка лет двадцати – в растрепанных волосах торчал кусок проволоки, блузка
черной рваной тряпкой висела на плечах. На лице красовалось как минимум с
полдюжины синяков, не говоря уже о пятнах крови на джинсах… девушка
споткнулась о слишком высокий порог и растянулась на полу, так и не сумев
толком войти. Не успел Саша сделать и движения, как в наполовину закрытый
дверной проем протиснулась мускулистая мужская рука – расцарапанная, волосы
торчали на ней мокрыми клочьями – и сомкнулась на левой голени девушки,
стиснула ее так, что кожа вокруг ладони побелела. Девушка завопила – на очень
высокой ноте, практически безысходно… и исчезла за дверью, ее просто
выдернули назад, в темноту. Крик резко прервался, сменившись глухим
мычанием, и когда Саша, роняя посуду и блокноты с меню, выбежал из-за стойки
и распахнул дверь, то успел заметить лишь габаритные огни ревущего пикапа,
сворачивающего с основной дороги.
Однако, несмотря на все эти случаи, одного Саше испытать не пришлось.
Того, чего он боялся больше всего. За два с половиной года работы ему ни разу не
приходилось иметь дела с Настоящим Психом.
Он часто прокручивал в голове встречу с представителем этого типа
клиентов, так как понимал, что любой работник так называемой сферы
обслуживания рано или поздно сталкивается с ними. Но как он ни планировал,
как ни расписывал свои действия – все заходило в тупик. Вы не можете
предугадать действия Настоящего Психа, и в ответ на вашу улыбку он может
всадить нож в горло… так сказал ему мистер Паркер в первый же рабочий день и
показал кнопку вызова помощи. Кнопка располагалась под прилавком, там, где
киношные продавцы обычно держат дробовик. Только дробовика мистер Паркер
не держал, не слишком доверяя молодым продавцам – а может просто из
жадности. Он считал, что «горячей кнопки» в случае чего окажется достаточно, и
на протяжении двух с половиной лет так оно и было.
Однако когда мужчина с шейным платком, повязанным вокруг талии, сел за
первый столик, Саше показалось, что одной кнопки может не хватить. В конце
концов, вы никогда не сможете просчитать логику Настоящего Психа… а, судя по
всему, этот парень был именно таким.
– Сэр? – как можно спокойней сказал Саша, когда убедился в том, что
посетитель не собирается ничего предпринимать. – Сэр, ваш заказ?
Фигура незнакомца оставалась недвижимой секунд двадцать после того, как
эхо сказанных слов пролетело по внутренней комнате и стихло. Затем он поднял
лицо к потолку и внятно произнес:
– Что.
Еще через пару секунд:
– Нибудь.
«По крайней мере, он разговаривает», – подумал Саша, испытав некоторое
облегчение. Если этому типу хочется разговаривать с лампами дневного света –
бог в помощь, как говаривала мать. Не стоит мешать увлеченным людям.
– У нас очень хорошие чизбургеры, и кофе мы тоже варим сами. Как насчет
кинг-чизбургера и стаканчика эспрессо? После долгой дороги – в самый раз.
Саша удивился собственному многословию. Лишь спустя некоторое время
он нашел силы сознаться себе в том, что готов был болтать без умолку, лишь бы
сидящий спиной человек не заговорил вновь. Смешно, конечно, но Саше было не
до смеха, и красная кнопка под правой рукой уверенности нисколько не
добавляла. Сколько времени требуется полиции, чтобы добраться до этого сарая?
Полчаса? Час? Саша читал об одном парне, обладавшем искусством потрошения
поросенка за двенадцать минут, а что он мог вытворить за полчаса – страшно
даже предположить.
Стараясь ничем не выдавать все возрастающего волнения, Саша выдержал
необходимую паузу и громко повторил:
– Ну так что по поводу чизбургера, сэр? Вы не против?
Приняв молчание за своеобразное одобрение, Саша сунул в микроволновку
пакетик с бутербродом (ничего королевского, обычная булка с котлетой) и
включил кофейную машину. Он делал все это на автомате, украдкой поглядывая
на единственного посетителя и моля господа о том, чтобы какой-нибудь
дальнобойщик с манерами гопника захотел перекусить по дороге из Роксбурга в
Стэтлер. Черт с ней, с этой плоской шуткой о волосах (сегодня, к тому же,
аккуратно стянутых резинкой) – сейчас он только бы обрадовался такому
громиле.
Потому что пахнущий попкорном человек, сидящий напротив, – пусть и не
отпускающий шпилек насчет Сашиных прыщей – гораздо более опасен.
Микроволновка коротко пискнула, Саша как раз успел нацедить кофе. Этот
нехитрый прием он исполнял сотни раз, на все уходило минуты полторы – иногда
он даже заслуживал одобрительные хлопки по плечу. «Навряд ли сегодня я
услышу аплодисменты», – подумалось ему. Репродуктор над головой верещал

Страница: 1 2 3 4  < предыдущая | следующая >
© Сергей Думаков, 2005


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
Никто не хочет поделится впечатлениями об этом рассказе... Вобщем-то, оно и понятно, смахивает больше на сказку для тинейджеров.
Славик
на правах рекламы



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика