Стивен Кинг.ру - Фэнфики

а знаете ли вы, что…

РецензииВ разделе "Рецензии" собраны тысячи рецензий на книги Стивена Кинга и фильмы, поставленные по его произведениям. Поделитесь своими впечатлениями с другими фэнами Стивена Кинга!

на правах рекламы
цитата
You’re good for the ones you love. You want to be good for the ones you love, because you know that your time with them will end up being too short, no matter how long it is.
Stephen King. "Lisey's Story"
Сергей Селютин
"Табита"
2005
Страница: 1 2  < предыдущая | следующая >

В будние дни и субботу Табита просыпается в шесть утра, лишь по
воскресеньям позволяя себе – и мужу – поваляться в постели лишний час.
Проснувшись, она вглядывается какое-то время в черноту комнаты, дожидаясь
окончательной ясности мыслей, потом встает с кровати, раздвигает шторы,
набрасывает халат и идет на кухню.
Чашка кофе неизменно предшествует умыванию и чистке зубов, эта
бытовая наркомания слегка смешит ее, но нисколько не тревожит. Уж лучше
кофе, чем спирт, повторяет она себе и другим, вспоминая великое множество
пивных банок и бутылок с виски, опустошенных мужем. Сейчас он пьет столько
же кофе, сколько и она сама, поэтому, вернувшись из ванной, она ставит на
поднос тележки кофейник, сахарницу и большую чашку – все это предназначено
для Стивена. Еще одна вещь, которая должна помочь ему прогнать сон, лежит у
Табиты в кармане.
Он всегда просыпается к ее приходу. Лежит, закрыв глаза, делая вид, что
спит, хотя излишне частое дыхание выдает его с головой. Раньше он даже
пытался заговорить с Табитой, стоило лишь ей открыть дверь комнаты, просил,
умолял, плакал, но наказание за непослушание было тем сильнее, чем больше
слез он проливал, и это научило Стивена переносить боль так, как и следует
мужчине – молча.
Табита откидывает край одеяла, открывая прикрытую тканью пижамы ногу
мужа. Сдвигает пижаму вверх по голени, чувствует, прижимая электроды к
коже, как в ожидании разряда дрожат мышцы Стивена, выжидает – иногда
совсем чуть-чуть, а иногда и по нескольку минут – жмет на кнопку. Шокер
хорошо откалиброван, и Стивен не теряет сознания, его спина выгибается дугой,
зубы постукивают друг о друга, глазные яблоки бегают из стороны в сторону.
Десятью секундами спустя Табита отпускает кнопку шокера, чтобы муж мог
передохнуть, гладит его по ноге, и снова дает разряд.
Наблюдение за страданиями мужа не приносит Табите никакой радости, и
она сочувствует Стивену всей душой. Когда утренняя пытка заканчивается, она
бросает шокер на пол, забирается на кровать, всем телом прижимаясь к
любимому. Ее движения осторожны, она совсем не хочет потревожить его
искалеченную ногу, треснувшую грудную клетку или сломанные от удара
решетки радиатора ребра. Ладонью с нарочито растопыренными пальцами – их
знак особой чувственности – она гладит волосы Стивена, целует в губы,
заглядывает в глаза. В зрачках мужа затаился страх, досадный, совершенно
нелепый и ненужный. Стивен, похоже, надеялся, что ему простят его проступки,
и уж никак не верил в то, исполнителем наказания будет Табита. Каждый раз
затравленный взгляд Стивена доставляет ей боль, но Табита старается не
обижаться на его упорное непонимание.
– Я принесла тебе кофе, – говорит она, поднимаясь с кровати. Стивен
кивает, принимает из ее рук чашку, отпивает глоток. Табита включает свет,
достает из стенного шкафа костыли, присаживается в ожидании момента, когда
муж допьет кофе, на кровать, помогает Стивену подняться с постели, подает ему
костыли, придерживает его, пока он идет в ванную, стоит рядом с ним во время
утреннего туалета. Они женаты уже почти тридцать лет и между ними нет
никакого ложного стыда, к тому же Стивен рискует потерять равновесие в
любой момент. Затем они возвращаются в комнату, он садится в инвалидное
кресло, она открывает двери на застекленную веранду и вкатывает туда мужа.
Включает лампы дневного света, приносит из комнаты его любимый ноутбук
“Эппл Макинтош”, садится на стул.
– Послушай меня, Стиви, это очень важно, – теперь Табита – сама
серьезность, ей очень нужно, чтобы ее слова достигли цели, – ты потерял уйму
времени, отлынивая от работы. Ты писал всякую чушь, травил себя
наркотиками, играл в этот дурацкий бейсбол. Чего ты не так и не сделал, скажи
мне?
– Не дописал “Темную башню”, – говорит он с прикрывающей сомнение
привычной заученностью. Табита чувствует его неискренность. Когда же, –
думает она, – когда же, наконец, ты начнешь мне верить.
Она вынимает из кармана шокер, и, не дав мужу ни секунды времени,
пускает через его тело разряд. Отворачивается, не в силах видеть судороги
Стивена. Отпускает кнопку.
– Это не шутка, Стиви, это не игра. Судьба всей Вселенной зависит от того,
допишешь ли ты эту книгу. Отнесись к этому серьезно.
Он кивает, даже не пытаясь возражать, зная, с какой легкостью и быстротой
карается непослушание. Несколько секунд Табита смотрит на мужа, надеясь
увидеть долгожданное раскаянье, затем быстрым движением включает провод
ноутбука в розетку и идет в комнату. Ей приходится сделать над собой усилие,
чтобы не запустить в стену кофейником, вместо этого она берется за рукоятку
тележки и вкатывает ее на веранду.
– Твой кофе, – говорит Табита. – Завтрак будет через полчаса.

Труднее всего Табите приходится с секретаршами. Их у мужа три – прямо-
таки как в “Чужаке в чужой стране” – и они никак не привыкнут к тому, что
теперь им не позволено общаться со Стивеном напрямую. Стиви очень болен, –
заявляет она им раз от раза. – Его нельзя тревожить. Расскажите, что надо, мне, я
передам мужу. И хотя они имитируют сочувствие, Табите ясно видны их
подозрения и желание прорваться сквозь кордон. Расторопная троица, худо-
бедно приученная к новым порядкам, теперь сидит по кабинетам, разбирает
мешки с почтой, сочиняя фальшивые ответы на послания от “Постоянных
Читателей” и умело расписываясь мужниной подписью внизу распечаток. Тем
не менее, Табите приходится постоянно дежурить возле дверей веранды, словно
она – патрульный катер, а секретарши – контрабандисты-бутлегеры, уж
слишком те шустры и упрямы. И пусть она сделала Стивену должное внушение
(“У тебя было сотрясение мозга, и, в случае чего, доктора скорее поверят мне, а
не страдающему нервным расстройством инвалиду”), ей все равно очень не
хочется допускать к нему посторонних. Даже нечастые визиты детей и внуков
не слишком радуют Табиту, ведь, общаясь с ними, Стивен может сболтнуть
лишнее.
Табита вздыхает и отправляется в чулан. Весь хлам оттуда убран, сейчас это
просто маленькая комнатка, у дальней стены которой стоит невысокий
журнальный столик. На столике – искореженный, заржавелый огромный
револьвер, весом не менее пяти фунтов. Табита оставляет дверь чулана
открытой, чтобы иметь возможность слышать, что происходит в доме,
опускается на колени, берет в руки револьвер, прижимается к стальному
барабану губами. В ее сознании мгновенно рождается видение, объемное,
четкое, необычайно детальное. Дорога, Стивен, рев грузовика, мальчик,
хватающий Стивена, толкающий его к обочине, удар, синие безжалостные глаза
мужчины, необычайно умная собака… Каждый день она переживает заново то,
что произошло девятнадцатого июня девяносто девятого года, кляня себя, что не
заставила Стивена дописать “Башню” еще в восьмидесятые, позволяла ему
ежевечернее доходить до кокаиновой – или алкогольной – кондиции и
отвлекаться на что угодно, кроме странствий Роланда. Ежедневно она
вспоминает, как пробежала глазами первое предложение “Стрелка”, написанное
от руки в толстой тетради, ощущение чего-то давно знакомого и ожидаемого,
возникшее по прочтении этого сборника повестушек, неизвестно откуда
пришедшее понимание, что именно за этого человека – автора “Темной башни”
– ей следует выйти замуж. Теперь, заново ознакомившись с четырьмя
вышедшими из печати романами и отрывками рукописи пятого, она задается
вопросом, не встречался ли ей кто-то из ка-тета раньше, еще в школьные годы?
Не превратил ли ее один из стрелков в ангела-хранителя Стивена Кинга?
Хранителя, позорно провалившего порученную задачу?
– Прости меня, Джейк, – шепчет Табита. Слезы оставляют на ее щеках
влажные полоски, плечи мелко трясутся.
Дрожащими руками она вынимает из кармана шокер – в машинке осталось
всего четверть начального заряда – ударяет колючками электродов о бедро,
бьется в электрических судорогах. Роняет шокер, делает глубокий вдох, выдох,
встает с колен, идет в ванную. Боль – не ее, а Джейка, – не дает ей покоя, а
затаившийся внутри голос подсказывает, что на пути к башне погибнет не
только он один.

В три часа дня Табита возвращается на веранду. Ноутбук отложен в
сторону, Стивен чертит что-то на листе бумаги, не отвлекаясь даже на шум
шагов. Табита садится рядом, дожидается, пока он закончит.
– Карта, – говорит муж, протягивая рисунок Табите, – смотри, как волки
добираются до Кальи.
Табита внимательно слушает его объяснения, кивая и уточняя детали.
Довольный, Стивен откидывается в кресле.
– Конечно же, этой карты не будет в “Волках”. Но потом, когда Роланд и
компания попадут в замок… – он делает паузу.
– И ты знаешь, как они туда дойдут?
Стивен самодовольно смотрит на жену. – Я бы не был Стивеном Кингом,
если бы не знал этого, – говорит он с какой-то мальчишеской гордостью. – Мне,
правда, неизвестно, что будет потом.
– Много написал за сегодня? – Табите не удается выдержать спокойный
тон, перед последним словом она невольно запинается и краснеет.
– Шесть тысяч слов.
Табита знает, что это – три дневные нормы и, не дожидаясь приглашения,
берет в руки ноутбук.
Пока она читает, Стивен то и дело поглядывает на нее, сразу же отводя
взгляд в сторону. Табита изо все сил старается сохранить на лице
непроницаемую маску, дочитывает до конца, возвращает ноутбук на стол.
– Никуда не годится, – говорит она, – это все ложь.
Стивен с шумом выдыхает воздух, его ноздри возбужденно подрагивают,
лицо багровеет от волнения.
– Почему? – в его голосе слышны разочарование и обида.

Страница: 1 2  < предыдущая | следующая >
© Сергей Селютин, 2005


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
Большинство людей свято верит в вечность нашего мира, во всяком случае они считают, что в ближайшем будущем их существованию ничего не грозит. Но они ошибаются... Их жизнь способен прервать не космический астероид из глубокого космоса, не ядерная война между сверхдержавами, а микроскопический вирус -убийца, вырвавшийся наружу из недр секретной военной лаборатории. Вакцины против него нет, скорость распостранения огромная, правительство как всегда скрывает до последнего. А люди в это время дохнут. И вот через пару недель почти всё народонаселение США и всего мира отправляется к праотцам. Оставшиеся хомо-сапиенсы(крайне небольшое количество), обладающий удивительным иммунитетом слишком подавлены гибелью мира и поглощены поисками себе подобных. Обрести веру в возрождение человечества им помогает обрести старая негритянка, которая постепенно притягивает к себе оставшихся людей посредством телепатической связи. Но не все выжившие добрые, милые и пушистые, выжили и негодяи, полицейские, уголовники, политики,авантюристы. Все они объединяются под знаменем Тёмного человека- воплощения зла на земле -Рэндолла Флегга. Наступает момент противостояния, ещё не оправившиеся от всемирной катострофы люди вынуждены готовиться к новой войне, против Тёмного Человека. И эта война неизбежно произошла бы, но вот несколько смельчаков отправляются к Тёмному человеку, свято веря в свою победу. Они не ошибаются, в ход событий вмешивается высшая сила и армия Флегга исчезает в недрах атомного взрыва, так и не успев вступить в свой победоностный поход. Жизнь продолжается... Наука мир погубила, надежда и вера мир возродила. P/S/ Обратите внимание что злобный Флегг находиться на Востоке, а доблестные последователи старой негритянки на Западе (неспроста, последствия холодной войны, однако)
Костик Пермский
на правах рекламы



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика