Стивен Кинг.ру - Фэнфики

а знаете ли вы, что…
В разделе "Библиография" вашему вниманию представлен полный список произведений Стивена Кинга! Статистика по всем сведениям по выбранному произведению, имеющимся на сайте, доступна на странице детальной информации !
на правах рекламы
цитата
Восхвалим Господа за пестроту вещей, даже если они не пёстрые.
Стивен Кинг. "Дьюма-Ки"
Валентин Мазуров
"Переезд"
2005
Страница: 1 2 3 4 5 6  < предыдущая | следующая >


заплакать» до «как же все вокруг прекрасно, хочется петь». Сейчас как раз было
вознесение, воздух перестал веять ароматами спаленного горючего и пламенным
дыханием двигателей – теперь цвел аромат клубничной жвачки, такой блаженный
аромат. Триша больше прочего хотела раскинуть руки, словно крылья и побежать,
весело, звонко смеясь
(как же глупо это будет выглядеть!)
а потом повалиться на землю и зреть в небо, дожидаясь пока первая капля
разобьется об ее белокурый носик, а дальше ливень окатит бодрящей прохладой.
И тогда, несомненно, придет экстаз, коего тщетно ожидала от ночи с Джейком.
Триша расслабилась и всего на секунду закрыла глаза, чувствуя, как телом
проходят зябкие полосы возбуждения, разум мутнеет в ярком белом свете,
одурманенный сладким запахом клубничной жвачки. Лилейное свечение
окутывает заботой и теплом, помещая в невидимый защитный скафандр от всех
гадостей внешнего мира.
Мыслями Триша очутилась в целостно-белой комнате, где отсутствуют
грани, а царило монолитное белое свечение, словно в трехмерной пустышке, из
которой программисты только собираются лепить частичку игровой вселенной.
На белом различалось всего одно нескладное пятно. Грациозно, но не
совсем естественно, порхала вдали крохотная, темно-рыжая бабочка, описывая в
пространстве овалы. Забавное насекомое приближалось, интенсивно взмахивая
своими крылышками, и чем короче становилась разделяющая дистанция, тем
отчетливее вырисовывались невообразимо чудесные крылышки, словно у феи из
какой-нибудь сказки. Они переливались бриллиантовой крошкой, от коричневого
до ядовито-карего, а бордовые линии, что несколько раз обводят их контур,
вращались.
Чудо-бабочка подлетела еще ближе и исполнила великолепное боковое
сальто, одним рывком, словно дрессированная цирковая собачка. Потом еще один
кувырок, еще один, еще раз, но тут уже остановилась на половине трюка и
застыла черным тельцем параллельно лицу (взгляду) Триши. Затем развернулась,
будто бы помог леской залихватский шарлатан, и начала хлопать карими
крылышками, как ресницами, наращивая скорость с каждым новым движением.
Чудо-бабочка словно расслоилась, и рядом предстало еще одно прелестное
создание, точная копия, порхавшая с той же пленяющей грацией ровно на том же
уровне от абстрактного светового пола.
Воздушность и уют для Триши растворялись прекрасным миражом, и
возвращалось едкое горе, даже белоснежное свечение и то, казалось, помутнело.
Описав полный круг, каждая точка колеса возвращается на исходное
место.Хрупкие, притрушенные пыльцой крылышки с неповторимыми узорами
(живым, талантливым орнаментом), моргали еще быстрее, пока не
перевоплотились в веки, тех самых, молящих о спасении, глаз из видений. Плавно
подвернувшиеся крылья теперь парили глазами мартовского кота в цельно-белой
комнате, переполненные немой болью и страданиями.
Стены начали обретать различимые грани, и сверху вниз потекла вязкая
жидкость, похожая на кислотно-красную краску гуашь, растекающуюся густыми
соплями. У Триши перехватило дыхание, маленькие глазки призрачной девочки
беспомощно метались в закрытой коробке, медленно заливающейся
неестественной кровью. Далее Триша услышала приглушенный голос,
доносящийся где-то с того конца вселенной, и ощутила нечто слизкое,
хлюпнувшее на плечо и забрызгавшее лицо красным клейстером.
Белая комната исчезла, словно замененный слайд и Триша снова очутилась
в пасмурном мраке у трапа Боинга 737, прохладный ветер тормошил ее черный
хвостик, в воздухе пахло дождем.

Патриция развернулась на попытку бережно окликнуть ее и то, что
открылось при этом взгляду, повергло в панический ужас. ДИКИЙ ВОПЛЬ,
чуждый Трише, но в то же время донесшийся из ее уст, раздирал горло, словно
приступ рвоты, который невозможно контролировать.
Стюардесса, которую увидела Триша, явно находилась не в лучших
кондициях. С униформой, синим пиджаком, короткой деловой юбкой,
белоснежной блузкой и красным платком на шее было все в порядке, но вот
внешность обладательницы вышеперечисленного обмундирования выбила Тришу
из психического равновесия.
Бортпроводница походила на мумию. Ее лицо обуглилось и высохло,
проступали контуры черепа, нос превратился в запеченный хрящ, на месте глаз
зияла пустота, скулы, лоб, подбородок покрылись черной коркой. Прическа,
которую Триша завидно оценила, выходя из самолета, на твердую пятерку, сейчас
заменилась «стрижкой-вспышкой»: редкие осмоленные клочки волос. Шею
покрывали розовые волдыри, некоторые из которых сочились прозрачной
жидкостью. Руки заканчивались культяпками на локтях, где закоптились ошметки
кожи и мяса, гладкие, стройные ножки были красного цвета, словно слишком
долго без защитного крема находились под палящими лучами солнца.
Стюардесса (то, что от нее осталось) дружелюбно улыбалась разрезом на
обугленном лице и что-то говорила, но Трише (да и любому нормальному
человеку, увидь он сродное) от подобной улыбки хотелось зарыться в асфальт и
не вылизать, хотя и взгляд отвести – не представлялось возможным.
Триша потерла отсчет времени, разве что голосовые связки, которые
потихоньку выпускали одиночные хрипы, не давали окончательно
дезориентироваться. Вскоре ей на встречу мчался мужчина, к счастью
нормальный, живой парень и даже более: привлекательный, статный,
мужественный, в довольно хорошей физической форме, но очень встревоженный.
Следующее мгновение: красавец обнял ее и прочно прижал к груди. Триша
зарыдала и уткнулась в нагрудный карман его рубашки. Девушка знала, что ей
привиделось, и скорей всего вместо ужасного зомби стюардесса вновь приняла
человеческий вид, но легче не становилось.
Бравый парень шептал ей на ухо успокоительные слова, а запыхавшаяся
бортпроводница, здоровой рукой протянула одноразовый стакан с водой, поднося
его прямо к губам Триши. Девушка сделала пару глотков, оторвавшись от теплого
защитного очага. Ее взор остановился на месте на асфальте, где лежала любимая
кепка Рэд Сокс, она и не заметила, как головной убор слетел и теперь козырьком,
словно подсвеченным дорожным знаком, четко указывает в сторону дальнего
терминала аэропорта.
Триша медленно подняла взгляд и внутри оборвалась невидимая нить, что
не давала все это время потерять сознание, а сейчас отключила резервное питание
и позволила обмякнуть в крепких мужских руках.
В сотне метров от нее стоял Том Гордон, в домашней, ослепительно белой,
форме Рэд Сокс, в которой чаще всего появлялся в лесах новой Англии семь лет
назад, но теперь он не был один. За правую руку бейсболиста-ветерана, а точнее
за два пальца: указательный и средний, держалась маленькая, замурзанная
девочка, одновременно так похожа на Тришу и ее тотальная противоположность.
Она небрежно утирала крохотной рукой тоненькие ручейки слез, которые
назойливо зудели в сочетании с грязью; огненно-карие глаза с надеждой смотрели
на Патрицию.

4
Второе видение

Тетя Магда оказалась очень привлекательной, деловой женщиной среднего
возраста, вовсе не такой, как успела нафантазировать Триша: пузатая тетушка с
косынкой на голове и пирожками в духовке.
К кратковременному помешательству племянницы Магдалина Макфарленд
отнеслась с пониманием и философским подходом. Она тонко обминала
запретное табу, в которое ее по телефону просветил двоюродный брат: «Ни слова
о Куилле, моя девочка еще не смогла смириться с уходом матери, потому не давай
ей лишнего повода раздирать старые раны. Я с самого начала относился к твоей
идеи с огромной долей скептицизма и потому с радостью, по первой же жалобе,
заберу Тришу к себе в Бостон».
Но он то прекрасно понимал и был чертовски уверен (когда не обманывал
сам себя), что даже если Патрицию поселят в картонную коробку у
общественного туалета и заставят вручную начищать до блеска писюары, –
девочка последним делом пожалуется ему. А Магду пуще прочего задевали слова
«заберу ее к себе», ведь она нытьем и катаньем уговаривала братца, что лучше
места для реабилитации его дочери, чем столица Украины быть не может.
Распиналась и упоительно описывала все существующие и планирующиеся лишь
в далеком будущем блага, обожествляла людей, проводила профессиональную
операцию туристического агента заманивающего на дорогостоящий курорт.
Хорошо хоть, что многое из сказанного было в действительности правдой.
Триша сидела в кожаном кресле желтого «Passat‘а» и следила за
движениями дворников, разбивающих водяную стену на стекле, откидывающих
ее вбок.
– Не переживай насчет инцидента у трапа. Это все от смены часового пояса,
климата и не безграничных возможностей человеческого организма. Ты ведь
вовсе не спала в самолете, я вижу это по твоему измученному лицу, словно
несколько ночей подряд к экзаменам готовилась. – Магда выдала смешок и,
щелкнув рычажком у руля, включила левый поворотник, а далее вписалась и в
сам в поворот выезда из стоянки аэропорта. Смешной брелок-медвежонок с
раскосыми глазами покачнулся на зеркале заднего вида.
– Да возможно, я сейчас плохо соображаю, – устало и смущенно произнесла
Триша.
– Тут нет ничего сверхъестественного моя дорогая, после такого… – Магда
замялась, обрезавшись на полуслове, словно соскочила игла на пластинке и тут
же перевела тему: – Допустим меня, после первого трансатлантического перелета,
собирали мозаикой по всему самолету, к тому же я хорошо залила баки
алкоголем, вела себя, как не подобает вести настоящей леди. – Магда лукаво
улыбнулась. – А что самое постыдное, никогда не узнаю, что ж там было на

Страница: 1 2 3 4 5 6  < предыдущая | следующая >


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
Кладбище домашних животных. Стивен Кинг.
Это второе произведение Стивена Кинга, которое мне довелось и посчастливилось прочесть. Просто нет слов!
Эта книга имеет одновременно динамический и одновременно философский сюжет и смысл. Луис Крид, герой к которому я прониклась с первых строк, так же ко всей его семье и даже к коту Черчу, пока он еще был жив.
Красочные и живописные описания, очень чувственные герои даже второстепенные, к которым сразу же проникаешься, и сочувствуешь. мне было очень жаль Луиса и Пейчел и Геджа и малышку Элли. Как и у всех остальных произведений Кинга, в этой книге есть глубокий смысл, мораль, добро и зло и очень хрупкая грань между ними. Рассказ интересный и страшный. По настоящему страшный. Я очень рада, что прочла этот роман, он несомненно вошел в список моих любимых! И оценка моя 11 из 10, вне всяких сомнений и без малейших колебаний, советую всем!!!!
Сандра
на правах рекламы



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика