Стивен Кинг.ру - Фэнфики

а знаете ли вы, что…
ПерсонажиКаталог раздела "Персонажи" содержит около полутора тысяч "карточек" персонажей различных произведений Стивена Кинга. По многим произведениям собраны полные списки действующих и упомянутых в них лиц.
на правах рекламы
цитата
Абсолютная паранойя — абсолютная осторожность.
Стивен Кинг. "Все предельно"
Валентин Мазуров
"Переезд"
2005
Страница: 1 2 3 4 5 6  < предыдущая | следующая >

Усложнять просто, упрощать сложно.
"Закон Мейера"

Есть много причин, препятствующих счастью, но три из
них – основные: страх, зависть и чувство вины. И все они
в самом человеке.

Предисловие.
Начало снижения

Приятный голос командира экипажа объявил о начале посадки в Киевском
аэропорту Борисполь.
– …погода в Киеве хорошая, около шестидесяти градусов по фаренгейту,
намечаются небольшие осадки. Ориентировочное время прибытия 15 часов 30
минут по местному времени…
Сквозь бодрый тон капитана проскальзывала некоторая утомленность после
многочасового перелета, но заметить ее пассажирам без диплома психолога – не
представлялось возможным (а быть может и нужным). Во-первых, радиопомехи
не давали четко разобрать слов, чего уж говорить о чувствах, с которыми они
произносятся, а во-вторых, предвкушение, что шасси через пятнадцать минут
коснется заветной посадочной полосы, усмиряло всякое любопытство.
Но через прыткое внимание Патриции Макфарленд, молодой, симпатичной
девушки, подобная мелочь не ускользнула, ведь она сама ощущала себя
истощенной донельзя, выжатой, как дефицитный тюбик пасты. Сил не осталось
ни физических, ни моральных: уж больно много за последнее время судьба-
злодейка преподносит подарков, разворачивание которых приравнивается к
борсанью в кучке навоза.
Триша опиралась головой на иллюминатор и задумчиво смотрела в
пушистую небесную гладь, где тучи напоминали снежное покрывало с
молочными сугробами, такой себе взгляд на отдаленный уголок Антарктики.
Утомленность сказывалась бледным цветом лица и крохотными
опухлостями под глазами, способными в короткие сроки превратиться в
фиолетовые мешки бессонницы. Но Триша боролась с дремой, как с опасным
недугом и даже не помышляла прикрывать глаз, пускай и на жалкие пятнадцать
минут.
Одной рукой она тормошила черный хвостик, выглядывающий из-под
фирменной кепки Ред Сокс, а другой поглаживала кнопочную панель мп3 плеера,
из наушников которого играла лирическая баллада от Джеймса Бланта,
пленяющая своей мелодией и обливающая сердце кровью, от накатывающих
воспоминаний.

You’re beautiful!
You’re beautiful!
You’re beautiful it’s true
I saw your face
In a crowed place
And I don’t know what to do…
Cause I’ll never be with you…
Yes she caught my eye,
As I walk on by,
She can see from my face
That I was fucken high
And I don’t think that I
See her again…

– Простите, пожалуйста, но согласно инструкции все электроприборы
должны быть выключены во время взлета и посадки самолета, чтобы не создавать
помех…
Тришу словно окатили ведром с ледяной водой.
– Да-да, конечно. Я уже выключаю, – наспех перебила девушка, глядя на
длинноногую стюардессу в бордовой униформе.
– Спасибо, – лучезарно улыбаясь, ответила бортпроводница и продолжила
проверять ремни безопасности, проводя это, как необходимую формальность, а
мыслями пребывая абсолютно в другом месте, следовательно, и за другим делом.
(Какую свободу для полета фантазии может дать невинная, чуть более
хитрая и распутная, чтобы быть вежливой, ухмылочка!)
Русская внешность. Ничего конкретнее либо благоразумнее сознание
Триши не выдавало. Она еще не определилась для параметров, по которым будет
ставить подобный диагноз, но ловила себя на мысли, что, не успев окунуться в
атмосферу неведомой Украины, уже возненавидела живущих там людей. Пускай
ей подробно разъяснили историю СССР, этапы создания и распада, дабы девочка
не попала впросак с разницей между славянскими нациями, но пока для нее
существовала лишь классификация, с душком фашизма, «русский» и «не
русский». Легко догадаться, кто из двух подтипов людей был предпочтительнее.
От акцента и невыносимо разжеванных слов стюардессы у Триши свело
скулы (впрочем, такое происходило не в первый раз), будто бы ей нанесли
личную обиду, унизили, отнесшись, как к маленькому, перепуганному ребенку.
Но она научилась надевать маску воспитанной леди – спасибо мамику – и с
легкостью одолевала ненужные эмоции. Да и кто посмеет даже подумать о ней,
как о «маленькой, беспомощной девочке» после крайне опасного приключения в
лесах Новой Англии, где Триша держалась юной амазонкой, преследуемой по
пятам смертью, более чем просто образным понятием, но и не имеющей четкого
физического облика. Пускай объяснять подобные щекотливые моменты, что
писать явку с повинной в дурдом, но смерть кровожадно дышала ей в спину,
оставляла зверские послания, сводила с ума и душила, еще не успевшие
окончательно сформироваться в девять то лет, волевые качества. А девочка не
отчаялась, не дрогнула, бесстрашно устояла в финальной схватке лицом к лицу со
свирепым зверем.
Удержала победный счет.
Подробности тех страшных дней потихоньку рассеиваются (миновавшие
семь лет все-таки не одна неделя), но некоторые вещи лишь прячутся в
сокровенных уголках нашей памяти, выжидая момент для второго пришествия. А
некоторые мы сами предпочитаем спрятать, захоронить, методом
непроизвольного само убеждения переписать в нечто прозаическое и не
вызывающее лишних эмоций.
Свет в салоне Боинга 737 сменился апельсиновой подсветкой аварийных
выходов.
Самолет затрясло. Триша закрыла задвижкой иллюминатор и вжалась в
кожаное сидение именуемое 15F. Девочка возможно первый, но далеко не
последний раз пожалела, что оставила весточку из детства, любимую куклу Мону,
дома в Сэнфорде. Ведь много шестнадцатилетних девчонок ходят с подобными
феничками: плюшевыми медвежатами, кроликами, слониками, делая из этого
дань моде тинэйджеров, прикол, стильную забаву. Мона бы запросто потягалась с
всякими там набитыми ватой уродцами. «Но сделанного не воротишь, – зазвучал
голос отца в голове, а потом шепотом добавил: Дважды не умирают, – именно
таким афоризмом любимый папочка успокаивал ее во время панической боязни
перелетов». Вернее это он думал, что успокаивает, на самом деле подобная фраза
добавляла пищи для размышления.
Ах, как это похоже на взрослых!
– Всего-навсего преодолеваем слой облаков, – обратился к Патриции,
сидящий рядом мужчина, исходящий жирными ручьями пота, даже стекла его
очков немного оросились. Дядька лет сорока с вопиющим косоглазием, протер
платком (больше напоминающим тряпку) лысину и продолжил: – Ничего
страшного не происходит. Небольшие перепады давления поиграют с нашим
вестибулярным аппаратом, железную птицу тряханет разок другой, – уж слишком
плотные слои воздуха. А дальше, как нож сквозь сливки станем рассекать
воздушные потоки и пушинкой приземлимся в аэропорту. Поверь мне девочка, я
очень много летаю.
Очкарик выдал нервную улыбку и жалкое подобие ободряющего
подмигивания. Он сидел, как на первых минутах запуска шатла: корпус,
вдавленный в кресло, будто он предпочел в нем утонуть, глаза закрыты, руки
держали подлокотники мертвой хваткой, что аж костяшки пальцев побелели.
Случись резкий рывок вперед или серьезная турбулентность, поручни бы
остались в руках обливающегося потом мужчины.
Кого ты пытаешься успокоить, паникер херов, сам себя? Трясешься весь,
что прокаженный, словно у нас камикадзе за штурвалом самолета. Небось и
молитву про себя произносишь, стараешься совладать со своей авиа-фобией,
стремишься рационально мыслить: «какова ничтожна вероятность погибнуть
на самом безопасном транспорте в мире»!
– От судьбы не убежишь, – ледяным тоном выдала Триша. – Да и дважды не
умирают.
Вот, вот как надо успокаивать! Учись очкастый хрен!
– Т-точно, – сорвавшись на хрип, после очередной встряски, проговорил
мужчина. Он просто закаменел в своей мужественной позиции.
«Я бы тоже не отказалась закрыть глаза и расслабиться… жаль, что две эти
вещи теперь для меня не совместимы», – с грустью подумала Триша, не заметив,
как волнение вытеснила несметная печаль.

1
События последнего года

У Триши всегда были яркие сны, особенно после многодневного скитания
лесом, когда реальность перемешивалась с плодами фантазии. Но видения, не
шли ни в какое сравнение даже с самой красочной грезой, как не станешь
сравнивать немое, черно-белое кино с последними творениями Спилберга или
Лукаса. Видения – это была отсутствующая грань между реальностью и сном,
параллельное измерение в котором незнакомая маленькая девочка молила,
отчаянно взывала о помощи. Это измученное, заплаканное лицо иногда разрезало
сознание болезненной вспышкой, едва не выскакивая голограммой прямо на
уроках в школе, во время прогулок парком, среди толпы на ярмарке, в ночном
небе, либо закусочной. Влажные, ядовито карие глаза, которые чуть заметно
вращались гипнотическими узорами калейдоскопа: спиралью и многоугольной
звездой, преследовали ее. Немой крик помощи, безысходное, обреченное личико
маленькой девочки держали Тришу на коротком поводке ровно месяц, причем с
каждым днем длина повода становилась короче.

За последний год в жизни Патриции случилось три знатных события.
1-ое: Ее любимого братца Питера, прилежного жениха и добропорядочного
гражданина, работавшего системным администратором небольшой страховой
фирмы, посадили за хранение кокаина на три года с правом на досрочное
освобождение. Не помогли ни слезы красавицы-жены, ни связи отца, ни клятвы,
что он понятия не имеет, откуда в матраце его кровати взялись 300 грамм белого
порошка.
Понятное дело всемирный сговор, чего тут негодовать?
2-ое: Триша познала первую любовь (лишилась девственности), а спустя
несколько дней и первое глобальное разочарование в людях.

Страница: 1 2 3 4 5 6  < предыдущая | следующая >


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
Отличный хоррор. Советую всем
Эш
на правах рекламы



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика