Стивен Кинг.ру - Фэнфики

а знаете ли вы, что…
ФэнфикиВ разделе "Фэнфики" представлен каталог произведений, написанных по мотивам книг Стивена Кинга! Несмотря на то, что в основу раздела легли материалы ежегодных конкурсов фэнфиков, работы к публикации принимаются в любое время!
на правах рекламы
цитата
Человек не властен над тем, что он чувствует и думает, Бог это знает.
Стивен Кинг. "Долорес Клэйборн"
Станислав Дит
"Последнее лето"
2013
Страница: 1 2 3 4 5  < предыдущая | следующая >


Огромный грузовик, некогда носившийся по дорогам, уходил под землю, штурмуемый песком и истязаемый ветрами. Поверженный колосс — не иначе, — сокрушённый в битве со временем, нашёл последний приют среди крошечных собратьев, удивлённо разинувших капоты и округливших трещины в лобовых стёклах.
Таким, печальным и обречённым, но всё ещё живым, запомнилось нам кладбище машин. Не произошло ничего: статичная картинка, лишённая глубины и движения, но всё же ощущалась некая завершающая, прощальная нота. Она прозвучала в сердцах на натянувшихся до предела струнах фантазии. Кода сыграна. Над землёй гремел финальный аккорд детства.
Все духи остались там, на свалке, впитавшей в себя фантазии.
Ящерицы, единственные состоящие из плоти обитатели этого места, носились под ногами, пока мы бродили среди проржавевших памятников. Милицейские и пожарные, больничные и частные автомобили делились безмолвными историями, столь не похожими друг на друга.
— Нам нужно идти, — почему-то шёпотом сказал Серый.
Я кивнул.
— Мне здесь не по себе, — признался Лев. — Они будто живые.
— Когда-то я верила, что всё на свете живое.
— А сейчас? — спросил я.
— Не знаю. Мне объяснили разницу. Теперь различаю.
— Ты знаешь, если человеку все вокруг скажут, что зелёный стол на самом деле красный, он согласиться с другими. Особенно, ребёнок.
— Что ты хочешь мне доказать, Мишка? Я верю глазам.
— А сердцу?
— О, нет-нет! — воскликнул Серый. — Всё, пора убираться отсюда, а то мы далеко так зайдём.
Он буквально вытолкал нас за ворота.
Бага насупилась, глядя на меня. Я улыбнулся, подумав, что зря возражал. Спорить — последнее дело, особенно с такими как она и Серый. Помню, как дал ему почитать Лавкрафта, что привело к длительной и бессмысленной словесной баталии, цель которой заключалась в том, чтобы выяснить, кто же сильней: Годзилла или Ктулху. Я считал, что размер и тепловой луч ящера станут решающими в исходе в битве, в то время как Серый придерживался противоположного мнения, основываясь на способности Древнего бога к регенерации и управлению сознанием. Этот спор, из разряда «кит или слон», так и остался неразрешённым.
Следующий час никто не проронил ни слова. Мы направлялись к телу, означавшему куда больше чем кусок плоти или оборванную жизнь животного. В этом трупе (именно трупе, а не туше или падали) нашло отражение детское восприятие, ежесекундно увядающее, под гнётом внешнего мира. Мир внутренний затухал, разлагался и покидал атомы и молекулы наших организмов.
Пока Серый её не обогнал, первой шла Бага. Скользнув по девочке глазами, я подумал, что в будущем она станет красивейшей женщиной. Ещё полтора года эта мысль будет формироваться, прежде чем созреет до предложения, отказ на которое разорвёт наше общение навсегда. Только вечерний звонок от постаревшей матери, уже не способной не то, что набить тяжеленный рюкзак, но и набрать номер в мобильнике без инструкции на листочке, известит о кончине Риты. Стекло в банке варенья, осколок, вонзившийся в сердце.
Но это всё потом. А пока четыре друга, знакомые с раннего детства, ведомые необъяснимым для себя интересом, преодолевали последний километр, отделяющий от цели. Паломники — не иначе. А впереди — пророк с посохом, указывающий дорогу.
Ещё двадцать минут, несколько сменяющихся картинок из облаков, восемь кустов, поворот, дерево и мы на месте.
Как и говорила Бага, мёртвая лошадь лежала около дороги. Чернильными глазами уставившаяся в пустоту, она источала жуткий смрад. Спугнутые мухи, взлетев с разинутой пасти, зароились в воздухе.
Холодок смерти мурашками пробежал по телам.
Вот и всё. Конец.
Пусть каждый прежде видел безжизненные тела, но это первый труп, ставший нашим собственным. Мы чувствовали, но не могли объяснить это. Казалось, что невидимые нити энергии связали каждого из четвёрки с мёртвым животным. Оно стало близким, хоть и не живым.
Никто не знал, зачем пришёл сюда. Путь завершён, но нет ни ликования, ни удовлетворения.
Пустота.
Пора назад.
Так бы и произошло, если бы Лев не произнёс:
— Нужно её похоронить.
Никто не возражал, но и коснуться холодной кожи не изъявил желания. Барьер страха, внезапно выросший перед неподвижным телом, не позволял даже приблизиться.
Мы переглянулись.
— Я сделаю это, — заявил Серый. — Стащу его в могилу. Только нужно чем-то копать.
— Можно и руками, — предложил Лев.
Все согласились и принялись копать у зарослей, в двадцати метрах от дороги. Делали это в молчании и справились за пару часов.
Напрягаясь всем телом, Серый с больной ногой, не смог сдвинуть мёртвую лошадь. Мы присоединились и вчетвером отволокли тело к яме. Взмахнув копытами, оно упало, дёрнувшись, словно живое, и замерло.
Лишь только первые комья земли упали на белую кожу, я почувствовал непередаваемую тоску по всему, произошедшему до этого, где-то в душе понимая: нам никогда не стать прежними. Эти спонтанные похороны — последнее звено во вступлении во взрослую жизнь, лишённую иллюзий и необусловленного восприятия.
Колесо жизни замедлило ход, со скрипом остановилось и завращалось обратно, совсем не в ту сторону, куда смотрели романтичные глаза детства.
Сказка не ушла, но затерялась на пути между воодушевлением, искрящимся вчерашним утром и четырьмя ладонями, положенными на свежую могилу. Позже, в этом летнем приключении, я увидел аллегорическое отражение человеческой жизни, идущей от врождённой искренности ребёнка к пику его индивидуальности, с последующим крахом воздушных замков и завершением пути смертью.
Последнее лето жизни ребёнка ушло в небытие. Трое из четверых остались жить в воспоминаниях. Но последний, гонимый тоской по прошлому, никак не может успокоиться. Он вновь оглядывается назад, вдыхает запах утренней свежести, становясь четырнадцатилетним мальчишкой. Пускай минули свадьба, развод, ещё одна свадьба — всё это другая, чужая жизнь. Я же остался там, у костра, рассказывающий Баге, Льву и Серому очередную историю, изредка поглядывая вверх, на вечное небо.

Страница: 1 2 3 4 5  < предыдущая | следующая >


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
В рассказе нет ни мистики, ни каких-либо ужасов, но рассказ мне понравился.Недавно перечитал и получил удовольствие.
Mr.Grey
на правах рекламы



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика