Стивен Кинг.ру - Фэнфики

а знаете ли вы, что…
Иллюстрации фэновВ разделе "Иллюстрации фэнов" вашему вниманию предложено более двухсот иллюстраций к различным произведениям Стивена Кинга. У вас есть возможность выставить свою оценку каждой из опубликованных работ.
на правах рекламы
цитата
Все режиссёры правильно схватили выражение его глаз, по крайней мере эти огромные чёрные глаза были такими же, как гляделки твари, прогрызшей дорогу из задницы Маккарти, и рот почти такой же, узкая рудментарная щель, не более того, но серая кожа свисала пустыми складками и мешками, совсем как у подыхающего от старости слона.
Стивен Кинг. "Ловец снов"
Михаил Игнатенко aka Fulton
"Оттенки дьявольской скуки"
2004
Страница: 1 2 3  < предыдущая | следующая >

Массивный люк отворился, и на лестнице, ведущей во мрак подвала,
показалась нога старика. Затем показались костыли. С немалым трудом дед
преодолел все ступеньки и остановился на каменном полу. Слабый свет
керосиновой лампы, болтавшейся на одной из дубовых опор, подпиравших
потолок, освещал помещение. По правую руку от лестницы в стену была вделана
огромная дубовая дверь, обитая металлическими пластинами, увенчанная
массивным засовом. Напротив двери, метрах в трех, на табурете сидел парень.
Увидев старика, он приподнялся.
– Дед?
Старик подковылял к парню и изучающее посмотрел на него.
– Ты в порядке?
– Да, наверное. Не уверен. Не знаю, – замялся юноша.
– Хорошо. Я принес еду, помоги снять.
Парень помог старику снять со спины небольшой мешок, что висел там на
кожаном ремне.
– Вода, хлеб, кукуруза.
– А мне обязательно это делать? – вдруг спросил парень. – Я имею в виду, –
почему нельзя открывать эту дверь? Что там такого?
– Ты сам прекрасно знаешь.
– Вранье это все. Глупые легенды – ничего более.
В ответ тишина.
– А если открою?
Внезапно старик, не выпуская из подмышек костыли, схватил парня за руку
и сильно сжал. Парень подался вперед, лицо искривилось в гримасе боли.
– Слушай меня внимательно, сынок. То, что находится за этой
дверью…чтобы это ни было…ты этого не сделаешь, слышишь? – Мужчину
переполняли эмоции и вместо того, чтобы сказать «Как ты не понимаешь?», он
еще сильнее сжал запястье парня. – Эту дверь нельзя открывать!
– Хорошо, хорошо! Мне больно! – в глазах парня блеснула слеза. – Я понял!
Старик с короткой густой бородой и лицом лесника в третьем поколении
ослабил хватку.
– Боже!
– Ты здесь, потому что пришло и твое время. В нашем роду через это
проходят все мужчины и ты не исключение. Не позволяй себе расслабиться ни на
секунду.
Парень кивнул.
– Пока Он молчит, но скоро… – дед покосился на дверь – …заговорит.
Время пришло.
С этими словами он заковылял обратно к лестнице.
– Я буду здесь до его прихода, – сказал он, не оглядываясь. Затем мне
придется уйти в лес. Меня не будет три дня, а когда я вернусь, ты либо сделаешь
то, что должен, либо…
Старик остановился, оперевшись на костыли. Маслянистый свет лампы
освещал его спину, отбрасывая причудливую тень на первые ступени лестницы.
Тело мужчины задрожало.
– Дед, ты в порядке?
– …либо, – слова давались деду буквально через силу, – …он уже близко, я
это чувствую. Близко!
Костыль выскользнул из-под руки и, подкосившись, словно спиленное
дерево, старик упал на каменный пол подвала. Чуть выше колена, где
заканчивалась его правая нога, а штанина была аккуратно свернута, проступило
темное пятно. Парень поспешил деду на помощь.
– Что с тобой?
– Рана, – тяжело сглотнув слюну, ответил старик, – кровоточит.
– Тебе нужен врач…
– Нет! – отрезал он, словно под штаниной была не культяпка, а нечто иное,
противное человеческому взгляду. – Врачи тут бессильны.
Дрожащими пальцами он провел по ноге, затем взглянул в глаза внуку. На
лице старика читался неподдельный страх. За все 16 лет Патрик не видел деда в
таком состоянии. Истинный, неподдельный страх. Он мог поклясться, что в его
роду не было трусов и, хотя он не знал своего отца, все равно был уверен, что и он
был мужественным человеком.
Патрик помог деду встать, подал упавшие костыли.
– Он уже совсем близко и когда он придет, я не смогу тебе помочь. Ты сам
должен будешь принять решение. Таков обычай. Ты должен это понимать, – с
надеждой в голосе сказал старик.
– Знаю. А мой отец тоже через это прошел?
– Таков обычай.
– Что с ним случилось? Почему мне о нем никто ничего не рассказывал?
– Я вернусь через три дня, – настаивал дед. – Если за это время ты не
найдешь ответы на свои вопросы и, если ты все еще будешь жаждать ответов, я
расскажу. Сейчас же ты должен остаться один.
Старик с трудом преодолел несколько ступеней. На последней ступеньке он
остановился передохнуть и замер, словно ожидая еще одного вопроса. Капельки
крови, просачиваясь через штанину, падали на ступеньку.
– А ОН знает? – раздался голос парня. Голос, напоминавший неуверенную
поступь человека, попавшего во мрак. – Об отце? Знает?
– Три дня.

Спустя несколько секунд люк подвала захлопнулся, и парень остался один.
Послышался глухой стук засова, звякнула цепь, лязгнул замок.
Таков обычай.
Самое ужасное в таких местах – это то, как тянется время. Оно становится
словно кисель. Густой и вязкий. Минуты превращаются в часы, часы в дни, а от
звука собственных мыслей можно сойти с ума.
Патрик оглядел помещение. Обычно здесь было полно утвари: верстак был
завален инструментами, полки ломились от банок с грибами, медом. По углам
стояли бочки, мотки проволоки, различные прутья и прочее барахло, несомненно,
нужное в повседневной жизни. Но сейчас здесь было необычайно пусто:
инструменты отсутствовали, полки пустовали. Дед настоял, чтобы внук поднял
все наверх. Так надо. Зачем?

Патрик был уверен, что с момента, когда дед был здесь в последний раз,
прошла неделя. Пару раз он подливал в лампу керосина. Это значит, что прошло,
по крайней мере, два дня, хотя он и не был уверен. Парень испражнялся так же
скудно, как и ел. Все чаще он отключался, а когда приходил в себя, то не сразу
осознавал где находится. Почему он здесь? Традиция? Обычай? Согласно
легенде…Чушь. Дед сказал, что кто-то должен прийти, он будет по ту сторону
двери. Будет говорить. Не открывать дверь.

Патрику снились сны. Разные. Реалистичные. В одном из таких снов он
лежал на берегу моря, светило яркое солнце, сыпучий песок грел тело. Где-то
высоко над головой кружили чайки. Шум плещущихся волн успокаивал. Запах
соли, моря…Патрик никогда не видел моря, но был уверен, что там так же
здорово, как в его снах. Теплый ветер теребил челку волос, ласкал кожу.
Очередной порыв ветра метнул в лицо парня горсть песка. Патрик закашлялся,
открыл ссохшиеся глаза.
Мрак и холод окутали его со всех сторон. Каменный пол подвала. Писк
крыс в дальнем углу. Осознав, где он находится, парень тяжело выдохнул. Сил не
осталось даже на мысли. Он лежал на холодном полу подвала, повернувшись на
бок, лицом к массивной двери. Тишина резала уши.
Внезапно Патрику показалось, что он слышит знакомый звук. Что за черт?
Звук, знакомый звук. Чайки. Запах соли и моря. Порыв сквозняка из-под двери
колыхнул волосы на лбу парня. Как во сне. Парень с трудом поднялся и подошел
к двери. Смена положения тела вызвала легкое головокружение, и Патрик
прислонился лбом к двери. Пляж. Теперь он отчетливо его видел. Белый песок,
солнце, плещущиеся волны, чайки, кружащие высоко в небе. Патрик отдернул
голову, видение исчезло, однако запах моря и крики чаек никуда не делись. Они
доносились словно издалека. Патрик прислушался. Кроме всего прочего там было
еще что-то. Что-то, что он не успел усмотреть. Что-то? Может, кто-то?
Шелест песка, затем легкий скрип, тяжелый стук о дерево и, несколько
секунд спустя, зазвучала мелодия. Играл рояль. Медленная, медитативная,
печальная мелодия. Чайки и плеск волн вторили мелодии. Патрик вновь
прислонился лбом к двери. Пляж. Метрах в двадцати, прямо на песке стоял рояль.
На табурете, спиной к парню, сидел мужчина. Патрик не смог определить, во что
он был одет, такой одежды он раньше не видел, что-то странное.
Пальцы незнакомца неспеша бегали по клавишам, в небе кружили
назойливые чайки.
– Вот видишь, Патрик, у этих пальцев отличная память, – заговорил
мужчина. Он говорил медленно; слова текли из его уст точно как время в этом
чертовом подвале. Кисель.
Какое-то время незнакомец наслаждался звуками рояля, покачиваясь на
табурете в такт мелодии. Время от времени он запрокидывал голову и, наверное,
закатывал глаза. Потом вновь заговорил:
– Мне здесь нравиться. Здесь красиво. Что скажешь?
Патрик заворожено смотрел на песок, на волны, на незнакомца. Ему
казалось, что он все еще лежит на полу обессиленный, голодный и ему сниться
этот прекрасный сон. Когда дед спустится в подвал, завтра, может даже сегодня,
он уже будет мертв.
– Ты, наверное, думаешь, что уже умер? – Спокойный голос. – Не спеши,
успеется.
– Кто ты? – выдавил Патрик
Мужчина медлил с ответом. Продолжал играть.
– Друг.
– Зачем ты пришел?
– Ты знаешь. Не так ли?
Патрик знал. Знал все это время, но не верил. С раннего детства его
готовили к этому дню, кормили легендами, байками. Он не верил. А теперь…что
теперь?
Одна из чаек села на рояль, прямо перед носом незнакомца. ОН не обратил
внимания, продолжая музицировать. К ней присоединилась вторая, пожирнее,
потом еще одна, еще. Очень скоро весь рояль был усеян птицами. Пищащая и
гадящая свора. Мужчина сделал красивый пассаж на низких нотах и резким
движением руки схватил одну из чаек. Остальные тут же разлетелись, однако
через мгновение вернулись на место. Крышка рояля была белая от помета. ОН
поднес птицу к лицу, погладил по головке.
– Эти мерзкие твари…в них есть что-то от людей, ты не находишь?
Сходство определенно есть.
Несколько перьев упали ему на колени. Следующим движением ОН свернул
чайке шею, прокрутил несколько раз в кулаке и, отделив голову от тела, запустил
себе в рот. Освободившиеся руки вновь легли на клавиши, и мелодия
возобновилась. Патрик отпрянул от двери, постоял какое-то время, отгоняя позыв
тошноты, затем вновь прикоснулся лбом к двери. Мужчина наигрывал тоскливую
мелодию, неспешно двигая челюстями. Пара глупых чаек сидели у него на плече.

Страница: 1 2 3  < предыдущая | следующая >


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
Прочитал два раза эту повесть, некоторые главы - такие как например Стад-сити и месть Хогана Задницы - аж несколько раз. Приём рассказ в рассказе даётся мистеру Кингу весьма изящно. Крис Чамберс является для меня любимым героем этой истории, если рассматривать друзей Горди Лашанса. Из всех них он единсвтенный вызвал у меня сочувствие да ещё является прототипом Криса Чесли - лучшего друга Стивена, который погиб в автокатастрофе, хотя мечтал тоже стать писателем. Жил ещё такой парень Дэвид Верн, ставший прототипом Верна Тессио в повести, про Тедди Дюшана не знаю, но наврняка тоже самое. Несмотря на недоумение, возникшее у меня во время чтения, когда ребята пошли смотреть на труп Рэя Брауэра, я читал с удовольствием и недоумение улетучилось поле слов Верна, что не стоит рассматривать их поход как экскурсию с целью поглазеть на мёртвого и несчастного мальчика как развлечение.
Рассуждения Криса по поводу своих друзей просто поразили меня, по поводу того, что Тедди и Верн будут тянуть их на дно, на самое дно жизнии, эти слова... слова Криса, который предостерегал Горди о переходе в новый класс меня зацепили. Это одна из лучших сцен в повести, которую я не забуду и наверное буду перечитывать время от времени. Стад-сити меня тоже поразил, мелодраматичная история Гордона Лашанса, война Чико с родителями напомнила мне мои отношения с родителями, заставила сердце подпрыгнуть. ВОТ! Вот так всё и происходит в нашей жизни, в стенах нашей квартиры, когда отношения с родителями не ладятся, бытовуха, одним словом.
-ВЕЛИКОЛЕПНАЯ МЫСЛЬ! ДАВНО ЕЁ РОЖАЛ?! - сказал отец на слова Чико о том, что он собирается переезжать от них. А эта стерва Вирджиния, та потаскушка, с котрой Чико переспал, порава ей целку и атким образом желая насолить мачехе...
С Тузом Меррилом тоже своя история. Хочу с этим негодяем встретится в рассказе Нона. Мы увидимся Туз... И я припомню тебе, что ты сделала с Горди, сукин сын:)
Юрий Лой
на правах рекламы



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика