Стивен Кинг.ру - Фэнфики

а знаете ли вы, что…
ИспытанияОценить свои знания книг Стивена Кинга вы можете в разделе "Испытания"! Вас ждет почти два десятка различных испытаний - от погружения во "Вселенную Темной Башни", до проверки общих знаний о любимом авторе ("Фэн или не фэн?")...
на правах рекламы
цитата
Tough old world, baby. If you're not bolted together tightly, you're gonna shake, rattle, and roll before you turn thirty.
Stephen King. "Shining"
Светлана Гришина
"Старая башня"
2014
Страница: 1 2 3 4  < предыдущая | следующая >

(по произведениям «Труп» и «Сердца в Атлантиде»)

Любой мальчишка Касл Рока – да что там Касл Рока, – любой мальчишка вообще знает, что есть вещи, которые нельзя делать, и фразы, которые нельзя произносить, если не хочешь, чтобы случилась какая-нибудь неприятность. Никто не сможет объяснить, почему нельзя, скажем, проходить между двух осин, растущих на пустыре. Однако никто этого не делает. Нельзя. Табу. Взрослые — делают, старики — делают, даже девчонки делают, но если ты мальчишка лет двенадцати, нет, ни за что, нельзя. Если же попытаться узнать, по какой все-таки причине запрет, то ответом будет «достовернейшая» история, начинающаяся словами: «Я знаю одного парня, который знает другого пацана, а у того есть друг, и вот тот друг-то однажды прошел между осин и…». Продолжений после «и» может быть с пару десятков, и в каждое веришь — веришь, если тебе двенадцать. Как же не верить? В следующий раз, возможно, такую историю будешь рассказывать ты, и не очень-то хочется услышать в ответ — «Ну и херню ты несешь, Горди!»
Это потом, когда вырастешь, вспомнишь об этих байках и со снисходительной улыбкой действительно подумаешь: «Вот чушь-то!». Впрочем, в этой улыбке снисходительности процентов двадцать, не больше, а то и десять всего, а остальное — смешение радости, тепла и легкой тоски по утраченным наивности и чистоте.
Посмотреть на старую водонапорную башню мы собирались уже давно, но все откладывали этот момент. И все знали, почему откладываем, только вслух никто не говорил. Никто из нас даже разговор об этом не заводил, потому что каждый знал, что заведи его и придется признать, что тащиться к старой водонапорной башне попросту страшно. Ни я, ни кто-то еще в нашей компании не смог бы объяснить, что такого было в этом заброшенном, давно не использующемся здании, но даже смотреть издалека на нее было неприятно, особенно на закате. Солнце летом спускалось за горизонт прямо за ней, и как любой предмет, оказавшийся перед источником света, башня становилась черной, хоть и была сложена из красных кирпичей. В вечерние часы она походила на вытянутый палец, грозящий не то кому-то наверху, не то нашему городу, раскинувшемуся рядом.
И все-таки, несмотря на все неприятные чувства, которые внушало нам это здание, оно нас и манило со страшной силой. Такие же ощущения рождал во мне когда-то просмотр фильмов ужасов: вроде и знаешь, что будешь потом всю ночь с широко распахнутыми глазами таращиться в темные углы и ждать, что оттуда высунется тот монстр, которого видел в кино, и все равно смотришь, все равно не можешь оторваться. Страшное не только пугает, но и манит, притягивает, как магнит, это мне было известно уже в двенадцать лет, а то и раньше.
Собственно говоря, было понятно, что однажды мы все-таки соберемся и пойдем туда, но нужно было, чтобы кто-то подтолкнул к этому. Инициатором подобных вещей в нашей компании обычно был Крис, но он не торопился этого делать. Может быть, потому что понимал, что уж если он предложит, то никому ничего не останется делать, как только идти, а значит, будут какие-то подзуживания, будем называть друг друга трусами и ждать, что названный сделает что-нибудь бесстрашное — и глупое, вообще-то. В конце концов, это может кончиться плохо. Всегда кончалось, если уж говорить начистоту. Вспомнить хотя бы тот случай, когда под Тедди сломалась ветка, и он бы грохнулся об землю, если бы Крис не схватил его за волосы. У Криса Чамберса хватало осторожности и чувства самосохранения, насколько это все может быть у двенадцатилетнего мальчишки. Думаю, если бы не Тедди Дюшан, а вернее, его двоюродный брат Уолли, приехавший вместе с матерью, сестрой мистера Дюшана, в гости к родственникам, наше детство осталось бы без прогулки до водонапорной башни.
Тедди его кузен по линии отца не очень-то нравился. Нам, в общем-то, тоже, но когда мы пытались намекать Тедди, что хорошо бы, если бы Уолли у нас в клубе не появлялся, он только хмурился и заявлял, что ему его больше некуда девать, так как его матушка говорила, что тетя – ее гостья, а вот Уолли – гость Тедди, поэтому тот должен найти способ его развлечь.
Уолли был очень невысок для своего возраста, и едва доставал нам всем до плеча. Наверное, таким он был не только по сравнению с нами, но и с другими своими ровесниками, и это очень его задевало. Каждый раз, когда я видел его, у меня складывалось впечатление, что, разговаривая с нами, он постоянно хочет подпрыгнуть, залезть на что-нибудь и вещать оттуда. Он всегда хотел быть главным, хотел, чтобы мы его слушались, а мы, признаться, этого не хотели. У нас для этого был Крис. И у него это получалось как-то ненавязчиво. Я уже давно заметил, что люди невысокого роста очень часто зацикливаются на этом своем недостатке (по крайней мере, они сами это считают недостатком) и пытаются как-то его компенсировать, что ли, — играют в школьных ансамблях, пишут стихи, стараясь завоевать самую красивую девочку класса, или задирают всех, кого считают в чем-то лучше себя (хотя бы в росте). Уолли Кормак относился к последним, поэтому общение с ним — то еще веселье. Но деваться Тедди было некуда, — не сидеть же в такую жару дома? — поэтому он тащил Уолли к нам в клуб.
Мы пытались вести себя, как обычно, но по сути никто из нас не мог расслабиться, и все только и ждали, когда же Уолли «влезет на табуретку», как выражался Крис Чамберс. Мы перебрали уже все игры в карты, которые знали, ни в одну как-то не заладилось. Я отвалился от своеобразного столика, который мы соорудили из картонной коробки, и принялся листать старые комиксы. Все они были прочитаны уже сотню раз, но делать все равно было нечего. Крис учился тасовать карты, Верн расковыривал в стене дырку от сучка, Тедди тоже занимался чем-то настолько же глубокомысленным. Я видел, что Уолли переводил взгляд с одного из нас на другого, не то выбирая, чье же занятие наиболее интересное, не то решая, к кому бы придраться.
— Давайте, что ли, сходим куда-нибудь, — наконец заявил он, совершив глазами, по-моему, кругов с десяток.
— Куда? — оторвался я от комикса. — У нас, знаешь ли, не Бостон, достопримечательностей нет.
Впрочем, я понимал, что даже если бы мы жили в каком-то большом городе, смотреть музеи и исторические сооружения мы бы захотели в последнюю очередь. Или даже ни в какую очередь.
— Может, сходим на свалку? — Уолли совсем не смутился. У мальчишек свои представления о достопримечательностях.
— Сейчас там Майло с Чоппером, — покачал головой Крис. — Если туда тащиться, то только с утра, пока их нет.
— И что этот Майло нам может сделать? — фыркнул Уолли.
— Майло, может, и ничего, а вот Чоппер…
— Чоппер? — переспросил кузен Тедди.
— Ага, Чоппер, — подтвердил Верн. — Жуткая собака. Что Майло захочет, то она и отгрызает.
До нашего знаменательного путешествия к Рею Брауэру оставался месяц, так что о Чоппере мы знали только по слухам. И по слухам он пугал до чертиков. Никому не хотелось встретиться с этой «машиной для отгрызания».
— Мы же не собираемся ничего красть, — не унимался Уолли. — За что Майло натравливать на нас своего Чоппера?
— А ни за что, — отрезал Крис. — Нравится ему это.
Уолли нахмурился и недовольно поджал губы — выражение лица, которое делало его похожим на обиженную девчонку. Наверное, он об этом не знал, иначе бы это добавило ему еще один комплекс плюсом к маленькому росту.
— Ну тогда пошлите на Касл-Ривер, — опять предложил он. — Покидаем «блинчики», у кого дальше. Будет круто.
По отношению к нашей речке-вонючке, загаженной отходами прядильной фабрики, слово «круто» можно было употребить в самую последнюю очередь.
— К ней не подойти, — ответил Крис.
— Что так? — спросил Уолли.
— Там по всем берегам — свинарник, — объяснил я. — А у самой воды можно перепачкаться краской. Она так въедается в одежду, что ввек не отстираешь.
— Ага, — хмуро подтвердил Верн. — Я как-то там штаны испачкал, так мама потом заставляла меня в этих джинсах и ходить, а они были с желтыми и коричневыми разводами по низу штанин.
Мы закивали: все помнили эти живописные брюки Тессио.
— Что ж у вас за город такой! — возмутился Уолли. — Даже сходить некуда.
Он злился, и я понимал почему: он столько всего (ну, по его мнению, «столько всего!») предложил, а мы все его варианты зарубили на корню. Мы предпочитали сидеть и ничего не делать, хотя должны были бежать и ему подчиняться.
На этот раз Уолли задумался надолго. Минут пятнадцать в нашем «клубе» висела шикарная, расслабляющая тишина, когда он наконец выдал:
— А пошли посмотрим на водонапорную башню?
Я прекратил читать. Крис перестал заниматься картами и положил колоду на импровизированный стол. Верн оторвался от дырки, которую ковырял, и уставился на Уолли. Тедди тоже смотрел на него, и в его глазах я заметил знакомый всем нам безумный блеск.
— Чего молчите? — поинтересовался Уолли. — Там тоже какая-нибудь фигня?
— Эта башня вообще фигня, — буркнул Крис. — Вся, целиком.
— Туда никто не ходит, – добавил я.
— Да, да, — закивал головой Верн. — Плохое место.
Я видел, что наши слова не приносят результата. Вернее, он не такой, какого бы нам всем хотелось. Если в случае со свалкой и Касл-Ривер мы приводили хоть какие-то логические доводы, то сейчас мы просто высказали суждения, что ли, из которых было ясно, что никто из нас никогда не подходил и близко к старой водонапорке.
— Чем оно плохое? — уточнил Уолли.
— Всем плохое, — глаза у Верна расширились. — Вообще.
— Там что-то случилось? — Уолли чувствовал, что поймал вдохновение. — Кто-то повесился? Кого-то убили?
Верн замахал руками. Наверное, если бы он был помладше, то заткнул бы уши пальцами. Я помню, как он делал такое когда-то, если Крис или близнецы Деспейны принимались рассказывать какие-нибудь простенькие страшилки.
— Ты что! Ты что! — запричитал он. — Нельзя так говорить.
— Так что там случилось? — Уолли даже начал улыбаться.
— Ничего там не случилось, — ответил Верн.
— Просто ходить туда не принято, — добавил Крис.

Страница: 1 2 3 4  < предыдущая | следующая >


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
Это лучшее, что я читала у Кинга! Совершенно безумная история, и совершенно реальная. И психология, и сюжет, и социальные, и бытовые проблемы, все в одном клубке невероятного ужаса и безысходности, к которому все ведется. Такое опустошение. Такая горькая правда.
Энни
на правах рекламы



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика