Стивен Кинг.ру - Фэнфики

а знаете ли вы, что…
ФотографииВ разделе "Фотографии" вашему вниманию представлена галерея из 160 фотографий Стивена Кинга, членов его семьи, а также мест, упоминаемых в его произведениях.
на правах рекламы
цитата
- Ждешь рассвета? Так рано?
- Я ведь создан для света.
- А, ну да! Я и забыл. Нехорошо с моей стороны. Просто невежливо.
Энди Вид
"Долгожданный День рождения"
2011
Страница: 1 2  < предыдущая | следующая >

– Исчезает и появляется… Входит и выходит… А теперь – гладкое превращается в мохнатое… Повторяем – мохнатое меняется на колючее… Никакой закономерности… Занятно.
Джонатан Хагстром сидел на полу в своей комнате перед странным сооружением, которое своим внешним видом одновременно напоминало ночлежку бездомного и миниатюру зеркальной комнаты, из городского парка аттракционов в Дери. Он медленно раскачивался, будто в трансе, прижав колени к груди. Впрочем, не забывая при этом делать пометки в тетради. Раз за разом Джонни методично пробрасывал сквозь коридор этого домика разные вещи и зачарованно следил за их полетом вплоть до того момента, когда с другой стороны этого рукотворного портала на пол не выпадали их модифицированные клоны. Или совершенно новые предметы. Без яркой вспышки, без звука. Просто, как смена кадра в кино. Сколько бы Джонни не вглядывался вовнутрь, он никак не мог уловить момент превращения. Конечно, он был рад тому, что собранная им конструкция функционирует, но привычка всегда докапываться до причин происходящего, не давала ему чувства удовлетворения от проделанной работы. Он ощущал, как внутри него растет отчаяние и по опыту знал, что если он с этим не разберется, то скоро ему придется в обязательном порядке «залечь на дно». И продолжать общаться с внешним миром только через узкую щель, под дверью. А потом опять будут долгие беседы с миссис Стэмплл, приходящим психоаналитиком, о его взаимоотношениях с родителями, со сверстниками. И, в особенности, с младшей сестрой, Эмми.
– Джонни, может, хватит на сегодня опытов? – на пороге комнаты стояла его мать, Белинда Хагстром, обеспокоенная (и, надо сказать, не без причины) его затворничеством. – Ведь второй день дома сидишь, никуда не выходишь. Школа уже через неделю начнется, иди, погуляй на улице. Или в кино сходи. А лучше, проведай дядю Ричарда – ты же знаешь, как он тебя любит.
– Мам, дай мне еще немного времени, мне кажется, я уже начал понимать, как эта штука работает, – Джонни, не отрываясь, что-то писал.
– Милый, ты можешь разозлить отца. Сегодня на работе у него был тяжелый день, он устал.
Прислонившись к двери, и настороженно оглянувшись назад, его мать полушепотом говорила ему то, что он и сам знал. Его отец, Роджер, сидит сейчас на своем диване, смотрит бейсбол и приканчивает, судя по времени (Джонни посмотрел на часы), свой «вечерний антидепрессант». В лучшем случае, завтра его будет ждать тяжелое похмелье, в худшем – сегодня их будет ждать бессонная ночь. Тогда Джонни будет лежать в своей кровати, повернувшись на левый бок и прислушиваться, боясь случайно заснуть и пропустить момент, когда голос отца превысит определенный порог громкости: с пьяно-бубнящего до угрожающего. С тем, чтобы со всех ног броситься в их спальню и успеть предотвратить кошмар. Успеть выбежать из комнаты, пронестись вправо по коридору до лестницы на первый этаж. Кубарем скатиться с нее и пробежать еще десять метров налево. Держа перед собой вытянутые руки, чтобы не терять ни секунды на открывание их двери. Успеть добежать до момента, как он услышит страшный стук падающего тела своей мамочки. Успеть, чтобы не допустить появления на пороге родительской спальни Эмми – своей зареванной младшей сестренки.
Как же он мечтал о той поре, когда он станет взрослым и заберет к себе маму и сестру, оставив Роджера наедине со своими бутылками. После всего того, что с трагическим постоянством повторялось в родном доме день за днем, год за годом, он уже перестал воспринимать этого человека, как своего отца. Но больше всего (он прятал глубоко внутри себя желание и даже не признался бы в этом под пытками) Джонни мечтал о том, чтобы в одно прекрасное, солнечное утро проснуться в кровати от счастливого смеха матери, перемежаемого добродушным хохотом… нет, не Роджера, а его брата, дяди Ричарда.
Джонни любил бывать у него дома, и частенько они засиживались допоздна, ничуть не уставая от общества друг друга. Они закрывались в рабочем кабинете дяди и, дурачившись, играли в скраббл. Или разгадывали на скорость кроссворды, разлегшись прямо на полу. Или обсуждали то, как можно модифицировать набор «Джуниор Сайнтист», продающийся в лавочке на соседней улице. Не для того, чтобы вытворять с его помощью «фантастические вещи с обычными продуктами», как написано на упаковке. Он признавался Ричарду в том, что в большей степени его интересует лишь малая часть входящих в этот набор химических веществ, недостающих ему для одного дела. И шепотом, на ухо, заставив дядю перед этим поклясться всеми святыми – хранить эту тайну до самой смерти, рассказать ему свой секрет:
«Дядя Ричард, я думаю, что смогу создать порошок. И повторить эксперимент, как в кино «Человек-невидимка». Его нужно растворить в воде и дать выпить кому-нибудь. Для начала, можно подсыпать в миску тому исчадию ада, жуткому псу, живущему на Тисовой Аллее, в доме у Крейгов. Через владения этого животного, ограниченного, слава Богу, тяжелой цепью я вынужден проходить каждый день, чтобы попасть в школу». На самом деле, Джонни в большей степени боялся не за себя. Он страшился того дня, когда Эмми исполнится семь лет и придет ее пора – заглянуть в налитые кровью, бешеные глаза чудовища, с белой пеной у рта бросающегося на каждого встречного.
Ричард всегда серьезно воспринимал Джонни, выслушивал, давал дельные советы, да и просто находился рядом. В компании с дядей всегда было спокойно и уютно. И они хорошо проводили время.
– Ты же знаешь, что меня пугают твои эксперименты, мой «гениальный странник». Ты ведь не будешь испытывать это на людях?
Вздрогнув, Джонни посмотрел на мать. Последний раз она его так называла, когда ему было одиннадцать лет. Многое уже стерлось из памяти, но даже те обрывки воспоминаний, которые жили в нем, до сих пор наводили на него ужас.
¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬__________________________________________
– Уважаемые дамы и господа! Представляю вашему вниманию рождественский монолог «Печаль ангела».
Джонни, со светлыми кудряшками на голове, одетый в голубую накидку, расшитую серебряными блестками, сам был похож на небесное создание, спустившееся на землю, накануне Рождества. Он стоял на импровизированной сцене, сооруженной своими руками. И которую скрывал задвинутый занавес, сделанный из двух простыней, усыпанных крупными алыми розами (то, что разрешили взять). В первом ряду сидели мама с Эмми и дядя Ричард. Позади них, отец. Развалившись в кресле, с неизменной бутылкой «Будвайзера» в руках. Поклонившись зрителям, Джонни получил первую порцию аплодисментов.
Он нажал на синюю кнопку пульта, висящего на стене, провод от которого уходил куда-то за сцену. Погас свет, в темноте раздался стрекочущий звук. Еще несколько секунд, и вот уже темнота опять отступает под напором двух разгорающихся под потолком софитов. За раздвинутым в стороны занавесом, постепенно появлялась фигура ангела, сидящего в задумчивости на крыше и свесившего вниз ноги.
– Ой, – вскрикнула Эмми и быстро закрыла рот ладошкой. – Он настоящий?!!..
Впрочем, и у остальных на лицах было такое выражение, будто они увидели посланника с небес.
Да, в некоторых местах была видна клейкая лента и переплетенные между собой веревочки. Присмотревшись, можно было увидеть и то, что голова ангела – это разрисованный фломастером воздушный шарик. А крылья сделаны из обтянутого марлей проволочного каркаса. И в некоторых местах крыши выступают шляпки криво забитых гвоздей. Но, в целом, это выглядело до того реалистично, что всех присутствующих охватило одно и то же чувство: сейчас произойдет что-то невероятное.
И, действительно, чудо не заставило себя долго ждать.
– И спросил тогда Иисус у ангела: почему ты по-прежнему печален? – Джонни уже подходил к последнему акту. – Неужели ты не видишь, какие счастливые и одухотворенные лица у людей? Посмотри вниз – они купаются в предвкушении суматошных, праздничных, безрассудных поступков. Неужели ты не чувствуешь, как их сердца раскрываются навстречу друг другу, подобно тому как тянется к небу, навстречу солнцу, росток? Только-только проклюнувшийся из брошенного в благодатную землю семени. Как никогда в другое время, они так похожи на волхвов, выбирающих дары для своих близких и «раскрашивающих» мир радостными улыбками.
Джонни подошел к пульту и нажал на красную кнопку. Комнату накрыл переливающийся, хрустальный звон колокольчиков. И пошел снег… Серебристый водопад мириадов блестящих, микроскопических пылинок, повинуясь заложенной программе движения, превратил помещение в мерцающий волшебным светом портал.
Зачарованные происходящим и задрав головы к верху, зрители не видели, как ангел оторвался от созерцания происходящего внизу и посмотрел на них. Его губы тронула едва заметная улыбка. Задержалась на мгновение. И все, он сник. Будто бы ничего и не было.
То, что происходило дальше, Джонни помнил отрывками. Его внутренний мир стал похож на старую кинопленку, в которой перемежались обычные кадры с частично потерянными, похожими на выжженные сигаретные ожоги. Или на дырявую сумку, через рваные края которой вывалилась и пропала часть воспоминаний.
Бурные аплодисменты… Да что там, овации, восторженные крики «Бис» и «Браво» искупали Джонни в море славы. Мама даже прослезилась и старалась незаметно смахнуть капельки счастья (или облегчения, о чем ее сын даже не догадывался). Раскрасневшаяся Эмми так хлопала в ладошки, что рисковала проснуться наутро с опухшими пальчиками. А дядя Ричард, он… ну, он вел себя так невозмутимо, будто хотел сказать, что другого от него и не ожидал.
Лишь один человек не захотел отметить это шикарное представление. Или не мог. Застывший, стеклянный взгляд, рука с бутылкой поднесена к приоткрытому рту и серебряная голова, усеянная блестками волшебных снежинок. Отец Джонни сидел не шелохнувшись. Будто что-то остановило его существование в этом мире.
И все…
ПРОВАЛ…
Следующее, что помнил Джонни – это то, как он не мог остановиться, захлебываясь в истерике.
– Я не знал, что так будет… Мамаааа… Я всего лишь использовал сподручные материалы… Что теперь будет?... Мамаааа…

Страница: 1 2  < предыдущая | следующая >
© Энди Вид, 2011


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
Не понравилось... Здесь нет той основы, которая присуща поздним произведения автора... Да и сюжет, скажу прямо, дрянной. Более того после экранизации меня чуть не вырвало прямо на экран телевизора, да простит меня Стивен Кинг...
Alexei Loukine
на правах рекламы



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика