Стивен Кинг.ру - Фэнфики

а знаете ли вы, что…
МузыкаИнформацию о песнях, написанных различными коллективами по мотивам произведений Стивена Кинга, вы можете в разделе "Музыка"! Среди известных групп, вдохновленных творчеством Кинга, значатся "Blind Guardian", "Rage", "Ramones", "Anthrax" и многие другие...
на правах рекламы
цитата
В историях о сверхъестественном есть один приятный момент – там никто не умирает по-настоящему. Они всегда могут вернуться.
Владимир Калашников
"Чего мы не знаем о Стиви"
2007
Страница: 1 2 3 4  < предыдущая | следующая >


двери на чердак и стоит перед ней. Джоанна тоже не спит, вслушивается в скрип половиц. И
вспоминает, как в детстве играла с сёстрами под крышей, воображая, что они похищенные
принцессы, запертые на вершине башни. Жаль, она не может запереться здесь на ближайшие
годы, до самой смерти Коры.
Джоанна лежит с открытыми глазами, глядя в воняющую темноту, и знает, что такое, как
сегодня, произойдёт ещё. Много-много раз.
Хуже всего было, когда ко дню Благодарения она вычистила весь дом до блеска, и уехала за
пролив на благотворительную ярмарку. Через час муж позвонил в мэрию Мачиаса и достал своим
занудствованием секретаршу так, что та вызвала её по громкой связи. «Пока ты там разливаешь
лимонад, мама опять нахулиганила», сказал Джонас, едва жена приложилась ухом к трубке. «Я не
могу сейчас приехать, убери ты», проговорила Джоанна. «Не умею», просто сказал муж. Да, эта
фраза в роду Стенхоупов передаётся по наследству.
Паром привёз Джоанну на остров два дня спустя. Дом встретил женщина заскорлузлыми
коричневыми стенами, застоявшейся вонью. Выстиранные к празднику шторы и занавески,
накидки на кресла и диваны, вычищенные ковры - всё было загажено. Больше не было того
прелестного чистого дома, в котором она хотела встретить праздник. По грязным комнатам
потерянно бродил Джонас, и сам уже успел измазаться. Кора сидела в своём кресле, как всегда
величественная, что твоя королева-мать.
Уже засыпая, Джоанна понимает, что ошиблась. Старушечьим дерьмом воняет и здесь. Едкое
оно какое-то, у пожилых людей, просачивается всюду. Спасения нет…
Это повторялось до тех пор, пока вредная старуха не утопилась в умывальнике во время
бурана, в убежище, где собрались люди со всего острова.
Сколько штанов Джоанна выкинула, смеялась мать. И мы покатывались со смеху,
представляя тележку, с горкой наполненную грязными старушечьими штанами. Чёртова уйма
штанов!..

Рано утром Дэйв сказал мне, что мама умирает. Я только вернулся с большой попойки и
собирался завалиться спать. Хорошо, брат успел раньше - разбудить меня не смогли бы даже
Советы, своей атомной бомбой.
Голова у меня просто трещала и, зайдя в комнату матери, я проглотил горсть каких-то
таблеток, со столика с её лекарствами. Потом сел рядом с кроватью и взял маму за руку. Мы
сидели довольно долго, Дэйв подносил к её губам сигарету, стряхивал растущий на конце пепел в
пустую коробку из под ампул.
Мы сидим и ждём. Ждём, когда она умрёт. Когда это произойдёт? Ближе к полудню? Или
когда начнёт смеркаться? Нам в любом случае нужно дождаться, ведь уйти от постели умирающей
матери сможет только последний ублюдок. Хотя я ушёл бы. Слишком уж тяжело это - тягучее
тупое ожидание.
- Дэвид, принеси мне холодное полотенце… - проговорила мама. Мне показалось, что у неё
не хватило сил сомкнуть губы на последнем слове.
Когда брат вышел, вновь зазвучал её голос, и это было так неожиданно, что я вздрогнул. О-о-
о, это был другой голос, уже не голос больной. Быстрый шёпот, напряжённый, свистящий. Таким
она, я думаю, говорила бы мне, что видит через глазок входной двери констеблей, подразумевая.
что я должен поторопиться смыть «все эти плохие порошки» в унитаз. Но точно я не могу знать -
поскольку подобного никогда не происходило.
Что она сказала… Что, чёрт возьми, она принялась говорить…
- Стиви, мальчик, ты знаешь, я всегда любила тебя больше, я всегда старалась для тебя. Ты
тоже меня радовал, - она кивнула в сторону потрёпанной рукописи «Кэрри», лежавшей под
лекарствами на журнальном столике, - эти листы облегчали мне боль. И не потому, что книга так
хороша, а потому что её написал мой сын, и потому что её уже печатают! Ты можешь писать
лучше, помни это!
- Да, мама!.. - ответил я тем же шёпотом, почти машинально. Ведь ещё не успел осознать
всего, что она так быстро говорила, да и алкоголь, не выветрившийся из башки, отнюдь этому не
способствовал. Я смотрел на неё, и в то же время - сквозь неё… Никак не получалось
сосредоточиться и свести глаза в одну точку. «Скрудрайвер» - как масло под ножками глазных
яблок.
- Наклонись ко мне… Я не хочу, чтобы Дэвид услышал, если войдёт…
Я двинулся к ней, но сразу же отшатнулся - вспомнил о перегаре, что пёр из меня при
каждом выдохе.
- Ближе…
Я наклонился, плотно сжав губы и стараясь не дышать.
- Мальчик мой, ты брезгуешь? - растянуто спросила она.
- Ну что ты, мама, - проговорил я, выпуская на неё весь скопившийся перегарный дух.
- О, Господи…
- Прости, мама…
- Ничего… Вот уж не думала, что снова когда-нибудь попробую «Джека Дэниэлса»…
Она ошибалась, это был не «Джек Дэниэлс», это было самое дешёвое и дрянное пойло. Тогда
всё ещё приходилось экономить.
- Дэвид ошибся, я ещё не собираюсь умирать…
Я резко дёрнул головой, от этого в глазах всё поплыло.
- Это же хорошо, мама, - пробормотал я, с трудом ворочая разбухший от смеси водки и
апельсинового сока язык. Значит, сегодня ожидание не закончится?
- Нет, это плохо. Это очередной приступ, самый долгий, самый сильный. Но - не последний.
Я чувствую - я ещё смогу жить. Некоторое время.
- Это же хорошо… - тупо повторил я, глядя в ту область пространства, где находилось её
лицо, но видя не его, а лишь бесформенные жёлтые плоскости, переплетённые и сшитые кое-как
сетью морщин.
- Я не хочу больше мучиться. И не хочу мучить вас. Я слишком люблю для этого, вас обоих.
Бессмысленно растягивать существование. Помоги мне…
- Не говори так, сейчас придёт Дэвид…
Но она так же как и я знает, что Дэйв не торопится возвращаться к дежурству у полуживого
тела. Он хочет дольше растянуть эту паузу, это спокойствие, - почти счастье. Он вырвался из
траура на кухню, к холодильнику и льду. Он вырвался в ванну, где на никелированной палке у
стены висят полотенца. Да эти места просто Диснейленд по сравнению с комнатой, где лежит
живая мумия, которую из сыновнего долга приходится держать за руку.
- У нас ещё есть время, чтобы поговорить… Ты должен помочь мне. Ты ведь и сам
понимаешь, что так нужно. Скажи - «да».
- Да, - это было действительно так. Я всё понимаю. Ожидание смерти близкого человека
хуже самой смерти. Когда знаешь, что он всё равно умрёт, и что другой судьбы не будет, когда
находишься в предчувствии этой смерти, а она никак не наступает, то всё происходящее поневоле
начинает отягощать. Будто тяжёлый сон, из которого никак не вырвешься… Проще умереть
самому, чем ждать, когда умрёт близкий.
Я совершенно не к месту вспоминаю её старые истории про Кору и Джоанну, и меня
начинает разбирать смех. Стыдно смеяться у постели больной матери, когда она ещё говорит
такие вещи. Я опукаю голову, чтобы спрятать невольно прорезающуюся улыбку.
- Ради Бога, что с тобой такое, Стиви?
- Мама, - захлёбываюсь я со смеху. - Я подумал про грязные штаны миссис Коры Стенхоуп.
- Я только сейчас вспомнила, Джоанна рассказывала, что Кора измазала дерьмом даже
рождественскую индейку. Так Джоанна обмыла её и скормила мужу и свекрови…
Мы смеёмся вместе и, закончив, недолго смотрим друг на друга с улыбкой. А потом мама
говорит:
- Не стоит тянуть. Делай то, что должен.

Я прячу шприц в карман. Об опустошённых ампулах можно не беспокоиться, затеряются
среди прочих.
Входит брат. Мы садимся по обе стороны от матери и берём её за руки. Теперь она
действительно отходит.
Я чувствую, как по ноге, от паха, течёт что-то тёплое. Странно… Да, мой мочевой пузырь
наполняется скорее, чем я успеваю его опустошать, всему виной это чёртово пойло. Но я ещё
контролирую свой конец. Да и в уборную выходил пару раз, все запасы жидкости внутри должны
подойти к концу… Вот они и подошли, злобно думаю я.
Мать в последний раз втягивает воздух, после достаточно долгого перерыва. Вдох резкий, и
кажется мне нервным всхлипом. Я прислушиваюсь к себе, к своему телу. Нет, в низу живота по-
прежнему чувствуется тяжесть, и довольно неприятная. Знакомое ощущение, скоро начнутся
резкие удары мочи в пах. Но это - позже. Сейчас мой кран завёрнут на все обороты. Так откуда же
взялась эта горячая жидкость? В какой-то момент мелькает мысль, а что, если это Господь Бог из
нашей конгрегационной церкви на Методист-корнер-стрит, наказал меня за то, что я пришёл к
смертному одру нализавшимся, ухахатывался в такой траурный день и в качестве апофеоза убил
мать? За всё это лишил меня… Нда-а-а, чего только пьяному методисту не подумается…
Сердце матери замирает, а я медленно двигаю свободную руку к ширинке. И чуть не
вскрикиваю от боли. Крик удаётся удержать, вместо него вырывается плач. Дэвид не обращает
внимания, он приложился лбом к скрюченным пальцам мамы. Я вогнал иголку ещё глубже во
внутреннюю часть бедра. И только теперь почувствовал боль. Мне опять становится смешно. Но я
сдерживаюсь. Кровь течёт по голени, напитывает носок. Попадёт на пол - ничего, если не удастся
незаметно вытереть, можно будет списать на следы от маминых кровотечений. Не хочется пачкать
стул… На всякий случай я сдвигаюсь на краешек сиденья. Удивительно, я пьян, но даже могу как-
то мыслить Это потом я напишу целые книги в стельку пьяным, не смогу связно и двух слов
произнести, но буду писать и писать. Так и появится «Куджо»… А сейчас…
Я выжидаю момент, когда можно будет уйти. Уйти так, чтобы Дэйв не увидел тяжёлой от
крови штанины.
Когда брат поднимается и склоняется над матерью чтобы прикрыть веки, я вскакиваю и
быстро иду в ванну. Запираюсь. Расстёгиваю брюки и хочу их снять, забыв, что игла по прежнему
в теле. Чувство тянущейся плоти - отвратительно. Я осторожно засовываю руку в карман,

Страница: 1 2 3 4  < предыдущая | следующая >


Вернуться к списку фэнфиков
случайная рецензия
Хорошая у вас страничка, но впечатление портят эти "ТОП-10 из лучших романов" (это, что хит-парад?), и юношеский максимализм некоторых читателей. Критика должна быть объективно-доброжелательной(хотя даже это сугубо субъективно), а эти ""Четыре сезона КРУТО, а "Девочка..." отстой" просто смешны, а иногда просто противно. Если не нравится, прочти ещё раз, в конце концов это Кинг, а не "Спид-Инфо".
А насчёт "Девочки, которая..."- нормальная книга.
руслан
на правах рекламы



© Программирование Дмитрий Голомолзин, Dandelo, 2011
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРОВ И УКАЗАНИЯ ССЫЛКИ НА САЙТ Стивен Кинг.ру - Творчество Стивена Кинга!
ЗАМЕТИЛИ ОШИБКУ? Напишите нам об этом!
Яндекс.Метрика