Стивен Кинг.ру - Фэнфики

а знаете ли вы, что…
Иллюстрации фэновВ разделе "Иллюстрации фэнов" вашему вниманию предложено более двухсот иллюстраций к различным произведениям Стивена Кинга. У вас есть возможность выставить свою оценку каждой из опубликованных работ.
на правах рекламы
цитата
Катберт конечно знал, что некоторые люди могут достаточно длительные периоды обходиться без слов, но понять этого никак не мог
Иннокентий Соколов
"Мир в ее сердце"
2008
Страница: 1 2 3 4 5 6 7  < предыдущая | следующая >


покоя!
(Сдерни завесу, раздели мир пополам – это ли не способ узнать правду?)
Шелли Брукс елозила на нем, пыталась расстегнуть на брюках ремень. Ее пухлые
пальцы, украшенные золотом и бриллиантами, шарили у него в паху, но Дэннис лишь
улыбался, не делая никаких попыток помочь.
Он улыбался, когда она лизнула его в щеку (еще раньше он заметил синие
прожилки вен на нижней части ее языка), улыбался, когда она принялась расстегивать
дрожащими пальцами пуговицы рубашки, улыбался когда…
(Просто улыбался, в мгновение ока унесясь прочь на сотни миль отсюда,
возвращаясь назад!)
Он целовал Шелли Брукс и одновременно мчал в серебристом «Порше». Тискал
рукой обвисшую грудь и содрогался от омерзения, когда ее язык начинал путешествовать
у него во рту. Слушал музыку в баре «Колорадо» и дремал, развалившись на удобном
сиденье автомобиля.
Дорога таила в себе множество тайн, не меньше чем отель «Оверлук», пускай они и
не были такими ужасными. Нужно только приложить немного усилий, чтобы сдернуть
завесу и заглянуть что там, за ней, в глубинах его подсознания.
А когда старину Грина сменила «Запутавшись в голубом» Боба Дилана, Дэннис
привстал, (он сумел сделать это, несмотря на старую суку, что придавливала всем своим
весом) заглянул за спинуШелли и увидел обертку мира, завесу что отделяла свет от тьмы
и правду от вымысла. Там, за оберткой клубилась тьма, достаточно было сдернуть ее,
чтобы обнажить сокровенное. Шелли что-то пыталась сказать, но Дэннис уже не слушал,
он протянул руку, и содрал завесу. И только когда тьма обступила его, он, наконец,
вспомнил. И тут же пожалел об этом…

Серебристый «Порш» несся вперед, пожирая мили протекторами колес. Ветер
теребил прическу Шелли Брукс, пухлые пальцы сжимали руль. Дэннис развалился на
сидении, устало прикрыв глаза. Что и говорить ночка выдалась беспокойная, он изрядно
вымотался, пытаясь утолить похоть миссис Брукс.
Он находился в том странном состоянии между сном и явью, когда реальность
пытается перетечь в несуществующий мир, и каждая мысль находит свое продолжение
там, за границей тьмы.
Но, даже уходя в этот волшебный мир, Дэннис продолжал слышать бормотание
приемника:
- …вот уже четыре года прошло с того дня, когда Джим Мориссон был найден
мертвым в своей Парижской квартире. До сих пор не известны истинные причины
июльской трагедии, официальная версия гласит – смерть от сердечной
недостаточности. В те дни выдвигалось множество версий, среди них: самоубийство,
передозировка наркотиков, и даже заказное убийство… Случившееся стало настоящим
шоком для Памелы Корсон – в то время спутницы Джима. Сам Джим никогда не
избегал…
Дальнейшее осталось по ту сторону реальности, и Дэннис погрузился в дрему,
начисто отбросив услышанное. Бедняга Джим давно покинул этот мир; Дэннис и так
знал об этом! Впрочем, ему никогда не нравились «Дорз», тем более в июле семьдесят
первого Дэннису было всего четырнадцать, и нет ничего страшного, если сейчас он
немного поспит…

Он забыл о том, что знал! Кто-то, или скорее что-то (отель!) заставило его забыть о
смерти Мориссона.
Тьма словно взбесилась и скрутила Дэнниса в тугой кокон. Он закричал, и
попытался вернуться обратно – без результата. Тьма засасывала в какой-то безумный
водоворот, и Дэннис приготовился сгинуть в нем. Полоса, разделившая мир стала шире,
гораздо шире, чем обычно и ее края перестали излучать боль, стали холодными как
смерть. И когда Дэннис уже окончательно сдался, сильные руки Шелли Брукс вытащили
его обратно в мир боли и страха. Яркий свет ударил по глазам, и бардовый бархат облепил
разум Дэнниса. Он пытался выбраться из бархата, но это оказалось лишенным смысла –
бархатными были руки Шелли, даже некогда золоченые цепочки светильников выглядели
бардовыми лентами. Весь мир лоснился бархатом, но хлесткий удар по лицу вернул все на
место.
- Ты что это вытворяешь, сукин ты сын? – Со злостью прошипела Шелли, и Дэннис
отпрянул от нее, держась за пылающую щеку.
(С возвращением приятель!)
Мир стал обычным не сразу. Бардовый бархат облез, возвращаясь назад, на стены
кабинки. Дэннис удивился: интересно, когда эта старая сука успела слезть с него?
Эта мысль стала первой, и родить следующую Дэннис смог не сразу. Во всяком
случае, до тех пор, пока не выбрался из кабинки на божий свет.

***

За семь дней проведенных вместе, они успели осточертеть друг другу. Во всяком
случае, так думал Дэннис. Что думала Шелли – одному богу было известно.
Вечером после того дня, Шелли долго извинялась, пускала слезы. Все закончилось
в постели – сидя на самом краешке Дэннис отрешенно смотрел, как миссис Брукс
стягивает чулки. Дорогой шелк скрывал выступающие вены на ее ногах – синеватые
узелки и черные нити образовывали причудливый рисунок.
Дэннис улыбнулся. Это все что оставалось ему. Смотреть и улыбаться. А как еще
терпеть подобный кошмар?
Каждый последующий день был похож на предыдущий. С утра легкая разминка в
баре. Джин с мускатом для Шелли и безалкогольная «Олимпия» для Дэнниса. На обед -
мускат с джином для миссис Брукс и полбутылки «Олимпии» для парня. Меню на ужин (с
пяти до семи): джин, мускат для нее, остатки безалкогольного напитка для него.
От запаха мяты Дэнниса стало воротить. Сильно хотелось пива, но ничего было, и
думать об этом – можно было конечно попросить Шелли купить бутылку-другую, но
уговор есть уговор. С утра до вечера его спутница накачивалась джином, а он довершал
начатое – делал ее счастливой леди.
На исходе седьмого дня, Дэннис смог сформулировать то, что выводило его из
терпения – старая миссис была причиной неудач. Не то, чтобы все катилось к черту –
вовсе нет, но как наверняка сказал бы старина Мориссон: день, другой – дерьмо все то же.
(Вот что губит нас. Кто-то говорит: успех, наркотики и все прочие прелести – это
не так. Однообразие – нет ничего хуже этой дряни.)
Уговор есть уговор, но боже, как долго тянутся дни…
Встреча с Мориссоном осталась в памяти Дэнниса ярким пятном послеполуденного
бреда. Была она или нет – Дэннис так и не смог понять до конца. Быть может, ему
повстречался двойник?
В списке постояльцев Джим Мориссон понятное дело не значился. Ничего не
слышала о похожем джентльмене Делорес Викери – горничная отеля «Оверлук». Она
глупо хлопала накладными ресницами, и мило краснела каждый раз, когда ловила на себе
заинтересованный взгляд парня. Поразмыслив так и эдак, Дэннис пришел к выводу, что
приступ начался много раньше, а все остальное – лишь результат не в меру
разыгравшегося воображения.
(Чертовы картинки, мать их…)
Оставалось пить «Олимпию» да улыбаться каждый раз, когда старая сука пыталась
удивить его очередной глупостью.
(Улыбайся, миссис Брукс любит веселье – можно сказать она купается в нем, а если
даже июльский вечер кажется серым и скучным, будь уверен, – она придумает, как
раскрасить его, ведь для нее нет ничего лучшего, чем отмочить что-нибудь этакое – все
для тебя, малыш. Только для тебя!)
Дэннис скрипел зубами.
Дэннис считал дни, часы и минуты.
Дэннис улыбался…

***

Шелли взяла в руки бокал и попыталась рассмотреть сквозь него лицо парня.
Получилось не очень. Хрусталь исказил черты – нос уплыл куда-то вбок, а рот стал похож
на темное пятно.
- Да ты красавчик, парень – прокудахтала она.
Дэннис улыбнулся. В последнее время, эта улыбка стала раздражать Шелли.
Словно кто-то привязал веревочки к уголкам его рта, и в нужный момент дергал за них, (к
тому же, с каждым днем все слабее) – привет, малышка, я делаю это, а значит все в
порядке, так ведь?
Нет не так. Уговор есть уговор, но, черт возьми, они делят одну постель на двоих,
так неужели нельзя быть с ней немного поласковей?
Шелли взяла со стола бокал. Чуть выдохнула и залпом выпила. До дна, как и
полагается настоящей леди.
- Как насчет партии в роке? – в ответ Дэннис улыбнулся.
(Как какой-то бродяга, которому заплатили по дайму за каждую улыбку – не очень
здорово, но отвяжитесь от меня поскорее. Ну как вроде – я делаю все что могу, так какого
хера, вам от меня нужно?)
- Роке это игра, почти как крокет. Только у молотка ручка побольше. И толще…
Черт, он опять улыбается. И при этом смотрит на часы, как будто время имеет
здесь значение. Шелли поднесла руку к глазам. Почти восемь – самое время для
развлечений.
(Небольшая разминка на белых простынях – немного счастья для бедной миссис
Брукс.)
Музыка стала громче. Интересно это на самом деле так, или только кажется?
Шелли покачнулась.
- Идем – скорее выдохнула, чем сказала она, и попыталась встать.
Ее парень улыбнулся, и показал взглядом на початую бутылку «Олимпии».
- Забудь… - Шелли Брукс еле ворочала языком.
Дэннис мотнул головой.
- Давай посидим еще…
Шелли, наконец, выбралась из кабинки и наклонилась над ним, обдав запахом
алкоголя:
- Я уже готова к употреблению… - она хохотнула, и провела языком по губам.
Дэннис ухмыльнулся:
- Всему свое время, детка.
(Малыш хочет чувствовать себя взрослее!)
- Я буду ждать! - бросила Шелли, и удалилась, пьяно покачиваясь на каблуках.
Парень проводил ее взглядом.
- Пташка изрядно поднабралась! – Хохотнул Джим, и уселся напротив.
Дэннис замер, наполняясь ужасом.
Джим Мориссон вытащил из воздуха стакан, и со стуком поставил на стол. Дэннис
с трудом вдохнул, - он сходит с ума, не иначе.
- Ну-ну, дружище, не стоит быть таким напряженным – подмигнул Джим, и Дэннис
услышал, как бьется собственное сердце.

Страница: 1 2 3 4 5 6 7  < предыдущая | следующая >
© Иннокентий Соколов, 2008


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
Кинг походу любит ставить своих героев в нестандартные ситуации, вызывая тем самым моря адреналина, именно в нестандартных ситуациях, ситуациях критических, близких к смерти человек по-новому воспринимает себя...
Смысл этой книги для меня - это крик против системы становления человеком в обществе: сначала родительский дом (где ты должен слушаться родителей) - потом учебные заведения (где ты должен слушаться учителей и воспитателей) - потом работа и семья (где ты должен соответствовать установленным критериям морали и успешности) и самое страшное, что первые две инстанции так обравняют тебя, что на третьей ты уже и не задумываешься - ты просто сомнамбула.
Класс - дети, но уже повзрослевшие дети, оказавшиеся в замкнутом пространстве с Чарли Декером оказываются в какой-то другой реальности и "просыпаются", поводом к пробуждению становится расстрел учительницы, и по новому переоценивают себя (как мне кажется) и лишь один из них Тед Джонс - не просыпается или не хочет - не идет против системы, за что награждается презреним этой компании детей, и так и остается в состоянии кататонии (думаю не случайно Кинг оставил его в состоянии кататонии).
Эта жестокость детей к родителям, учителям - это отместка за несоответствие требований к своим отпрыскам и примеров, коими сами являются учителя и родители. Может виноваты сами родители и учителя, с виду такие радушные и понимающие, но у каждого по скелету в шкафу!!!
Marisha2809
на правах рекламы



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика